Партнеры журнала:

Тема страницы

Покинутые сельскохозяйственные земли

Забросить нельзя лес вырастить

Рассуждая о том, как наилучшим образом использовать заброшенные и уже заросшие лесом земли сельскохозяйственного назначения, важно понимать, что их перевод в лесной фонд – не оптимальное решение. Тому есть причины: долгосрочные инвестиции, необходимые для интенсивного лесовыращивания, могут быть эффективнее защищены именно на землях, находящихся в частной собственности.

К сожалению, использование заброшенных земель для лесовыращивания – это экономически выгодное для экономики России решение – пока не реализуется, и миллионы «заброшенных» гектаров по-прежнему прозябают... По разным оценкам, в России сегодня насчитывается от 30 до 70 млн га полей, зарастающих древесно-кустарниковой растительностью. Многие из этих земель сельхозназначения были заброшены четверть столетия назад, а некоторые еще раньше, и за это время на них успел сформироваться полноценный лес. Возвращаться к выращиванию сельскохозяйственных культур на этих полях сейчас просто невыгодно. Сельхозпредприятия уже оставили эти пашни и пастбища и вряд ли вернутся – из-за высоких затрат, которых потребует возобновление деятельности на таких площадях.

А что же лес? Лес здесь уже растет. За ним остается лишь ухаживать, дожидаясь спелости и доходов от последующей продажи. Неплохой бизнес-план, часть которого начала реализовывать во многих регионах страны сама природа. Но проблема в том, что выращивать на этих землях лес запрещено законом. Собственника такой земли могут оштрафовать и заставить выкорчевать уже окрепший лес, который через несколько лет мог бы стать источником экономически выгодной древесины. В итоге, при нехватке экономически доступного сырья, наблюдаемой во многих регионах страны и зачастую создающей угрозу для экологических ценных малонарушенных лесов, эти разбросанные по всей России сельхозземли, которые уже вряд ли когда-либо будут использоваться по прямому назначению и на которых лес уже растет, продолжают простаивать – фактически забытые и никем не управляемые. Конечно, многие бывшие поля, сенокосы и пашни заросли ивой и ольхой, но примерно на четверти площадей формируются довольно продуктивные сосняки, березняки и ельники.

Если бы государство разрешило владельцам этих земель выращивать на них лес на законных основаниях, это не просто помогло самым быстрым и эффективным из доступных способов получить прибыль от заброшенных земель, но и поспособствовало выходу всей лесной отрасли из сырьевого кризиса. Более того, подобное решение создало бы в стране прецедент владения частными землями, на которых произрастает лес, а управление лесом регулировалось бы новыми нормативами, а не существующими.

Подобное положение позволило бы владельцам внедрять на этих землях эффективные подходы и методы интенсивного лесного хозяйства и наконец перей¬ти на долгосрочное планирование, пока еще малопопулярное в нашей стране. Почему же органы власти не примут решение, которое поможет привлечь дополнительные инвестиции в развитие лесной отрасли? Ведь эти инвестиции и экономические стимулы для инвесторов сейчас очень нужны российским лесопромышленным компаниям, особенно тем, которые делают ставку на долгосрочную перспективу, грамотно и ответственно ведут лесопользование, сберегая тем самым оставшиеся нетронутые участки экологически ценных лесов. Эти экономические стимулы нужны и фермерским хозяйствам, которые могли бы заниматься выращиванием леса на землях, уже непригодных для другого использования.

Сегодня компании, заботящиеся о будущем своих лесных участков и проводящие рубки ухода в молодняках, не получают от государства никаких субсидий. Они вкладывают собственные средства в лесохозяйственные мероприятия, реальный эффект и прибыль от которых смогут получить лишь в долгосрочной перспективе, да еще и при условии, что именно они останутся арендаторами этих земель, когда подойдет срок пожинать плоды грамотного лесоуправления. В итоге отсутствие каких-либо экономических стимулов снижает у лесопромышленников интерес к ведению грамотного лесопользования и долгосрочному планированию и вынуждает их разрабатывать стратегию лишь на ближайшие 5–10 лет и ориентироваться только на получение быстрой выгоды, на которую они хотя бы могут рассчитывать.

Один из возможных способов решения проблемы ощутимой нехватки долгосрочных инвестиций в лесовыращивание – снятие запрета на лесовыращивание на заброшенных сельхозземлях, находящихся в частном владении, где лесопромышленники смогут вести эффективное и интенсивное лесопользование, несмотря на бюрократические механизмы и несовершенную правовую базу, регулирующие деятельность на землях лесного фонда. Более того, этот шаг позволит гарантировать окупаемость и прибыльность долгосрочных инвестиций – отобрать частные земли у владельцев сложнее, чем не продлить или расторгнуть договор аренды на формальных основаниях.

Как все начиналось

В начале 1990-х годов для сельского хозяйства в России наступили тяжелые времена: из-за экономического кризиса многие пастбища, пашни и сенокосы были заброшены. Речь идет о довольно больших территориях, общая площадь только покинутых пашен, по официальным оценкам, к 2010 году превысила 31,5 млн га. Что стало с этими землями за почти три десятка лет? Согласно результатам глобального мониторинга лесного покрова, полученных с помощью данных Landsat, большинство этих заброшенных участков заросли полноценным лесом. По оценке экспертов, наиболее масштабно и интенсивно зарастание сельхозземель древесной растительностью происходит в нечерноземной зоне европейской части России. Это обусловлено целым рядом экономических и социальных факторов: недостатком финансирования сельского хозяйства государством, снижением плодородия почв, сокращением населения и другими.

Однако точными данными о масштабах зарастания сельскохозяйственных земель и составе формирующихся на них лесных насаждений, к сожалению, сейчас никто не располагает. Ведение учета осложняется рядом проблем, в числе которых пространственная неоднородность зарастания, мелкоконтурность зарастающих лесом участков, отсутствие актуальных материалов лесоустройства и границ колхозных лесов на старых лесных картах, а также недостаточно высокое пространственное разрешение космических снимков и небольшой выбор материалов космической съемки в начальный период зарастания. Но самая главная причина – это нежелание органов государственной власти и управления получить правдивую информацию о площади бездарно используемой земли.

Получается странная картина: почти все лесопромышленные компании задыхаются от нехватки лесных ресурсов, активно лоббируют снижение возраста рубки на землях лесного фонда и компенсацию строительства дорог в неосвоенные пока леса за счет налогоплательщиков, а органы государственной власти и управления запрещают использовать земли, расположенные вблизи остро нуждающихся в рабочих местах деревень, давно построенных дорог и в благоприятных климатических зонах для плантационного лесовыращивания.

Что делать и с чего начать

Грамотный подход к решению проблем в любой сфере промышленности предполагает первичный анализ, который помогает выработать подходящую, наиболее эффективную стратегию. Инвентаризация заросших лесом сельскохозяйственных земель с применением дистанционных и картографических методов, а также наземных обследований на ключевых участках могла бы помочь при определении лесохозяйственного и природоохранного значения вновь образовавшихся лесов, а также сформировать обоснование для проведения хозяйственных мероприятий на этих землях. В последнее время подобные работы уже проводятся в отдельных регионах, и опыт сочетания дистанционных и наземных методов оценки можно считать вполне успешным. В качестве примера можно привести совместное исследование, проведенное недавно WWF России и Институтом лесоведения РАН в Угличском районе (на фотографиях показаны зарастающие сельхозземли Угличского района) Ярославской области.

Не дожидаясь результатов исследований, можно заниматься разработкой необходимой нормативной базы, ее внедрением и популяризацией новых возможностей, открывающихся для лесного бизнеса и фермерских хозяйств. На этом этапе, как и в случае с землями лесного фонда, необходимо помнить о сбалансированном подходе: интенсификация лесопользования даже на бывших сельскохозяйственных землях должна включать мероприятия по квалифицированному уходу за насаждениями, выделению и сохранению участков новых лесов, которые стали, например, важными рекреационными объектами для местного населения. Вся эта работа может обеспечить существенную экономическую отдачу от пока не используемых земель, стать еще одним источником поступлений в казну государства и регионов в долгосрочной перспективе и снизить нагрузку на экологически ценные, малонарушенные лесные массивы и защитные леса.

Николай ШМАТКОВ, Кристина ТУГОВА, WWF России
Фото – Анастасия Гульбе