Партнеры журнала:

Лесозаготовка

Лес возьмут под контроль

Экспорт леса – взгляд таможни

Отношения между сотрудниками таможенных служб и экспортерами уже давно стали темой для анекдотов. Впрочем, реальное положение дел зачастую отличается от расхожего для шуток. Нарушителей закона среди экспортеров леса становится все больше, сотни небольших фирм и компаний-однодневок вывозят дорогостоящее сырье без оформления документов. Борьба с незаконным экспортом уже приобрела федеральные масштабы.

Таблица. Экспорт в России важнейших товаров в январе –
октябре 2009 г

Таблица. Экспорт в России важнейших товаров в январе – октябре 2009 г

Экспорт леса и продукции деревообработки – одна из самых криминогенных сфер экономики. Низкий внутренний и внешний спрос на лес, а также несколько раз срывавшиеся планы повышения таможенных пошлин еще больше подстегивают нечестных на руку экспортеров к нарушению законов, и те используют различные схемы, чтобы вывезти лес за границу в обход всех правил. Пресекать такие попытки должны таможенные службы и правоохранительные органы.

Регионы, которые являются ведущими экспортерами, как правило, лидируют и в криминальном рейтинге. Это Сибирь, Дальний Восток и Северо-Запад, на долю которых приходится 35,5, 28,9 и 26,5% всего объема экспорта российского леса соответственно.

Истинные объемы «черного» экспорта оценить крайне сложно – достоверных сведений нет ни у таможни, ни у органов МВД, ни у Счетной палаты РФ. По данным WWF, на экспорт уходит минимум 25−30% лесоматериалов нелегального происхождения (без уплаты лесных платежей).

По статистике Северо-Западного таможенного управления (СЗТУ), наиболее распространенными схемами при незаконном экспорте являются занижение стоимости и сортности вывозимой древесины и использование поддельных санитарных сертификатов, а также продажа партий леса по поддельным документам.

Подобные схемы используются во всех округах, экспортирующих лес. Как сообщили в СЗТУ, за последние два года сотрудниками правоохранительных органов округа было возбуждено без малого 2000 уголовных дел, касающихся незаконного экспорта леса. Самыми «популярными» уголовными правонарушениями стали недекларирование или недостоверное декларирование товаров, а административными – несоблюдение сроков подачи таможенной декларации.

Подобная статистика есть во всех регионах, где лес продается за границу. За 2009 год выросла статистика правонарушений в сфере экспорта в Сибири. По данным газеты «Город гид» (г. Новосибирск), в 2008 году таможенниками было возбуждено 166 уголовных дел (в Сибирском регионе), а в 2009 м этот показатель вырос до 215. Крупная партия контрабандного леса была задержана и на Дальнем Востоке. Так, по данным сайта МВД РФ, в апреле 2009 года в Хабаровском крае был выявлен факт контрабанды леса небольшой подставной фирмой с использованием поддельного валютного контракта с китайской компанией. Общая стоимость партий леса составила более 165 млн руб. Незаконно заготовленный и перевезенный лес скупался частными предпринимателями из Поднебесной. Подобные случаи не единичны. Зачастую экспортеры оформляют документы о покупке леса на лиц, не зафиксированных в реестре налогоплательщиков, либо на компании, которые хоть и существуют, но фактически никакого леса никуда не поставляли. Заведомо ложные документы дают возможность получить налоговую выгоду, когда сумма материальных затрат больше, а налогооблагаемая база меньше.

Не учли километры

Борьба с незаконным экспортом леса уже давно стала задачей федерального масштаба. Каждой уловке недобросовестных экспортеров таможенники стремятся эффективно противодействовать. Правда, принимаемые меры не всегда дают желаемый результат. Именно так и получилось с проектом сокращения мест декларирования лесоматериалов, вывозимых с территории России. Напомним, что с января этого года их число уменьшилось с 421 до 121.

Выбирая пункты декларирования леса, предназначенного для экспорта, власти руководствовались несколькими критериями. Учитывались объемы декларирования в выбранных пунктах, наличие современного оборудования в местах отгрузки, возможность создания зон таможенного контроля в местах формирования экспортируемых партий товаров.

Теоретически должно было учитываться еще и расстояние от мест погрузки до пунктов таможенного контроля. Однако на практике оказалось, что об этом никто не подумал. В результате отдельные пункты погрузки находятся более чем в 300 км от мест таможенного декларирования. Естественно, это создает проблемы и для экспортеров, которым приходится тратить деньги на дальние перевозки лесоматериалов в пункты декларирования, и для таможенников, которые не могут в полной мере контролировать экспорт круглого леса и продуктов лесопереработки.

По воде сложнее

Наибольшие сложности таможенные службы испытывают при проверке леса, экспортируемого водными видами транспорта. При этом морские перевозки удерживают второе место среди способов перевозки лесоматериалов, несмотря на сокращение объемов экспорта. По данным Северо-Западного таможенного управления, основной объем леса, вывозимого морским транспортом, декларируется на внутренних постах Карельской, Вологодской, Выборгской, Санкт-Петербургской и других таможен СЗТУ.

Как заявили в пресс-службе СЗТУ, лесоматериалы и кругляк убывают главным образом (90%) через морские порты – пункты пропуска Архангельской, Балтийской, Выборгской, Мурманской, Кингисеппской и Калининградской областной таможен. Оставшиеся 10% – это лес, вывозимый в основном через таможни Южного таможенного управления (Астрахани, Таганрога, Ростова-на-Дону), откуда суда типа «река – море» доставляют товар к месту убытия с таможенной территории РФ внутренними водными путями (направления на Турцию, Израиль, Иран).

Проверить партию леса, доставляемую по воде, таможенникам действительно гораздо сложнее, чем транспортируемую по суше. Точно оценить количество и качество леса можно только в пункте погрузки, а если он расположен в сотне километров от таможенного пункта, то процедура проверки получается слишком долгой и дорогой. Определить со стопроцентной точностью, сколько леса вмещает уже нагруженное судно, практически невозможно. Фактически можно оценить лишь объемы круглого леса, расположенные выше уровня верхней палубы и на 1−1,5 м ниже уровня палубы (при средней глубине трюма судна 5−5,2 м). В случае, когда товар вывозится в трюмах, закрытых крышками, и на этих крышках также размещены лесоматериалы, выяснить, насколько заполнены трюмы, невозможно, и здесь не поможет ни один коэффициент. Об измерении диаметра бревен при этом говорить также не приходится. Чтобы проверить трюмы судна, нужно разгрузить весь лес, который навалом лежит на палубе, а это потребует и дополнительного времени, и специальной техники, и дополнительных затрат на персонал.

Впрочем, даже если у сотрудника таможенной службы есть возможность добраться до пункта погрузки, могут возникнуть другие сложности. Зачастую в местах погрузки штабели леса расположены так, что попросту нет проходов для возможности контроля и обмера, а порой и возможности подъехать к штабелям экспортного груза. При этом не всегда понятно, есть ли тут злой умысел экспортера или виной всему знаменитый русский «авось». Мусор, гниющее или сухое дерево в местах погрузки, непроходимые дороги – все это делает полноценный контроль вывозимого леса весьма сложным.

Очевидно, что сегодня без внесения изменений в законодательство, а также в методики измерения лесоматериалов на таможне с перечисленными проблемами не справиться.

Проверять станут тщательнее

Идеи, как сделать таможенный контроль способным максимально предотвращать нелегальный экспорт леса, а следовательно, более прибыльным для государственного бюджета, конечно, уже есть. И хоть они еще не обрели форму закона, очевидно, что в будущем таможенные процедуры только ужесточатся. Высокопоставленные чиновники из таможенных служб предлагают внести поправки в Таможенный кодекс РФ.

Сейчас ни одна российская таможня не имеет законного основания запретить погрузку леса на судно или иной транспорт до прохождения контрольных процедур. Большинство предложений таможенников направлены именно на то, чтобы сделать порядок выдачи разрешений на погрузку товаров более прозрачным и четким. Они настаивают на изменении статьи 121 ТК РФ таким образом, чтобы в ней содержалось следующее положение: погрузка леса на транспортное средство, выезжающее за пределы страны, разрешается только после принятия таможенной декларации и с разрешения таможни. Также предполагается издать нормативный документ, который будет разъяснять, каким образом выдаются разрешения на погрузку товаров на транспорт, выезжающий за границу, в тех случаях, когда погрузка совершается не там, где проводится таможенная проверка и убытие груза за пределы РФ.

Безусловно, компании ЛПК, занимающиеся экспортом, будут обеспокоены возможной потерей времени на границе, если придется проверять груз после погрузки, «раскатывая» по бревну вагоны, трюмы и тенты.

Чтобы избежать вторичного прохождения таможенного контроля, предлагается использовать специальные способы идентификации. Так, уже проверенная на месте погрузки партия лесоматериалов будет сфотографирована; чтобы облегчить контроль и проверку, станут чертить специальные схемы; партии древесины будут опломбировывать или маркировать с помощью специальных бирок. Система электронного поштучного учета круглого леса в качестве эксперимента уже внедряется в некоторых регионах с 2005 года. Использование бирок – небольших микрочипов с полной информацией о древесине – имеет свои достоинства и недостатки. С одной стороны, эта и подобные ей технологии ускоряют прохождение таможенного контроля для тех компаний, которые заготавливают лес «по-белому». С другой стороны, даже для крупных компаний заказ бирок – дело затратное и долгое. Производятся они пока только за границей, стоят от 5 руб. за штуку, а поставок таких чудо-бирок надо ждать по нескольку месяцев, задерживая отгрузку покупателю. Любая маркировка бревен потребует времени, оборудования, обучения персонала. Ну, а главная несправедливость в том, что добросовестные экспортеры будут проигрывать нечестным конкурентам. Ведь некоторые русские «умельцы» ухитряются вместить в один железнодорожный вагон до 100 м3 леса вместо нормативных 72.

Впрочем, есть и альтернативное решение. Участникам ВЭД – лесопромышленным компаниям предлагается создать вместо разрозненных таможенных пунктов современные лесные терминалы с таможенным постом. Правда, если надеяться на то, что компании отрасли будут делать вложения в этот проект, то ждать его воплощения придется довольно долго.

А пока остается довольствоваться тем, что есть, а именно пунктами пропуска, которые не оборудованы современными приборами для контроля и расположены в местах, где нет должной инфраструктуры, то есть которые, попросту говоря, технологически уже давно в прошлом веке.

Оксана КУРОЧКИНА