Русский Английский Немецкий Итальянский Финский Испанский Французский Польский Японский Китайский (упрощенный)

Партнеры журнала:

Эколайф

Экопоселения в России

Последние несколько лет стали серьезным испытанием для экономики России. Итог - выросшая безработица, неподъемные кредиты на покупку жилья. Собственное жилье для многих россиян сегодня заоблачная мечта. Впрочем, на карте страны остались еще оазисы, которые все эти проблемы обошли стороной. Это экопоселения, жители которых сами обеспечивают себя всем необходимым - жильем, работой, продуктами. Как повлиял кризис на развитие экопоселений в России и ближнем зарубежье?

В 2009 году в России насчитывалось около 70 экопоселений. В начале 2010 года в нашей стране существовало уже около 80 таких сообществ1. В Белоруссии, Молдавии, Латвии, Казахстане движение не так развито, подобных поселений не более пяти в каждой из перечисленных стран.

«Количество экопоселений за последние два года выросло. Однако их наполненность низка, - говорит экосоциолог, консультант FSC Иван Кулясов. - Такую же картину я наблюдал в странах Евросоюза и США - там большинство экопоселений заполнены только в гостевые дни или во время проведения семинаров, конференций и фестивалей. Большую часть года территорией и инфраструктурой управляет немногочисленная "дирекция" из основателей поселения и несколько временно проживающих там волонтеров. По мнению самих экопоселенцев, в России не осталось "свободной" земли. Поэтому я предполагаю, что для второй волны российских экопоселений наступает "предел роста". Движение за родовые поместья как часть движения за создание экопоселений не стало массовым, сельские территории продолжают пустеть».

С этими выводами согласен основатель и житель экопоселения «Смогилевка» (Белоруссия) Андрей Перцев. Когда Андрей основал «Смогилевку», он считал, что будет много желающих жить в ней. Но круглый год в ней, увы, живет он один. «Что касается "анастасиевских"2 поселений? то общий тренд - угасание интереса горожан и самих поселенцев, отток жителей из них. Жить в экопоселениях желающих нет, а все заброшенные клочки земли распахали и засеяли картошкой», - рассказывает основатель «Смогилевки».

Рассуждения о невозможности получить земельные участки для экопоселений подтверждают жители поселения «Ковчег» (Калужская область). «Земля пустует и зарастает лесом, причем на огромных, невообразимых площадях. Это видят все, кто путешествовал по средней полосе России. Однако получить ее ни под какое дело невозможно, пусть даже оно трижды полезное и приоритетное для страны и правительства.

И в то же время маленькие кусочки этих необъятных земельных площадей продаются по совершенно астрономическим ценам», -

отмечает в одной из своих публикаций на официальном сайте поселения Федор Лазутин (поселение «Ковчег»).

Поселенцы «Нево-Эковиля» (Новгородская область) так говорят о проблеме малочисленности поселений: «В психологическом плане людям мешает то, что красивая идея привлекает немалое количество "тусовщиков" или же людей, плохо соизмеряющих свои силы и представления о жизни в таких поселениях с объективной реальностью».

Житель одного из крупных экопоселений «Гришино» (Ленинградская область) Валерий Капустин отмечает, что процесс развития таких поселений идет, но не так быстро, как хотелось бы их создателям: «Экопоселения не приобрели массовой популярности, это до сих пор довольно малочисленное движение».

Немногим более оптимистичные оценки процессу создания экопоселений дают те, кто еще только планирует их основать или работает в смежных сферах, например, развивает идеи green development - строительства энергоэффективных зданий из экологически чистых материалов. Они считают, что нет худа без добра: экономический кризис дал толчок росту количества таких поселений.

«Я считаю, что кризис подтолкнул часть людей к проживанию в экологических поселениях, к экостроительству. Стоимость жилья с каждым годом растет, и многие понимают, что единственная возможность обзавестись домом -

это построить его самостоятельно или на заказ, но из недорогих материалов», - говорит архитектор Сергей Ерофеев («Архитектурная мастерская Сергея Ерофеева»). О новой зарождающейся волне экопоселенцев говорит и основательница петербургского клуба «Белый лотос» дизайнер Светлана Лал. «Россия всегда идет по своему, особому, пути. Это касается в том числе и развития экопоселений. Я попала в экодвижение в начале 1990-х годов. Сейчас вместе с единомышленниками я на этапе создания инициативной группы для основания собственного поселения. Первая волна была в 90-е годы прошлого столетия, в постперестроечное время. У меня тогда было желание вообще уехать из России, - говорит Светлана. - Чуть позже в экодвижении пошла другая волна, когда люди стали понимать, что города и мегаполисы не дают им возможности для развития. Множество людей просто перебрались жить в деревню. Ушли из городской среды, пытаясь что-то поменять в своем миропонимании. Многие молодые люди считают, что в городах нет чистого воздуха, натуральных продуктов, пригодной для употребления воды. Они просто боятся за будущее поколение, многие даже не хотят рожать детей в условиях современного мегаполиса. Так что большая часть новой волны будущих экопоселенцев - молодые семьи».

Вот что говорит о разных типах экопоселенцев экосоциолог Иван Кулясов: «Первая группа - оседлые экопоселенцы. У них имеются дома и хозяйство, они зимуют, принимают решения о правилах жизни в поселениях и о приеме новых жителей, управляют территорией экопоселения и окружающих его природных угодий. Эти люди заинтересованы в устойчивом природопользовании, в том числе в устойчивом комплексном многоцелевом лесопользовании. Негативно относятся к сплошным рубкам, потому что это лишает их и их детей леса. Незаселенные участки в экопоселениях могут быть ресурсом для их потомков. Во всем основательны и успешны. В каждом экопоселении уже сформировалось ядро из таких людей».

Еще одна категория поселенцев - так называемые мобильные; им нравится не столько статус хозяина своей земли, сколько общение и коллектив. «Такие люди с трудом отстраивают жилье на своих участках, редко им пользуются. Экопоселение им нужно для идентичности с единомышленниками и общения с ними, - добавляет эксперт. - Они всегда готовы прийти на помощь оседлым экопоселенцам. Питая надежду, что экопоселение больше будет нужно их детям, они занимаются воспитанием подрастающего поколения, привлекая их к труду на земле экопоселений и участвуя в праздниках, которые проходят там». Третья категория экопоселенцев - временно проживающие как гости (волонтеры/добровольцы) или семинаристы/экотуристы (получающие за плату услуги от экопоселенцев). «Среди них все больше иностранцев, участников глобальных сетей энвайронменталистов, антиглобалистов, анархистов и участников множества различных идеологических и религиозных течений», - отмечает г-н Кулясов.

Последние две категории как раз и составляют самую многочисленную часть экопоселенцев и серьезно влияют на устойчивость поселения.

«Проблемы неустойчивости экопоселений в основном возникают из-за того, что у людей мало знаний о том, как жить на земле, - считает Светлана Лал. - На самом деле существует большой пласт знаний о том, как правильно и наиболее эффективно строить жилье, возделывать землю. Сегодня можно осуществлять земледелие без больших энергетических затрат, пример этому - всемирно известная пермакультура Зеппа Хольцера».

Итак, как отмечают собеседники, одна из основных проблем движения экопоселенцев - это нестабильность экологических поселений. Как правило, на начальном этапе жить там хотят все единомышленники, до постройки дома доходит у немногих, а зимовать и жить постоянно в поселениях остаются единицы.

Проблемы устойчивости

Нестабильность возникает по разным причинам - из-за конфликтных ситуаций внутри поселения вследствие разногласий с соседями, юридических проблем, когда годами не удается перевести земли из одной категории в другую. И из-за экологических проблем - незаконных вырубок леса, лесных пожаров, которые порой вплотную подходят к экопоселению и ставят под угрозу их существование.

Лес - действительно основной фактор устойчивого развития любого экопоселения. Сегодня лес перешел в разряд движимого имущества и перестал рассматриваться как единая экосистема. Проблему эффективной борьбы с лесными пожарами и профилактики вот уже который год не могут решить ни МЧС, ни различные профильные комитеты и ведомства.

Инициативные экопоселенцы берут решение этой проблемы на местах в свои руки. При тушении масштабных лесных пожаров важны в первую очередь обеспеченность средствами для борьбы с огнем, а также умение экопоселенцев правильно действовать при пожаре. Есть и примеры такой успешной организации. В поселении «Ковчег» изначально была создана пожарная дружина, члены которой прошли многодневные тренинги WWF по тушению лесных пожаров. А в 2008 году им удалось остановить незаконные вырубки леса близи своего поселения. Они на собственном опыте убедились, что одна беда тащит за собой другую.

Жители «Ковчега» рассказывают о том, как им довелось тушить в Калужской области крупный лесной пожар летом 2010 года. Причиной возникновения крупного лесного пожара (10-12 га), который повредил лес и молодую поросль вблизи экопоселения, стали нарушения, допущенные еще в 2004 году при проведении рубок.

«Слабым местом оказалась вырубка, - уверены жители "Ковчега". - Во-первых, на месте рубок было оставлено очень много куч с сучьями (т. е. не проведена нормальная чистка территории). Во-вторых, довольно много деревьев были повалены или засохли на краю вырубки. Дело в том, что вырубка меняет влажностный режим в лесу, на границе с остальным лесом. Кроме того, многие деревья в гуще леса во время роста тянутся вверх, поэтому у них не такая сильная корневая система, как у деревьев, стоящих на опушке. В итоге в течение 4-5 лет после проведения сплошной рубки в 20-метровой полосе на границе вырубки деревья массово либо высыхают, либо валятся от ветра и высыхают. Вот именно такой участок леса с высохшими деревьями и загорелся. И уже от вырубки огонь пошел в лес».

Притом что экопоселенцы и жители соседних деревень фактически своими силами спасли лес от масштабного пожара, ни помощи, ни поддержки от лесничества они не получили. Причина проста - ведь лесникам необходимо выполнять план по борьбе с пожарами, отчитываться перед властями о самостоятельно проведенной работе, а активность местного населения портит всю статистику.

Не секрет, что почти любое экопоселение в той или иной степени сталкивается с проблемами обеднения и эрозии почв, сплошных и незаконных рубок леса, лесных пожаров. И все же, несмотря на существующие трудности, экопоселения развиваются. Их будущее эксперты видят в формировании крупных сетевых и общественных организаций - в таких сообществах легче отстаивать свои права, принимать решения, касающиеся лесопользования, защиты территорий от пожаров, придавать юридический статус поселениям.

Будущее за экотуризмом?

В своих исследованиях экосоциолог Иван Кулясов говорит о двух новых направлениях российского движения экопоселений. Эксперт отмечает, что отечественные экопоселения формируют общественные и сетевые организации, включаясь в международные сети экопоселений, которые наконец получили признание ООН. Есть и еще один путь - развитие экотуризма в России. «Началась реализация международного проекта "Экопоселения для устойчивого развития сельских территорий (2010-2012)", поддержанного Балтийской региональной программой Евросоюза "Продвижение инноваций в Балтийском регионе" и Шведским международным агентством сотрудничества и развития (SIDA). Участники проекта - научные институты и сети экопоселений Литвы, Латвии, Финляндии, Швеции, Германии, Польши и России, - рассказывает Иван Кулясов. - Цель проекта - выявить и обобщить лучшие практики экопоселений в области экотехнологий (экостроительство, сельское хозяйство, рециклинг, альтэнергетика), создания и функционирования сообщества». Экосоциолог также отмечает, что среди основных задач проекта - описание выявленных практик по единой методике для всех стран-участников и создание международного справочника по лучшим практикам в экопоселениях. Привлечь внимание широкой общественности и политических деятелей к движению и достижениям экопоселений в экологизации образа жизни; представить экопоселения как одну из моделей устойчивого развития сельских территорий. В результате, кроме создания справочника, должен быть разработан туристический маршрут по экопоселениям и экообъектам Балтийского региона.

Чужой среди своих

Отношение к экопоселениям пока неоднозначное. Соотечественникам не хватает информации об экологическом строительстве, энергоэффективности, об организации жизни на собственной земле. Представления о том, как человек воздействует на живую природу и экологию, у среднего россиянина формируются только по рекламным кампаниям мировых брендов и ограничиваются сведениями, почерпнутыми из роликов о дезодорантах, разрушающих озоновый слой, и полиэтиленовых пакетах, которые не разлагаются в почве десятилетиями. Понятие о «жизни на земле» и общение с нею ограничиваются в лучшем случае собиранием грибов и выращиванием картошки на шести сотках. Увы, у большей части населения сложилось стойкое убеждение, что все без исключения поселения - секты. Отчасти винить в таком положении дел можно и самих поселенцев. Информации о быте поселенцев крайне мало, и далеко не каждое поселение готово ее предоставлять.

Жители «Нево-Эковиля» отмечают, что им приходится бороться с уже сложившимся общественным мнением об экопоселениях - объяснять, что «наше поселение, это не секта, не "тусовка" и не колхоз».

«Экопоселение - это альтернатива жизни в мегаполисе, и потому обречена, как и любая альтернатива, до поры до времени быть под подозрением в бунте против существующего порядка, - резюмирует экосоциолог Иван Кулясов. - Даже европейским странам потребовалось около 50 лет, чтобы понять идею экологизации. Однако в Европе идеи заботы об экологии не приняли форму экопоселений - зеленые муниципалитеты остаются исключениями. Эти идеи приняли форму так называемых "зеленых рынков" услуг, товаров и продуктов»

Действительно, в западных странах идея создания зеленой экономики - отраслей, которые формируют и увеличивают природный капитал земли или уменьшают экологические угрозы и риски, - сегодня находится в зоне пристального внимания.

А собственно экологические поселения во всем мире остаются лишь альтернативой городскому быту и клубом по интересам, но никак не основой для становления зеленой экономики.

В России движение экологических поселений слишком малочисленно, для того чтобы влиять на восстановление сельского хозяйства, возрождение заброшенных деревень. А массового переселения молодежи в экопоселения, на которое надеются те, кто сегодня планирует создание поселков, скорее всего, так и не случится.

Оксана КУРОЧКИНА
Фото: Михаил ДОМОЖИЛОВ