Партнеры журнала:

Тема страницы

Запасы древесины на бумаге и в реальности: опыт РФ

В 2014-2015 годах РФ оказалась в числе мировых лидеров по скорости обесценивания национальной валюты, что привело к заметному падению себестоимости производства изделий из древесины и в результате к росту интереса к России как к стране производства древесной продукции, торгуемой на международных рынках. Возможности для развития имеются, по сути, у всех предприятий, производящих весь спектр экспортно ориентированной продукции: пиломатериалы, фанеру, целлюлозу, топливные гранулы.

Рис. 1. Распределение основных объемов лесных ресурсов в России
Рис. 1. Распределение основных объемов лесных ресурсов в России

Но вложения в целлюлозные производства связаны с рисками, обусловленными инвестиционным климатом и защитой прав собственности, поскольку и инвестиции, и сроки окупаемости в этом секторе - наибольшие, если сравнивать с другими секторами. Производства топливных гранул показывают наилучшую рентабельность только в связке с фанерными или лесопильными производствами. Поэтому фанерные и лесопильные заводы становятся основной целью для нынешней волны инвесторов в ЛПК России. Естественно, потенциальных инвесторов в первую очередь интересует ответ на вопрос: «Есть ли в РФ достаточные запасы леса, чтобы поддержать интерес к инвестициям в переработку древесины?»

Рис. 2. Освоение годовой расчетной лесосеки в отдельных регионах РФ

Рис. 2. Освоение годовой расчетной лесосеки в отдельных регионах РФ

Основные объемы лесных ресурсов России сконцентрированы между зоной тундры на севере и степями и землями сельскохозяйственного использования на юге.

По официальным данным, Российская Федерация в значительной степени недоиспользует свои лесные ресурсы, что позволяет предположить наличие большого потенциала для наращивания лесозаготовки и развития лесопереработки.

Однако практика показывает, что большинство действующих крупных и средних производств уже в настоящее время столкнулись с дефицитом древесины. Основными причинами недостатка древесного сырья лесопромышленники называют истощенность лесов и отсутствие доступа к неосвоенным лесам, а также низкую достоверность данных лесоустройства.

Рис. 3. Максимальный годовой объем изъятия древесины и его фактическое использование

Рис. 3. Максимальный годовой объем изъятия древесины и его фактическое использование

Истощенность лесов связана в первую очередь с тем, что максимальный годовой объем изъятия исчисляется исходя из суммарных показателей лесного фонда региона, без структурного разделения лесного фонда на условные категории сообразно экономической доступности. К тому же показатели ежегодного максимального объема изъятия древесины, применяемые сегодня для экономически доступных лесов, порой просто завышены, что приводит к тому, что по прошествии шести - восьми лет лесной фонд участков истощается до такой степени, что его эксплуатация становится экономически невыгодной.

Снижение доступности лесов связано с тем, что для многих лесопользователей строительство лесовозных дорог, предназначенных для круглогодичного использования, нерентабельно, и планирование лесохозяйственной деятельности осуществляется таким образом, чтобы доля зимней заготовки была максимальной.

Точность лесоустройства, учитывая давность его производства, и низкое качество внесения текущих изменений, а также отсутствие информации о незаконных рубках, пожарах и очагах распространения вредителей не позволяет выполнить технико-экономические расчеты на сколько-нибудь значительных лесных территориях.

Какие же выводы можно сделать, проанализировав данные об исторически сформировавшемся уровне освоения расчетной лесосеки? Возьмем для примера один из субъектов Центрального Федерального округа РФ - Костромскую область. Статистические данные говорят о том, что ежегодный объем освоения расчетной лесосеки здесь около 3,5 млн м3. Существенное повышение максимального объема изъятия древесины с 2008 по 2015 год не оказало значимого влияния на общий объем заготовки древесины.

При детальном рассмотрении регионов со слабо развитой сетью лесовозных дорог выясняется, что экономически оправданный объем лесозаготовки составляет 20-30% того, что есть «на бумаге». Увеличение этого объема возможно при условии максимальной заинтересованности инвестора: готовности вкладываться в развитие дорожной сети и прочей инфраструктуры и при окупаемости проектов в течение 10-12 лет.

Еще один вывод: информация о лесном потенциале региона не может быть проанализирована без проведения дополнительных натурных изысканий. Для выполнения технико­экономических расчетов, кроме расположения лесных участков, необходимо знать строго определенный набор характеристик насаждений. Для лесопильных предприятий это выход (содержание) пиловочника в определенных древостоях, а также его распределение по диаметру. Для фанерных производств ключевыми факторами являются выход и качество фанерного кряжа. Подобные данные, разумеется, содержатся в товарно-сортиментных таблицах, но они не могут быть полностью применены по той причине, что современные деревообрабатывающие предприятия используют гораздо более широкий диапазон круглых лесоматериалов, чем тот, что указан в устаревших документах.

Большинство компаний и большинство потенциальных инвесторов предпочитают использовать стратегии лесообеспечения, в которых главную роль играет собственная лесозаготовка, а покупка древесины у сторонних компаний является дополнительной, своего рода поддерживающей опцией. На то есть ряд причин, основной из которых является неразвитость локальных рынков древесины. И на подготовительном этапе будущие лесопромышленники сталкиваются с проблемой доступности данных о лесных ресурсах. В настоящее время ситуация меняется в лучшую сторону, но еще очень далека от идеальной.

Примечательно, что «на бумаге» потенциал указан очень хороший: государственная программа развития лесного хозяйства на 2013-2020 годы предусматривает создание условий для наиболее полного использования лесов совместно с соблюдением принципов устойчивого лесопользования, повышением точности и доступности лесоустроительных данных за счет поиска и внедрения современных методик инвентаризации лесов.

Повышение уровня переработки древесины внутри государства при помощи организаций новых, высокотехнологичных перерабатывающих производств может улучшить ситуацию в лесном секторе, однако без точных данных о состоянии лесного фонда потенциальные инвесторы будут повсеместно сталкиваться со сложностями при принятии инвестиционных решений. В настоящее время разработаны и применяются методы и технологии, позволяющие в довольно короткие сроки проанализировать текущее качественное и количественное состояние лесного фонда, дорожной сети и потенциал развития последней, а также разработать наиболее оптимальный вариант использования лесных ресурсов.

Учитывая сложность процедур верификации, потребность в высококвалифицированном персонале, отсутствие достаточного времени для оценки лесных ресурсов, не каждый лесозаготовитель и потенциальный инвестор могут самостоятельно выполнить подобную работу. В этом случае можно почти с полной уверенностью сказать, что привлечение специализированной компании обходится дешевле, чем выполнение подобной работы своими силами. У нашей компании есть возможность помочь компаниям и инвесторам перейти от затратных и во многом устаревших технологий советского периода к современным технологиям и обеспечить доступные и надежные данные по регионам с потенциалом развития ЛПК. Давайте попробуем сделать так, чтобы государственная программа развития лесов работала не только «на бумаге».

Игорь ФЕДОРОВ, консультант Pöyry Management Consulting