Партнеры журнала:

Эколайф

Международный год лесов: первые итоги

Подходит к концу 2011 год, объявленный ООН Международным годом лесов. Лес – это не просто природный ресурс, как нефть или газ, который может использоваться бизнесом для получения прибыли.

От многих других природных богатств лес отличается тем, что это возобновляемый ресурс, то есть при рациональном, устойчивом использовании лес дает древесину, ягоды, грибы, сотни других видов сырья, его можно использовать как место отдыха неограниченное время, в течение жизни многих поколений людей. Кроме того, многие леса, в том числе и в нашей стране, играют чрезвычайно большую роль в сохранении биологического разнообразия и культурного наследия, сдерживают неблагоприятное изменение климата в планетарном масштабе.

На местном уровне леса являются ключевым фактором развития экономики, обеспечения благоприятного климата, сохранения плодородия почвы, поддержания водного баланса, чистого воздуха - тем самым сохранение площади, биологического разнообразия, жизнеспособности и качества лесов является жизненно необходимым для каждого жителя планеты. По оценкам ФАО (Food and Agriculture Organization of the United Nations - Продовольственная и сельскохозяйственная организация ООН), около 300 млн людей живут непосредственно в лесах, а около 1 млрд человек непосредственно зависят от лесов в экономическом плане. Именно поэтому в Международный год лесов важен вклад каждой страны и каждого человека в дело сохранения, защиты и приумножения лесов.

Какой вклад внесла в это важное дело Россия? Какой вклад в него сделал каждый из нас? Многое ли изменилось за этот год в российских лесах? Удалось ли усовершенствовать управление лесами? Стали ли они лучше охраняться от пожаров, незаконных рубок, браконьерства? Появились ли перспективы преодоления деградации породного состава лесов, решения надвигающейся проблемы кризиса лесообеспечения? И наконец, появилась ли перспектива решения проблемы вовлечения населения в управление лесами России, чтобы решения в сфере управления лесами не принимались за нас и без нас?

Скептики скажут, что ничего в лесу не изменилось. Но нельзя забывать, что лес - это не просто участок земли с деревьями, или объект управления, или месторождение древесины, или подлежащее застройке место около большого города. Лес - это сложная экосистема, своего рода мегаорганизм, который развивается десятилетиями, причем не все законы этого развития нами пока поняты, и мы пока еще только учимся на собственных ошибках управлять процессами в лесу таким образом, чтобы, с одной стороны, извлекать из леса максимальную экономическую (древесина, недревесная и пищевая продукция, использование рекреационных ресурсов и т. д.) и нефинансовую (чистая вода, воздух, места обитания мириад видов живых существ, связанных с лесом, депонирование углерода и т. д.) пользу. Поэтому неудивительно, что реальных сдвигов мы пока не видим, тем не менее всякий долгий путь к хорошим целям всегда начинается с маленького шага - вопрос в том, чтобы начать движение в правильном направлении, не устать и не сбиться с пути... Международный год лесов - это период, который предназначен не для решения всех лесных проблем, а для выявления этих проблем, определения путей их решения и начала движения к намеченной цели.

В лесу появится «сторож»?

Лесной кодекс 2006 года не только передал функции по управлению лесами на региональный уровень, но и закрепил отсутствие в лесу «лесных сторожей» - государственной лесной охраны. По всей видимости, это было сделано в целях «оптимизации» государственного управления за избыточным ресурсом, который, согласно известной, но от этого не менее одиозной оценке на основе годичной расчетной лесосеки, используется менее чем на 30% и потому, исходя из логики экономистов, не требует дополнительных инвестиций в охрану от пожаров и незаконных рубок и общее совершенствование управления.

Излишне говорить, чем обернулся уход из леса государственных служащих и неуклюжая попытка переложить государственные, ранее централизованные, функции по предупреждению и борьбе с лесными пожарами на плечи арендаторов и региональных органов управления лесами. Первый же очень засушливый и жаркий год показал, что лес может быть не только источником бесчисленных благ, но и, при неумелом управлении, источником грозной опасности для человека. По итогам 2010 года, наряду с многочисленными поправками в Лесной кодекс, касающимися совершенствования защиты лесов от пожаров, летом 2011 года была формально восстановлена государственная лесная охрана, правда, ни дополнительных штатов, ни средств на практическое возвращение «сторожей» не появилось, но сделан первый шаг.

Очень важно, чтобы работа была доведена до конца и лес вновь охраняли лесники.

Леса будут меньше гореть?

Наряду с поправками в Лесной кодекс в 2011 году принимались и поправки в другие нормативно­правовые акты. В частности, почти незамеченными прошли очень важные и актуальные поправки в Правила пожарной безопасности в лесах. Так, введен прямой и недвусмысленный запрет на выжигание хвороста, лесной подстилки, сухой травы и других лесных горючих материалов на земельных участках, непосредственно примыкающих к лесам и защитным лесным насаждениям, без создания вдоль леса противопожарной минерализованной полосы шириной не менее 0,5 м. Это означает, что теперь пускать «контролируемые палы» без предварительной опашки выжигаемой территории со стороны леса нельзя. Более того, существенно увеличены штрафы за нарушение правил пожарной безопасности в лесу.

Важность этой поправки невозможно переоценить, ведь большинство лесных пожаров в средней полосе европейской части России возникают весной именно из­за палов сухой травы на полях, вдоль дорог, ЛЭП и газопроводов. Затем та же проблема становится актуальной в осенний период в Сибири, на Дальнем Востоке и в южных регионах европейской части страны. Другое дело, что пока на деле не восстановлена лесная охрана, ловить поджигателей за руку просто некому. Спутниковый мониторинг, на который пока всецело полагаются в Рослесхозе и МЧС, хорош, по признанию некоторых региональных сотрудников органов управления лесами, только для составления отчетов, а не для контроля и управления ситуацией в режиме реального времени. Кроме того, спутниковый мониторинг эффективен для выявления крупных пожаров, охвативших большие площади, а не на ранней стадии костра, когда борьба с огнем наиболее эффективна.

Кроме того, для эффективной борьбы с лесными пожарами, как, впрочем, и с незаконными рубками, необходимо решить проблему «бесхозных» лесов, к которым относятся лесополосы, бывшие колхозные леса, леса на зарастающих сельскохозяйственных землях и т. д. Всего по стране, по оценкам Гринпис России, такие леса составляют до 5% от общей лесопокрытой площади. Казалось бы, это незначительная доля, тем не менее именно эти леса обычно служат местом отдыха и заготовки дров и мелкого строительного материала,  сбора ягод и грибов. Естественно, учитывая, что эти леса, по сути, вообще не имеют никакой ведомственной опеки, именно они поражаются и пожарами, и незаконными рубками прежде всего, затем огонь уходит в крупные лесные массивы, но потушить его тогда становится уже непростой задачей.

Власть заметила незаконные рубки?

Проблема незаконных рубок у нас в стране существует давно, пожалуй, с первых лет развала советской экономической и политической систем. Тем не менее власть долгое время предпочитала «не замечать» этой проблемы. Официальные цифры, характеризующие нелегальные заготовки, - от 1,4 до 1,8 млн м3 в год - не выглядят особенно пугающими на фоне общего объема заготовки древесины в стране (около 150-170 млн м3 в год). Хотя, если вдуматься, и эта цифра ужасает: достаточно представить это количество древесины - более 20 тыс. вагонов, груженных круглым лесом!

Но за этими цифрами стоит объем только выявленной незаконной древесины и, как правило, заготовленной только при сплошных рубках. Незаконные выборочные рубки, когда «черными лесорубами» изымаются самые ценные части стволов наиболее дорогих, часто редких пород, не видны на снимках, сделанных из космоса, и не учитываются, а между тем именно такой способ нелегальной заготовки является преобладающим. По оценкам специалистов, около 20% древесины в России заготавливается нелегально.

Интересно, что именно в Международный год лесов, в сентябре, выступая на Межрегиональной конференции по обсуждению стратегии социально­экономического развития Северо­Запада России до 2020 года, состоявшейся в г. Череповце, премьер­министр РФ Владимир Путин поднял проблему незаконных рубок, признав, что сегодня в России почти отсутствует государственный контроль за происхождением древесины.

WWF неоднократно подчеркивал, что для эффективной борьбы с нелегальными рубками в России необходима скорейшая разработка и внедрение государственной системы учета и отслеживания древесины. В России уже существует опыт как национальной, так и корпоративных систем отслеживания происхождения древесины, которые самостоятельно внедряют ответственные, в основном FSC­сертифицированные лесопользователи. Нелегальным рубкам необходимо противопоставить эффективную государственную систему учета и отслеживания происхождения древесины, скоординированные усилия разных ведомств, начиная с органов управления лесами и заканчивая таможенными службами и органами внутренних дел. Кроме того, важно, чтобы потребители древесины, включая как крупные организации, так и простых граждан, не были равнодушны к ее происхождению.

Лесопользование станет интенсивным?

В период активной индустриализации страны, то есть с 1930­х годов, в стране был выбран курс на экстенсивную модель лесопользования. Доход при таком подходе, как правило, получается исключительно от сплошных рубок. С тех пор рубки ухода за лесом, особенно прореживания и проходные, проводятся, если вообще проводятся, в недостаточном объеме и часто без соблюдения соответствующей технологии. Как правило, вместо ухода, то есть удаления деревьев низкого качества, мешающих росту других деревьев, вырубаются именно лучшие деревья - для получения дохода. Рубки ухода превратились в «рубки дохода».

Результат такого подхода для леса очевиден: к моменту финальной рубки качество, а соответственно, и стоимость леса оставляют желать лучшего. Для обеспечения необходимых объемов заготовки качественной древесины в оборот приходится вовлекать все новые и новые территории с соответствующими затратами на создание инфраструктуры.

Сегодня Россия пожинает плоды экстенсивной модели ведения лесного хозяйства. В результате отсутствия ухода за лесом в период его активного роста состояние лесного фонда ухудшается все больше, причем экономически доступных насаждений становится все меньше и меньше. Эта проблема актуальна для всей северо­западной части России, особенно для Ленинградской, Псковской, Новгородской областей и Республики Карелия.

Альтернативой экстенсивной модели является модель интенсивного ведения лесного хозяйства. Такая модель часто называется скандинавской и успешно используется в Финляндии, Швеции и ряде других европейских стран. При реализации такой модели акцент делается на повышение качества и стоимости древостоев на уже освоенной территории, а ключевым элементом является система рубок ухода. В результате улучшается качество растущего леса к моменту финальной рубки, значительно увеличивается выход более дорогих сортиментов и возрастает стоимость заготовленной древесины. При правильном применении этой модели можно не только сохранять, но и, по сравнению с «традиционной», экстенсивной, моделью, многократно усилить экологические и социальные функции лесов, такие как сохранение мест обитания редких видов растений и животных, создание благоприятных условий для промысловых видов животных, поддержать функцию лесов по сохранению климатического и водного балансов.

Интенсивная скандинавская модель ведения лесного хозяйства успешно применяется в России уже более десяти лет. Пионером стал Псковский модельный лес, который был основан в 2000 году. Впервые в стране именно в рамках проекта WWF России «Псковский модельный лес» в партнерстве с СПбНИИЛХ была предпринята успешная попытка совместить технологии интенсивного лесопользования с идеей обеспечения экономической, экологической и социальной устойчивости лесопользования.

Хотя вопрос интенсификации лесопользования и не нов для нашей страны, до настоящего времени эта тема продвигалась у нас с большим трудом. Трудно сказать, что же послужило финальным толчком: осознание ли крупными лесопромышленными компаниями скорой исчерпаемости ресурсов на транспортно­доступных территориях, давление общественных организаций или общий курс страны на развитие наукоемких, интенсивных технологий, - но именно в этом году Рослесхоз уверенно взял курс на интенсификацию лесопользования: идут горячие обсуждения, работает группа по интенсификации лесопользования, начались проекты по выявлению лесных участков, наиболее перспективных для интенсификации лесопользования. Будем надеяться, что эта тенденция сохранится и потребности человека будут удовлетворяться за счет грамотного, интенсивного использования староосвоенных лесов, а не за счет продвижения в последние массивы малонарушенных, древних девственных лесов.

Интернет - источник лесных новостей?

Россия располагает необходимой законодательной базой для обеспечения открытости информации о лесах для общества. Так, ст. 42 Конституции РФ гласит: «Каждый имеет право на благоприятную окружающую среду, достоверную информацию о ее состоянии»; там же, в ст. 24, п. 2, говорится, что «органы государственной власти и органы местного самоуправления, их должностные лица обязаны обеспечить каждому возможность ознакомления с документами и материалами, непосредственно затрагивающими его права и свободы».

Федеральный закон РФ от 9 февраля 2009 года № 8­ФЗ «Об обеспечении доступа к информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления» подробно раскрывает эти положения Конституции. В частности, в ст. 10, п. 1 говорится: «Государственные органы, органы местного самоуправления для размещения информации о своей деятельности используют сеть Интернет, в которой создают официальные сайты с указанием адресов электронной почты, по которым пользователем информацией может быть направлен запрос и получена запрашиваемая информация». Тем не менее состояние интернет­ресурсов в сфере информирования граждан о своей деятельности по управлению лесами и состоянии лесных ресурсов большинства региональных органов управления лесами не выдерживает критики: согласно последним экспертным оценкам, только 10% сайтов региональных органов управления лесами информативны и соответствуют требованиям законодательства.

Структурные подразделения Рослесхоза обладают современной системой сбора информации о лесах, их площади, состоянии и качестве, лесовосстановлении, распространении насекомых­вредителей, болезней леса и другом, все эти данные до 2006 года публиковались, в том числе были представлены в свободном доступе в Интернете, а потом исчезли из свободного доступа, получить их крайне сложно. Закрытость информации о лесах можно объяснить двумя причинами: она настолько устарела и не соответствует действительности, что ее публикация в открытом доступе вызовет шквал критики научного сообщества, с другой стороны, по всей видимости, состояние лесов настолько бедственно, что публикация информации об этом может вызвать недовольство высших органов власти.

Показателен пример: в разгар пожаров летом 2010 года, когда населению, местным и региональным органам власти особенно важна была актуальная информация о распространении лесных пожаров, она исчезла с сайтов «Авиалесоохраны» и «Рослесозащиты». К сожалению, усиление информационной открытости и вовлечение общественности в управление лесами пока не являются приоритетами государственной лесной политики России, хотя позитивные сдвиги есть. За 2011 год сайт Рослесхоза стал гораздо более информационно насыщенным, регулярно предоставляются для обсуждения проекты документов. Растет и качество сайтов региональных органов управления лесами. Хотя статистическая информация о лесах по­прежнему остается закрытой, а учитывается ли мнение граждан и неправительственных организаций при доработке проектов документов, зачастую не ясно.

Россияне смогут участвовать в управлении лесами?

2011 год связан с активизацией работы Общественного экологического совета при Рослесхозе, в который входят общественные и научные организации. Подобные органы появились и в некоторых других регионах страны.

Несмотря на отдельные позитивные примеры, к сожалению, пока приходится признать, что в большинстве регионов России, как и на федеральном уровне, открытость информации о лесах для общественности очень низка, население в управлении лесами практически не участвует, а органы управления лесами в большинстве случаев не видят позитивных сторон в обеспечении участия населения в управлении лесами. Тем не менее интересы общества, потребности и стремления по отношению к лесам продолжают развиваться, потенциал для конфликтов и их размах будут расти вместе с осознанием масштаба экологических проблем. То, как мы будем управлять нашими лесами, должно зависеть от общественности не меньше, чем от мнения ученых и управленцев.

Лесной кодекс РФ в ст. 1 закладывает базу для вовлечения населения в управление лесами: «Лесное законодательство и иные регулирующие лесные отношения нормативные правовые акты основываются на следующих принципах: «...(7) участие граждан, общественных объединений в подготовке решений, реализация которых может оказать воздействие на леса при их использовании, охране, защите, воспроизводстве». Тем не менее слово «общественность» далее в Лесном кодексе не упоминается и никаких подзаконных нормативно­правовых актов, инструкций и официальных руководств по обеспечению информирования общества о лесах и обеспечения вовлечения общественности в управление лесами в России нет. Бытует мнение, что обществу леса не интересны. Так ли это?

Еще в конце прошлого года ВЦИОМ и WWF России провели опрос о мнении россиян, касающемся необходимости общественного контроля за лесопользованием и готовности лесозаготовительных предприятий учитывать мнение населения при планировании своей деятельности. Было опрошено 1600 человек во всех регионах страны. Девять из десяти опрошенных россиян считают необходимым информировать население о состоянии лесов, планах посадки или вырубки (86%). Абсолютное большинство россиян интересуется планами вырубки лесов (83%) вблизи своего места жительства или дачи. Больше других интерес к данному вопросу проявляют москвичи и петербуржцы (87%), но и у жителей села интерес к этому вопросу очень высок (80%). Большинство респондентов заявляет о том, что готовы принять самое активное участие в публичных слушаниях по планам вырубки лесов (72%), причем готовность на практике отстаивать свои интересы выше у жителей сел и городов с населением более 500 тыс. человек (по 74%), чем даже у активных москвичей и петербуржцев (69%). Опрос четко показал, что граждане России проявляют очень высокую заинтересованность в том, чтобы выражать свое мнение в принятии решений, касающихся лесов.

Одним из индикаторов возрастающего интереса россиян к участию в определении судьбы тех или иных лесных массивов, особенностей лесопользования в них стал пример скандала вокруг Химкинского леса. В результате неумения или нежелания местных и региональных органов власти вести продуктивный диалог с населением пострадали люди, в конфликт вокруг просеки через участок леса 1000 га в негативном контексте вовлечены первые лица страны, нанесен серьезный ущерб престижу власти, в том числе и на международной арене, под угрозу поставлены отношения с крупными инвесторами, создан прецедент конфликтного решения проблемы. Химкинский сценарий уже начал повторяться во многих других местах Подмосковья и в десятках других регионов. Такое развитие событий подрывает возможность цивилизованного диалога между властью и обществом, становясь нежелательной альтернативой планомерной и кропотливой работе с заинтересованными сторонами по разным аспектам лесопользования. Активное вовлечение общественности в обсуждение этого или подобного проекта, начиная с начальных стадий планирования, позволило бы избежать острого социального конфликта и его переноса на другие лесные территории, в которых планируется или ведется строительство либо осуществляются рубки.

Исходя из последних событий, связанных с конфликтами вокруг Химкинского леса и ряда других проектов, которые приводят к неустойчивому использованию природных ресурсов в местах, имеющих особое социальное и экологическое значение, можно сказать, что сейчас Россия входит именно в ту фазу, когда сформировавшийся средний класс готов твердо отстаивать свое конституционное право на благоприятную окружающую среду. Сейчас только от федеральных и региональных органов власти зависит, насколько болезненным будет переход от конфронтации к сотрудничеству с общественностью и приведет ли он к социальным потрясениям с одной стороны и к безвозвратным утратам ценных лесных массивов с другой.

В целом, видно, что Международный год лесов в России не прошел незамеченным и характеризуется высокой активностью как государственных органов управления лесами, так и общественных организаций. В 2011 году было сделано много важных шагов к более грамотному, научно обоснованному, экологически устойчивому и социально ответственному управлению лесами. Теперь многое в реализации этих новых инициатив будет зависеть от каждого, кто так или иначе связан с лесом. Виднейший американский политик XX века Джон Кеннеди в одном из обращений к нации сказал: «Не спрашивайте, что может для вас сделать страна. Спросите у себя, что вы сделали для страны?» Перефразируя эти слова, давайте задумаемся, что каждый из нас сделал для леса в этом уходящем Международном году лесов и что каждый из нас может сделать для леса в году наступающем.

Что я могу сделать для леса?

Я могу:

  • требовать от региональных и федеральных органов власти размещения в открытом доступе информации о состоянии лесов, планах рубок и строительства на их территории;
  • препятствовать незаконной деятельности или бездействию в лесу: незаконным рубкам (необоснованным «санитарным» рубкам, рубкам за пределами границ лесосек, в экологически и социально ценных лесах), несоблюдению правил пожарной безопасности в лесах и других местах - для этого я могу обращаться с письменными запросами и жалобами в прокуратуру, к губернатору, Президенту РФ;
  • требовать восстановления государственной лесной охраны, сотрудники которой боролись бы с незаконными рубками и лесными пожарами;
  • соблюдать сам и требовать соблюдения от других правил противопожарной безопасности в лесах: не оставлять непогашенные костры в лесу, не жечь сухую траву вблизи леса и лесополос;
  • приобретать для своего бизнеса и личного использования FSC­сертифицированную продукцию из древесины экологически и социально ответственных производителей;
  • сажать лес. При посадках деревьев на лесных землях, в населенных пунктах нужно согласовать планы посадок с органами управления лесами и муниципальными властями.

Что я могу сделать как Президент России?

Я могу:

  • признать ошибочность поспешного принятия в 2006 году Лесного кодекса, который не соответствует интересам ни граждан России, ни бизнеса, ни природы нашей страны, и потребовать разработки нового Лесного кодекса с привлечением авторитетных ученых и общественных организаций, ответственного лесного бизнеса, чтобы новый Лесной кодекс создал возможности для ведения интенсивного, экономически и экологически устойчивого и социально ответственного лесного хозяйства;
  • потребовать от правительства разработки национальной лесной политики России, в которой будут сформулированы краткосрочные, среднесрочные и долгосрочные цели и задачи лесного сектора страны в интересах населения и ответственного бизнеса, а не узкого круга людей;
  • признать, что для получения дохода от использования лесов необходимо вначале инвестировать в интенсификацию лесного хозяйства, прежде всего обеспечивая интенсивный уход за лесом, в восстановление государственной лесной охраны, в лесную науку и подготовку кадров и потребовать от правительства создания целевой программы финансирования, направленной на достижение реальных и конкретных результатов;
  • признать, что не тронутые человеком, малонарушенные массивы лесов являются национальным достоянием России и могут потребовать от правительства усилий по их сохранению за счет интенсификации лесопользования на староосвоенных лесных территориях;
  • как гарант Конституции РФ потребовать обеспечения полной информированности общественности о состоянии лесов, планах их хозяйственного освоения и деятельности органов управления лесами, контролировать обеспечение учета интересов местного населения при использовании лесных ресурсов.

Николай ШМАТКОВ,
координатор проектов
по лесной политике
Всемирного фонда дикой природы
(WWF России)