Партнеры журнала:

Эколайф

Незаконные рубки на Дальнем Востоке

Мировой спрос на древесину и уничтожение Уссурийской тайги

Незаконные рубки ценных пород древесины на Дальнем Востоке достигли критических масштабов. Анализ ситуации, проведенный Амурским филиалом WWF России, показывает, что в 2004-2011 годах объем экспорта древесины некоторых ценных пород с Дальнего Востока в Китай превысил объем разрешенного лесопользования в 2-4 раза.

Еще десять лет назад WWF забил тревогу, сообщив о нарастающем темпе незаконных рубок на Дальнем Востоке, и предупредил, что без жестких мер федеральных и региональных властей существует реальная угроза криминализации лесного сектора и истощения запасов ценной древесины. К сожалению, прогнозы WWF, сделанные в 2002 году, сбылись в наихудшем варианте. Сравнительный анализ показывает, что за 2004-2011 годы объем древесины дуба монгольского, заготовленной для экспорта в Китай, превысил объем разрешенного лесопользования в 2-4 раза.

Китайские производители паркета и мебели закупают такие ценные древесные породы под видом древесины дуба, ясеня, ильма и липы в объемах, существенно превышающих официально разрешенные для заготовки и выходящие за пределы возможностей устойчивого лесопользования. Значительная часть готовой продукции предназначена для рынков США, Японии и европейских стран, где ее приобретают потребители, которые ничего не подозревают об этих проблемах.

Приведенные в отчете Амурского филиала WWF России результаты полевых и научных исследований, которые проводились более десяти лет, отражают печальную реальность: в результате неэффективного правоприменения сфера лесного хозяйства сильно криминализировалась, что позволяет нелегальным лесозаготовителям безнаказанно расхищать ресурсы ценной древесины.

Незаконные рубки на Дальнем Востоке оказывают губительное воздействие на природу региона, растет браконьерство, поскольку из-за незаконных рубок отдаленные лесные массивы становятся более доступными. Кроме того, они губительно сказываются на традиционном образе жизни и хозяйствования местного и коренного населения: сокращаются охотничьи угодья, исчезают возможности для пчеловодства и сбора кедрового ореха. Наблюдается быстрая деградация уникальных кедрово-широколиственных лесов Дальнего Востока; между тем, эти леса отличаются очень высоким уровнем биоразнообразия.

Истощение ресурсов ценных пород в эксплуатационных лесах в результате хищений вынуждает как легальных, так и нелегальных лесопользователей обращаться к ценным лесным массивам, промышленные рубки в которых запрещены или ограничены. Это прежде всего защитные леса (водоохранные и орехово-промысловые зоны, природные заказники и др.), которые в результате действия запрета на промышленные рубки все еще сохранили значительные запасы высококачественной древесины. Такая негативная тенденция была подтверждена результатами официальной федеральной проверки лесопользования в Приморском крае в 2012 году. Многие из этих массивов представляют собой последние в регионе малонарушенные леса.

Учитывая высокий уровень незаконного лесопользования на Дальнем Востоке и зависимость китайских производителей от сырья из этого региона, крупные международные потребители, закупающие мебель и паркет китайского производства, могут, сами того не желая, стать нарушителями законодательства США (Закона Лейси) и Европейского союза (Еврорегламента 995/2010), а также «Политики зеленых закупок» Японии.

Борьба с незаконными рубками является одним из главных приоритетов деятельности федеральных и региональных органов власти России в лесной сфере. Чтобы решить эту проблему, необходимы совместные усилия органов государственной власти, компаний лесного сектора и потребителей.

Правительство Российской Федерации, федеральные и региональные органы управления лесами должны принять неотложные меры по восстановлению эффективного управления лесным хозяйством на Дальнем Востоке:

●  открыть доступ ко всей документации по лесопользованию для широкой общественности, обеспечив большую прозрачность этой информации и создав условия для участия местного населения и активистов в борьбе с незаконными рубками с целью их предотвращения; укрепить нормативно-­правовую базу, усилить контроль и мониторинг так называемых рубок ухода, ликвидировать пробелы в законодательстве, которыми пользуются нелегальные лесозаготовители;

●  установить обязанности арендаторов по обнаружению незаконных рубок на их арендных территориях и информированию органов власти о таких случаях;

●  обеспечить регулярное патрулирование территорий с наиболее высоким риском незаконных рубок совместными силами лесной охраны, полиции, местных жителей и представителей общественных организаций, чтобы предотвратить коррупционные действия;

●  обеспечить достоверную инвентаризацию ресурсов ценных твердолиственных пород для приведения расчетных норм лесопользования в соответствие реальным запасам.

 

Правительства Китая и России должны обеспечить взаимосвязь российской и китайской систем документального подтверждения легальности лесопродукции, чтобы гарантировать прозрачность по всей длине цепочки поставок в России и Китае - от лесосеки до производителей готовой продукции.

Органы государственной власти стран-импортеров, в частности, Китая, Японии, США и стран - членов Европейского союза, должны принять законодательные акты, направленные на предотвращение импорта незаконно заготовленной древесины, и обеспечить их результативное правоприменение.

Крупные компании, импортирующие китайскую мебель и паркет, должны принять меры для минимизации риска проникновения древесины незаконного происхождения в свои цепочки поставок и с этой целью, например:

●  приобретать только лесоматериалы и изделия из древесины, сертифицированные по схеме FSC (Лесного попечительского совета), с учетом того, что предложение такой продукции в России весьма ограничено;

●  внедрить эффективную систему обеспечения и подтверждения легальности и устойчивости лесопользования, которая не ограничивается сбором подтверждающих документов, а включает в себя
аудиты третьей стороной и контроль представителей российского гражданского общества;

●  если нет возможности покупать сертифицированную продукцию или внедрить собственную систему подтверждения легальности, импортеры должны отказаться от покупки мебели и паркета, изготовленных с использованием ценных пород, которые произрастают на Дальнем Востоке и могли быть там заготовлены (в особенности дуба, ясеня, ильма, липы).

 

Потребители могут повлиять на ситуацию, делая выбор в пользу FSC-сертифицированных мебели и паркета.

Импорт древесины китайскими производителями многократно превышает разрешенные объемы лесопользования по ценным породам и обусловлен огромным спросом на дешевую офисную мебель и паркет как на внутреннем рынке Китая, так и в других странах. Этот спрос приводит к деградации и уничтожению уникальных лесных экосистем региона, редких и находящихся под угрозой исчезновения видов, а также к целому ряду негативных экологических, экономических и социальных последствий, в числе которых: нехватка лесных ресурсов в регионе для легальных лесопользователей; недостаток лесных ресурсов для обеспечения традиционных нужд местного населения; деградация уникальных лесных экосистем; деградация мест обитания амурского тигра, недостаток пищевых ресурсов для животных, служащих его кормовой базой.

Незаконные рубки ценных пород на Дальнем Востоке являются не просто широко распространенным лесонарушением - это своего рода альтернативный режим лесопользования, многократно превышающий дозволенные законом объемы заготовки этих видов древесины.

В 2010 году региональные органы управления лесами Приморского и Хабаровского краев разрешили заготовить 452 213 м3 дуба монгольского - одной из наиболее ценных твердолиственных пород региона. В то же время за этот год в Китай было экспортировано 340 780 м3 лесоматериалов и продукции из древесины дуба монгольского (круглые лесоматериалы, пиломатериалы, мебельный щит и шпон). Пересчет объема этой продукции в эквивалентный объем заготовки показывает, что для ее производства было заготовлено как минимум 905 702 м3 дуба, что в два раза превышает разрешенный объем заготовки. Следовательно, по крайней мере половина объема дубовой древесины была заготовлена незаконно.

Более того, в 2010 году отмечался спад объемов импорта древесины дуба, а в 2007 и 2008 годах ежегодно экспортировалось более 1,7 млн м3 этой древесины. Если предположить, что разрешенные объемы лесопользования по дубу в эти два года были близки к показателям 2010 года, то превышение разрешенного объема заготовки составило 400%.

Подобный анализ, проведенный WWF в 2001 году, показал, что ликвидный эквивалент экспортированного объема дуба, ясеня и ильма из Приморского края превышал разрешенный к заготовке объем в полтора-два раза.

Согласно информации, предоставленной депутатами Законодательного собрания Приморского края федеральным органам власти, разрешенный объем заготовки в крае ясеня маньчжурского с 1996 по 1999 год снизился с 272,0 до 191,1 тыс. м3, в то время как реальный объем экспорта за эти годы вырос с 267 до 363 тыс. м3. Таким образом, незаконные рубки для Дальнего Востока - не новое явление.

Очевидно, что остается очень мало времени, чтобы решить проблему незаконных рубок до того, как ущерб лесам региона, имеющим уникальное экологическое, экономическое и социальное значение, приведет к необратимым последствиям.

На Дальнем Востоке органы управления лесами и полиция активно борются с незаконными рубками и теневым оборотом лесоматериалов, однако этих усилий явно недостаточно, чтобы изменить общую ситуацию: незаконные рубки остаются массовым явлением, нанося огромный ущерб природе и экономике Дальнего Востока, и происходит это прежде всего из-за несовершенной работы правоохранительных органов.

В 2010 году сотрудниками органов управления лесами в Приморском и Хабаровском краях было выявлено 113,5 тыс. м3 незаконно заготовленной древесины. Однако сопоставление разрешенных и реально заготовленных (по данным Амурского филиала WWF России) объемов древесины дуба, поставленных на экспорт, показывает, что по крайней мере 451,3 тыс. м3 древесины только одной породы было заготовлено незаконно, то есть выявляется лишь весьма незначительная часть реальных объемов незаконной заготовки.

Нередко масштаб незаконных лесозаготовок обнаруживается лишь при проведении нового лесоустройства на арендной территории. Есть свидетельства того, что сотрудники региональных органов управления лесами могут существенно занижать объемы незаконно вырубленной древесины на официально отведенных лесосеках.

Значительный объем нелегальной древесины заготавливается на легальных лесосеках вследствие рубок сверх разрешенных объемов. Такие лесонарушения особенно широко распространены при рубках ухода и выборочных санитарных рубках, которые предназначены для удаления усохших и усыхающих деревьев, пораженных вредителями и болезнями, а также мешающих росту наилучших деревьев.

Но, согласно результатам официальной проверки ведения лесного хозяйства в Приморском крае, выполненной Рослесхозом, «при проведении таких рубок в первую очередь вырубаются деревья ценных пород (ясень, дуб, ель и др.), при этом деревья, требующие вырубки (сухостойные, поврежденные, отстающие в росте и т. д.), остаются на лесосеке». Возможность назначения рубок ухода в здоровых защитных лесах, а также возможность вырубать при этом здоровые деревья - результат пробела в законодательстве, который позволяет заготавливать в этих лесах древесину экспортного качества. Чаще всего такой лазейкой пользуется крупнейшее в Приморском крае государственное предприятие КППК (казенное предприятие Приморского края) «Приморское лесохозяйственное объединение», объемы заготовки которого достигают более 500 тыс. м3 ценной деловой древесины в год, причем весь этот объем лесопользования выдается за рубки ухода в защитных лесах.

Исследования, проведенные в 2008-2012 годах, подтвердили систематические случаи лесонарушений, допущенных при рубках ухода и санитарных рубках, в том числе: заготовку древесины за пределами отведенных лесосек; заготовку древесины ценных пород в объеме, до 400 % превышающем установленный объем лесопользования; заготовку под видом рубок ухода и санитарных рубок древесины экспортного качества вместо сухостойных, поврежденных, отстающих в росте деревьев, которые в первую очередь назначены в рубку.

В 2010 году в результате этих сомнительных «лесоводственных» мероприятий на Дальнем Востоке в лесах - как переданных, так и не переданных в аренду - было заготовлено 3,5 млн м3 древесины. По оценкам ДальНИИЛХ, 90-95 % таких рубок не соответствуют принципам рубок ухода и на самом деле являются промышленными рубками с целью получения высококачественного древесного сырья.

Рубки ухода - не единственная «законная» возможность нелегальных лесозаготовок. Разрешение заготовки древесины для нужд местного населения (с целью получения дров и стройматериалов) является еще одной лазейкой, которой активно пользуются для нелегальной заготовки пиловочника экспортного качества. Бригады «черных лесорубов» склоняют местных жителей к передаче им прав на заготовку древесины для собственных нужд и используют это как прикрытие лесозаготовок в отдаленных лесных массивах и на ООПТ (особо охраняемых природных территориях). Промышленные рубки под видом заготовки древесины для собственных нужд ведутся на фоне реального дефицита дров, который испытывают многие отдаленные населенные пункты. В 2010 году под предлогом заготовки для нужд местного населения в Уссурийской тайге были срублены тысячи кубометров древесины экспортного качества, а жителям села Ариадное пришлось жечь старые шины, чтобы отапливать помещение школы.

Для того чтобы решить проблему, ДальНИИЛХ рекомендовал запретить рубки ухода в насаждениях старше 90 лет, а федеральными органами управления лесами было предложено запретить гражданам продавать лесоматериалы, заготовленные для собственных нужд. До тех пор пока эти рекомендации не будут внедрены в практику, деградация защитных лесов продолжится.

Несмотря на низкий уровень выявления незаконных рубок, благодаря усилиям добросовестных работников лесной охраны ежегодно регистрируются сотни лесонарушений. Например, в 2011 году сотрудниками Управления лесным хозяйством Приморского края был выявлен 691 случай незаконных рубок. Однако только 16 % случаев незаконных рубок, выявленных в 2011 году, были доведены до суда - это самый низкий показатель за последние десять лет. В некоторых районах ситуация еще более удручающая: в Дальнереченском районе («традиционном» центре незаконных рубок) в суд было передано только 6 % зарегистрированных случаев незаконных рубок.

В тех редких случаях, когда дела по незаконным рубкам все-таки доходили до суда и по ним выносился обвинительный приговор, оказывалось, что в 66 случаях из 100 такие дела возбуждались в отношении лиц, срубивших менее 10 м3 древесины, и только восемь из 100 судебных дел касались лесонарушителей, незаконно срубивших около 90 м3 (средний объем незаконной рубки по краю). По данным WWF, в крае было возбуждено только одно судебное дело по поводу крупной незаконной рубки (свыше 1 тыс. м3), несмотря на то что незаконные рубки таких масштабов - распространенное явление. В 2005 году полномочный представитель Президента РФ в Дальневосточном федеральном округе сказал, что «...правоохранительные органы показывают свою неспособность бороться с беспределом в лесной отрасли. Ни одна из структур не может остановить незаконный экспорт древесины <...> органы внутренних дел заводят уголовные дела лишь на браконьеров-частников, а не на крупные группировки лесных воров».

Столь малая доля дел, дошедших до суда, нередко обусловлена недостатком у сотрудников правоохранительных органов знаний и опыта в сфере лесопользования. Некоторые эффективные методы раскрытия незаконных рубок не включены в официальные методики и процедуры правоохранительных органов, что может «связать руки» даже тем сотрудникам, которые искренне желают бороться с такими преступлениями. Бывают серьезные ошибки и несоответствия в ходе следствия, приводящие к преждевременному закрытию дел и безнаказанности нелегальных лесозаготовителей.

20 лет бесконтрольных незаконных рубок привели к истощению ресурсов твердолиственных и других ценных пород, необходимых для развития лесной промышленности. И общественные экологические организации, и лесопромышленные компании считают, что в результате незаконных рубок из многих лесных массивов исчезла коммерчески ценная древесина и в обозримом будущем эти ресурсы не восстановятся. Региональным органам управления лесами все сложнее найти участки для предоставления в пользование лесному бизнесу. Недавно одной из крупнейших лесопромышленных компаний было предложено арендовать один из последних свободных от аренды участков эксплуатационных лесов. По официальным данным лесной инвентаризации, съем деловой древесины с одного гектара на этой площади должен составить в среднем 0,40 м3 в год. Прежде чем принять решение об аренде этого участка, компания решила провести собственную инвентаризацию, чтобы получить свежие данные о запасах древесины. По результатам проверки, в насаждениях предложенного участка фактически можно заготавливать только 0,15 м3 с одного гектара в год. В результате неучтенных незаконных рубок фактический запас коммерчески ценной древесины на участке оказался в 2,6 раза меньше, чем значится в официальных документах.

В результате истощения ресурсов эксплуатационных лесов увеличивается давление на такие категории защитных лесов, как леса водоохранных зон, заказников, орехово-промысловых зон, где ограничена промышленная заготовка древесины. Типичная уловка, к которой прибегают недобросовестные лесозаготовители и коррумпированные сотрудники органов управления лесами, чтобы получить доступ к ценным ресурсам древесины в этих лесах, - это организация рубок ухода, которые возможны на участках леса, не переданных в аренду. В то же время огромные площади этих лесов открыто переданы в аренду в целях заготовки древесины.

В частности, в Приморском крае переданы в аренду 58% площади водоохранных лесов вдоль нерестовых рек. О нарастающем прессинге на защитные леса и систематическом нарушении лесного законодательства при рубках ухода сигнализировали участники федеральной проверки ведения лесопользования в Приморском крае в 2012 году.

Деятельность лесозаготовителей (как легальных, так и нелегальных) в защитных лесах вызывает растущее неприятие общественных организаций, местных и коренных жителей, которые хотят сохранить экологическую и социальную ценность этих лесов. За последние десять лет лесозаготовительные компании четыре раза пытались взять в аренду водоохранные леса и орехово-промысловые зоны в бассейне р. Бикин. Эти леса образуют крупнейший в мире массив девственных неморальных смешанных лесов, который номинирован на включение в Список объектов культурного и природного наследия ЮНЕСКО. И только широкие общественные кампании и протесты организаций, представляющих интересы коренного населения, направленные в Москву, позволили предотвратить начало рубок в бассейне р. Бикин.

Растущие темпы незаконных рубок орехоплодных и медоносных деревьев становятся серьезной проблемой для традиционного хозяйствования людей, живущих в отдаленных населенных пунктах. Сбор кедрового ореха, охота, отлов соболя и пчеловодство являются важными источниками дохода местных жителей. В отличие от этих традиционных промыслов, которые столетиями кормят жителей таежных деревень, незаконные рубки уже за несколько последних десятилетий существенно истощили ресурсы тайги в регионе. Вследствие деградации лесов сейчас у местных жителей гораздо меньше природных ресурсов, позволяющих вести традиционное хозяйство.

Незаконные рубки кедра корейского, которые ведутся последние 15 лет для получения чьей-то сиюминутной выгоды, существенно снизили урожай ореха. Это привело к росту общественного движения за сохранение корейского кедра, вылившегося в «кедровый бунт» в с. Ариадное, когда сельчане объединились и стали самостоятельно патрулировать леса, предотвращая незаконные рубки вокруг села.

Общественное движение увенчалось успехом - рубка кедра корейского в 2010 году была запрещена. Тем не менее нелегальная рубка других пород продолжается. Продолжаются и конфликты лесозаготовителей с пчеловодами; причина этих конфликтов - рубки главного медоноса Уссурийской тайги: липы. Официальные и неформальные запреты рубки вблизи пасек регулярно нарушаются незаконными лесозаготовителями, которые наживаются на удовлетворении огромного спроса китайских заказчиков на пиловочник липы.

В Китай, по данным Амурского филиала WWF России, экспортируется объем древесины ценных пород, на 200-400 % превышающий объем, разрешенный к рубке. Осознанно или не­осознанно китайские производители и западные импортеры попали в зависимость от снабжения древесиной, которая заготавливается незаконно и неустойчиво. В основе бизнеса западных импортеров - производство дешевой мебели и паркета в Китае, основанное, в свою очередь, на «бесконечном» потоке ценной древесины из России, огромная часть которой заготовлена незаконно. Пора, наконец, навести порядок и прекратить разграбление национального богатства!

 

Анатолий КАБАНЕЦ,
Брайан МИЛАКОВСКИЙ,
Евгений ЛЕПЕШКИН,
Дмитрий СЫЧИКОВ,
Всемирный фонд дикой природы (WWF)