Русский Английский Немецкий Итальянский Финский Испанский Французский Польский Японский Китайский (упрощенный)

Партнеры журнала:

На заметку

Интенсивное лесопользование. Опыт «Псковского модельного леса» WWF. Часть 3

Для детей, иностранцев и руководителей лесопромышленных предприятий

Интенсивное лесопользование. Опыт Псковского модельного леса WWF. Часть 1
Интенсивное лесопользование. Опыт Псковского модельного леса WWF. Часть 2

Рис. 1. Варианты развития лесного фонда в ПМЛ при естественной динамике и для принятого варианта лесопользования

Рис. 2. Породно-возрастная структура

Рисунки смотрите в PDF-версии журнала

Природоохранное планирование –  неотъемлемый компонент интенсивного лесопользования

Надо понимать, что при интенсивном лесопользовании возникает значительная антропогенная нагрузка на лесные экосистемы, берется большее количество древесины, чем при обычном лесопользовании, выделы чаще подвергаются тем или иным рубкам и т.п. При этом, конечно, на делянках сохраняется лесная среда, что выгодно отличает такую модель от нашей стандартной ситуации с огромными вырубками, не зарастающими годами после проведения масштабных сплошных рубок. В целом интенсивное лесопользование ведет к обеднению биологического разнообразия по сравнению с существующей моделью лесопользования. Примером этому служат шведские и финские леса, где в результате десятилетий погони за чистой прибылью леса превратились практически в плантации. Сейчас шведское и финское правительства тратят большие средства на восстановление исходного биологического разнообразия, сохранение редких и исчезающих видов, выкупая леса у частных владельцев и создавая там природоохранные территории. В России есть шанс избежать такой ситуации (если мы, конечно, способны учиться на чужих ошибках) и сразу встроить в интенсивную модель систему сохранения биологического разнообразия в виде ландшафтного (природоохранного) планирования. Кстати, ландшафтное планирование сейчас активно проводится в Финляндии и Швеции, причем как в лесах компаний, так и в частных лесах. Ландшафтное планирование является важнейшим условием проведения сертификации лесоуправления по международным стандартам. При этом принципы ландшафтного планирования в Скандинавских странах основаны на индикаторном принципе, когда выделение ключевого биотопа во многом связано с выявлением там редкого вида и пр. У нас, в силу того что леса находятся в состоянии близком к естественному по «западным» критериям биоразнообразия, должен быть несколько иной подход к ландшафтному планированию.

В связи с переходом на международные стандарты ведения лесного хозяйства возникают новые требования к определению экологической ценности леса. Необходимо сформулировать нормативы, позволяющие сохранить ландшафтное и биологическое разнообразие в условиях интенсивного лесопользования. В связи с обширностью территорий и разнообразием условий в России нужны региональные критерии выбора охраняемых объектов. Необходима методика формулировки этих критериев с учетом особенностей территории, для которой производится планирование. Разработка новых природоохранных нормативов возможна на основе многоуровневого ландшафтного подхода.

На основе практических исследований в рамках проекта «Псковский модельный лес» разработана методика природоохранного планирования территории, учитывающая как интересы лесного хозяйства, так и необходимость сохранения ландшафтного и биологического разнообразия. Предлагаемая схема может быть реализована при планировании лесопользования в условиях Северо-Западного региона России. Она органично вписывается в существующую систему лесоустроительного планирования, учитывая и дополняя нормативы сохранения экологических функций леса. Эта методика предназначена для всех специалистов, на практике осуществляющих ведение лесного хозяйства.

При проведении ландшафтного планирования в «Псковском модельном лесу» для выбранного сценария для сохранения биоразнообразия около 4 % лесов выведено полностью из расчета пользования (был выведен 0 %). Около 20 % лесов имеют ограничения в лесопользовании (ранее такие ограничения имели 15 %). Тем не менее, с помощью ГИС и моделей показано, что это увеличение настолько незначительно уменьшает расчетную лесосеку, что для лесозаготовителя является приемлемым и дополнительно компенсируется возможностью сертификации. Таким образом, в идеальном случае ландшафтное планирование и вывод из хозяйственного оборота части лесного фонда не должны повлиять на коммерческие показатели лесопользования.

Методика и результат природоохранного планирования описаны в брошюре «Природоохранное планирование ведения лесного хозяйства», подготовленной коллективом «Псковского модельного леса» (см. сайт www.wwf.ru).

Определение главного  и промежуочного пользования лесом на основе модели прогноза динамики лесного фонда на оборот рубки

Интенсивное лесопользование – это значительно более «точное» лесопользование, чем то, что существует сейчас. Разница такая же, как между компьютером и арифмометром. Важнейшим, чуть ли не принципиальным элементом такого подхода является оптимизация хозяйственных параметров лесопользования. Эту оптимизацию целесообразнее проводить на компьютере из-за огромного числа вариантов развития.

Основные элементы такой модели:

  1. определение объемов мероприятий, в том числе рубки леса, на основе прогноза возрастной и породной динамики лесов на 100 лет и более;
  2. применение процедур оптимизации для получения «наилучшего» плана;
  3. использование экономических показателей, в том числе прогнозируемой прибыли для выбора плана;
  4. сценарный подход.

Результатом моделирования является оптимальный объем главного и промежуточного пользования и набор мероприятий, которые позволяют этого достигнуть. При этом модель учитывает сочетание экономических, экологических и социальных факторов.

Модель динамики лесного фонда применяется для:

  • анализа последствий применяемых решений;
  • планирования на оборот рубки и более;
  • вовлечения всех заинтересованных сторон в процесс принятия лесохозяйственных решений;
  • экономического обоснования проекта ведения лесного хозяйства и оценки необходимых инвестиций;
  • оценки эффективности ведения лесного хозяйства.

Определение объемов мероприятий проводится на основе модели, разработанной и реализованной специалистами ЛенНИИЛХа на протяжении длительного периода (Мошкалев А. Г., Коровин Г. Н., Карпов Э. А., Бурневский Ю. И., Книзе А. А., Захаров Г. В., Шинкевич С. В., Романюк Б. Д. и др.). Она состоит из ряда последовательных шагов.

  1. Модель естественной динамики древостоев (т. е. математическая модель, имитирующая процессы естественного роста леса).
  2. Алгоритмы наложения хозмероприятий (рубок, лесовосстановления) на модель естественной динамики. Понятно, что такое наложение приводит к бесконечному числу сценариев лесопользования.
  3. Формулирование ограничений и оптимального критерия. В модель вводятся разного вида требования – экономические (например, неубывания пользования), экологические (выход на определенную целевую структуру лесов), социальные (изменение режима пользования на определенных территориях). Определяется критерий, по которому выбирается наилучшее решение (например, суммарная прибыль ведения лесного хозяйства на длительный период).
  4. Пакет линейного программирования. Расчеты производятся на практике с использованием специального пакета линейного программирования, разработанного в рамках проекта планирования на Карельском перешейке и проекта «Псковский модельный лес».
  5. Вывод и интерпретация результатов – формирование выходных документов, таблиц, графиков с детальным описанием обьемов лесохозяйственных мероприятий, включая объемы лесопользования.

Алгоритм работы модели.

  1. Ввод данных лесоустройства в цифровом виде (ГИС формат).
  2. Ввод параметров рубок и восстановления.
  3. Ввод основных ограничений, включая требование неубывания расчета пользования за оборот рубки, в том числе отдельно по хвойным и лиственным хозсекциям; максимизация доходов от ведения лесного хозяйства, выполнение экологических ограничений и пр. Возможен ввод целевой структуры лесов.

Результатом работы модели являются данные, позволяющие детально анализировать состояние лесов и объемы лесопользования на оборот рубки. При этом формируется долгосрочный план ведения лесного хозяйства, гарантирующий неистощительное лесопользование. Расчет нескольких сценариев позволяет оценить последствия принимаемых сегодня решений и выбрать наиболее приемлемый вариант.

Стандартное лесоустройство ведет фактически к сохранению крайне неблагоприятной породно-возрастной структуры, с преобладанием лиственных пород – осины и березы. Новый план лесоустройства ПМЛ предусматривает существенное увеличение хозяйственно ценных пород – сосны и ели.

В «Псковском модельном лесу» в качестве дополнительного ограничителя использованы экономические показатели конкретного предприятия СТФ-Струг, в том числе по прогнозируемой прибыли, для выбора оптимального сценария. Оптимальный сценарий выбирается на специальных общественных слушаниях, с участием лесопользователя, лесхоза, общественности и администрации. Это наиболее демократичный способ, к тому же он позволяет разом решить многие проблемы.

Стоимость внедрения системы интенсивного лесопользования.

Условием внедрения интенсивной модели являются:

  1. наличие «новых» региональных правил рубок и восстановления, построенных по методу цепочек и основанных на принципах cost/efficiency;
  2. закупка программного обеспечения (модели расчета);
  3. проведение обучения лесоустроителей.

Тогда затраты на внедрение интенсивного лесопользования оцениваются как:

  • точная инвентаризация и план лесоустройства (базовый уровень) – 2–2,5$/га;
  • работа по сбору экономических нормативов работы лесопромышленного предприятия – 0,1$/га;
  • проведение ландшафтного планирования (максимум 0,2–0,3 $/га);
  • составление регионального списка ключевых биотопов и пр. – 0,1 $/га;
  • проведение общественных слушаний при решении по сценарию развития – 0,1$/га.

Итого, единовременное вложение – около 3–3.5$/га.

Экономический эффект от системы интенсивного лесопользования:

  • минимизация затрат на проведение хозмероприятий в разы при достижении заданного эффекта;
  • улучшение качества, а главное – стоимости лесосырьевой базы, а также ее объема;
  • возможность оперативного планирования бизнеса (в связи с колебаниями спроса на различные сортименты) и т.д.

Как пойдет внедрение новой модели лесного планирования в России?

Если рассматривать вопрос в целом, то легко можно увидеть чисто экономические причины востребованности новых подходов планирования и становления интенсивной модели лесного хозяйства.

Лесной бизнес, в особенности на Северо-Западе России, стал серьезным экономическим фактором. За последние годы произошло укрупнение лесозаготовительных компаний, которые при устойчивом падении экспортных цен на круглые лесоматериалы стараются увеличить свои прибыли за счет переработки древесины. Многомиллионное инвестирование в те или иные виды переработки «привязывает» компании к долгосрочному лесному бизнесу. При жесткой конкурентной борьбе за лесосечный фонд (особенно в зоне благоприятных транспортных тарифов для экспорта), ухудшении качества лесов, проблема гарантированного обеспечения себя ресурсами даже в недалеком будущем переходит из категории русского «авось» в вопрос выживания. Реализация интенсивной модели гарантирует минимум не худшие результаты по обеспечению количества и качества древесины, чем у наших соседей из Финляндии и Швеции.

В России органы лесоустройства играют важнейшую роль в принятии решений в лесу. Они де-факто являются органом управления лесами, так как их решения в общем случае берутся к исполнению лесхозами и лесопользователями. В последние годы до половины бюджета многих предприятий формируется за счет хоздоговорных работ, лесоустройство гораздо охотнее, чем раньше, идет навстречу пожеланиям заказчика. Можно сказать, что лесоустройство начинает ориентироваться на клиента. В свою очередь, клиенты – лесопромышленные предприятия – обращаются в лесоустройство со своими вопросами: например, как получить более точную, чем при стандартном лесоустройстве, информацию или как оптимизировать лесозаготовительный бизнес?

Кстати, в Ленинградской области практически все крупные компании (контролирующие 60–70 % расчетной лесосеки области) или обращались в лесоустройство по этим вопросам, или уже стали «клиентами» лесоустроителей. Многие питерские компании сейчас приглашают финских супервайзеров для повышения культуры производства, внедрения новых технологий. Первая задача решается уточнением лесоустройства, введением так называемого «непрерывного лесоустройства» вплоть до использования лесоустроителей на отводах лесосек. Введение интенсивной модели лесопользования будет решением второй задачи. Поэтому лесоустройство вкупе с региональными НИИ лесного хозяйства, которые должны разрабатывать и утверждать региональные правила рубок и лесовосстановления, при соответствующей поддержке со стороны бизнеса и являются ключевыми организациями на пути внедрения интенсивной модели лесопользования.

 

Авторы надеются, что печатное слово в этой стране еще сохраняет определенную силу и что после прочтения данной статьи заинтересованный читатель задумается и сделает некоторые выводы.

Андрей ПТИЧНИКОВ, Борис РОМАНЮК

Интенсивное лесопользование. Опыт «Псковского модельного леса» WWF - ЛесПромИнформ №9 (22) 2004 год