Партнеры журнала:

В центре внимания

Горькие уроки

Представляем вниманию читателей журнала заключения Общественной комиссии по расследованию причин и последствий природных пожаров в России в 2010 году.

Общественная комиссия по расследованию причин и последствий лесных и торфяных пожаров в европейской части России в 2010 году была организована в августе-сентябре 2010 года по инициативе ряда общественных организаций и граждан, а также РОДП «ЯБЛОКО», обеспокоенных аномально массовыми лесоторфяными пожарами и их последствиями: гибелью людей, уничтожением поселков и длительным задымлением значительной части европейской части России в июле-августе 2010 года.

В состав комиссии вошли: А. Яблоков - советник РАН, председатель фракции «Зеленая Россия» РОДП «ЯБЛОКО» (сопредседатель комиссии); И. Шутов - член-корреспондент РАСХН, Санкт-Петербургский НИИ лесного хозяйства (сопредседатель комиссии); И. Блоков - «Гринпис России» (Москва); В. Десятов (Комсомольск-на-Амуре); А. Зименко - Центр охраны дикой природы (Москва);
М. Карапачевский - Центр охраны дикой природы (Москва); Е. Кобец - «Беллона» (Санкт-Петербург); Е. Куликова - WWF России (Москва); И. Кулясов - ЦНС (Санкт-Петербург); В. Меньщиков - фонд «Эковозрождение» (Москва); И. Смелянский - Сибэкоцентр (Новосибирск); Н. Соболев - Центр охраны дикой природы (Москва); Н. Шматков - WWF России (Москва); Д. Рыбаков - Ассоциация зеленых Карелии (Петрозаводск); А. Ярошенко - «Гринпис России» (Москва).

В ходе работы комиссия проанализировала официальные заявления и доступные материалы администрации Президента РФ, Правительства РФ, МЧС, МПР, Минсельхоза, Минздрава, Минрегиона, Рослесхоза, Росприроднадзора, Роспотребнадзора; материалы, представленные «Гринпис России», WWF России, Центром охраны дикой природы; материалы сайтов, публикации в российской и зарубежной прессе, а также материалы специалистов - добровольных экспертов и консультантов комиссии.

Комментируя данные о числе и площадях пожаров, приведенные в отчетах МЧС, Рослесхоза, а также Института космических исследований РАН и Института леса им. В. Н. Сукачева СО РАН (эти и некоторые другие данные подробно представлены в публикации «Жаркое лето 2010» в предыдущем номере «ЛПИ». - Примеч. ред.), комиссия отмечает, что существенная разница в оценках перечисленных организаций заставляет считать, что имеет место либо системная ошибка в определениях площади пожаров по методам МЧС и Рослесхоза, либо преднамеренное искажение информации. В любом случае официальная информация существенно занижает масштаб катастрофы и, соответственно, ее последствия. Кроме того, существующая статистика по регионам отрывочна, регулярная официальная информация отсутствует. Ежедневные сводки на сайтах МЧС и Рослесхоза содержат в основном рапорты о потушенных пожарах. Часто эти данные существенно расходятся с данными СМИ и размещенными в Интернете свидетельствами. Такую же оценку дают представители комиссии официальным данным о силах, задействованных для тушения пожаров; как отмечается в материалах комиссии, они противоречивы даже в пределах одного ведомства.

Рассматривая источники возгораний и причины возникновения пожаров, комиссия констатировала, что, по данным многолетней статистики по пожарам с известными причинами, 90% пожаров вызваны человеческой деятельностью. По данным Рослесхоза, причиной большинства лесных пожаров в 2009 году стало нарушение правил пожарной безопасности при проведении сельскохозяйственных палов и неосторожное обращение с огнем в лесу. Основная причина пожаров в 2010 году - нарушение правил пожарной безопасности в лесах и на прилегающих территориях. Причиной возникновения многих крупных лесных пожаров стали палы сухой травы на прилегающих землях сельскохозяйственного назначения (обеспечением пожарной безопасности на этих землях в настоящее время практически никто не занимается) и нарушение гражданами простейших правил пожарной безопасности в лесах и на торфяниках (незатушенные костры, окурки и т. п.).

Действия властей до катастрофы

Апрельские и майские пожары в Московской, Ивановской, Владимирской и Рязанской областях выявили следующие особенности системы управления лесами, сложившейся в России к началу пожароопасного сезона 2010 года:

  1. При возникновении крупных и потенциально очень опасных пожаров чиновники, отвечавшие за пожарную безопасность (руководители органов управления лесами и МЧС), сначала делали вид, что ничего особенного не происходит, пытались информацию о масштабах пожаров скрыть.
  2. Меры по спасению населенных пунктов местными органами предпринимались лишь тогда, когда огонь подходил к ним почти вплотную.
  3. Население поселков, которым угрожали пожары, могло рассчитывать практически только на собственные действия.
  4. Подавляющее большинство официальных лиц, отвечавших за пожарную безопасность, по итогам пожаров не подверглись никаким наказаниям - ни за недостаточно активные действия по предотвращению и тушению пожаров, ни за очевидное искажение информации о происходящем.
  5. Надежда на то, что лесопользователи-арендаторы будут эффективно бороться с пожарами, не оправдалась, по крайней мере, в центральных регионах европейской части России.

К концу мая стало ясно, что если лето окажется сухим и жарким, то лесам и людям, живущим рядом с лесами, предстоят тяжелые испытания.

Действия властей во время катастрофы

Пожарная катастрофа в лесах европейской части России развивалась постепенно. В апреле МЧС дало успокоительный прогноз по ЦФО. В мае-июне информация о первых крупных пожарах скрывалась или искажалась, в результате чего июльская катастрофа стала для руководства Рослесхоза, Минсельхоза, МЧС и страны в целом неожиданностью.

С весны Рослесхоз, МЧС, региональные власти «не видели» пожаров, даже когда они подступали к населенным пунктам (как это было в мае и июне в Ивановской, Иркутской, Владимирской, Рязанской областях), занижали их масштабы и угрозу еще большего распространения. На Центральной авиационно-технической базе авиации и ПРО ВМФ в окрестностях Коломны (Московская обл.), на территории которой находится 115 га леса, в 2009 году была полностью сокращена Военная команда противопожарной защиты и спасательных работ (в том числе три пожарных автомобиля с экипажами). В июле 2010 года только в Московской области Рослесхоз сократил 500 специалистов (четверть всего штата по Московской области).

8 апреля в Министерстве по чрезвычайным ситуациям утверждали: «МЧС России начало подготовку к сезону лесных и природных пожаров. В целях предупреждения чрезвычайных ситуаций, вызванных лесными и торфяными пожарами, создана оперативная группировка сил и средств МЧС России, в которую входят более 90 тыс. человек, 16 тыс. единиц техники и 15 воздушных судов. В соответствии с прогнозом, параметры пожароопасного сезона 2010 года ожидаются выше среднемноголетних, в том числе выше параметров 2009 года... Предварительный прогноз показывает, что лесопожарный период в весенне-летний сезон 2010 года будет неблагоприятным на территориях Сибирского федерального округа, Дальневосточного ФО... На других пожароопасных территориях Приволжского, Центрального, Южного ФО обстановка ожидается на уровне среднемноголетних значений» (сайт МЧС, 8 апреля 2010 года). А 18 мая Рослесхоз заявил, что готов к пожарам и «все под контролем». Эти и подобные официальные заявления не были обоснованными. Не были обоснованными и обещания ряда губернаторов справиться с надвигающимися пожарами своими силами, что подчеркнул Сергей Шойгу в выступлении перед депутатами Государственной Думы: «...Надо было на день-два раньше массово поднять авиацию и направить федеральные силы в Нижегородскую, Воронежскую и Рязанскую области, несмотря на успокаивающие доклады субъектов Российской Федерации».

23 июня глава Рослесхоза Алексей Савинов на встрече с Владимиром Путиным, оценивая три года действия нового Лесного кодекса (2006) отметил, что в этот документ «была правильно заложена передача субъектам Федерации полномочий по использованию, охране лесов, лесовосстановлению. Большая часть субъектов свои полномочия довольно успешно освоили... В лес приходит хозяин, и там, где он выступает как нормальный арендатор, там меньше "черных" лесорубов, меньше воровства, там лучше поставлены вопросы, связанные с охраной и защитой».

Видимо, только 27-28 июля президент и правительство стали относиться к быстро распространяющимся по европейской части страны лесо-торфяным пожарам как к серьезной проблеме.

30 июля Президент РФ и премьер-министр приняли решение об изменении своих рабочих графиков, с тем чтобы больше времени уделять мерам по борьбе с природными пожарами в центральной части страны и ликвидации их последствий.

30 июля под эгидой Правительства РФ была создана межведомственная группировка по борьбе с пожарами общей численностью более
166 тыс. человек, включающая более 25 тыс. единиц техники (с участием МЧС, МВД, Минобороны и других ведомств). В начале августа были сформированы 39 региональных штабов и федеральный штаб (под руководством Сергея Шойгу) для управления работами по тушению пожаров и координации усилий всех сил, участвующих в этой работе. В районы лесных пожаров было направлено 535 оперативных групп (общая численность более 3 тыс. человек) и более 250 групп для ведения наземной и авиационной разведки.

30 июля Президент РФ Дмитрий Медведев лишил Минсельхоз и Россельхознадзор полномочий по лесному контролю и надзору, передал их Федеральному агентству лесного хозяйства (Рослесхозу), который переподчинил напрямую правительству (фактически восстановлено существовавшее ранее самостоятельное федеральное лесное ведомство - Федеральная служба лесного хозяйства, ликвидированная Владимиром Путиным 17 мая 2000 года).

2 августа подписаны Указ Президента РФ № 966 «Об объявлении чрезвычайной ситуации, связанной с обеспечением пожарной безопасности», по которому режим чрезвычайной ситуации введен во Владимирской, Воронежской, Московской, Нижегородской и Рязанской областях, а также в республиках Мордовия и Марий Эл, и указ о запрещении хозяйственной деятельности и доступа граждан на ряд территорий в этих субъектах России.

2 августа премьер-министр провел совещание с губернаторами Воронежской, Новгородской, Самарской, Московской, Рязанской, Владимирской областей и главой Мордовии.

3 августа председатель Правительства РФ подписал постановление № 595 «Об утверждении Положения об осуществлении государственного пожарного надзора в лесах» (такой документ должны были принять еще два года назад).

3 августа состоялась встреча Президента РФ с министром по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий, на которой главе МЧС поручено разработать программу создания новых современных пожарных частей и материально-технического переоснащения существующих (на новые материально-технические объекты, спецтранспорт и самолеты должны быть зарезервированы средства).

3 августа Президент РФ подписал распоряжение, разрешающее прием помощи от иностранных государств для тушения природных пожаров.

5 августа состоялась рабочая встреча Президента России с председателем Правительства РФ по вопросу материально-технического переоснащения органов пожарной безопасности и мер по решению социальных проблем пострадавших от пожаров.

Начиная с 6 августа, по данным МЧС, в стране ежесуточно тушили пожаров больше, чем их возникало. В общей сложности было ликвидировано почти 8 тыс. очагов на площади более 400 тыс. га.

10 августа председатель Правительства РФ принял участие в тушении двух лесных пожаров в Рязанской области, сбросив на них 24 т воды с самолета Бе-200, и посетил пос. Криуша, пострадавший от лесного пожара.

12 августа вышел Приказ по Рослехозу № 314 с запретом контактов со СМИ (в том числе по лесным пожарам) без предварительного согласования.

12 августа Президент РФ издал Указ № 1007 «О дополнительных мерах по предотвращению и ликвидации чрезвычайной ситуации, связанной с обеспечением пожарной безопасности» с возложением персональной ответственности за ликвидацию и предупреждение пожаров на высших должностных лиц Республики Мордовия, Московской, Нижегородской и Рязанской областей.

20 августа обнародовано распоряжение Правительства РФ № 1400-р о финансовой помощи бюджетам регионов, пострадавших от лесных пожаров: Республики Мордовия, Белгородской, Владимирской, Ивановской, Кировской, Курской, Липецкой, Московской, Пензенской, Рязанской, Свердловской, Тульской и Ульяновской областей.

20 августа на заседании Президиума Правительства РФ Владимир Путин объявил об отставке руководителя Рослесхоза Алексея Савинова. Ранее, комментируя на заявление г-на Савинова о пожарах («Все находится под контролем»), премьер-министр сказал: «Такой контроль никого не устраивает».

24 августа приказом по МПР создана рабочая группа Минприроды по экологическому мониторингу обводнения торфяников Подмосковья.

27 августа Президент РФ поручил правительству провести инвентаризацию лесного законодательства.

4 сентября Президент РФ поручил Генеральному прокурору РФ выяснить причины неготовности властей ряда субъектов Федерации к вновь возникшим пожарам.

6 сентября Генеральный прокурор РФ поручил проверить, как региональные власти использовали данные информационной системы дистанционного космического мониторинга лесных пожаров Рослесхоза, а муниципальные власти исполняли требования законодательства по устройству противопожарных минерализованных полос, созданию условий для организации добровольной пожарной охраны, своевременному оповещению населения о чрезвычайной ситуации, участию граждан в обеспечении первичных мер пожарной безопасности, водоснабжению жилых территорий, в том числе противопожарному, оснащению территорий общего пользования достаточным количеством средств тушения пожаров и противопожарным инвентарем, принятию мер для локализации пожаров и спасения людей и имущества.

7 сентября Государственная Дума на первом осеннем пленарном заседании рассмотрела итоги лесных пожаров лета 2010 года и приняла постановление «О ситуации, связанной с аномальными природными явлениями лета 2010 года». В докладе на пленарном заседании Государственной Думы Сергей Шойгу сообщил, что удалось отстоять от огня более
4,6 тыс. населенных пунктов с населением более 500 тыс. человек, федеральные ядерные центры в Сарове и Снежинске, Нововоронежскую АЭС, а также объекты энергетики, транспорта, социальные учреждения (это противоречит сведениям из записки, направленной в правительство МЧС 17 августа, в которой говорилось об успешной защите от огня 280 населенных пунктов). На этом же заседании сообщалось, что в стране 32 тыс. поселков с населением 37 млн жителей не имеют пожарных расчетов.

Из представленной информации ясно, что региональные власти до начала июля (федеральные - до последней декады июля) не смогли или не сумели адекватно отреагировать на сообщения о катастрофическом развитии пожаров.

Минздравсоцразвития и региональные органы власти не были готовы к оказанию дополнительной помощи населению при пожарной катастрофе. В задымленных городах из-за отсутствия кондиционеров в больницах прекращались плановые операции, в торговой сети в регионах задымления почти полностью исчезли маски, кислородные подушки, кислородные баллоны, некоторые жизненно важные медицинские препараты. Повсеместно наблюдался спекулятивный рост цен на вентиляторы и кондиционеры: они продавались зачастую в 10-20 раз дороже, чем до начала пожаров.

Количество и качество информации

Доступная официальная информация о природных пожарах 2010 года, их площадях и нанесенном ущербе противоречива. Официальная статистическая информация (равно как и информация, на основании которой принимаются решения) до сих пор продолжает основываться на данных наземных наблюдений. По-видимому, существующая система охраны и защиты лесов непригодна для сбора адекватной и оперативной информации о масштабах пожаров, поскольку собираемые наземными службами данные, положенные в основу статистической информации о горимости лесов, оказываются заниженными.

Даже информация из регионов собирается нерегулярно, обобщенные данные недостаточно точно отражают и площади пожаров, и динамику ситуации. Существует устойчивое многократное расхождение между официальными данными о площадях пожаров и данными, полученными в результате космического мониторинга. Расхождение этих данных в последние годы достигает 10 раз (в США оно не превышает 10%, в Канаде - 20%).

В 2008 году Рослесхоз сообщал: «Дистанционный мониторинг лесных пожаров Рослесхоза показал, что девять субъектов Российской Федерации (Калужская, Тверская, Омская, Иркутская, Тюменская, Амурская области, Приморский и Забайкальский края, Республика Бурятия) искажают реальную картину. На начало мая в Приморском крае официальные данные почти в два раза расходятся с результатами аэрокосмического мониторинга: 215 заявленных возгораний против 382 пожаров, зафиксированных спутником. Площадь, пройденную огнем, регион обозначил в 34 тыс. га, тогда как реальная цифра составила 70 тыс. га». По информации Рослесхоза, данные о пожарах, произошедших в 2009 году в Омской области, которые были представлены региональной администрацией в статистическую службу Рослесхоза, в 12 раз были меньше цифр реальной информации.

Сотрудники Института прикладной математики им. М. В. Келдыша РАН на основании статистики лесных пожаров за 2006-2007 годы опубликовали в 2008 году свой вывод о растущей опасности массовых пожаров: «После ввода в действие нового Лесного кодекса и фактической ликвидации лесничеств и "Авиалесоохраны" как единой структуры любой достаточно засушливый год может стать катастрофическим. Необходимо признать, что подразделения МЧС, по всей видимости, не готовы к тушению лесных пожаров в большом объеме, так как не обладают ни соответствующей техникой, ни средствами мониторинга, ни знаниями».

Ситуация с лесными пожарами в европейской части России в 2010 году стала развиваться по катастрофическому сценарию еще в апреле-мае, но органы государственной власти Республики Мордовия, Московской, Ивановской, Владимирской, Нижегородской, Рязанской областей скрывали и искажали данные о реальном положении дел. Так, массовые возгорания начались в Мордовии в мае-июне, но, только когда в июле огонь подступил к Дубровлагу (Зубово-Полянский район) и Федеральному ядерному центру в Сарове, власти признали существование проблемы.

С самого начала пожарного сезона МЧС представляло недостоверную информацию о ситуации с пожарами на природных территориях (что стало одной из причин слишком позднего принятия мер по их тушению), поскольку источников информации о ситуации с лесными пожарами на землях многих категорий просто не существует. Официальная информация МЧС часто не соответствовала реальной. Заявления МЧС и ряда глав регионов о полной готовности к пожарам весной 2010 года, а также неоднократные «победные» заявления вводили в заблуждение и население, и руководство страны. Роспотребнадзор и МЧС делали не соответствующие действительности заявления об отсутствии пожаров на загрязненных радионуклидами территориях.

Более того, после «окрика» руководства МЧС был закрыт сайт Рослесозащиты - один из немногих официальных сайтов, который предоставлял относительно объективную и актуальную информацию о масштабах и угрозах.

В начале августа, еще до закрытия сайта Рослесозащиты, организованным атакам «хакеров» подверглись два независимых сайта, которые содержали реальную информацию о масштабах трагедии: 5 августа - сайт «Виртуальная Выкса» (www.wyksa.ru) координатора общественной борьбы с лесными пожарами в Выксунском районе Нижегородской области (наиболее пострадавший от огня в июле 2010 года муниципалитет), 9 августа - сайт Лесного форума «Гринпис» (www.forestforum.ru).

Минздравсоцразвития и региональные органы власти не предоставляли населению своевременно информацию о влиянии задымления на здоровье и действенных защитных мерах. Обращает на себя внимание, что подробную информацию о медицинских последствиях задымления и мерах защиты от него распространило не Минздравсоцразвития, а Европейское бюро Всемирной организации здравоохранения из Брюсселя. В Москве, по некоторым данным, департаментом здравоохранения правительства города распространялась рекомендация медицинским учреждениям не общаться со СМИ.

Рослесхоз в 2010 году усилил информационную закрытость: был ликвидирован сайт Мослесхоза и ряда других территориальных органов; ликвидирована горячая линия Рослехоза; в разгар пожарной катастрофы было прекращено размещение на сайте Рослесхоза оперативной информации о лесных пожарах и закрыт доступ к старой информации. За «несанкционированное» общение с журналистами 20 августа 2010 года был уволен зам. начальника управления охраны и защиты лесов В. Костин.

Несмотря на то что на федеральном уровне МЧС позиционируется как координатор борьбы с природными пожарами, обычными были случаи, когда дежурный пожарной части в поселке или районе не знал, куда следует обращаться жителям для получения помощи в тушении природных пожаров.

Недостаточно эффективно было организовано распространение информации о природных пожарах на уровне районных муниципальных образований: информация о важных мероприятиях чрезвычайного положения (запрет посещения лесов, запрет хозяйственной деятельности в лесах) редко оперативно доводилась до населения.

Источником достоверной информации о пожарах, их причинах и последствиях были в основном неправительственные общественные организации (WWF России, «Гринпис России» и ряд других). В частности, именно общественными организациями были подняты вопросы (в том числе, в СМИ) о роли изменения климата в увеличении числа и площади пожаров, об угрозе пожаров на территориях, загрязненных радионуклидами.

Экономический ущерб

Материальный ущерб от пожаров (затраты на борьбу и помощь погорельцам) МЧС оценивало к 19 августа в 12 млрд руб. Эта цифра не включает оценку ущерба от погибшего в огне движимого и недвижимого имущества. По данным МЧС, выведено из строя свыше 2700 пожарных автомобилей, более 250 км рукавных ходов и линий были повреждены огнем и не подлежат восстановлению. По данным Минрегиона, на 25 августа объем материальной помощи пострадавшим составлял 7,7 млрд руб. По сообщениям газеты «Коммерсантъ», на 21 августа общие государственные расходы на тушение пожаров составили 19 млрд руб.

Нет обобщенных данных по закупкам противопожарного оборудования и техники федеральными ведомствами и регионами (только МЧС закупило противопожарного оборудования на несколько миллиардов рублей).

Нужны специальные инвентаризационные и проектные работы, чтобы определить величину ущерба, вызванного полной и неполной гибелью древостоев разного возраста, разного состава и продуктивности, а также оценить предстоящие расходы на проведение работ по возобновлению леса на гарях и на последующий уход за молодыми лесами. Только в Нижегородской области ущерб, нанесенный лесному фонду в результате лесных пожаров, составляет (по предварительной оценке) 2,8 млрд руб. (в том числе затраты на тушение - 1 млрд). По оценкам Центра охраны дикой природы, если исходить из средней стоимости погибшей древесины и затрат на необходимые лесовосстановительные работы (около 750 тыс. руб. на гектар), общий экономический ущерб от лесных пожаров к 13 августа мог достигнуть 10 трлн руб. ($375 млрд). Расходы по уходу за лесными культурами в первые 5-10 лет составляют не менее 20 тыс. руб. на гектар (точная сумма этих расходов будет зависеть от выбора площади, на которой будут восстанавливаться насаждения за счет посадки леса).

Ущерб, нанесенный популяциям растений и животных, занесенных в федеральную и региональные красные книги, а также популяциям хозяйственно ценных животных и растений, еще только предстоит определить. По экспертным оценкам, такой ущерб исчисляется десятками миллионов рублей. Так, например, в Нижегородской области погибло более половины журавлей, гнездившихся на торфяниках, пострадавших во время пожаров. Ущерб охотничьему хозяйству мог составить, по оценкам экспертов, десятки миллионов рублей.

Нет данных:

  • по экономическим потерям, связанным с нарушением авиационного сообщения (из-за отсутствия видимости повсеместно периодически закрывались аэропорты) - здесь ущерб должен составить десятки миллионов рублей. Только 2 августа московские аэропорты Домодедово и Внуково не смогли принять более 40 и отправить около 20 самолетов из-за сильного задымления воздуха;
  • по затратам, связанным с эвакуацией людей и имущества (в том числе закрытием большого числа летних детских лагерей);
  • по оценке прекращенной или отложенной производственной деятельности. Так, например, на несколько дней из-за задымления цехов был остановлен автомобильный завод Volkswagen в Калужской области;
  • о расходах на восстановление утраченной и пришедшей в негодность техники и имущества (только по МЧС этот ущерб составит около 3 млрд руб. Стоимость сгоревшего военного имущества на базе ВМФ в поселке Щурово в Коломенском районе Московской области (13 хранилищ с авиационным имуществом различного назначения, техника на 17 открытых площадках) по одним данным составила 6 млрд руб., по другим - до 200 млрд руб.

Экологический ущерб

При лесоторфяных пожарах в 2010 году в атмосферу поступило огромное количество взвешенных частиц («черный углерод»), «парниковые» и химически активные газы (окись углерода, оксиды азота, диоксид серы), органические соединения (аммиак, формальдегид, фенолы, бензопирен, альдегиды, диоксины) и другие соединения. По данным, полученным со спутников Национального космического агентства США (NASA) «Терра» и «Аква», мощные потоки горячего воздуха и дым от крупного лесного пожара на границе Рязанской и Нижегородской областей (в 10 км восточней Елатьмы) поднимались до высоты 12 км и попали в стратосферу, вызвав образование облака-пирокумулюса (что обычно происходит только при извержении вулканов).

По данным NASA, еще 24 июля концентрация угарного газа (одного из парниковых газов, оказывающих влияние на климат Земли) в результате пожаров в Центральной России на высоте 5,5 км была несущественной. А 27 июля его концентрация в районе Москвы превысила 120 частей на миллиард; к 10 августа концентрация угарного газа от пожаров в Центральной России и Сибири превысила 160 частей на миллиард. Воздушные массы, содержащие повышенную концентрацию угарного газа, образовали единую полосу от Москвы до Пекина, а ее южная граница проходила в Иране и Афганистане. Облако дыма от лесных и торфяных пожаров накрыло всю центральную часть РФ. Особенно сильному задымлению подверглись Нижний Новгород, Рязань, Саратов, Тамбов, Тверь, Владимир, Чебоксары, Новочебоксарск, Москва и города восточного Подмосковья.

Трудно определить стоимость основных экосистемных услуг, которые предоставляли сгоревшие леса (поглощение двуокиси углерода, выделение кислорода, защита почв и водоемов и др.). В результате пожаров ухудшится санитарное состояние выживших древостоев, увеличится глубина промерзания почвы (в связи с ликвидацией лесной подстилки), усилится поверхностный сток и водная эрозия на больших территориях, повысится вероятность наводнений при выпадении обильных осадков и быстром снеготаянии.

В результате лесных и торфяных пожаров в РФ в 2010 году, по оценке геобиоцентра Мюнхенского университета (Германия), в атмосферу планеты было выброшено от 30 до 100 млн т двуокиси углерода. Эмиссия СО2 от лесных пожаров будет наблюдаться и в последующие годы - за счет разложения биомассы, которая повреждена огнем, но не сгорела.

По экспертным оценкам, общий выброс углекислоты от пожаров 2010 году может составить 400 млн т (эквивалентно 18% годовых антропогенных выбросов парниковых газов в России).

Пожары 2010 года внесут вклад в потепление в Арктике: часть сажи («черного углерода»), попавшей в атмосферу в результате этих пожаров, отложится на снегу и льдах Арктики, чем вызовет их более интенсивное таяние.

Пожары 2010 года оказали влияние на региональную погоду: при действии крупных пожаров или многих небольших пожаров в регионах формировались устойчивые области высокого давления, сопоставимые по масштабам с атмосферными барическими системами. Циклоны обходили эти участки, формируя в местах пожаров еще более сухую и теплую погоду.

Причины неэффективности борьбы с пожарами

К пожарной катастрофе 2010 года привели не столько неконтролируемые природные факторы, сколько государственная политика. Избежать резкого увеличения числа природных пожаров при столь продолжительной и сильной засухе в 2010 году было невозможно. Но можно было во много раз сократить ущерб от огня, сохранить миллионы гектаров леса, избежать большинства случаев гибели людей, уничтожения домов и населенных пунктов.

В подтверждение этому тезису: на территории Белоруссии, где погодные условия были примерно такие же, а торфяников и лесов едва ли не столько же, сколько во всей Центральной России, возникавшие очаги возгорания ликвидировались в течение нескольких часов. То же наблюдалось и в Республике Татарстан, где государственная лесная служба не была уничтожена.

Главной причиной того, что пожары в 2010 году вышли из-под контроля и распространились на огромной площади, стало разрушение в ходе административной реформы 2000-2006 годов сложившейся на протяжении двух столетий системы государственного управления лесами. Этот деструктивный процесс начался в 2000 году с ликвидации самостоятельной Федеральной службы лесного хозяйства и Государственного комитета по охране окружающей среды, продолжился разрушением централизованной системы управления лесами на землях сельскохозяйственного назначения (2005 год) и завершился принятием нового лесного законодательства (Лесного кодекса и ФЗ «О вступлении в силу Лесного кодекса») в 2006 году.

Пожарное лето 2010 года показало, что ни МЧС, ни армия, ни лесозаготовители-арендаторы, ни добровольцы не могут заменить лесных специалистов в борьбе с лесными пожарами. Примерно 150 тыс. человек, потерявших работу в российском лесном хозяйстве за время действия нового Лесного кодекса, - это те люди, чьих сил, опыта и знаний не хватило для того, чтобы удержать ситуацию с лесными пожарами под контролем. Ущерб от лесных пожаров в 2010 году в десятки раз превысил экономию, полученную от сокращения этих опытных кадров.

Не допустить повторения катастрофы!

Существующая государственная система контроля и управления лесами в настоящее время не способна к адекватным действиям для минимизации лесных пожаров и наносимого ими ущерба. Новое лесное законодательство России облегчает получение быстрой прибыли крупными лесопромышленниками, оставляя беззащитным лес как экосистему, ограничивая права граждан на пользование лесами и не обеспечивая экологической безопасности лесопользования. О последствиях, к которым приведет разрушение системы управления лесным хозяйством, многократно публично, в СМИ, на разного рода совещаниях и в обращениях к президенту, правительству и Федеральному Собранию предупреждали специалисты, научные и общественные организации. Против принятия Лесного кодекса в 2006 году официально выступили законодательные собрания нескольких десятков регионов. Все эти протесты были проигнорированы.

Для исправления сложившегося положения необходимо:

1. Незамедлительно на основе принципа общественного участия приступить к разработке нового Лесного кодекса РФ, который смог бы стать основой для создания в стране более эффективной государственной системы защиты лесов и устойчивого и высокодоходного лесного хозяйства. В новом Лесном кодексе необходимо возвращение к экосистемному понятию «лес» и государственной ответственности за состояние лесов. В новом лесном законодательстве должны быть предусмотрены разные варианты организации лесопользования (в том числе прямой отпуск древесины местному населению, продажа отведенных в рубку древостоев на открытых аукционах при равных условиях и обременениях для всех лесопользователей и др.).

2. В числе конкретных мер, которые должны быть направлены на снижение пожарной опасности и уменьшение наносимого огнем ущерба:

  • противопожарное обустройство на лесопокрытых территориях в виде дорог (проездов), противопожарных барьеров, системы опорных минерализованных полос, пожарных водоемов и пр.;
  • обеспечение в территориальных структурах лесного хозяйства достаточного арсенала технических средств, средств связи и запаса материальных ресурсов противопожарного назначения;
  • обеспечение достаточного числа (около 20 тыс.) государственных инспекторов (лесной стражи, лесной охраны - лиц, для которых охрана лесов является единственной задачей) с персональной ответственностью за происходящее на закрепленных участках леса, способных предупреждать неадекватное поведение людей в лесу и ликвидировать возникающие возгорания. Эта государственная лесная охрана должна быть полностью обеспечена финансированием из федерального бюджета, а ее сотрудникам должна быть обеспечена высокая зарплата и социальная защита; лица, работающие в этой структуре, должны быть лишены права зарабатывать средства с помощью ведения хозяйственной деятельности в лесах;
  • создание в лесничествах технически оснащенной и надежно работающей службы раннего обнаружения пожаров;
  • создание в лесной отрасли наземных и авиационных мобильных групп подготовленных лесных пожарных, способных «задавить» пожары на ранних стадиях;
  • создание центральной службы авиалесоохраны с сетью филиалов, имеющих задачей обнаружение и борьбу с пожарами на труднодоступных территориях, а также борьбу с огнем совместно с подразделениями МЧС при возникновении особо опасных пожаров;
  • применение наиболее экологически и экономически эффективных технологий тушения лесных и торфяных пожаров;
  • указание на щитах противопожарной информации адресов и телефонов ответственных за противопожарную безопасность в данной местности;
  • инвентаризация заброшенных торфоразработок, возвращение там, где это целесообразно, эффективного пользователя этих разработок. Неиспользуемые осушенные болота должны быть постепенно восстановлены на основе научно обоснованных проектов мелиорации;
  • отказ от использования при лесовосстановлении в южных и центральных районах европейской России монокультур, опасных в пожарном отношении;
  • создание эффективной национальной системы спутникового мониторинга, обеспечение доступности спутниковой информации о природных пожарах для всех заинтересованных государственных и негосударственных организаций;
  • дополнение закона «О защите населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера» и других федеральных и региональных законов нормами по усилению безопасности населения и повышению персональной ответственности должностных лиц за действия (бездействие) при пирогенных природных ситуациях;
  • законодательное запрещение выжигания сухой травы, стерни, соломы и тростника, а также сжигания растительных остатков на природных территориях в течение пожароопасного сезона и разведения огня на торфяниках;
  • организация общественных групп пожарной защиты во всех поселениях в пожароопасной зоне.

Выводы и предложения

Пожарное лето 2010 года показало неспособность государства обеспечить безопасность граждан при масштабных лесоторфяных пожарах и уберечь важнейший национальный природный ресурс, каким в России является лес. Государственная политика управления лесами, представленная в Лесном кодексе 2006 года, требует коренного пересмотра.

Летом 2010 года природные лесо-торфяные пожары в России приняли масштаб национального бедствия. Они повлекли:

  • гибель на пожарах десятков человек;
  • полное или частичное уничтожение нескольких сотен населенных пунктов и тысяч домовладений;
  • уничтожение природных экосистем на площади в несколько миллионов гектаров;
  • загрязнение атмосферы продуктами горения лесов и торфяников, которое вызвало заметное увеличение смертности и заболеваемости и будет сказываться на состоянии здоровья населения в ближайшие годы;
  • выброс огромного объема парниковых газов и «черного углерода», что будет иметь глобальные последствия для природной среды на планете.

 

Для предотвращения катастрофических природных пожаров и минимизации их последствий необходимо:

  • заменить Лесной кодекс 2006 года законодательством, направленным на обеспечение охраны лесов и устойчивое развитие лесного хозяйства;
  • восстановить самостоятельное федеральное лесное ведомство, для которого охрана и воспроизводство лесов были бы главными задачами;
  • значительно увеличить расходы на охрану и восстановление лесов;
  • восстановить централизованную систему авиационной охраны лесов.

По материалам www.yabloko.ru