Партнеры журнала:

Тема страницы

Как трава сквозь асфальт

Рубрика На заметку

Вы когда-нибудь замечали, как весной молодая трава взламывает асфальт? Казалось бы, тонкая былинка, всякий может сорвать и растоптать. Но если ей не мешать, то лет через пять ростки новой жизни пробьются сквозь мертвый асфальт.

Как это напоминает ситуацию с молодым российским бизнесом! Нет, не тем, где вращаются миллиарды, о которых регулярно говорят СМИ. Этот бизнес − яркий, ангажированный, мощный, но, несмотря на все свои замечательные качества, он на судьбу страны, на ее будущее влияет мало. Он слишком далек от интересов и чаяний населяющих ее миллионов людей. Поэтому разговор пойдет совсем о другом бизнесе. О том, который неотделим от нашей повседневной жизни. Словом, о бизнесе миллионов, который совсем незаслуженно называют средним и малым. А ведь именно индивидуальная предпринимательская деятельность обычных граждан обеспечивает мощь такой супердержавы, как Соединенные Штаты. Ныне экономически бурно развивающийся Китай смог подняться из нищеты и разрухи лишь благодаря деловой активности своего народа. И таких примеров множество. К сожалению, Россия в их число не входит. Как-то так получилось, что российское государство, декларируя важность и необходимость такого рода бизнеса, на самом деле старается его не замечать. А если и замечает, то только как объект взымания налогов и сборов. Иначе как понять ту ситуацию, которая существует в ряде отраслей российской экономики, в частности это касается ее лесной отрасли. Вот один пример.

Уже десять лет, а именно с 1995 года в Лужском районе Ленинградской области работает лесозаготовительное предприятие ООО «Тензометр». Начинали практически с нуля. Если некоторые лесозаготовительные предприятия, прежде чем подняться, опирались на наследие существовавших до них организаций, тех же леспромхозов, то здесь ничего этого не было. Все создавалось лишь благодаря той инициативе, что проявили директор ООО «Тензометр» М. Г. Байбус и его команда. Начинали как небольшое предприятие с аренды расчетной лесосеки всего четыре тысячи м3 в год в Чоловском лесничестве Лужского лесхоза. Участок достался не из лучших: фактически большую часть его занимает болото, да и породный состав не особо ценный. Хвойные породы составляют от силы процентов тридцать, остальное -осина да береза. Всякому, кто хоть немного разбирается в деле заготовки леса, понятно, что невозможно на таком участке сразу добиться больших успехов. Для этого требуется время и серьёзное вложение сил. Поэтому само предприятие пока не могло перерабатывать древесину. Первоначально заготовка велась только в зимний период, когда замерзало болото (всего около трех месяцев в год). В другое время техника просто тонула в лесу. Для того чтобы как-то изменить ситуацию, решили проложить через весь арендуемый участок стержневые дороги. Опять же, своими силами и за свой счет. Проложить лесовозную дорогу по болоту − дело не из легких, и в финансовом отношении -очень затратное. Но благодаря этому работа предприятия заметно улучшилась. Дорога позволила вести заготовку леса практически девять месяцев в году. Так, практически из ничего, из личной предпринимательской инициативы возникло успешно работающее предприятие, причем исправно выплачивающее государству всю сумму налогов. Вскоре ООО «Тензометр» стал одним из крупнейших налогоплательщиков Лужского района Ленинградской области и вошел в состав «Союза лесопромышленников Ленинградской области». Казалось бы, если здраво рассудить, государство должно быть заинтересовано в таких налогоплательщиках, в их нормальной работе, в том, чтобы таких успешных предприятий становилось больше. И создавать для этого благоприятный правовой, законодательный климат. Однако в нашем государстве здравым смыслом почему-то не всегда руководствуются. Иначе чем объяснить то, что оно вместо всяческой поддержки малого и среднего бизнеса создает невыносимые условия для его существования. Вспомним ситуацию с лесопромышленниками, сложившуюся после аномально теплой зимы. Надо сказать, что для лесозаготовителей зима − период особенный. Практически 70% заготовленной за год древесины приходится именно на это время. И то, как предприятие отработает зиму, во многом определяет показатели его работы за год. В этом году большинство лесозаготовительных предприятий вместо доходов подсчитывало одни убытки. Из четырех зимних месяцев настоящая зима длилась, от силы, месяца два. Заготовленную древесину вывезти из леса было практически нельзя. Размокший грунт не держал тяжелый транспорт, и техника вязла. Здесь бы государству помочь лесопромышленникам выбраться из трудной ситуации. Так нет же. После тяжелейшей зимы на лесопромышленников обрушилась еще и реформа лесной отрасли, а также нововведения ряда ведомств. Например, проблема пересчета кубатуры проходящего через таможню леса. То есть, как высчитывать объем идущего на экспорт леса: с учетом толщины коры или без учёта. И заказчики, и лесозаготовители производят обмер леса без учёта коры, тогда как на таможне лес обмеряют по другой схеме -уже с корой.

В итоге объем получится больше. К примеру, отправлено 500 м3, а через таможню прошло уже 600. Из-за этого у лесозаготовителей возникают проблемы с покупателем. Для него это прямое нарушение договоренности о поставках. Такая ситуация вызывает любопытство со стороны фискальных служб, поскольку для налоговой инспекцией РФ налицо явное несоответствие заготовленной и проданной древесины. В итоге лесозаготовитель имеет проблемы со всех сторон. По одной простой причине, что два сугубо государственных ведомства не могут договориться между собой о том, какую методологию измерения выбрать.

Дошло до того, что в конце февраля 2005 года таможня перекрыла поставки леса за рубеж. Ничего особого не случилось, просто пришла новая инструкция по поводу пересчета объемов лесных грузов. Пока разбирались с этим вопросом, документы на лес не оформлялись. Никому нет дела, что срываются поставки и договоренности. Более того, была принята инициатива со стороны той же таможенной службы: теперь таможенная декларация, необходимая для отправки груза за рубеж, действует не просто в течение месяца, а в течение календарного месяца. Поправка конечно небольшая, но если вдуматься, с очень большими последствиями. Теперь, если лесопромышленник захочет отправить груз на экспорт в середине месяца, то таможенная декларация будет действительна лишь до конца календарного месяца. Фактически всего две недели. Почему именно так − никто не знает. И это происходит при постоянной нехватке вагонов для отправки груза. В случае опоздания, декларация считается недействительной, деньги потерянными и т. д. Не только таможенная служба создаёт проблемы, от неё не отстаёт и железнодорожная.

В конце 2004 года по Октябрьской железной дороге без объяснений вышло распоряжение, что на каждый вагон леса, перевозимого по железной дороге, должен иметься сертификат радиационного контроля. Меж тем, радиационный анализ стоит денег. Получается странная ситуация. Государство буквально вчера передало лес в аренду предприятию, а сегодня это же государство требует сертификат, предполагая радиоактивность этого самого леса. Получается, что изначально государство передало арендаторам радиоактивный лес. По крайней мере, такой вывод диктуется законами логики. Парадокс, и только.

Но это все цветочки. Главная и основная проблема лесного бизнеса − идущая реформа лесной отрасли. В частности, полная передача ряда лесохозяйственных функций бывших лесхозов в ведение арендаторов, и вместе с тем − повышение попенной платы. При этом все предыдущие обязательства арендаторов по договорам аренды остаются в силе. А это немалые суммы. Если рассмотреть долгосрочный договор аренды, к примеру, того же ООО «Тензометр», то можно заметить, что там есть несколько десятков пунктов дополнительных обязательств: финансовых, социальных и прочих. Это обязательства перед местной администрацией, лесхозом, в том числе обязательства по выполнению большей части лесохозяйственных работ, обязательства по социальному пакету и т. д.

Как известно, бесплатным ничего не бывает, и значит, оплата всех обязательств ложится на само предприятие. Получающаяся при этом общая сумма затрат по величине сравнима с попенной платой. Но это еще не все. Арендатор должен за свой счет выполнить массу дорогостоящих мероприятий. Например, составить план противопожарных мероприятий, составить план рубок и многое другое. При этом сумму, затрачиваемую на это, нельзя ни как назвать незначительной. В итоге сумма общих затрат арендатора составит величину, приблизительно равную утроенной попенной плате. Такую цену платят российские лесопромышленники за право вести лесозаготовку. Продают они древесину чаще всего по цене покупателя. На этом рынке цены диктует покупатель, и компенсировать свои затраты путем грубого прибавления их к цене не получится. Не та ситуация. Поэтому лесопромышленников так взволновала сама возможность повышения попенной платы. Если себестоимость заготовки древесины после повышения платы за ресурс − попенной платы, превысит допустимый порог, то работа предприятия перестанет быть рентабельной. Бизнес − это не социальная служба, он не может работать себе в убыток. Если при повышении попенной платы произойдет нарушение баланса между себестоимостью заготовки и ценой продажи леса, отрасль может лишиться большей части работающих сейчас арендаторов. В таких условиях арендаторы не смогут выполнять все ранее взятые на себя обязательства, особенно социальные. И их можно понять. Нельзя менять условия игры по ходу игры, особенно если эта игра называется экономической деятельностью. Вся возможная выгода от реформ не сможет компенсировать потери от непродуманного проведения этих реформ. Во многих регионах работа на лесопромышленных предприятиях, таких, например, как ООО «Тензометр» − подчас единственная возможность заработка для местного населения. Если средний и малый бизнес будут вынуждены уйти из этих регионов, то кто даст живущим там людям работу, социальную помощь и многое другое. Тот же ООО «Тензометр», кроме того, что дает работу, еще и обеспечивает стариков, живущих в селах на арендуемой территории бесплатными дровами, поддерживает в приличном состоянии сеть проселочных дорог, зимой поводит их расчистку. Без этой работы лесные поселки будут просто отрезаны от мира, и скорая помощь не сможет добраться ни до одной деревни. Кто всё это будет делать, если из-за неумелых реформ лесозаготовка станет нерентабельной? К тому же у ООО «Тензометр» имеются планы по развитию лесопереработки: предполагается переход на современную технологию по сортиментной заготовке древесины; есть идеи по развитию собственного производства древесного топлива. А это значит, появятся новые рабочие места, которые дадут возможность молодежи остаться дома, а не уезжать в поисках работы в Санкт-Петербург и Москву. Неужели государству это не нужно?

Наш российский бизнес, наверное, самый живучий в мире, поскольку может существовать в таких условиях. Но даже он пасует перед гиперактивностью рвущихся в реформаторы чиновников. Трудно существовать, когда отечественная экономика находится в хронически реформируемом состоянии. Бизнесу нужна хоть какая-нибудь стабильность. Но кто, скажите, будет вкладывать деньги в экономику, зная, что «правила игры» в любой момент могут измениться? Никто в мире, кроме российских предпринимателей, они при первом удобном случае начнут все заново. Привычка такая у нас, что ли? Пробиваться к солнцу процветания, взламывая асфальт невзгод.

Юрий БОРИСОВ

Ключевое событие

Архив журналов

№134 (2018)
Скачать PDF
№133 (2018)
Скачать PDF
№132 (2018)
Скачать PDF