Партнеры журнала:

Тема страницы

Малонарушенные лесные территории и устойчивое лесопользование

Необходимость сохранения малонарушенных лесных территорий (МЛТ) невозможно переоценить. Критически важен для этого многовекторный ландшафтный подход, включающий разнообразные природоохранные стратегии и признающий региональную специфику. Одна из стратегий в этом направлении – устойчивое лесопользование и сертификация по системе FSC.

Чуть больше пятой части мирового лесного покрова классифицируется как МЛТ. Это целостные территории более 50 тыс. га в пределах лесной зоны, не имеющие внутри постоянных поселений, действующих транспортных коммуникаций и не затронутые интенсивной хозяйственной деятельностью. МЛТ могут быть образованы самыми разными типами ландшафтов, в том числе нелесными, включая водно-болотные угодья и горные экосистемы.

МЛТ – это эталоны дикой природы. Составляющие их экосистемы развиваются и сменяются по естественным законам, создавая условия для существования видов флоры и фауны (даже таких требовательных, как крупные хищники) в естественной среде обитания. Благодаря большим размерам и сложной внутренней организации МЛТ способны существовать неограниченное время при условии отсутствия катастрофических нарушений. Их важность определяют многочисленные высокие природоохранные ценности: водоохранная функция, сохранение разнообразия, поглощение углерода, эстетическая и духовная ценности, обеспечение пространства для эволюционных и других природных явлений. В силу масштаба МЛТ устойчивее к глобальным изменениям, чем более фрагментированные участки природных экосистем.

В поисках решения

Большая часть МЛТ мира расположена в 13 странах. Значительная часть FSC-сертифицированных МЛТ сосредоточена в России, бореальной зоне Канады, бразильской Амазонии, а также в дождевых лесах Индонезии и бассейна Конго. Другие системы сертификации не рассматривают сохранение МЛТ и адаптацию лесопользования в них, но FSC признает, что МЛТ угрожает деградация. Это очень важно для того, чтобы в системе FSC были приняты меры сохранения МЛТ, для обеспечения доверия к системе экологических заинтересованных сторон и долгосрочного сохранения биоразнообразия и других высоких природоохранных ценностей.

На Генеральной ассамблее FSC в 2014 году подавляющим большинством голосующих членов было одобрено Решение 65. Это важный шаг к признанию проблемы деградации МЛТ, требующий от национальных и региональных органов по разработке стандартов принятия изменений к стандартам, которые способствуют сохранению подавляющего большинства МЛТ в сертифицированных лесах, с учетом масштаба, интенсивности лесопользования, рисков, традиционных и юридических прав коренных и малочисленных народов. Решение 65 является приоритетным для заинтересованных сторон, но многие региональные процессы зашли в тупик из-за неверного его толкования и отсутствия консенсуса о правильном балансе интересов. Регистрируется немало случаев, особенно в тропических лесах, когда FSC-сертифицированные компании сталкиваются с высокими ожиданиями государства по поводу экономического развития лесного сектора и создания рабочих мест при жесткой конкуренции с другими видами землепользования. Некоторые представители органов государственной власти и управления обеспокоены тем, что Решение 65 предъявляет определенные требования к региональному планированию. Необходимо срочно повысить уровень охраны МЛТ на сертифицированных территориях, но такие меры будут эффективнее, если интегрировать их в процессы регионального планирования. Нужно найти решение, которое не приведет к потере мотивации сертифицировать леса и повышению риска открытия этих лесов для других, менее добросовестных, землепользователей. Учитывая давление на лесные ресурсы, задачу сохранения МЛТ и соблюдения баланса экологических, социальных и экономических интересов, очень важно проявлять гибкость, в том числе в определении доли МЛТ, которая должна быть исключена из лесопользования.

WWF является сторонником такого подхода к сохранению МЛТ в FSC-сертифицированных лесах, который принимает во внимание региональный контекст, нужды местного сообщества, права и интересы коренных и малочисленных народов, базируется на принципе природоохранного планирования и зонирования, обеспечивает охрану мест обитания редких видов и позволяет вести лесное хозяйство на части территорий при условии использования адаптированных методов лесозаготовок и строительства дорожной инфраструктуры.

По мнению WWF, природоохранное зонирование поможет ответить некоторым представителям коренных и малочисленных народов, опасающимся, что Решение 65 будет диктовать им способы управления их традиционными территориями, в первую очередь ограничит возможности для экономического развития. Такой подход должен хорошо гармонировать с концепцией коренных культурных ландшафтов, предложенной Постоянным комитетом коренных народов FSC. Эта концепция создана для поиска баланса охраны природы и экономического развития на территориях проживания коренных и малочисленных народов.

Ключевые вопросы ведения лесного хозяйства на МЛТ

Сохранение биоразнообразия. МЛТ обеспечивают сохранение природных ландшафтов, поскольку расположены на территориях, размер которых достаточен для природных процессов разного масштаба и естественной динамики экосистем, что позволяет сохранить природную мозаику экосистем и сукцессионных стадий, в условиях которых развивались местные флора и фауна. Важность сохранения биоразнообразия только усиливается в условиях глобального изменения климата, которое делает природную динамику более непредсказуемой и экстремальной.

Роль МЛТ в сохранении разнообразия особенно важна для тех видов, которым для обитания требуются большие территории или позднесукцессионные экосистемы. К примеру, канадский лесной подвид северного оленя карибу находится под угрозой исчезновения в связи с распространением промышленного лесопользования в пределах МЛТ. Лесозаготовки ведут к уменьшению кормовой базы наземных и древесных лишайников в старовозрастных лесах, интенсивные рубки – к трансформации массивов старовозрастных лесов в молодняки, в которых живут большие популяции лосей, белохвостых оленей, а следовательно, и волков. А волк – главный враг северного оленя. Таким образом, распространение промышленного лесопользования в пределах МЛТ является одной из основных причин исчезновения северного оленя в Канаде. Исследования показывают, что такой же угрозе подвергаются лесной подвид северного оленя в России и сибирская кабарга, которые также крайне чувствительны к лесозаготовкам в местах обитания.

В тропических странах косвенное влияние лесопользования зачастую серьезнее, чем прямое, особенно при низкоинтенсивных выборочных рубках, которые используют FSC-сертифицированные компании. Например, в бассейне Конго лесные слоны и обезьяны иногда даже получают преимущества от выборочных рубок в связи с увеличением веточного и травянистого корма на их месте (если плодоносящие деревья и лианы будут сохранены). Но может оказаться катастрофическим свободный доступ в леса по лесным дорогам для охотников и браконьеров, добывающих мясо диких животных, слоновую кость и внутренние органы животных, которые ценятся на мировом рынке. Это одновременно аргумент в пользу того, чтобы оставить нетронутыми МЛТ как убежища диких животных и улучшить методы проектирования дорог, их патрулирования и закрытия для проезда. Однако лесозаготовки в тропических лесах по-разному сказываются на видах. Широкий обзор влияния рубок на диких животных на острове Борнео показал, что наиболее уязвимы эндемичные и древние виды (которые за длительное время не испытали существенных эволюционных изменений) – ввиду специфических требований к местам обитания. В одном из обзоров очень хорошо выражен следующий принцип: «управляемые леса могут дополнить, но не заменить охраняемые леса» (в части сохранения биоразнообразия).

Поглощение углерода и устойчивость к изменению климата. МЛТ являются аккумуляторами углерода – они поглощают примерно 20% ежегодных выбросов углерода из антропогенных источников. Сохранение МЛТ – ключевой элемент борьбы с глобальным изменением климата, так как старовозрастные леса, преобладающие на МЛТ, содержат огромные объемы углерода в живой и мертвой биомассе, которые могут быть выброшены в атмосферу в результате лесозаготовок.

На тропических МЛТ крупные деревья, возвышающиеся над главным пологом леса, содержат непропорционально высокую долю углерода в живой биомассе. Исследования в бассейне Конго показали, что 20 самых крупных деревьев на экспериментальной площадке (около 5% всех деревьев на площадке) содержат 50% биомассы всего насаждения, а 100 (около 25% всех деревьев) – 82 %. Именно такие деревья в первую очередь отбираются под рубку. Леса на торфяных залежах играют ключевую роль в предотвращении эмиссии огромных объемов углерода, скопившихся в почве за многие тысячелетия. Запасы углерода в лесных торфянистых почвах в среднем течении реки Конго заведомо превышают запасы углерода всех остальных лесов этого региона. Молодые леса, которые появляются после рубок, часто поглощают углерод быстрее, чем старовозрастные. Но потребуется много столетий, чтобы восстановить запасы углерода, содержащиеся в старовозрастных лесах, если они будут выброшены в атмосферу в ходе лесозаготовок (особенно с учетом почвенного углерода).

Неравномерное распределение природоохранной ценности по МЛТ. Институт мировых ресурсов (WRI), являющийся авторитетным источником информации о МЛТ, определяет их как промышленно не освоенные лесные ландшафты. Это очень важная информация, так как малая нарушенность сама по себе считается высокой природоохранной ценностью. Но в пределах МЛТ есть леса, которые резко отличаются по уровню биоразнообразия, роли в сохранении ключевых видов животных, уязвимости к рубкам и значению для жизни коренных и малочисленных народов. Определение природоохранных приоритетов внутри МЛТ дает возможность выявить леса, в которых будут приемлемы более совершенные методы лесозаготовок. При этом крайне важно, чтобы ценные малонарушенные леса сохранились на ландшафтном уровне, и не просто как «куски и полосы».

Важно понимать, что в некоторых странах МЛТ расположены в основном в труднодоступных горных районах, а самый высокий уровень биоразнообразия наблюдается в более фрагментированных лесах низин. Экспертам WWF известны случаи, когда самые биологически продуктивные участки МЛТ уже пройдены рубками, а нетронутые участки характеризуются низким биоразнообразием, и их природоохранная ценность, кроме малой нарушенности, невысока.

Влияние разных видов рубок на природоохранную ценность МЛТ. Лесное хозяйство особенно опасно для МЛТ, когда методы его ведения сильно отличаются от природной динамики экосистем. Крупномасштабное лесопользование с формированием одновозрастных насаждений в бореальных лесах напоминает природную динамику, например последствия лесных пожаров, ветровалов или вспышек численности насекомых-вредителей, но на ландшафтном уровне часто приводит к формированию возрастной структуры, отсутствующей в естественной природе. Сформированные в результате рубок одновозрастные насаждения распространяются по ландшафту темпами, которые резко превосходят естественный. Это неизбежно приводит к преобладанию молодых лесов и кардинально трансформирует МЛТ с серьезными последствиями для видов, зависящих от природной мозаики с преобладанием старовозрастных лесов, к примеру для канадского лесного подвида северного оленя. Смягчить эффект таких рубок можно сохранением элементов древостоя (ключевых биотопов, в том числе старовозрастных деревьев и т. д.). Однако заинтересованные стороны в северных странах считают, что большая часть МЛТ должна быть оставлена нетронутой, чтобы сохранить природоохранную ценность, связанную с ними.

Безусловно, МЛТ в тропических лесах имеют чрезвычайно высокую природоохранную ценность, но многие исследования показывают, что, хотя низкоинтенсивные выборочные рубки (широко распространенные среди FSC-сертифицированных компаний) и ведут к потере видов с узкими экологическими нишами, при этом сохраняется значительная часть структуры насаждений, процессов и высоких природоохранных ценностей, связанных с ними. Когда социально-экономические условия не позволяют сохранить МЛТ полностью, леса, пройденные выборочными рубками, можно считать минимально травмирующим вариантом с относительно хорошей средой между охраняемыми участками МЛТ. Тем не менее необходимо принять во внимание следующее.

Во-первых, влияние лесозаготовок чаще всего оценивается после первого или второго приема рубок, конечный же результат рубок можно увидеть только после нескольких приемов. Во-вторых, рубки низкой интенсивности не обязательно оказывают слабое влияние. Действительно, на одном гектаре вырубается всего несколько деревьев, но самых крупных, содержащих большую часть углерода в виде живой биомассы и формирующих самый верхний ярус насаждения, который создает много важных ниш для птиц, обезьян и других видов животных. Щадящие методы рубок (рубки низкой интенсивности) могут смягчать негативное влияние лесозаготовок, но сами по себе не обеспечивают неистощительности. В таких регионах, как Амазония, нельзя применять рубки низкой интенсивности в качестве полноценного решения. Существуют проблемы косвенного влияния рубок (облегчение доступа в леса для неустойчивой и/или незаконной деятельности). Если лесозаготовки будут продолжаться на значительной части тропических МЛТ, необходимо вести там адаптированное лесное хозяйство. Более мягкий эффект выборочных рубок позволяет применять гибкий подход к управлению МЛТ, но не отменяет необходимость их сохранения.

Косвенные угрозы МЛТ. В тропических регионах наибольшую угрозу МЛТ представляет зачастую не трансформация экосистем в результате рубок, а облегчение доступа охотников, браконьеров, черных лесорубов и мелких фермеров в глубь массивов по лесным дорогам. В худшем случае интенсивный антропогенный пресс охоты может вызвать синдром пустых лесов, когда леса остаются целыми, но популяции животных уничтожаются.

Дороги также повышают риск катастрофических лесных пожаров в ранее неосвоенных бореальных лесах. Исследования показали, что на Дальнем Востоке вероятность гибели лесов от пожара в два раза выше в четырехкилометровой зоне от дороги. Повышенные риски, создаваемые дорогами, являются аргументом для строгой охраны МЛТ, предотвращения их освоения. Но опыт (особенно в бассейне Конго) показывает, что риском можно управлять путем планирования, патрулирования и закрытия дорог с целью контролирования доступа посторонних. В результате можно добиться в управляемых лесах с развитой дорожной инфраструктурой численности популяции лесных слонов и обезьян, сравнимой с таковой на особо охраняемых природных территориях. Когда есть возможность снизить косвенное негативное влияние лесного хозяйства, допустим более гибкий подход к доле МЛТ, изъятых из освоения в сертифицированных лесах. Это не аргумент, чтобы не сохранять часть МЛТ благодаря строгому режиму охраны. Даже хорошо организованное патрулирование не может исключить все причины деградации. Примером являются крупные лесные пожары вдоль дорог, на которых осуществляется патрулирование, в сертифицированных лесах Республики Конго.

МЛТ в России

WWF давно призывает к усилению охраны МЛТ в России: и на западе страны, где они относительно редки (например, в междуречье Двины и Пинеги, которое является последним крупным девственным равнинным таежным массивом в Европе), и в Сибири, и на Дальнем Востоке, где МЛТ покрывают огромные пространства. WWF считает, что МЛТ играют ключевую роль в предотвращении изменений климата, поддержании гидрологического режима великих рек России, сохранении биоразнообразия (особенно видов, уязвимых для освоения лесов), и обеспокоен уменьшением площади МЛТ на 7,5% с 2000 по 2013 год, связанным с лесными пожарами рядом с инфраструктурой, лесозаготовками и добычей полезных ископаемых. WWF был против расширения зоны ведения лесного хозяйства в МЛТ бассейна реки Бикин – родины удэгейцев и места обитания 10% тигров России – даже при условии его сертификации по схеме FSC. Это помогло сохранить Бикин в нетронутом виде до создания национального парка с участием коренных народов в его управлении. WWF также поддерживает отказ от экстенсивной модели ведения лесного хозяйства, при которой постоянно ведется освоение новых МЛТ для изъятия хозяйственно ценной древесины, а затем леса надолго забрасываются.

WWF призывает к ускоренному развитию интенсивного лесного хозяйства в России, при котором лесозаготовки будут сконцентрированы в огромных пространствах уже освоенных лесов благодаря улучшению методов лесовыращивания и ухода, инвестиций в инфраструктуру и переработку древесины малого диаметра. Без такого перехода сохранение многих важных МЛТ невозможно. Зачастую социально-экономические соображения вынуждают искать компромисс в определении доли МЛТ, исключенных из лесопользования. Некоторые сертифицированные компании не могут обеспечить неистощительность лесопользования и экономическую жизнеспособность (которые должны обеспечиваться согласно требованиям стандартов FSC) без использования какой-то части МЛТ на территории аренды.

В России WWF предлагает подход к МЛТ, уже включенный в проект нового национального стандарта FSC и широко обсуждавшийся заинтересованными сторонами. Неформально он называется «80–50–30%» и предполагает зависимость доли МЛТ, которая должна быть включена в зону строгой охраны, от успешности выделения этих зон и уровня их охраны. Если компании будут работать с заинтересованными сторонами и региональными экспертами над выделением зон строгой охраны и смогут это зафиксировать в соглашениях с экологическими некоммерческими организациями, то доля в зоне строгой охраны может быть снижена до 50%. В Восточной Сибири и на Дальнем Востоке разработаны методики с участием заинтересованных сторон и лесозаготовительных компаний, призванные помогать в этом процессе. Доля может быть ниже 50% (но до 30%), если компании достигают консенсуса с заинтересованными сторонами и органами государственной власти и управления о создании ООПТ на участках зоны строгой охраны.

При любом из этих вариантов компания должна разработать публично доступный, обоснованный и реальный план постепенного полного отказа от древесины из МЛТ. Планируемые объемы заготовок должны быть снижены в зависимости от объема древесины, от которого компания отказалась в зонах строгой охраны. Если это не будет сделано, компания может увеличить объем заготовок вне зон строгой охраны, что приведет к подрыву неистощительности и истощению запасов хозяйственно ценной древесины. Данный план должен способствовать переходу к эффективному лесному хозяйству в уже освоенных лесах. Наверное, единственный способ компенсировать потерю древесины при организации зон строгой охраны – это повышение эффективности в доступных продуктивных лесах на территории аренды. WWF активно участвует в проектировании и создании ООПТ в зонах строгой охраны МЛТ на Северо-Западе и Дальнем Востоке, поскольку считает это наилучшим способом достижения в них 30%-ной доли МЛТ. Но это сложный технический и политический процесс, который невозможен во всех зонах строгой охраны во всех сертифицированных лесах. Поэтому WWF поддерживает разработку концепции национального лесного наследия, согласно которой зоны строгой охраны МЛТ могут получить защитный статус, предотвращающий возможность промышленных рубок, но без создания ООПТ (со всеми расходами и многолетним оформлением документов). Национальное лесное наследие – ключевая часть решения проблемы МЛТ в России. Когда возможно, следует использовать ландшафтный подход, учитывающий МЛТ в целостности, а не только фрагмент в пределах FSC-сертифицированного участка. Такой подход требует диалога с органами государственной власти и управления как собственниками лесов России и с землепользователями на соседних участках (в том числе с несертифицированными лесными компаниями). Если общий подход к сохранению и использованию МЛТ будет согласован с этими землепользователями, можно обеспечить более гибкий подход к доле МЛТ, которая должна быть исключена из лесопользования на сертифицированном участке аренды. С другой стороны, такой анализ может выявить случаи, когда высокие природоохранные ценности действительно сконцентрированы в сертифицированных лесах и гибкость неприменима.

Поиски компромисса по МЛТ должны идти одновременно с принятием строгих индикаторов в национальных стандартах о расчете допустимого объема заготовок. Проблема деградации МЛТ напрямую связана с завышенной расчетной лесосекой, содержащей запасы древесины в недоступных и непродуктивных лесах и лесах с ограничениями на пользование. В результате лесозаготовки ведутся бессистемно в самых доступных лесах. Индикаторы в российских национальных стандартах должны быть усилены, с тем чтобы сертифицированные компании привели объем заготовок к реальным объемам коммерчески доступной древесины, а не просто опирались на официальные данные без реальной основы.

WWF International
По материалам журнала WWF России «Устойчивое лесопользование»