Русский Английский Немецкий Итальянский Финский Испанский Французский Польский Японский Китайский (упрощенный)

Партнеры журнала:

Эколайф

Лес для людей, люди для леса

2011 год − Международный год лесов

Международный год лесов − 2011

В своей резолюции № 61/193 от 2006 года Генеральная ассамблея ООН провозгласила 2011 год Международным годом лесов и призвала правительства всех стран, структуры ООН, неправительственные организации и частный сектор согласовать усилия по рационализации использования, сохранению и устойчивому развитию всех видов лесов в интересах нынешнего и будущих поколений.

WWF

Каковы причины, побудившие Организацию Объединенных Наций к принятию такого решения? ООН обращает внимание мирового сообщества на следующие факты:

  • 31% площади суши покрыто лесами в настоящее время;
  • около 36% площади всех оставшихся лесов составляют первичные леса;
  • более 1,5 млрд человек зависят от лесов в получении средств к существованию;
  • в 327$ млрд оценивался в 2004 году объем торговли продуктами леса;
  • для 300 млн человек леса являются непосредственным местом жизни;
  • для 80% представителей наземного биоразнообразия леса являются естественной средой обитания;
  • 30% лесов используются для заготовки древесины и недревесных продуктов.

При этом:

  • примерно в 2 раза сократилась общая площадь лесов планеты за историческое время;
  • больше ¾ лесов исчезли, деградировали или подверглись серьезной фрагментации со времен окончания последнего ледникового периода;
  • 130 тыс. км2 лесов ежегодно исчезают с лица земли в результате обезлесивания (по оценкам экспертов FAO). В основном это происходит по причине конверсии лесов в земли сельскохозяйственного назначения, неустойчивого лесопользования с целью заготовки древесины, некачественного управления землями, а также в результате создания человеческих поселений;
  • около 20% − такой вклад обезлесивание вносит в глобальную эмиссию парниковых газов (по оценкам Всемирного банка);
  • примерно 100 биологических видов ежедневно исчезают с лица земли из-за обезлесивания в тропиках.

Представленные данные наглядно демонстрируют, что леса, которые являются неотъемлемой составляющей устойчивого развития человеческой цивилизации в мировом масштабе, по-прежнему находятся под серьезной угрозой. А ведь они жизненно необходимы для людей на планете − всех семи миллиардов ее обитателей…

Леса планеты

Выше приведены лишь те факты, которые несложно выразить цифрами, понятными даже школьнику. На самом деле значение лесов неизмеримо больше. Леса − ключевой элемент всей земной биосферы. Помимо исключительного значения для существования живых организмов, обитающих в них, от состояния лесов может зависеть и существование организмов из других сред обитания. Например, результаты недавно проведенного международного исследования с участием экспертов из четырех стран (России, Японии, Китая и Монголии) дали определенный ответ на вопрос «Почему Охотское море богаче рыбными ресурсами, чем другие моря?». Оказалось, что условием благополучия Охотского моря является поступление в него с водами Амура соединений железа, которые вырабатываются в лесах, покрывающих бассейн великой реки. Железо является элементом, в одинаковой степени важным для суши, рек и океанов. Но для его переноса на большие расстояния необходимы соединения, которые называются фульвокислотами. Они образуются в результате разложения лесного перегноя. Поэтому эксперты, участвовавшие в проекте, назвали леса бассейна Амура «рыборазводными». Таким образом, леса и болота континента поддерживают также биологическую жизнь океанов.

Дожди идут благодаря лесам?

Еще более значимой роль лесов предстает в работах группы санкт-петербургских ученых, развивающих теорию биотического насоса. Согласно их исследованиям, движущей силой круговорота атмосферной влаги является всасывание и испарение влаги растениями. Основную роль здесь также играют леса благодаря их высокому листовому индексу − многократному превышению площади листовой поверхности над занимаемой лесом площади суши.

До сих пор предполагалось, что объем потока атмосферной влаги, поступающей на сушу с океана, является геофизическим параметром, то есть определяется абиотическими факторами. Но, по мнению некоторых ученых, в действительности этот поток полностью определяется свойствами растительного покрова суши, в частности величиной объема испарения влаги с поверхности растений. И ключевая роль здесь принадлежит лесам.

Авторы теории биотического лесного насоса объясняют это так. Благодаря тому, что суммарная площадь листьев в лесу многократно превышает площадь занимаемой лесом поверхности земли, испарение воды над лесом сильно превосходит испарение над океаном. Испарившаяся влага конденсируется и исчезает из газовой фазы, что приводит к разрежению воздуха в атмосферном столбе над лесом. Поэтому над лесными массивами возникают восходящие потоки воздуха, что приводит к засасыванию влажного воздуха с океана. Затем, после выпадения осадков над сушей, он возвращается в океан. Основной вывод из этого рассуждения прост и понятен каждому человеку: если вырубить леса, ветер не будет дуть с океана и на суше не будет ни дождя, ни рек.

Более того, постоянная тяга «лесного насоса» не допускает значительных колебаний стока, что предотвращает возникновение засухи и наводнений. В районах с ненарушенными лесами не может быть катастрофических пожаров, потому что там регулярно выпадают дожди. Авторы вообще считают, что ненарушенные леса обеспечивают постоянное равновесие между количеством осадков и объемами речного стока и испарения. Помимо всего прочего, это означает, что ненарушенные леса надежно защищают сушу от ураганов, смерчей и прочих подобных явлений. Одним из самых главных следствий теории биотического лесного насоса авторы считают необходимость сохранения больших (протяженностью около нескольких тысяч километров) массивов ненарушенных лесов, количество и площадь которых во всем мире неуклонно сокращается.

К счастью, помимо угроз, в мире есть и положительные тенденции, касающиеся лесов. По оценкам МСОП и Глобального партнерства по восстановлению лесных ландшафтов, в мире более миллиарда гектаров уничтоженных или деградировавших лесов, которые могут быть восстановлены. Глобальное партнерство по восстановлению лесных ландшафтов (The Global Partnership on Forest Landscape Restoration, GPFLR) − это всемирная сеть, которая объединяет правительства, важнейшие международные союзы и неправительственные организации разных стран, а также компании и отдельных людей. Партнерство ставит своей целью информационную и практическую поддержку различных инициатив по восстановлению лесных ландшафтов во всем мире, от местного до интернационального уровня. Разного уровня инициатив по лесовосстановлению уже насчитывается множество, и в разных странах, но бесспорным мировым лидером в восстановлении утраченного лесного покрова в настоящее время является Китай. Лесной покров в этой стране ежегодно увеличивается на 4 млн га. Это больше, чем в какой-либо другой стране мира.

В обращении партнерства говорится, что по всему миру люди уже начали заниматься восстановлением лесов, поэтому деградировавшие леса стали «ландшафтами возможностей», и эти возможности безмерны. Члены партнерства верят, что идеи преобразуют ландшафты! Именно эту идею, выраженную в логотипе Международного года лесов, хочет донести до нас ООН. В ней особо выделяется центральная роль человека в обеспечении рационального использования, сохранения и устойчивого развития мировых лесных ресурсов. Леса дают человеку кров и пищу, служат средой обитания для животных и растений, представляют собой источник лекарственных средств и питьевой воды, а также играют ключевую роль в поддержании мирового климата и окружающей среды в целом.

Леса России

Россия входит в Год лесов с большими проблемами и разными новостями, касающимися судеб российского леса, − хорошими и плохими.

К сожалению, до сих пор окончательно не изжит миф о лесных ресурсах России, которые якобы по-прежнему огромны и даже неисчерпаемы. Одна из задач Года лесов − отказаться от этого мифа, а вместо этого дать объективную оценку нашим лесам, их роли и ценности.

Богата ли Россия лесами? Вот честный ответ на этот вопрос:

  • площадь сравнительно продуктивных лесов в России составляет лишь 1/5 общей площади всех лесов;
  • основной лесной пояс страны находится в достаточно суровых континентальных условиях, тем самым существенно уступая по продуктивности, например, освоенным лесам США и Канады;
  • более половины лесов Сибири и Дальнего Востока растут на почвах с вечной мерзлотой и поэтому не имеют коммерческой ценности;
  • наиболее высокопродуктивные хвойные леса уже вырублены, в эксплуатационных лесах многолесных регионов преобладают мелкотоварные древостои на почвах с избыточным увлажнением и недорубы прошлых лет;
  • лесовосстановительные мероприятия в России в целом никогда не были достаточно эффективными и не гарантировали восстановление лесов хозяйственно ценными породами;
  • за формирующимися молодняками на вырубках, как правило, не обеспечивается надлежащий уход;
  • фактические потери от пожаров, вредителей, болезней обычно не менее чем в полтора-два раза превышают отчетные и составляют ежегодно около 1 млн га и более;
  • реальная расчетная лесосека в отчетах госорганов подменена завышенной виртуальной, что на деле легализует хищническую вырубку доступных для эксплуатации лесов;
  • в большинстве регионов расчетная лесосека по главному пользованию в хвойном хозяйстве транспортно доступных лесов и рентабельных древостоях уже сегодня осваивается практически на 100%.

При этом Россия до сих пор является единственной страной в мире, сохранившей наибольшие площади ненарушенных или малонарушенных лесов. По данным на 2007 год, эти площади составляли около 276 млн га, и это только если принимать во внимание массивы не менее 50 тыс. га. Если принять теорию биотического лесного насоса (которую пока никто обоснованно не опроверг), то ясно, что основная ценность лесов России именно в наличии крупных массивов малонарушенных лесов. (К сожалению, в последние несколько лет никаких значимых мер по сохранению малонарушенных лесов России не принималось ни на федеральном уровне, ни на уровне отдельных регионов.)

Ценность наших лесов не только в этом. Считается общеизвестным, что биологическое разнообразие наиболее высоко в тропических регионах и там же наиболее высоки его потери, поэтому основное внимание общественности планеты приковано к сокращению площади тропических лесов, их деградации и исчезновению видов в тропиках. Однако и этот широко известный взгляд оказывается не столь однозначным.

Не только тропики

Долгое время внимание мировой природоохранной общественности было приковано к тропическим странам, где сосредоточено основное видовое разнообразие (то есть наибольшее количество биологических видов растений, животных, грибов, микроорганизмов). В связи с этим возник даже специальный термин megadiversity countries. Однако с точки зрения сохранения устойчивости биосферы этот подход неправомерен. По показателям видового разнообразия северные экосистемы несопоставимы с тропическими, но это нисколько не умаляет их роль в биосферной регуляции.

Дело в том, что в более суровых и менее стабильных по сравнению с тропиками условиях Севера относительно небольшое видовое разнообразие компенсируется повышенным внутривидовым и внутрипопуляционным разнообразием. То есть там существенно выше различия (в том числе закрепленные на генетическом уровне) между отдельными группами и популяциями одного вида. Например, выявлено существование большого генетического (именно генетического!) своеобразия географических форм у ряда видов деревьев семейства сосновых. Подобные результаты получены уже давно при исследованиях популяций рыб − арктического гольца, камчатской микижи и др. Эти и другие работы подтверждают роль внутривидового разнообразия для обеспечения устойчивого существования северных видов в нестабильных и суровых условиях среды.

Основной вывод из этих исследований состоит в том, что устойчивое существование экосистем северных регионов, а значит, и осуществление их биосферных функций (поддержания климата, стабильности среды, биологического равновесия и др.) зависят от сохранения всего внутривидового разнообразия. То есть леса умеренных зон ничуть не меньше тропических нуждаются в согласованных усилиях по сохранению их биоразнообразия и обеспечению эффективного выполнения ими биосферных функций.

Как отмечается в докладе Программы ООН по окружающей среде, посвященном развитию человеческого потенциала в России (2005), в мире растет понимание, что наша страна является главным «экологическим донором» планеты, внося самый большой вклад в обеспечение устойчивости биосферы. На территории России сохранились крупнейшие в мире природные массивы, представлены практически все типы экосистем и сосредоточено основное видовое разнообразие самого большого континентального региона планеты − Северной Евразии.

При этом объемы нелегальной заготовки древесины в России продолжают оставаться не просто значительными, а составляют, по разным оценкам, до 25% всего объема заготавливаемой древесины.

Нелегальная заготовка древесины: кто виноват и что делать

В конце 2010 года Лесной попечительский совет (FSC) в России в рамках совместного проекта с WWF России проводил исследование узнаваемости логотипа FSCтм. Было опрошено более 700 производителей, продавцов и потребителей лесобумажной продукции в Москве и Московской области, а также представители общественных экологических и научных организаций.

Один из вопросов анкеты был такой: «Насколько для вас важна легальность происхождения древесины при покупке лесобумажной продукции?» Результат опроса оказался плачевным: более чем для половины опрошенных легальность лесобумажной продукции не важна вовсе. Треть опрошенных вообще не готова покупать легальную продукцию и прилагать какие-либо усилия к ее поиску. А наименее интересующимися легальностью древесины оказались производители и продавцы мебели и паркета.

В это же время к выводу о неэффективности Лесного кодекса (2006) в отношении предотвращения нелегальных лесозаготовок пришла и Счетная палата России (СП). Это было сделано на основании мероприятия «Эффективность использования лесов в РФ за 2007−2009 годы». На коллегии СП выяснилось, что контролирующие органы не в состоянии проследить движение лесоматериалов по территории России, оценить объемы вырубки и заготовки. В результате лес бесконтрольно направляется за рубеж. Новый Лесной кодекс, как было заявлено на коллегии, не решил ряд актуальных проблем лесного сектора.

Из этого однозначно следует, что без изменения позиции значительной части российского бизнеса по отношению к приобретению нелегально заготовленной древесины и продукции из нее покончить с этим разрушительным явлением не удастся. Однако для этого необходимо также государственное регулирование − изменения в законодательстве, в том числе исключающие из бизнес-сообщества компании, которые выбирают стратегию «экологического демпинга», то есть закупки нелегально заготовленных природных ресурсов или применение запрещенных технологий.

Из числа плохих новостей − непопулярное решение Президента РФ об утверждении прокладки автомобильной трассы Москва − Санкт-Петербург по изначально спланированному маршруту, то есть через Химкинский лес. По сути это означает, что власти и чиновники не смогли увидеть за деревьями лес. Или не захотели. И торфяники кое-где все еще тлеют, в том числе недалеко от Москвы…

Лес за деревьями так и не увидели…

Год лесов в России начался с нового витка строительства трассы Москва − Санкт-Петербург, стартовавшего после решения Президента РФ о прохождении ее через Химкинский лес. А 15 января Международного года лесов первый заместитель председателя правления государственной компании «Российские автомобильные дороги» («Автодор») Сергей Кельбах заявил, что на компенсацию экологического ущерба, нанесенного в ходе строительства трассы летом 2010 года, будет выделено 4 млрд руб. Из них 1 млрд рублей пойдет на компенсационную высадку деревьев. Кроме того, г-н Кельбах сообщил, что деревья из дубовой рощи, которые еще растут и высотой менее 15 м, будут пересажены по специальным технологиям: «По сути мы перенесем часть рощи чуть северо-западнее того места, где дубы сейчас произрастают».

Химкинский лес − один из немногих уголков природы ближнего Подмосковья, сохранивших почти первозданный облик. На расстоянии всего нескольких километров от супермаркетов «Мега» и «Ашан», жилых районов Химок, Долгопрудного и Москвы сохранился лес, в котором живут лоси, совы, дятлы и многие другие представители фауны. Периодически в лес заходят кабаны, в районе водоемов много уток, там можно увидеть цапель и крупных хищных птиц. Флора не менее разнообразна − достаточно упомянуть вековую дубраву, тянущуюся от родника Св. Георгия почти до районов жилой застройки.

Строящаяся трасса проходит прямо через дубраву: по замыслу проектировщиков здесь будет асфальт, а часть деревьев «перенесут». Но лес − целостная экосистема. Все ее компоненты связаны друг с другом многочисленными связями, за счет которых экосистема обладает свойством самоподдержания. Вырванные из экосистемы, отдельные компоненты сами по себе имеют несоизмеримо меньшую ценность, даже если их особи выживут после перемещения. Тем более что дуб является так называемым эдификаторным видом − он создает основу экосистемы, определяет ее структуру и играет важнейшую роль в создании ее внутренней среды.

В России с дубом связано около 4000 видов растений, животных и грибов. Конечно, не все они встречаются в Химкинском лесу, но эдификаторная природа дуба не оставляет сомнений в их многочисленности. Для того чтобы перенести популяции всех этих сотен или тысяч видов вместе с деревьями «чуть северо-западнее», даже по «специальным технологиям», не хватит никаких миллиардов не только «Автодора», но и всех возможных инвесторов, российских и иностранных. Даже если пересаживаемые деревья выживут. Это яркий пример того, как за деревьями власть имущие предпочли не увидеть леса.

Добавим, что термины «компенсационные посадки», «компенсационное озеленение» мы вообще считаем неприемлемыми. Какие технологии лесовосстановления не применяй, их эффективность низка: срубить дерево можно за считаные минуты, а для того чтобы оно выросло, требуются десятилетия. Часто вырубку зеленых насаждений оправдывают «компенсационной» высадкой крупномеров в другом месте − но это же просто пересадка деревьев с одного места на другое. В чем же здесь компенсация? Это, разумеется, не означает, что не нужно озеленять подходящие свободные участки, но давайте не будем называть эти мероприятия «компенсационными». Компенсировать чем-либо срубленное дерево принципиально невозможно!

Добавим ложку меда в эту бочку с дегтем (то есть наш рассказ о судьбах российского леса), потому что есть и хорошие новости, причем за последние годы они появились, пожалуй, впервые. Хотя очередное переподчинение Рослесхоза, на этот раз напрямую Правительству РФ, как и любая реорганизация, на время осложнила его работу, это верный шаг. О необходимости самостоятельного органа по лесному хозяйству и лесники, и экологи говорили с 2000 года, когда Федеральная лесная служба была включена в состав МПР. Далее: существенно изменился кадровый состав руководства Рослесхоза, появилось сразу несколько грамотных и энергичных работников. Возобновил работу Общественный экологический совет Рослесхоза, причем первая встреча его членов, проведенная уже при новом руководстве, дала им надежду на эффективное сотрудничество. Все это, несомненно, хорошие вести. Что они нам сулят в дальнейшем − на этот вопрос Год лесов обязательно ответит.

И еще одна хорошая новость. В ноябре 2010 года постановлением Правительства РФ введена в действие новая редакция Перечня видов (пород) деревьев и кустарников, заготовка древесины которых в Российской Федерации не допускается. В этот перечень наконец-то включена сосна кедровая корейская (Pinus koraiensis, также известная как кедр корейский). Это гигантский шаг в направлении сохранения лесов и всего богатейшего биологического разнообразия Дальнего Востока, в том числе ключевых местообитаний амурского тигра.

От плодоношения кедра напрямую зависит выживание не менее 50 видов животных, включая кабана, являющегося одним из основных объектов питания амурского тигра. Кедровые леса сыграли ключевую роль в сохранении амурского тигра в период падения его численности на Сихотэ-Алине в первой половине XX столетия до 30 особей. А в 2007 году по кедрачам был нанесен, казалось бы, смертельный удар − после принятия Лесного кодекса исчез запрет и на промышленную заготовку кедра. В условиях истощения запасов коммерчески ценной древесины в эксплуатационных лесах дальневосточные лесозаготовители устремились осваивать защитные леса. В результате в 2009 году с Дальнего Востока был экспортирован наибольший за последние шесть лет объем кедровой древесины, а заготовка кедра, по оценкам WWF, превысила официально разрешенный объем в 2,5−3,7 раза. В этих условиях единственной действенной мерой стал полный запрет на рубку кедра корейского. Теперь ни одно дерево кедра не может быть законно срублено и вывезено с территории РФ.

WWF России в Год лесов

Всемирный фонд дикой природы (WWF) благодарит Правительство Российской Федерации, Федеральное агентство лесного хозяйства и всех, кто своей деятельностью способствовал принятию этого решения, за спасение кедра корейского. WWF также приветствует позитивные изменения, происходящие в управлении лесами на федеральном уровне. Они порождают надежду, что наступивший год действительно может стать Годом лесов. Какие задачи мы желали бы поставить перед собой и решить для того, чтобы позитивные изменения на этом не закончились? Для этого требуется добиться положительных сдвигов сразу в нескольких направлениях. Годы нашей работы однозначно убедили нас в том, что лесоуправление может быть устойчивым только в том случае, если оно является одновременно экологичным, экономически эффективным и социально ответственным. Поэтому точек приложения сил будет несколько: власть, бизнес, население.

Конечно, хотелось бы и большего. Например, чтобы эффективность лесного хозяйства никогда больше не измерялась бы процентом освоения расчетной лесосеки. Примитивная идея «чтобы лучше жить, надо больше рубить» восходит к временам давно почившей в бозе плановой экономики. Сейчас такой подход приводит лишь к дальнейшему истощению продуктивных лесных ресурсов, но никак не к экономической устойчивости.

О том, каковы могут быть альтернативы такому подходу, мы расскажем в следующих материалах цикла.

Елена КУЛИКОВА,
руководитель Лесной программы
WWF России,
Татьяна ЯНИЦКАЯ,
эксперт Лесной программы WWF России

Задачи Года лесов

WWF России считает, что нужно сохранять ценные лесные массивы России через изменение модели лесопользования от экстенсивного к эффективному. Для этого необходимо:

Восстановить лесную охрану, которая была упразднена в 2007 году. В российских лесах не стало лесников, которые жили в лесу, выявляя при этом пожары на ранней стадии, ведя борьбу с нарушителями и т. д. Результат − разрушительные лесные пожары лета 2010 года и многократный рост объемов нелегальных рубок.

Обеспечить предотвращение нелегальных рубок. В настоящее время в стране почти ничего не делается ни для выявления истинного размаха проблемы, ни для ее решения. Необходимо ввести в законодательство определение нелегальных лесозаготовок, механизмы их предотвращения и обеспечения легальности лесопользования, а также наказания для лиц, участвующих в нелегальной деятельности в лесу.

Сделать информацию о лесах открытой и привлекать население к управлению лесами. Открытость информации о лесах для общественности в России очень низка как на федеральном, так и на региональном уровне, население в управлении лесами не участвует. Необходимо проводить системную работу по вовлечению населения в лесоуправление на разных уровнях.

Обеспечить качественное лесовосстановление и уход за лесом. Из-за некачественного лесовосстановления, нехватки посадочного материала, недостаточного ухода качество российских лесов снижается. Ухудшается возрастной и породный состав, снижается продуктивность. Опыт работы WWF по созданию модельных лесов показал, что и в российских условиях можно и нужно применять модель эффективного лесопользования. Необходимо внедрение в практику лесного хозяйства модельных подходов устойчивого лесопользования, разработанных WWF.

Повысить престиж лесной профессии. Затяжная реформа лесного сектора вызвала массовый отток из него профессиональных кадров. Реформа образования привела к сокращению возможности для узкопрофессиональной специальной подготовки. Высшая школа при формировании программ не учитывает мировые тенденции. Чтобы начать решать эти вопросы, требуется система мер, включающая возрождение школьных лесничеств, работа над учебниками и программами вузов и средних специальных учебных заведений, проведение конкурсов и специальных акций.

Влиять на сформировавшийся у части населения стереотип поведения в лесу. Заметно упала культура поведения людей в лесу: свалки мусора стали обычным явлением, поджоги травы и непотушенные костры являются одной из основных причин лесных пожаров. Надо менять такое отношение людей к лесу, разъясняя правила, организуя контроль и создавая альтернативы: посадка деревьев, уборка мусора, соревнования по сбору грибов и ягод и т. д.

Изменить модель потребления продукции из древесины. Экологичность поведения на работе и дома стала новой мировой тенденцией. Это касается и продукции из древесины. Требуется увеличивать спрос на продукцию, изготовленную из древесины, заготовленной в лесах, управляемых ответственно, например, имеющую сертификат Лесного попечительского совета (FSC), а также вводить экодокументооборот, пропагандировать сбор макулатуры и др.