Партнеры журнала:

Тема страницы

История компании WEINIG

В следующем году компания WEINIG отмечает свой 100-летний юбилей

Об истории компании, о ее сегодняшних планах и проектах нашему эксперту, кандидату технических наук, заместителю генерального директора НП «Лесоинженерный центр» Н. Вохмянину рассказал начальник отдела сбыта компании WEINIG Осипов В.И.

Осипов Владимир Иванович закончил Санкт-Петербургскую государственную лесотехническую академию в 1989 году, затем трудился в Сыктывкаре старшим мастером леса, одновременно работая над кандидатской диссертацией. В 1990 году выиграл конкурс на право поездки на 14-месячную стажировку в Германию в рамках программы СДГ. С декабря 1990 года работает в Германии, с октября 1991 года − на фирме «Вайниг», в настоящее время занимает должность начальника отдела сбыта.

Н.В.: Есть старая-старая шутка. У человека спрашивают, какой у него любимый полонез и человек, не задумываясь, отвечает − полонез, Огиньского (Михала Клеофаса). Примерно аналогичная ситуация на рынке станков. Практически любой вопрос об оборудовании для обработки массивной древесины, особенно о четырехсторонних фрезерных станках, вызывает единственную ассоциацию − WEINIG. Брэнд фирмы − слон − пробуждает у профессионалов те же чувства, что и мерседесовская трехлучевая звезда или пропеллер BMW у автогурманов. Вместе с тем есть немецкие фирмы и более старые, «Губиш» например. Действительно, насколько мне известно, WEINIG начинал не со станков, а с сельскохозяйственной техники. Расскажите об истории фирмы. С чего все начиналось?

В.О.: Фирма WEINIG была основана господином Михаилом Вайнигом в 1905 году и скоро будет отмечать свой 100-летний юбилей. Решение заниматься производством деревообрабатывающего оборудования было принято в 1949 году при послевоенном возрождении фирмы, которая, естественно, не работала во время Второй мировой войны. Выбор приоритета − деревообрабатывающие станки − был продиктован насущными и понятными нуждами восстанавливающейся после войны страны. К 1963 году руководство фирмы WEINIG, проанализировав ситуацию на рынке, приняло решение (и как показывает сегодняшнее состояние дел, абсолютно правильное) об узкой специализации на изготовлении строгально-калевочных станков. Так как на это время имелось много изготовителей подобного оборудования, ставка была сделана на надежность производимой техники и, как следствие, качество выпускаемой на ней продукции. Это понравилось заказчикам, и фирма быстро и уверенно превратилась в «законодателя мод» в данном сегменте рынка сначала в Германии, а затем и в мире. Большое количество станков, выпущенных в те годы, успешно эксплуатируется, например в России, до сих пор.

Н.В.: В первый раз я попал на WEINIG году в 1993, позднее бывал у Вас неоднократно и каждый раз обращал внимание на позитивные изменения, которые происходят на фирме. Я имею в виду и само производство, и условия труда рабочих и инженеров. Увеличилась и численность персонала, возглавляемого Вами МС5. Что изменилось в сбытовой политике фирмы? Какую долю в объеме сбыта занимает Россия? Какой, по Вашему мнению, может быть сбытовой прогноз по России на ближайшее время и на более отдаленную перспективу?

В.О.: Я в нашей структуре действительно отвечаю за часть РФ и несколько других стран, но отдел этот не возглавляю. Работает этот отдел на всю Восточную Европу, и я не считаю возможным его возглавить, даже если мне предложили бы.

В настоящее время работать намного интереснее, чем в начале 90-х. Нижнюю точку падения экономики Россия и страны СНГ, однозначно, миновали. Фирмы-однодневки себя изжили как в торговле, так и среди потенциальных поставщиков и покупателей. Решения по приобретению серьезного индустриального оборудования принимаются более обдуманно, и, к примеру, разница в цене давно уже не является основным доводом при покупке. Стабилизация обстановки на местах способствует приобретению оборудования не только по классическим схемам международной торговли последних лет (все помним «утром деньги, а вечером стулья»), но и с использованием самых разнообразных финансовых и лизинговых схем. Интересует покупателя не только отдельная единица оборудования, а зачастую комплексная поставка комплектного участка или завода. Все это мы можем. Результаты налицо. Наш оборот на Россию составил по итогам прошлого года несколько десятков миллионов евро (точную сумму разрешается назвать только после публикации отчета об итогах работы за год;он публикуется, например, на нашей странице в интернете).

Н.В.: WEINIG производит чрезвычайно широкий спектр высококлассного оборудования. Что из станков на сегодняшний день пользуется наибольшим спросом в России?

В.О.: Радует, что в последнее время в России, наряду с универсальным оборудованием («что хочешь производить? − все!»), растет спрос на специализированное оборудование под определенную продукцию. Это уже давно имеет место в индустриальных странах и приводит, несмотря на незначительное увеличение стоимости, к более эффективным результатам (лучшее качество, большая производительность, уникальность на рынке и пр.). Из новостей модельного ряда добавлю, что серия известных всем деревообработчикам и станкоторговцам в мире, серия «УНИМАТов», пополнилась в последнее время. Это станок для малых предприятий «УНИМАТ 300», соответственно по доступной цене, и его полностью автоматизированной версией «УНИМАТ 3000» для предприятий с гибкой производственной программой и большим количеством различных профилей. Подобное расширение гаммы оборудования произошло и на дочерних фирмах концерна.

Н.В.: Долговечность и надежность станков WEINIG известна. Но хотелось бы знать конкретно, где до сих пор работают машины, скажем, семидесятых годов выпуска. Я думаю, что такая информация у Вас быть должна, так как поставки запасных частей и инструмента проходят через Вас.

В.О.: WEINIG гарантирует наличие запасных частей практически на все до сих пор выпущенные станки. Поставляются запасные части через наши технические центры, имеющиеся в каждом федеральном округе. А самые старые станки, работающие в России, не семидесятых годов, а много старше. Станки пятидесятых, например, были нами обнаружены работающими в Белмузпроме, на Киевском ДОКе. Работают и станки шестидесятых годов, я их встречал в Сочи, Сыктывкаре, Барановичах и т.д. Станки семидесятых поставлялись в огромных количествах и успешно работают в Санкт-Петербурге, на Приозерском ДОЗе, фабрике «Пианино» и на многих других фирмах. Большое количество оборудования было поставлено в Санкт-Петербург и в постсоветское время.

Н.В.: Европейский союз, как известно, в плане темпов экономического роста переживает не самые лучшие времена. К сожалению, в силу различных причин сошли с орбиты многие известные станкостроительные фирмы, в том числе и германские. Переход на единую европейскую валюту, стремительное падение курса доллара в последнее время объективно не способствуют успешному экспорту продукции машиностроения за границы единой Европы. Как удалось WEINIG не только «удержаться на плаву», но и сохранить высокие темпы роста и принять в свой состав некоторые в прошлом самодостаточные и не бедствующие фирмы?

В.О.: В настоящее время промышленная группа WEINIG объединяет целый ряд ведущих изготовителей деревообрабатывающего оборудования в мире. Это объединение позволило не только унифицировать и упростить поставку комплектующих для производимых в группе станков и достичь более высокого технического и технологического уровня (одна голова хорошо, а несколько − лучше), но и предложить заказчикам не только отдельные станки, но и комплексные производства, единый сервис, сеть представительств на местах и многое другое. Это сказывается и на результатах: оборот из года в год увеличивается.

Н.В.: Инструментальный завод в Швейцарии, производство высокоскоростных фрезерных станков и ленточных пил в Швеции, четырехсторонние, делительные, торцовочные станки, оконные обрабатывающие центры, линии оптимизации, линии сращивания, внутрицеховая механизация, производимая в Германии, − не слишком ли много для одной фирмы?

В.О.: Хороший результат (высококачественная вагонка, «классное» деревянное окно и пр.) зависит, к сожалению, не только от хорошего станка, но и от хорошего инструмента, хорошей подготовки данного инструмента, хорошей подготовки производства и многого другого. Все это, работая группой, мы и предлагаем, специализируясь на оборудовании для обработки цельной древесины.

Н.В.: WEINIG всегда отличался предельно откровенной политикой в отношении своих партнеров и покупателей. В отличие от некоторых своих коллег, которые собирают свои станки, скажем, в Турции, наклеивают на них свой фирменный логотип, после чего станок моментально становится чистопородно и исконно немецким, о продукции WEINIG всегда доподлинно известно, − где, когда и из каких комплектующих выполнено изделие. Не секрет, что WEINIG организовал производство фрезерных станков (насколько я знаю − одной модели) в Китае, для реализации продукции на внутреннем рынке КНР. Насколько это успешный коммерческий проект, и если да, то рассматривается ли Россия как потенциально привлекательное место для изготовления продукции WEINIG?

В.О.: Мы, как и другие крупные концерны, работающие по всему миру, имеем собственное производство и в Китае. Это очень динамичный рынок по сбыту, и мы этот рынок стараемся соответственно обрабатывать. Кстати говоря, несмотря на большое количество собственных производителей в Китае, наш завод работает очень успешно. Выпускаемые на этом заводе малые калевочные станки имеют другую комплектацию и обозначение и за пределами Китая не продаются. Россия довольно дорогая для производства страна, и партнеры по бизнесу не всегда адекватны − производить оборудование в России, насколько мне известно, в ближайшее время не планируется. Кроме того, выпускаемое нами сегодня оборудование имеет наилучшее соотношение по критерию «цена − качество» в мире, о чем свидетельствуют и объемы сбыта. Этим мы дорожим.

Н.В.: Некоммерческое Партнерство «Лесоинженерный центр», которое я представляю, активно работает на рынке проектирования, бизнес-планирования, подбора оборудования и консалтинга в области деревопереработки. Как Вы знаете, мы имеем деловые и партнерские отношения со многими ведущими станкостроительными и инжиниринговыми фирмами, в том числе с WEINIG и с WEINIG CONCEPT. Однако, не менее важная составляющая нашей работы − это помощь по самому широкому кругу вопросов студентам и аспирантам родной для нас с Вами Санкт-Петербургской государственной лесотехнической академии. Может ли WEINIG оказать содействие в проведении краткосрочных стажировок для дипломников и аспирантов академии на своей базе по таким дисциплинам, как «Станки и инструменты», «Системы автоматизированного проектирования», «Технология деревообработки» и по некоторым другим? Думается, что такая работа не только благородна в профессиональном смысле, но и перспективна как долгосрочный коммерческий проект.

В.О.: Наши производства и демонстрационные цеха открыты для тех, кто как-либо связан с деревообработкой. Посещать их не только можно, но и нужно. Как кто-то у нас сказал, «если хочешь больше узнать о католической церкви, надо ехать в Рим. Если хочешь больше узнать о строжке древесины − надо ехать в Таубербишофсхайм». У нас регулярно бывают специалисты самого разного уровня из России, в том числе бывали и стажировались студенты, аспиранты и преподаватели из профильных учебных заведений Вологды, Архангельска, Екатеринбурга, Сыктывкара. Бывали у нас и преподаватели ЛТА. Будем рады, если наша совместная работа с ЛТА на этом не закончится.

Н.В.: Общеизвестно, что WEINIG является лидером в области перспективных разработок: гидрострогание, современнейшие системы крепления инструмента на шпинделе станка и многое другое. Чем «выстрелит» на рынок WEINIG в плане новинок в ближайшее время?

В.О.: В недалеком прошлом общественности были представлены несколько новых разработок, в том числе «Унимат Супер 4», отлично зарекомендовавший себя на ряде предприятий России. В этом году модельный ряд оборудования, выпускаемого на головном заводе группы, полностью меняется. В том числе появится и очередная, принципиально новая разработка. Сейчас идут «полевые испытания» этого станка. Новинки мы стараемся представлять общественности на международных выставках. В этом году в России будет проходить выставка «ЛЕСДРЕВМАШ», где мы с Вами, наверняка, и увидим что-то из этого оборудования.

В свою очередь нас как производителей станков, интересует подготовка кадров в России. Речь идет как о специалистах низшего звена, так и о руководителях производств, оснащенных современным оборудованием. Не секрет, что предприятия отрасли испытывают настоящий голод в квалифицированных технологах, знакомых с самыми современными веяниями в деревообработке, и у меня, соответственно, встречный вопрос к Вам: уделяется ли этому направлению какое-либо внимание в стенах академии, в том числе с участием НП «Лесоинженерный центр»?

Н.В.: НП «Лесоинженерный центр» является дочерней структурой академии. Именно по этой причине работа со студентами и аспирантами для нас не реверанс или дань уважения, а одно из приоритетных стратегических направлений. Мы охотно делимся своими наработками в области технологии и организации производства. Так, например, наши технологи создали автоматизированную программу расчета потерь материала на каждой операции при изготовлении мебельного щита, оконного бруска, профильного погонажа и строительного бруса. Этот программный продукт позволяет не только прогнозировать с высокой точностью пооперационные потери материала, но и предлагать технологически обоснованные решения. Так, введя заданные входные параметры производительности, мы предлагаем потребителю не только технологические карты на весь техпроцесс, но и необходимые параметры (по производительности и энергетике) для каждой единицы оборудования. Другими словами, заказчик знает, пресс какой производительности ему нужен, какая загрузка будет у фрезерного станка, какой необходим объем промежуточных мест складирования, сколько персонала привлекать, во что выльется энергетика и расходные материалы (клей), какие нужны площади. Заказчику остается подобрать «железо», исходя из собственных пристрастий и финансовых возможностей. Кстати говоря, некоторое время назад мы показывали «демо-версию» продукта руководителю WEINIG CONCEPT, господину А. Айманнсбергеру. Он признался откровенно, что подобного инструмента расчета у него пока нет.

В.О.: Большое количество заказчиков, приобретая оборудование, просят оказать технологическую поддержку: оказать помощь в подборе персонала, рассчитать промежуточные и неприкосновенные запасы сырья, разработать технологические нормы и многое другое. Могут ли наши заказчики и мы рассчитывать на помощь «Лесоинженерного центра» в решении данных вопросов?

Н.В.: Частично я уже ответил на этот вопрос. Конечно, могут. И дело здесь не в персоналиях. В последнее время сложилась довольно опасная тенденция на рынке проектных услуг. За деревообработку взялись все, кому не лень. От солидных проектных, но не профильных институтов до частных архитектурных мастерских. Грешит желанием «поиграть в проектанта» и российский станкопродавец, обещая покупателю комплексный подход. Дескать, ты только плати, а мы сделаем все: подберем, поставим, «порешаем с таможней», спроектируем, согласуем. Действительно, купить лицензию на проектирование объективно не сложно. Вот и восседает такой продавец станков под купленной лицензией в рамочке на стене, как крестьянин под божницей, значимости собственной преисполненный. Все хорошо, да что толку? Прямо как в анекдоте: права купил, ездить − нет! По этой причине совет − обращайтесь к специалистам. Их не так много, но они в Петербурге есть. В каких-то вопросах мы можем помочь. В ряде случаев, если задание лучше нас выполнят другие, честно направим заказчика к коллегам.

В любом случае предприниматели должны твердо помнить, что времена «казацкой вольности» ушли безвозвратно. Без проекта на рынке уже делать нечего.

Weinig в России

Oфициальное представительство Weinig в СЗФО