Партнеры журнала:

Лесозаготовка

Незаконная мода на экзотическую древесину

В строительстве и интерьере дерево по-прежнему в моде, как и много лет назад, причем в последние годы россияне полюбили экзотику. Изделия из экзотических пород древесины присутствуют на российском рынке в огромном количестве.

Так, например, почти в любом магазине напольных покрытий можно найти изделия из таких экзотов, как зебрано, лапачо, мербау, ипе, тик, ироко, кемпас и т. д. Всего на российском рынке около сорока тропических пород древесины.

Популярность древесины вполне закономерна. Вслед за жителями развитых стран россияне все больше заботятся о здоровом образе жизни, предпочитают натуральные продукты синтетическим и интересуются воздействием товаров на качество своей среды обитания. В ответ на растущий спрос на товарах и продуктах все чаще мелькает словосочетание «экологически чистый». Все шире используется и различная экомаркировка, хотя у россиян еще не вошло в привычку обращать на нее внимание.

Мода на экзотику тоже понятна  - западные блага для наших соотечественников уже не в диковинку и некоторым хочется чего-нибудь необычного. Вот и едут отдыхать на Филиппины, в Индонезию, а в городской квартире настилают паркет из зебрано или мербау. Некоторые выбирают мебель и паркет из древесины ценных пород, происходящих из отечественных лесов: груши, вишни, карельской березы.

Помимо моды на экзотику, причина высокого спроса на древесину ценных пород, среди которых большинство тропические, еще и в том, что изделия из нее выглядят эстетично, они прочны, мало поддаются механическому воздействию, устойчивы к повреждению микроорганизмами и гниению. Ряд продавцов изделий из ценной древесины позиционируют себя в качестве продавцов экомебели, экологичных полов, экологичных дверей и окон. При этом единственным основанием для такого позиционирования называют тот факт, что их изделия изготовлены из древесины, а древесина сама по себе - экологичный продукт. Очевидно, что это далеко не всегда так - все зависит от того, где и как именно происходит заготовка. Разве может считаться экологичной древесина тех пород, рубка которых запрещена национальным законодательством? В то же время изделия из такой древесины, например паркет и мебель, свободно продаются на российском рынке.

При этом покупатель обычно пребывает в уверенности, что выбирает экологичный со всех точек зрения продукт. И для здоровья хорошо, и окружающей среде ущерб меньше, чем если бы изделия были из металла или пластика. Но покупатели не задумываются о том (а продавцы не располагают информацией), легальна ли древесина, из которой изготовлены представленные в магазине мебель или паркет.

Таким образом, дела с понятием «экологически чистый товар» и с экомаркировкой обстоят далеко не так просто. К сожалению, тут изначально смешались два совершенно разных смысла. Первый - положительное воздействие на человека, повышение качества его жизни. И второй, который принципиально отличается от первого, - степень и качество воздействия на окружающую среду при производстве этих товаров. И одно с другим может быть никак не связано. Именно в отношении изделий из древесины эти смыслы чаще всего смешиваются совершенно неоправданно. Да, лес - это возобновляемый природный ресурс, в отличие, например, от нефти или газа. В этом смысле древесина экологичнее, чем, допустим, пластиковая мебель. Но размер ущерба окружающей среде при заготовке древесины, в том числе при вырубке ценных пород, может быть не просто огромным - критическим. Обратимся к фактам.

Уязвимая экзотика

По данным Всемирного банка, в мире лесовладельцы (включая государства) ежегодно теряют свыше $10 млрд из-за незаконных рубок. В ряде стран нелегальная лесозаготовка составляет существенную часть общего объема лесопользования. Так, в Индонезии и Колумбии незаконным является около 40% ежегодно заготавливаемого объема леса, в Боливии, Перу и Бразилии - до 80%.

Одна из наиболее распространенных в торговле тропических пород - мербау (коммерческое название древесины деревьев из рода Intsia семейства бобовых). Эта древесина одна из наиболее ценных в Южной Азии. Она значительно прочней тика, тверже дуба, почти не коробится и не требует никакой защиты от насекомых или грибков. Древесина мербау используется для строительства, изготовления подоконников, шпал, паркета, оконных и дверных блоков, в судостроении и мостостроении, а также при изготовлении красителей для тканей.

Большая часть продаваемого на рынке мербау заготовлена нелегально в Западном Папуа и в Индонезии. Нелегальная вырубка этих деревьев поддерживается огромными прибылями, так как штрафы за нее невысоки. Индонезия с 2006 года борется за включение мербау в список CITES (Convention on International Trade in Endangered Species of Wild Fauna and Flora - Конвенции о международной торговле видами дикой фауны и флоры, находящимися под угрозой исчезновения), однако этому мешают Малайзия и другие страны.

На рынке нет также недостатка в предложениях изделий из красного дерева (махагони). За этим коммерческим названием стоит около 15 древесных видов, большинство из которых относятся к роду Swietenia. Это одно из самых коммерчески важных деревьев в бассейне Амазонки. Древесина махагони отличается высоким качеством, красотой и долговечностью.

Один из наиболее редких видов - Swietenia macrophylla, или американское махагони. В тропических лесах из красного дерева обитают многие виды животных, включая находящихся под угрозой исчезновения гигантских выдр, птиц и насекомых. Процесс неконтролируемых рубок и обезлесения привел к существенному сокращению  количества деревьев махагони в Центральной и Южной Америке.

На грани исчезновения находится и ироко. За последний год в оставшихся тропических лесах эти деревья были незаконно вырублены на общую сумму около $100 млн.

Сложная ситуация сложилась и на Мадагаскаре. Еще в 2000 году правительство страны запретило вырубку розового и эбенового деревьев на охраняемых территориях, в 2010­-м была запрещена продажа розового дерева за границу. Однако в реальности эти запреты просто игнорируются. Из 103 существующих видов эбенового дерева лишь два не признаны вымирающими. В августе 2009 года эксперты Всемирного фонда дикой природы (WWF) исследовали леса на западе и севере Мадагаскара. Из 15 когда-то имевшихся здесь видов розового дерева они обнаружили лишь шесть (по данным журнала GEO, № 149, август 2010 года).

Еще один пример - африканский тик, или афрормозия (Pericopsis elata). Используется в судостроении, столярном деле, производстве шпона и напольных покрытий. Чрезмерная эксплуатация этого вида за последние 50 лет привела к сильному истощению лесов. Пострадали также сообщества местных жителей. По мнению WWF, конвенция CITES в недостаточной мере защищает африканский тик. Восстановление породы затруднено из-за ее медленного роста. Кроме того, вырубка тиковых лесов непосредственно влияет на вымирание тех видов животных, которые обитают в них, - шимпанзе, горилл, лесных слонов и др.

В развитых странах использование древесины редких видов часто приводит к скандальным ситуациям. Так, широкое использование древесины зебрано (Microberlinia brazzavillensis и Microberlinia bisulcata) при оформлении магазина Prada на Манхэттене привело в 2002 году к протестам защитников окружающей среды и обещанию компании никогда больше не использовать древесину из находящихся под угрозой лесов. Годом ранее, во время визита премьер-министра Великобритании Тони Блэра в Латинскую Америку, активисты Гринпис пытались вручить ему кусок тропической древесины, чтобы привлечь внимание к проблеме: Великобритания и Франция - основные покупатели древесины, нелегально заготовленной на территории Амазонии.

В развитых странах легальности продаваемых лесоматериалов уделяется значительное внимание. Например, в странах - членах ЕС, в США, Японии, Австралии действуют или в скором времени будут введены в действие законы, препятствующие попаданию на внутренние рынки древесины, легальность заготовки которой не подтверждена. Особое внимание уделяется продаже тропической древесины - почти вся она снабжена сертификатами происхождения международных систем добровольной лесной сертификации (FSC, PEFC). Продажа продукции неясного происхождения является поводом для уголовного расследования, а один из основополагающих принципов политики закупок торговых сетей и магазинов препятствует продаже продукции сомнительного происхождения.

Ситуация в России

В России ситуация совершенно другая - изделия из редких пород широко представлены на рынке, а информация о легальности этой древесины почти отсутствует. Например, напольные покрытия из мербау продаются во множестве магазинов, в том числе таких крупных, как «Леруа Мерлен» и OBI. Нет недостатка и в предложениях изделий из красного дерева, зебрано и других экзотов.

В связи с этим в 2011-2012 годах Российский национальный офис Лесного попечительского совета (FSC)  совместно со Всемирным фондом дикой природы (WWF России) реализовал проект программы Matra  «Сохранение редких видов путем повышения ответственности продавцов и потребителей лесоматериалов». Его целью было снижение спроса на древесину редких видов деревьев за счет повышения экологической информированности и ответственности покупателей и продавцов древесной продукции. Для этого в первую очередь был изучен рынок напольных покрытий и мебели в Москве на предмет наличия в продаже изделий из редких видов деревьев. К редким видам (породам) были отнесены деревья, входящие в одну из следующих групп риска:

  • запрещенные к рубке законодательством Российской Федерации,
  • включенные в Красный список видов Международного союза охраны природы (МСОП),
  • торговля которыми ограничена в соответствии с требованиями CITES.

Ввиду того, что в большинстве случаев информация по биологическим видам продаваемой древесины у продавцов отсутствовала, то в группы риска включались те породы древесины (биологические роды), в составе которых имеются виды деревьев, внесенные в указанные выше документы.

В ходе проведенного исследования, во-первых, выяснилось, что на российском рынке можно встретить немало пород из числа произрастающих за рубежом и входящих в списки CITES. Это:

  • араукария чилийская (Araucaria araucana), торговые названия - chilean pine, pilon, pehuen;
  • кариокар (Caryocar costaricense), торговое название - Piquia, возможные названия - pequa, piquia bravo, vinagreira;
  • эбеновое дерево (все виды рода Diospyros) с Мадагаскара, торговое название - эбеновое, или черное, дерево; в списки CITES включены только виды рода, произрастающие на острове Мадагаскар, остальные виды, например, т. н. настоящее эбеновое дерево происхождением с Цейлона объектом охраны CITES не является;
  • черное дерево (Dalbergia spp.), торговое название варьируется в зависимости от вида: черное африканское дерево, бирманское черное дерево, королевское дерево, тюльпанное дерево, розовое дерево, сисо, кокоболо и пр. Многие виды рода дают ценную древесину, имеющую общее название «палисандр». Вид Dalbergia nigra включен в Приложение I CITES;
  • сандаловое дерево (Pterocarpus santalinus, Caesalpinia echinata), торговое название - сандаловое дерево, розовое дерево, индийское дерево, фернамбук, bijasal, padauk;
  • красное дерево (махагон, махагони) - виды рода Swietenia (S. humilis, S. mahagoni, S. macrophylla), торговое название - красное дерево, или махагон;
  • вест-индские кедры (Cedrela fissilis, C. lilloi, C. odorata), в России в торговле известны как цедрела или цедро;
  • виды тиса (Taxus chinensis, T. cuspidata, T. fauna, T. sumatrana и T. wallichiana), торговое название - тис;
  • рамин (виды родов Aquilaria, Gonystylus, Gyrinops), торговое название - рамин, мелавис;
  • афрормозия (Afrormosia elata, Pericopsis elata), торговое название - афрормозия, афромозия.

Есть серьезные основания сомневаться в законности ввоза в страну всех партий древесины этих пород (об этом ниже).

В ходе исследования изучался ассортимент магазинов, торгующих паркетом и мебелью из древесины ценных пород и находящихся на верхних строках поисковых интернет-систем, а также крупных сетевых магазинов для строительства и ремонта типа «Сделай сам» (Do it yourself - DIY). Всего в исследование было включено 64 магазина. Выводы неутешительные. Только в 19 магазинах (или около 30%) нет в ассортименте изделий из пород древесины, входящих в указанные выше группы риска.

Во время посещения авторами публикации некоторых магазинов из этого списка выяснилось, что их менеджеры в целом знакомы с проблемой незаконных заготовок древесины ценных пород. Более того, многие знают, что есть международные системы сертификации, которые позволяют свести к минимуму риск торговли незаконной древесиной, в частности, знают систему добровольной лесной сертификации FSC. Тем не менее руководство магазинов эти аспекты при выборе поставщиков, по сути, не учитывает. Значительная часть ассортимента изделий из тропических пород поступает из Китая и стран Юго-Восточной Азии, часто без каких-либо документов, подтверждающих легальность заготовки древесины. Отсутствие интереса к легальности продаваемых изделий менеджеры торговых предприятий объясняли тем фактом, что обычные покупатели не интересуются этим вопросом и не спрашивают сертификаты легальности и/или устойчивости.

Выявился и тот факт, что в подавляющем большинстве магазинов напольных покрытий и мебели нет точной информации о видах древесины, из которых сделаны продающиеся там изделия, а менеджеры этих магазинов знают лишь коммерческое наименование пород. Например, выяснилось, что продавцы не имеют информации о том, к какому именно виду относятся продаваемые ими изделия из мербау. А ведь мербау из тех четырех биологических видов деревьев, один из которых (Intsia bijuga) входит в категорию «вид в уязвимом положении» Красного списка МСОП. То же можно сказать и о большинстве других пород.

Получается, что руководство большинства торговых организаций не отслеживает происхождение древесины и не владеет информацией о легальности происхождении продукции, изготовленной из этой древесины. К числу приятных исключений на московском рынке можно отнести только некоторые торговые компании, в основном скандинавского происхождения, и их партнеров.

Важное место в исследовании ассортимента магазинов отводилось наличию в них изделий из пород, входящих в Красный список МСОП. К сожалению, здесь авторы публикации столкнулись с трудностями, так как у продавцов обычно отсутствовала информация о видовой принадлежности древесины, из которой изготовлена продаваемая ими продукция. В основном они оперировали понятием «порода древесины». Из пород, среди которых могут быть виды, входящие в Красный список МСОП, на московских торговых предприятиях обнаружены: венге, зебрано, афрормозия, эбеновое дерево, мербау, сапеле, дуссия, кемпас и др.

В отличие от конвенции CITES, Красный список МСОП носит лишь рекомендательный характер. При этом обновление списка видов, защищаемых конвенцией CITES, происходит в том числе на основе Красного списка МСОП. Поэтому постановка вопроса об этичности торговли породами древесины, входящих в Красный список МСОП, вполне правомерна. Может ли компания, которая позиционирует себя в качестве продавца экологичных изделий, продавать товары, изготовленные из пород древесины, потенциально включенных в Красный список МСОП? Как минимум, такой компании следует определить, изделия из каких именно видов древесины она продает, и в случае обнаружения товаров, произведенных из древесины видов из Красного списка, отказаться от их продажи. А экологически ориентированным покупателям следовало бы проявлять внимание к этой проблеме и запрашивать у магазина соответствующую информацию.

Кто виноват?

Одной из задач упомянутого исследования российских торговых предприятий было выяснение причин сложившейся в России ситуации с торговлей древесиной с высоким риском нелегальной заготовки. Выяснилось, что этому в значительной степени способствует несовершенство законодательства и отсутствие системы контроля ввоза нелегально заготовленной древесины. Например, явно слабые места имеются в системе контроля ввоза древесины видов, входящих в списки CITES.

Ответственность за попытку ввоза на территорию России или вывоза с ее территории без должного разрешения образцов, входящих в список CITES, а также за торговлю ими, наступает в соответствии с Кодексом РФ об административных правонарушениях. Почти все иные нормативно-правовые акты, относящиеся к сфере торгового оборота этих видов, касаются объектов животного мира. В том числе и поэтому сказать точно, какая доля древесины была ввезена в обход процедур CITES и есть ли она вообще, невозможно. Административный орган CITES в России (Росприроднадзор) знает только о ввезенных образцах из видов Приложения I CITES, потому что на их ввоз требуется разрешение этого органа. Для ввоза образцов из видов Приложений II и III достаточно экспортного разрешения, выданного административным органом CITES страны-экспортера (или реэкспортера). Механизма регистрации продаж лицензированной CITES продукции в России нет, на таможне проверяются только наличие и срок действия разрешений. Учет продаж не ведется, информация не собирается и не передается в Росприроднадзор.

Таким образом, не исключено, что в наших магазинах продается продукция из древесины видов, подпадающих под действие конвенции CITES и ввезенной без надлежащих разрешений.

Нет необходимого контроля легальности ввоза древесины и других редких пород, в том числе запрещенных к заготовке законодательством стран-экспортеров. Таможенные декларации на ввозимые/вывозимые лесоматериалы не дают полной информации о их видовой принадлежности. Например, классификационный код товара в соответствии с ТН ВЭД ТС по паркету в основном не предусматривает деления на виды в зависимости от породы, за исключением дуба, бука, ясеня, «махогониевого дерева» и некоторых других. То есть таможенные документы не содержат необходимой информации о легальности и видах ввозимых и вывозимых лесоматериалов, поэтому на их основе нельзя запретить торговлю нелегально заготовленной древесиной.

Не все благополучно и с породами, запрещенными к заготовке в России. Их перечень (перечень видов (пород) деревьев и кустарников, заготовка древесины которых не допускается) утвержден постановлением Правительства РФ. Однако в продаже можно встретить изделия из этих пород: из карельской березы, груши, вишни, каштана. Так, по запросу в Интернете на паркет из карельской березы поисковик выдает координаты нескольких сотен продавцов, около ста продавцов паркета из груши (кавказской) и других пород.

В настоящее время не существует нормативных актов, касающихся контроля оборота указанных выше пород деревьев. Выявление нарушений лесного законодательства в этой сфере осуществляется лишь в рамках общего государственного лесного контроля и надзора. Большинство специалистов считают уровень контроля рубки ценных видов древесины явно недостаточным.

Плохо обстоит дело и с вывозом из России древесины пород, запрещенных к заготовке. К сожалению, действующая система документального контроля на таможне не позволяет осуществить полноценную проверку законности вывоза лесоматериалов в части легальности их происхождения. Дело в том, что в отношении вывозимых товаров Таможенным кодексом РФ не закреплено право таможенных органов на получение документов, относящихся к операциям, предшествующим экспортным поставкам. Случаев выявления торговли (или приготовлений к торговле) видами древесины, запрещенными к рубке, немного, в основном они связаны с проводимыми комплексными проверками лесопользователей и лесоэкспортеров.

Таким образом, существует серьезная проблема контроля коммерческого оборота древесины пород, запрещенных к рубке российским законодательством. Можно сказать, что в Российской Федерации имеет место правовой вакуум в области оборота древесины редких и исчезающих пород. В настоящее время нет достоверных данных об объемах оборота такой древесины, но очевидно, что он значителен.

Что делать?

Первым делом и компаниям, продающим изделия из древесины, и покупателям таких изделий следует осознать, что продукция из древесины пород, для которых высок риск их нелегальной заготовки, прежде всего редких и угрожаемых видов, ни в коем случае не может считаться экологичной. Заготовка древесины некоторых из перечисленных выше видов на законных основаниях вполне возможна, но это должно быть документально подтверждено. Экологически ответственным компаниям можно рекомендовать использование существующих негосударственных механизмов отслеживания происхождения древесины и добровольной лесной сертификации. Только такой путь в настоящее время может дать гарантии легальности происхождения древесины.

Для борьбы с потоками древесины сомнительного, неизвестного и нелегального происхождения существует ряд механизмов, действующих как на национальном, так и на международном уровнях. К ним относятся добровольные механизмы верификации легальности происхождения древесины, добровольная лесная сертификация, законодательные меры ряда стран по недопущению на рынки древесины сомнительного происхождения (так называемый закон Лейси, законодательство ЕС), а также системы государственных закупок только легальной или сертифицированной продукции.

В ходе реализации упомянутого выше проекта Лесной попечительский совет и Всемирный фонд дикой природы сформулировали для торгующих мебелью и напольными покрытиями компаний, которые хотят стать экологически ответственными, детальные предложения:

  • оценить ассортимент продаваемой мебели и напольных покрытий на предмет возможного наличия в нем изделий из древесины редких пород, запрещенных к заготовке и торговле;
  • сформировать принципы экологической политики компании, в которой ясно указать цели компании в области продаж изделий, изготовленных только из легальных лесоматериалов, а в идеале - из лесоматериалов, заготовленных в устойчиво управляемых лесах;
  • из числа сотрудников компании подготовить специалистов в области редких и запрещенных к заготовке пород;
  • закрепить в закупочной политике правило приобретения только легальной и/или сертифицированной продукции;
  • повышать информированность покупателей в отношении того, что экологичность продукции должна означать также экологичность происхождения сырья.

Лесной попечительский совет готов оказывать информационную поддержку компаниям, которые хотят быть экологически ответственными. Такая поддержка поможет им найти новых, экологически ориентированных клиентов и выйти на быстро развивающийся «зеленый» рынок.

Андрей ПТИЧНИКОВ,
Екатерина БРУСИЛОВСКАЯ,
Татьяна ЯНИЦКАЯ,
Лесной попечительский совет