Партнеры журнала:

Тема страницы

Липовая легальность заготовки липы

Три вида липы на Дальнем Востоке оказались под угрозой

Реальный объем древесины липы, вырубленной на Дальнем Востоке для экспорта, более чем в четыре раза превысил официально зарегистрированный объем заготовки. Об этом свидетельствуют исследования Всемирного фонда дикой природы (WWF), который считает необходимым ввести временный запрет на заготовку липы до получения результатов всесторонней оценки проблемы.

Дальневосточные липы: амурская (Tilia amurensis), маньчжурская (T. mandshurica) и Таке (T. Taquetii) – наиболее ценные медоносы Дальнего Востока. Их вырубка наносит колоссальный урон биоразнообразию уссурийской тайги и таежному пчеловодству – уникальной составляющей социально-экономического развития Дальнего Востока. Уже около десяти лет общественность Приморья озабочена проблемой вырубки дальневосточных лип.

Особенно остро стоит вопрос о мерах по их защите в последние годы. В марте 2018 года на совещании лесопромышленников в Хабаровске вновь бурно обсуждалась отмена законопроекта о запрете на рубку липы. Тем временем в тайге продолжается массированная вырубка липы, в разы превышающая объемы разрешенного пользования.

В своих отчетах эксперты WWF России уже показывали существенный рост экспорта древесины липы. Однако анализ таможенных данных, проведенный WWF в апреле 2018 года, выявил беспрецедентные цифры по вырубке и экспорту липы, что говорит о необходимости принятия срочных мер. Впервые экспорт липы, переработанной на доски, шпон и другие пиломатериалы, превысил официально регистрируемый объем заготовки ликвидной древесины – то есть объем деловой и дровяной древесины в бревнах, учтенный органами управления лесами. В 2017 году это превышение составило 69%: по официальным данным заготовлено около 171 800 м3 липы, однако границу с Китаем пересекли 290 138 м3 уже переработанной древесины. Реальный же объем леса, вырубленного для производства приведенного выше объема переработанной древесины, на самом деле существенно больше и, с учетом неизбежных потерь при переработке, составляет 0,94 млн м3, т. е. в 5,5 раза больше официально заготавливаемого объема.

Необходимо понимать, что общий объем разрешенного пользования формируется, в том числе, по деградированным лесам, где липу почти не рубят, также в расчетах не учитывалось внутреннее потребление древесины. Это значит, что на самом деле общий объем вырубленной липы еще больше рассчитанных цифр.

Очевидно, что текущая ситуация с бесконтрольным оборотом древесины липы возникла потому, что в подобном положении дел кто-то находит выгоду. Но выгоден ли такой расклад государству и бизнесу в целом?

По подсчетам экспертов WWF, ресурс продолжает уходить в соседние страны, оставляя в бюджете страны лишь крохи по сравнению с его реальной рыночной стоимостью. Даже если сравнить среднюю контрактную цену экспортера на пиломатериалы из липы (около 8 тыс. руб./м3, хотя в реальности она выше) с величиной т. н. «ставок платы», поступающих от экспортера в федеральный бюджет с кубометра пиломатериалов (144 руб./м3), то получится, что государству перепадает лишь 2% денег от этой внешнеэкономической сделки. Таким образом, «липовый» бизнес сейчас ведется явно не на благо государства.

Экологи и жители страны тоже не у дел. Ведь истребление липы ведет к деградации лесов Дальнего Востока, где липа – естественный необходимый элемент биоразнообразия, источник кормовой базы для животных. Более того, если ситуация в ближайшем будущем не изменится, социальные последствия от вырубки липы, связанные с доходом местного населения, будут удручающими. Остается бизнес. Но все ли игроки отрасли в выигрыше от варварской эксплуатации липовых насаждений? Ведь в случае истребления липы невозможно будет говорить ни о развитии экспортного потенциала по такому уникальному в мировом масштабе продукту как липовый мед, ни о каком-либо шансе для представителей лесного бизнеса добиться устойчивого развития.

Тем временем под шум неутихающих споров «рубить или сохранить» продолжаются рубка и экспорт липы – варварские в отношении природы, невыгодные ни государству, ни местному населению, ни бизнесу, работающему в сфере недревесной и пищевой продукции. Вполне вероятно, что скоро – из-за отсрочек с принятием взвешенного и учитывающего интересы всех сторон решения – вопрос вообще утратит актуальность. Определенные виды дальневосточной липы просто исчезнут, после чего разбирательства «кто прав, кто виноват» будут бессмысленными – по крайней мере, они точно не помогут возродить исчезнувшую липу и возместить урон, нанесенный казне, бизнесу и местному населению.

Поэтому WWF России выступает за введение временного запрета на рубку дальневосточных лип до проведения всесторонней комплексной оценки характера эксплуатации лесов по названным породам, а также выработки выполнимых и взвешенных мер, цель которых – прекратить уничтожение липы. Эти меры могут включать в себя полный запрет на заготовку древесины путем отнесения липы амурской, маньчжурской и липы Таке к «Перечню видов (пород) деревьев и кустарников, заготовка которых не допускается», а также, возможно, полный запрет экспорта древесины этих пород и др.

Вокруг «липового вопроса» продолжаются активные дебаты, в которые вовлечены лесопромышленники, пчеловоды, природоохранные организации и научное сообщество. Каждый из участников процесса жестко отстаивает свою позицию. Чтобы трезво оценить ситуацию, мы предлагаем посмотреть на цифры и факты, а также ознакомиться с точкой зрения всех заинтересованных сторон «липового вопроса».

Цифры и факты

При расчетах объема заготовки, необходимого для производства экспортированных лесоматериалов липы, использованы минимальные коэффициенты пересчета объемов готовых лесоматериалов на объем древесины на корню, необходимый для их производства с учетом данных "Справочника для учета лесных ресурсов Дальнего Востока«2. В 2017 году экспортировались три основных вида продукции из липы: пиломатериалы, круглые лесоматериалы (пиловочник) и шпон.

В 2017 году экспортировано 240 990 м3 пиломатериалов липы, но это лишь 56% объема деловой древесины, которая была использована для производства пиломатериалов. 44% общего объема приходится на отходы лесопиления: при пилении часть ствола неизбежно теряется ввиду его кривизны и сбега, другие потери приходятся на пропилы и отходы – горбыли, отрезки, опилки. Таким образом, общий объем деловой древесины, необходимый для производства 240 990 м3 пиломатериалов липы, составляет около 430 340 м3. Рассчитаем, какой объем древесины нужно было срубить, чтобы получить 430 340 м3 делового леса. Согласно справочным данным, доля деловой древесины в древостоях липы составляет в среднем 43%. Итак, чтобы произвести 240 990 м3 пиломатериалов, требуется заготовить около 1 000 790 м3 древесины на корню.

Часть объема заготовки – к примеру, кора деловой древесины, ветви, вершина – относится к категории «отходы лесозаготовок», которая не входит в объем ликвидной древесины. Используя тот же справочник, определим, что при максимальных значениях (43%) выхода деловой древесины отходы будут составлять 16%. Таким образом, ликвидный объем древесины, который необходимо было заготовить для производства 240 990 м3 пиломатериалов будет составлять около 840 660 м3.

Круглые лесоматериалы

Незаконная рубка липы. Фото Анатолий Кабанец, WWF России
Незаконная рубка липы. Фото Анатолий Кабанец, WWF России

Объем круглых лесоматериалов, предназначенных для распиловки (пиловочник) при прохождении таможни учитывается как объем деловой древесины в коре. Поэтому необходимо в первую очередь установить объем деловой древесины, т. к. в лесном хозяйстве в состав ликвидного объема заготовки деловая древесина включается без учета объема коры. На основании выборки таможенных данных, среднее значение доли коры для липы составило 10%. В 2017 году было экспортировано 31 364 м3 древесины липы в круглом виде. Таким образом, объем круглого леса для липы без коры составит около 28 230 м3.

Необходимо узнать общий объем заготовки и установить долю ликвидной древесины. По аналогии с расчетами, приведенными для пиломатериалов, разделим объем деловой древесины на коэффициент 0,43 (доля деловой древесины липы в объеме делового ствола) и умножим полученный объем на коэффициент 0,84, чтобы исключить категорию отходы.

Таким образом, эквивалентный ликвидный объем заготовки составит 55 140 м3.

В 2017 году было экспортировано 17 784 м3 шпона из древесины липы, это только 70% объема деловой древесины, которая была использована для его производства. Применив описанный выше метод расчета, получим ликвидный объем заготовки – 49 630 м3.

Что это значит?

По расчетам, общий объем заготовки древесины липы на основании таможенных данных составляет 945 435 м3. Для производства 0,29 млн м3 лесоматериалов было срублено не менее 0,94 млн м3 древесины липы. В то же время официальный объем заготовки липы в год составляет 171 800 м3. Таким образом, фактический ликвидный объем заготовки превысил официальный на 773 635 м3 или в 5,5 раза.

Обращаем внимание, что в расчетах использован максимальный процент выхода деловой древесины из делового ствола с применением минимальных коэффициентов. Также совсем не учитывается потребление древесины липы внутри России. Поэтому в реальности общий объем вырубаемой древесины липы еще больше.

Все эти цифры показывают, что липы на Дальнем Востоке заготавливаются, по всей видимости, преимущественно нелегальным образом, реальные объемы заготовки в отчетность не попадают, экологические и социальные последствия таких заготовок не учитываются. Налицо полная утрата контроля над заготовкой древесины липы со стороны контролирующих органов и органов управления лесами.

Динамика экспорта древесины липы в пересчете на ликвидный объем заготовленной древесины в 2004–2017 годы, м3
Динамика экспорта древесины липы в пересчете на ликвидный объем заготовленной древесины в 2004–2017 годы, м3

История вопроса

• Лето 2015 года. По инициативе губернатора Приморского края создана рабочая группа для выработки рекомендаций по сохранению липы.

• Осень 2016 года. Губернаторы Приморского и Хабаровского краев, Амурской и Еврейской автономных областей подписали письмо в Минприроды России с предложением внести липу (амурскую, маньчжурскую, Таке) в перечень пород, заготовка древесины которых не допускается.

• Март 2017 года. Минприроды и Рослесхоз поддержали инициативу регионов, проект постановления, предусматривающего внесение липы в перечень пород, заготовка древесины которых не допускается, опубликован для обсуждения на сайте regulation.gov.ru.

• Май 2017 года. Из-за отрицательных отзывов на проект постановления со стороны лесопромышленного лобби принятие решения затягивается.

• Март 2018 года. На совещании лесопромышленников в Хабаровске обсужден вопрос отмены проекта закона о запрете рубки липы.

Точка зрения

Александр Алексеенко, и. о. директора ФБУ «Дальневосточный научно-исследовательский институт лесного хозяйства»:

– С нашей точки зрения, необходимо вернуться к системе сбалансированного лесопользования липы, которая действовала до 2006 года. Тогда в Хабаровском и Приморском краях были выделены зоны интенсивного пчеловодства, и в их пределах накладывались ограничения на рубку липы. Вне этих зон рубка липы возможна, хотя мы рекомендуем установить ограничение по отпускному диаметру – 28 см и более. Перечень лесных участков, входящих в подобные зоны, можно актуализировать раз в пять лет и утверждать на уровне губернаторов регионов. Здесь могла бы сыграть положительную роль активная позиция Минсельхоза и других ведомств, которые должны помогать пчеловодам. Также необходимо отметить, что липа лучше цветет в разреженных древостоях, поэтому формирование густых липняков не скажется позитивно на их медопродуктивности.

Но не нужно драматизировать ситуацию: древесину липы можно заготавливать при рубках других пород на волоках, при прокладке линейных сооружений. Опыт Рощинского КЛПХ показывает, что объемы древесины, полученные таким образом, могут быть весьма значительными – до 10 тыс. м3 в год заготавливается только на арендных участках этого предприятия. Также отметим, что утверждение, что липа всегда снижает свою

медопродуктивность после 90 лет и с достижением этого возраста ее пора рубить, ошибочно. Наоборот, после 90 лет липа, растущая в разреженных насаждениях, формирует раскидистую крону, и ее медопродуктивность не снижается до 200 лет. При обсуждении важной темы регулирования рубок липы и при поиске взвешенного решения не стоит пускаться в демагогию: пчеловодам советуют сажать липу и выращивать плантации, зная, что липа начинает активно цвести только в 30–40 лет. С таким же успехом можно посоветовать и лесопромышленникам создавать плантации липы для выращивания древесины.

Рамиль Еникеев, председатель ПКОО «Союз пчеловодов Приморского края»:

– Только в Приморском крае пчеловодством занимаются 6500 человек, еще 500 человек заняты на переработке и фасовке продуктов. Пчеловоды платят налоги, создают рабочие места себе и односельчанам, активно продвигают приморский мед как на внутреннем рынке, так и за рубежом. Весь доход от пчеловодства распределяется равномерно среди всех участников этого процесса. У лесной промышленности же, что ни для кого не секрет, основные выгодоприобретатели – ограниченный круг людей, большинство которых находятся за границей. Липа – основной медонос в Приморье. До 2007 года уже была запрещена ее рубка, и поводов для конфликтов с лесопромышленниками не возникало. Мы предлагаем вернуть нашим эндемичным видам липы прежний статус. С нами согласны и представители лесной науки. И самое главное – нас, пчеловодов края, поддерживают врио губернатора Приморского края Андрей Тарасенко и член Совета Федерации Светлана Горячева.

Вера Липатова, лесозаготовитель-переработчик древесины:

– Сегодня в Приморском крае сократились площади насаждений липы амурской, липы маньчжурской и липы Таке. Главная проблема не в том, что лесозаготовители ее беспощадно пилят и перерабатывают, а в том, что Лесоустроительная инструкция – и в прошлой, и в текущей редакции – не предусматривает создание особо защитных участков для сохранения медоносов вокруг временных пасек. Проблема может быть решена при условии проведения лесоустройства, что позволит создать медоносные участки и предоставить их в аренду пчеловодам. Хотя на юге Приморского края липа не является основным медоносом (помимо нее есть еще около 90 видов медоносов), конфликт интересов пчеловодов и лесозаготовителей очевиден и такие участки необходимо выделять и передавать их заинтересованным лицам по упрощенной процедуре.

Петр Осипов, директор Амурского филиала WWF России:

– Беспрецедентные данные по вырубке и экспорту липы говорят о том, что требуется принятие срочных мер. Выявленный переруб по липе в 5,5 раза свидетельствует об отсутствии контроля лесопользования и оборота древесины в регионе. Фактически идет истребление ценного медоноса, государственного ресурса, необратимые последствия которого скажутся на лесной промышленности, на пчеловодстве, а также на лесной среде в ареале обитания тигра. Причем мы не знаем, какой именно вид липы страдает от перерубов больше всего – амурская, маньчжурская или липа Таке, потому что общий прирост липы считается по всем трем видам. И не исключено, что в таких условиях один из трех видов названных дальневосточных лип мы уже, по сути, потеряли.

Евгений ЛЕПЕШКИН

Евгений ЛЕПЕШКИН,
WWF РОССИИ