Партнеры журнала:

События

«Зеленый» взгляд из Архангельска

Экологи и бизнес - за интенсификацию лесного хозяйства

24-25 ноября 2011 года в здании Правительства Архангельской области состоялся организованный WWF России и НП «Прозрачный мир» семинар «Интенсивное и устойчивое управление лесами: отечественный и зарубежный опыт, перспективы развития в России» (при поддержке Министерства природных ресурсов и лесопромышленного комплекса Архангельской области).

В его работе приняли участие более 80 человек, представлявших Федеральное агентство лесного хозяйства РФ, органы управления лесами субъектов РФ, научные и образовательные учреждения, лесопромышленные компании, неправительственные организации, средства массовой информации.

То, что повод для проведения такого мероприятия более чем серьезный, иногородним участникам мероприятия становится ясно уже на подлете к Архангельску - за круглым глазком иллюминатора по обоим берегам Северной Двины сплошные неаккуратные проплешины вырубок. То же, что осталось в относительной близости к дорогам, лесом нельзя назвать даже с самой большой натяжкой. Представители природоохранных организаций бьют тревогу уже давно. Каким бы возобновляемым ресурсом ни был лес, его именно в таком качестве необходимо каждодневно и ежечасно содержать. То есть вести лесное хозяйство (далее по тексту: л/х. - Прим. ред.) рационально, планомерно заниматься лесовосстановлением, оберегать наше постепенно скудеющее лесное богатство как от природной стихии, так и от варварского отношения к нему отдельных людей и организаций.

На семинаре, прошедшем под девизом «Лес для людей, люди для леса», обсуждались примеры российского и зарубежного опыта устойчивого управления лесами, проблемы интенсификации л/х, экономические и правовые перспективы развития интенсивного устойчивого л/х в России. Примечательно, что над залом, в котором шли заседания семинара, порхала неведомо как уцелевшая в зимние, холодные дни бабочка...

С совместным докладом «Устойчивое управление лесами - возможности практической реализации» выступили Денис Добрынин (Архангельское отделение WWF), Рудольф Сунгуров (Северный НИИ лесного хозяйства) и Андрей Третьяков (директор Архангельского филиала Рослесинфорга). Суть доклада: государственная «лесная политика» основывается на искаженном представлении об избытке лесных ресурсов.

Ведению качественного л/х и «инвентаризации» лесов не уделяется должное внимание, а главной проблемой лесной отрасли признается недоиспользование расчетной лесосеки.

В результате применения экстенсивной модели хозяйствования в лесу и отсутствия должного ухода за лесом наиболее продуктивные и транспортно доступные земли оказались заняты малоценными вторичными лесами.

Альтернативой этой модели лесопользования может стать устойчивое управление лесами (УУЛ) - долговременное, целенаправленное, экономически выгодное, экологически ответственное и социально ориентированное взаимодействие человека и лесных экосистем. УУЛ должно обязательно отвечать следующим требованиям:

1. Главным и конечным продуктом управления лесами является сам лес как совокупность экосистем, способная к выполнению широкого спектра социально-­экономических и экологических функций. При этом получение лесной продукции (древесины) является лишь одной из функций управления лесами, реализация которой недопустима в ущерб другим функциям.

2. Лесопользование осуществляется с учетом интересов всех социальных групп, настоящего и будущих поколений.

3. Освоение новых массивов коренных лесов не может быть средством решения проблем, связанных с истощением ресурсов древесины на освоенных территориях.

Основные проблемы при внедрении УУЛ таковы: владелец леса - неэффективный собственник; отсутствие мотивации в конечных результатах при ведении л/х; разобщенность хозяйствующих субъектов, участвующих в едином цикле воспроизводства лесных ресурсов. Для решения этих проблем необходима организация эффективно функционирующих хозяйств.

О правовых и экономических перспективах и ограничениях для развития интенсивного устойчивого лесопользования в России рассказали Юрий Паутов и Елена Попова (Коми региональный некоммерческий фонд «Серебряная тайга»).

Интенсивное л/х требует долгосрочных инвестиций, которые нерентабельны при действующей ставке рефинансирования и уровне инфляции в России (в среднем 12,7% за 2001-2011 годы). Интенсификация экономически неэффективна в условиях директивно устанавливаемых минимальных ставок платы за древесину на корню и отсутствия реальных рыночных отношений в лесохозяйственном производстве. Долгосрочные инвестиции в л/х должны быть защищены государством как собственником лесов.

Нормативная база л/х сегодня определяет параметры конкретных мероприятий, но не определяет требования к формируемым насаждениям на весь цикл лесовыращивания.

Глава компании RusForest Мартин Херманссон
Глава компании RusForest Мартин Херманссон

Для внедрения интенсивного л/х в этих лесах необходима долговременная пошаговая программа, рассчитанная минимум на 40 лет и учитывающая продуктивность, транспортную доступность, экономическую эффективность мероприятий по интенсивному выращиванию древесины в разном возрасте.

Интенсивное л/х развивается там, где при сохранении госсобственности на леса государственные лесохозяйственные предприятия продают на рынке древесину, которую они выращивают (страны Балтии, Польша, Чехия). В России же «продается» право заготовки древесины, которая растет сама.

При сохранении действующих правовых и экономических ограничений внедрение интенсивного л/х возможно только в опытных целях, но не в промышленных масштабах.

С обзором зарубежной практики устойчивого лесопользования и разработками перспективного плана интенсификации ведения л/х Республики Коми выступил консультант по лесной экологии из консалтингового центра «Тефра» (Сыктывкар) Дмитрий Кутепов. На ярких примерах оратор доступным языком рассказал, каким образом внедряются передовые методики в республике.

О практике рационального управления лесами в разных регионах России рассказали Рудольф Сунгуров (Северный НИИ лесного хозяйства), Сергей Третьяков (САФУ) и Денис Добрынин (WWF России). Докладчики предложили рациональную технологию комбинированных рубок, способную повысить продуктивность последних за счет увеличения светового прироста.

Ведущий специалист по лесному фонду ОАО «Группа «Илим» Илья Вервейко поделился мыслями о возможности внедрения интенсивной модели использования и воспроизводства лесов на арендной базе группы «Илим».

Опыт проекта «Псковский модельный лес» по выявлению перспективных лесных участков и внедрению подходов интенсивного устойчивого лесопользования нашел свое отражение в сообщении Бориса Романюка (фонд «Грин Форест», СПбНИИЛХ)*.

Министр природных ресурсов и лесопромышленного комплекса Архангельской области Юрий Трубин и руководитель Архангельского отделения WWF России Андрей Щеголев привели статистику, отражающую современное состояние л/х области: лесистость территории - 77,9%; общая площадь лесов - 29,2 млн га; площадь земель лесного фонда - 28,5 млн га; общий запас древесины - 2,5 млрд м3; общая расчетная лесосека - 23,7 млн м3.

В регионе активно развивается добровольная лесная сертификация: если в 2000 году в области единственным обладателем сертификата была компания «Даммерс», то сейчас действуют 17 сертификатов лесоуправления и цепочки поставок, сертифицированы лесные участки на площади 6,5 млн га.

Основными задачами лесоуправления министр считает восстановление лесосырьевого потенциала лесов при сохранении их биологического разнообразия и средообразующего потенциала; отход от монопользования; защиту лесов от пожаров и других неблагоприятных воздействий природного и техногенного характера; рациональное использование древесного сырья; интенсификацию лесовыращивания; обеспечение юридической и организационной основы лесоуправления.

Представитель Российской национальной инициативы FSC Татьяна Яницкая в своем выступлении затронула проблему сохранения биоразнообразия при рубках: «Понятия "биоразнообразие", "леса высокой природоохранной ценности", "редкие экосистемы" в действующем лесном законодательстве отсутствуют. С помощью защитных лесов и ОЗУ сохраняются в основном защитные, средообразующие и некоторые социальные функции лесов. Площадь охраняемых лесов в Европе в целом растет (в последние десять лет - до 0,5 млн га ежегодно); около 10% территории лесов Европы (без учета России) имеют охранный статус в целях сохранения биоразнообразия и еще 9% лесов охраняются в целях сохранения ландшафтов - всего 39 млн га. В России охранный статус имеет довольно небольшая часть лесов, занимающих 17 млн га, и существенного роста площади лесов, имеющих целью сохранение биоразнообразия, не наблюдается».

Настоящие овации последовали за сообщением главы компании RusForest Мартина Херманссона «Модернизация лесного сектора России: реальные перспективы». Шведскому бизнесмену, успешно и «по­-белому» работающему в России, удалось то, чего не сумели высказать на родном языке отечественные докладчики. На совершенно чистом и образном русском он обрисовал до боли знакомую ситуацию: деньги на «доброе дело» у нас выделяются бездумно, при этом их явно недостаточно для решения поставленной задачи, да и не доходят они до этого самого «дела» (куда ж без этого?) в полном объеме, «осваиваясь» где­-то по пути. Если говорить о лесовосстановлении, простой арифметический расчет убеждает в том, что выделяемых бюджетом средств достаточно, чтобы воткнуть в землю саженцы, но уж никак не на то, чтобы потом ухаживать за ними, помогая вырасти в полноценный новый лес. Г-­н Херманссон поделился опытом работы своей компании в области модернизации лесной промышленности России: «Цель RusForest - стать одной из ведущих лесопромышленных компаний России за счет использования лесных ресурсов предприятий под руководством скандинавского менеджмента. После слияния с Nord Timber Group (NTG) общая площадь арендуемых лесных участков составляет около 3 млн га с расчетной лесосекой 3,6 млн м3 в год. Плановых показателей по лесозаготовке (2,7-2,9 млн м3) и производству пиломатериалов (800-850 тыс. м3) компания рассчитывает достигнуть в ближайшие 2-3 года.

Во всем мире позиции среднего и малого предпринимательства держатся на устойчивом лесовосстановлении и потребности в уходе за уже существующими лесами. Отсутствие лесовосстановления и ухода за лесом в России приводит к вытеснению хвойных пород лиственными. Оставшиеся в стране запасы - по большей части низкопроизводительные леса, да и их хватит только на ограниченный период. Реформы с упором на мировой опыт могут спасти некоторые лесные области от окончательного исчезновения хвойных лесов. Успех при модернизации ЛПК России возможен даже без новых субсидий, но только при обеспечении условий стабильного ведения хозяйства в долгосрочной перспективе.

Отсутствие интенсивного устойчивого лесопользования значительно ухудшает социально-­экономическую и демографическую ситуацию, приводя к исчезновению лесных поселков, опосредованно снижая объемы налоговых поступлений и количество рабочих мест, не говоря уже об ухудшении экологической обстановки (пожары, вредители и т. п.)...

Современные методы заготовки древесины должны обязательно поддерживаться строительством и восстановлением дорог, приобретением нового оборудования, контролем железнодорожных терминалов, органов управления и сотрудников; проведением мероприятий ухода на всей территории собственных лесов.

Переход на новую систему лесных отношений позволяет не только повысить интенсивность лесопользования, но и дает властям возможность предъявлять к лесопользователям более жесткие требования, чем сегодня. Лес - возобновляемый ресурс, и к лесной отрасли следует относиться как к виду сельского хозяйства с длительным периодом созревания, а не как к добывающей промышленности. Нельзя же собрать хороший урожай овощей и фруктов без тщательного ухода за ними. Так и хороший лес невозможно получить без качественного ухода и лесовосстановления».

«Все упирается в законодательство, нынешние нормы рубок ухода и восстановления не позволяют заниматься интенсивной моделью лесопользования», - словно в ответ на выступление г­-н Херманссона заметил директор по лесоуправлению «Инвестлеспрома» Александр Кулахметов.

Руководитель Лесной программы WWF России Елена Куликова в сообщении «Интенсивное устойчивое управление лесами: опыт WWF России» отметила, что в России превалирует экстенсивное использование лесов, заготовка древесины осуществляется сплошными рубками. Такой путь развития лесного сектора экономически неэффективен и экологически опасен. «Сегодня стратегическая задача - в уходе от сырьевой модели экспорта лесной продукции... Мы убеждены, что наша ниша на мировом рынке - это продукция с высокой добавленной стоимостью, а это стройматериалы, бумага и т. д.», - сказала г­-жа Куликова.

Сохранение биоразнообразия - ключевой элемент лесной политики в странах, по природным условиям схожих с российским Северо­-Западом: Швеции (Лесной закон 1993 года) и Финляндии (приоритеты Национальной лесной программы до 2015 года - конкурентоспособность и прибыльность при сохранении биоразнообразия). Подобный подход к решению проблем л/х принят и в США и Канаде.

«Экологизация потребления стала мировой тенденцией. Она влечет за собой как экологизацию природопользования, так и изменение психологии потребления, - подчеркнула Елена Куликова. - Одна из задач для лесного сектора России - повышение рентабельности. Тем выше актуальность методов интенсивного лесопользования. Проблема гарантированного обеспечения качественными лесными ресурсами - это вопрос выживания и экономической безопасности страны».

Очень предметно и по существу выступил руководитель лесного отдела Гринпис России Алексей Ярошенко.

Цитатами из его сообщения «Что необходимо изменить в системе управления лесами России, чтобы интенсивное и устойчивое л/хстало возможным» мы хотим подвести итог рассказу о семинаре в Архангельске.

«Абсолютное большинство лесопользователей и лесохозяйственных организаций использует одну из двух стратегий развития (или их сочетание): "Прожить ближайший год, а если получится, то думать, как прожить следующий" или "Продать свой лесной бизнес как можно быстрее, и пусть дальше думают другие". Специалисты л/х также вынуждены думать скорее о том, как прожить ближайший год, чем об отдаленном будущем.

Типичный горизонт планирования в современном лесном секторе России составляет 1-2 года, реже 3-5 лет. То есть деятельность, направленная на обеспечение устойчивого развития, не входит в число приоритетных стратегических интересов абсолютного большинства лесопользователей и лесохозяйственных организаций.

Для того чтобы интенсивное и устойчивое л/х в России стало возможным, необходимо устранить препятствия, мешающие развитию л/х:

  • привести лесное законодательство в состояние, соответствующее современным представлениям профессионального сообщества о разумном управлении лесами;
  • восстановить кадровую политику, предусматривающую порядок назначения на ключевые должности в системе государственного управления лесами только профильных специалистов;
  • обеспечить эффективные меры по охране лесов и вытеснить с рынка дешевый "ворлес", делающий продукцию устойчивого лесопользования заведомо неконкурентоспособной.

Не менее важно создать стимулы, делающие развитие л/х выгодным:

  • заинтересовать арендаторов во вложении средств в л/х (в первую очередь обеспечить связь между изменениями фактического состояния лесов и установленным объемом заготовки древесины);
  • принять финансово обеспеченную государственную программу поддержки интенсивного л/х, в первую очередь тех мероприятий, которые способны обеспечить значительную дополнительную занятость населения (уход за молодняками и др.);
  • изменить подходы к определению расчетной лесосеки при «пионерном освоении тайги», ужесточить требования и увеличить платежи с учетом природной ценности коренных таежных лесов.

Без разумного и качественного лесного законодательства развитие интенсивного л/х в сколько-­нибудь значительных масштабах невозможно, особенно в северных регионах страны.

В ближайшие годы необходимо принять ряд антикризисных мер в лесном хозяйстве, направленных на восстановление условий для его развития с перспективой последующего перехода к интенсивному и устойчивому лесному хозяйству.

С введением Лесного кодекса 2006 года в России появился целый ряд категорий лесов и защитных лесных насаждений, на которые в явном виде не распространяется действие законодательства, за сохранность которых никто не отвечает и которые фактически являются бесхозными и беспризорными: это в первую очередь леса и защитные лесные полосы на землях сельхозназначения, промышленности, транспорта и другие, а также большинство лесов на землях поселений (в связи с правовой неопределенностью понятия "городские леса"). Необходимо пересмотреть схему распределения полномочий между федеральными и региональными органами власти, а также между "управленческими" и "хозяйствующими" структурами таким образом, чтобы исключить необходимость и возможность повседневного вмешательства надзорных органов в хозяйственную деятельность.

Экономически доступные ресурсы ценной хвойной и твердолиственной древесины в России в настоящее время истощены до такой степени, при которой невозможно обеспечить устойчивую работу большинства существующих и строящихся предприятий лесного сектора. В официальной статистике степень истощения лесных ресурсов скрывается за счет смешения в одних учетных категориях информации об истощенных экономически доступных лесах и неистощенных экономически недоступных, но в действительности такое смешение лесному сектору не помогает. Истощение лесов нарастает невиданными темпами, поскольку наряду с заготовкой древесины остатки экономически доступных лесных ресурсов уничтожаются катастрофическими лесными пожарами, вредителями и болезнями, развитие которых сейчас, по сути, ничем не ограничивается. Истощение эксплуатационных лесов служит главным мотивом наступления лесозаготовок на особо ценные в природном отношении территории и является главной движущей силой разрушения защитных лесов и ООПТ.

Необходимо принять долгосрочную программу крупномасштабной финансовой поддержки тех элементов л/х, которые позволяют сберечь экономически доступные лесные ресурсы от неоправданных потерь и обеспечить их скорейшее воспроизводство».

В рамках семинара параллельно прошли два круглых стола: «Правовые и экономические перспективы и ограничения развития интенсивного устойчивого лесопользования: российский и зарубежный опыт» (ведущая Елена Куликова, WWF России) и «Дистанционное зондирование и ГИС-­технологии для решения проблем интенсификации лесопользования» (ведущий Михаил Карпачевский, «Прозрачный мир»), по результатам которых принята резолюция и составлены рекомендации участникам лесных отношений.

В числе рекомендаций Рослесхозу:

  • создавать стимулы для ведения интенсивного устойчивого л/х, содействовать развитию рыночных механизмов, которые можно использовать при реализации лесохозяйственных работ по уходу за лесом и лесовосстановлении;
  • проконтролировать согласованность требований, заложенных в нормативно­-правовой базе лесоуправления, и направленность их на обеспечение экономической эффективности л/х при условии экологической устойчивости и социальной ответственности;
  •  сформировать нормативно-­правовую базу, связанную с интенсификацией л/х, направленную на достижение конкретных целей (в том числе результатов лесовосстановления, параметров древостоя по итогам рубок ухода, насаждений с заданными качествами и т. д.);
  •  при совершенствовании норма­тивно-­правовой базы управления лесами учесть так называемую «региональную составляющую»;
  • стимулировать развитие комплексного лесопользования как варианта интенсификации лесопользования;
  • содействовать распространению лучшего отечественного и зарубежного опыта интенсивного устойчивого л/х.

Региональным органам управления лесами, компаниям лесного сектора, научно-­образовательным учреждениям и НПО участниками семинара был сделан ряд рационализаторских предложений. В целом они направлены на активизацию совместных усилий по интенсификации л/х, рациональному лесопользованию и лесовосстановлению.

В течение второго дня семинара прошло заседание рабочей группы Рослесхоза по интенсификации л/х и лесопользования и Наблюдательного совета проекта. А по завершении работы семинара все желающие смогли посетить в пригороде Архангельска музей деревянного зодчества «Малые Карелы», где на огромной территории представлены вещи и предметы, относящиеся к жизни и быту народов российского Севера и связанные с использованием древесины.

Подготовил Максим Пирус