Партнеры журнала:

Тема номера: Экология ЛПК

Оценка за «прилежание»

Рубрика Тема номера: Экология ЛПК

В Москве обсудили проблемы экологической ответственности бизнеса

До последнего времени вопросы экологии в России волновали лишь самих экологов. Но несколько лет назад ситуация начала кардинально меняться. Передовиками экологических новаций в России, наряду с дочерними предприятиями западных концернов, стали крупнейшие отечественные бизнесмены и возглавляемые ими компании. Огромные европейские рынки сбыта лесопромышленной продукции оказались для отечественных компаний под угрозой закрытия, высокие экологические стандарты стали фактором конкурентной борьбы посредством целого ряда сертификатов и стандартов.

Осознание того, что именно экология сегодня в значительной мере определяет коммерческий успех предприятий, стимулировало лесопромышленный бизнес серьезно озаботиться не только повышением репутации на западных рынках, но и реальным изменением ситуации: инвестиции в проекты по охране окружающей среды стали расти. Этой теме был посвящен круглый стол «Экологическая ответственность бизнеса. Роль экологических рейтингов», проведенный на днях в московском бизнес-центре «Александр Хаус» рейтинговым агентством «Эксперт РА» при информационной поддержке нашего журнала.

Экологии - государственную поддержку!

Европейское Агентство по охране окружающей среды свидетельствует: 800 - 900 млрд. долларов - таковы годовые обороты мирового рынка экологической промышленности. Экология сегодня, вопреки российскому менталитету, не просто второстепенная составная часть цивилизованного производства, а самостоятельная и довольно прибыльная индустрия, предлагающая бизнесу экологически чистые технологии, оборудование и установки по очистке воды и воздуха, консалтинг в сфере охраны окружающей среды и т. д., и т. п.

Российский потенциал в этой области огромен. Если очень захотим - мы ведь и умны, и трудолюбивы,  и изобретательны, - запросто составим конкуренцию мировым лидерам экологической промышленности. Но мешает целый ряд довольно серьезных проблем, без решения которых все наши достоинства не имеют смысла.

Во-первых, - увы, но это так, - на сегодняшний день у нас нет четкой государственной политики, причем не только в сфере экологии.

Экологическая доктрина, задающая основные рамки всего законотворческого процесса в сфере охраны природы, до сих пор не утверждена. Законодательные инициативы Министерства природных ресурсов РФ и отдельных инициативных групп не находят достаточной поддержки в Государственной Думе, которая за последние четыре года утвердила лишь один экологический законопроект, касающийся запрета использования этилированного бензина. А ведь именно от государства, которое обязано устанавливать правила игры, напрямую зависит развитие всех экологических инициатив, создание благоприятных условий для увеличения объемов финансирования экологических проектов на предприятиях.

Основные надежды на изменение ситуации к лучшему экологическая общественность и бизнес-сообщество возлагают на ратификацию Киотского протокола, которая должна простимулировать развитие государственного управления в сфере экологии. Хочется надеяться, что благодаря Киотскому протоколу у нас наконец-то будет принята Экологическая доктрина.

Специалисты считают, что она принесет огромную пользу в первую очередь именно лесопромышленному комплексу. Дело в том, что среди обозначенных в ней экологических принципов (например, «загрязнитель платит»), есть место также эффективным рыночным механизмам. Это - создание и применение системы налогов и пошлин, вторичная переработка промышленных товаров, благотворительность в области охраны природы, оборот нереализованных прав на загрязнение, создание условий внедрения системы лизинга экологически безопасных промышленных товаров длительного пользования и т. д.

Но, как бы мы ни старались, рыночные механизмы стимулирования экологических новаций в России пока еще не прижились. Это уже вторая проблема.

Ни для кого не секрет, что прямое финансирование экологических проектов практикуется в западных странах в редких случаях: например, когда речь идет о поддержке малого предпринимательства. Государство поддерживает экологию при помощи именно тех действенных механизмов, которые описаны выше... В полной мере в России сегодня действует лишь механизм экологического страхования объектов и продукции. И если даже в таких условиях российский ЛПК ежегодно вкладывает, по оценкам «Эксперт РА», около 10 млрд. рублей в реализацию экологических проектов, то при внедрении полного комплекса мер по стимулированию экопрома эта цифра может возрасти в 2 - 3 раза.

Оказание прямой консультационной помощи бизнесу со стороны ведущих природоохранных организаций оказалось эффективнее (с точки зрения повышения экологичности производств ЛПК России), нежели попытки переломить пассивность государства. Однако, как считает директор по охране природы WWF-Россия Евгений Шварц, целиком полагаться только на предприятия - опасная ошибка: наступит время, когда вложения в экологию станут невыгодными для лесопромышленных предприятий, если их начинания не будут поддержаны государством. Да и, кроме того, инвестиции в экологические проекты пока интересны только экспортно-ориентированным компаниям. А что же другие?

Третья важная проблема заключается в том, что инвесторы опасаются вкладывать средства в экологические проекты.

Инвестиции в экологию, несомненно, важны: это не только ключ к мировым рынкам сбыта, но и, в конечном итоге, снижение издержек производства, а значит, последующий рост прибыльности компаний. Последний будет не сразу, должно пройти время.

Тем временем международные финансовые организации не слишком торопятся помогать российскому ЛПК, предпочитая вкладывать деньги в развитие понятных им и уже «экологически чистых» иностранных компаний в России. Поэтому пока инвестиции отечественного ЛПК в экологию на 99 % состоят из собственных средств предприятий - прибыли и амортизационных поступлений. Только на установку линии бесхлорной отбелки хвойной целлюлозы на ОАО «Нойзидлер Сыктывкар» в 2005 г. его акционеры намерены потратить 20 млн. евро, а стоимость полного комплекса очистных сооружений для костромского завода «Кроностар» (принадлежит швейцарскому Kronoholding) оценивается в 70 млн. евро. Очевидно, что немногие российские компании способны выделить такие огромные средства из своих источников.

В-четвертых, у нас до сих пор не выработано такое понятие, как экологическая ответственность бизнеса, в том числе лесопромышленного.

Понятно, что единые принципы экологического поведения существенно бы облегчили реализацию концепции устойчивого развития. Россия в самом начале этого пути. Мы только-только начинаем знакомиться с такими обязательными в развитых странах понятиями, как экологическая ответственность бизнеса, обязательная сертификация, добровольные стандарты отчетности, система экорейтингов...

Ну и, наконец, невнимание к экологическим проблемам на национальном уровне лишает российские предприятия шанса работать на выгодных для себя условиях на международном рынке.

Отсутствие национальной политики в сфере экологии уже привело к тому, что Россия не принимает участия в обсуждении условий международных соглашений в сфере охраны природы. А значит, не будет иметь и возможности выторговывать для себя выгодные условия, принимая чужие, навязанные, правила игры...

Справедливости ради стоит отметить, что объемы загрязнения окружающей среды российским ЛПК ежегодно снижаются. Конечно, темпы снижения существенно отстают от средних по промышленности - это правда. И движущая сила экологического прогресса - именно крупные компании, вертикально интегрированные структуры, это тоже правда. И еще правда в том, что реализация экологических проектов на крупных предприятиях сегодня требует существенно больших финансовых затрат, чем пару лет назад... Однако не нужно забывать, что лесопромышленный бизнес - это не только компании-гиганты, но и средние лесопильные, деревообрабатывающие производства и отдельные лесные хозяйства, от которых во многом зависят перспективы развития ЛПК. Безусловно, проблем очень много, но за них уже начинают браться. Наверное, этому можно порадоваться.

Кто кому и за что должен?

Одна из наиболее существенных проблем для окружающей среды от предприятий ЛПК - загрязнение водных ресурсов и утилизация отходов производства. Лесопромышленный комплекс является самым крупным загрязнителем водных ресурсов среди всех отраслей российской промышленности, вторым после ЖКХ.  В суммарных сбросах загрязненных сточных вод промышленными предприятиями его доля в 2003 г. достигла 23,2%, а в общей структуре загрязнения водных ресурсов РФ - 7,2%.

Почему это так - понятно: ЦБК в больших объемах используют воду  для варки целлюлозы. По данным МПР России, более 66% сбросов всех загрязненных сточных вод лесопромышленного комплекса обеспечивают 10 крупнейших целлюлозно-бумажных комбинатов. Причем 28% такой воды поступает в водоемы Архангельской области только с Котласского, Архангельского и Соломбальского ЦБК.

Чтобы модернизировать устройства по очистке сточных вод, требуются большие деньги. У лесопромышленников и без того хватает, куда их вкладывать - хотя бы в пылегазоулавливающее оборудование, которое до недавнего времени находилось в плохом состоянии. Ведь ЦБК еще и крупнейшие загрязнители воздуха, хотя в последние два-три года наблюдается небольшое снижение выбросов загрязняющих веществ в атмосферу.

Ежегодно на предприятиях ЛПК образуется 9 млн. тонн промышленных отходов 4 - 5-го классов опасности (т. е. наименее опасных и неопасных), однако переработка этих отходов практически не развита: в основном их, как и большинство других отходов, сначала складируют, а потом вывозят и захоранивают.

Для производства продукции глубокой переработки у нас используется около 20% древесины, в то время как в странах с развитой лесобумажной отраслью этот показатель доходит до 85%. Такая особенность российского производства резко снижает экологию лесопользования, поскольку в ее основе лежит антиэкологический принцип: «вырубил - забудь и перейди на другой участок». Подобный подход увеличивает затраты на лесовосстановление и строительство лесной инфраструктуры. По-прежнему остается напряженной криминогенная обстановка в отрасли: объемы нелегальных лесозаготовок все еще высоки.

Расчетная лесосека вырубается в целом по России примерно на 20% - и это тоже отрицательно сказывается на экологии леса. Накопление перестойной древесины существенно снижает углеродопоглотительные функции лесов, что не слишком хорошо, коль скоро мы решились на ратификацию Киотского протокола. Большие площади лесов заражены вредителями и болезнями, снижается эффективность мер по предупреждению и тушению пожаров. Средства, поступающие на счета лесхозов из бюджетов различных уровней, не обеспечивают в полной мере финансирования расходов на полноценное ведение лесного хозяйства. Лесхозы вынуждены изощряться, чтобы добывать деньги...

С другой стороны, ведущие лесопромышленники обладают ресурсами и для проведения работ по лесовосстановлению, и для строительства необходимой инфраструктуры в ранее не освоенных районах. Так, по официальным данным, на арендованных участках лесного фонда использование расчетной лесосеки превышает 60%, а у отдельных крупных  лесопромышленников - 80 - 90%. Чувствуется стремление добросовестных лесопользователей постепенно снижать потери древесины на лесозаготовках: как объемы недорубов, так и не очищенные после вырубки площади...

В какой-то мере предприятиям ЛПК хочется тихо посочувствовать: затраты на экологию велики. Но они того стоят! Улучшая экологию, компании улучшают технологии, а значит, и качество продукции, повышают репутацию и снижают платежи за выбросы вредных веществ (которые, кстати, сегодня невысоки, но лишь до поры до времени). Так, в результате внедрения технологий бесхлорной отбелки на ЦБК повышается отпускная цена целлюлозы, сокращается себестоимость сырья, снижаются общие расходы на производство целлюлозы и те же экологические платежи.

Если отечественные предприятия, взвалившие на себя такую нагрузку, будут продолжать стремиться к высоким экологическим стандартам, это приведет к качественному изменению иностранных инвестиций в России, повышению конкурентоспособности российской продукции за рубежом, улучшению экологической обстановки в стране и, в конечном счете, к повышению уровня жизни населения.

«Модные аксессуары» экологической политики

Таблица 1. Количество компаний, сертифицированных в
соответствии с различ-ными стандартами на 01.10.2004

Таблица 1. Количество компаний, сертифицированных в соответствии с различ-ными стандартами на 01.10.2004

Что в первую очередь отличает обычную западноевропейскую компанию с экологичным производством от всех остальных? Правильно:  наличие как минимум одного, а то и нескольких экологических сертификатов. Разбирать здесь, за что выдается тот или иной сертификат, мы не станем. Скажем только, что есть стандартные сертификаты для всех отраслей бизнеса (например, ISO серии 14000, подтверждающий, что компания создала эффективную систему экологического менеджмента) и отраслевые (в нашем случае PEFC - Pan-European Forest Certification и FSC - Forest Stewardship Council, сделавшие своим «коньком» древесину, заготовленную легально и с учетом экологических требований). Существуют еще сертификаты добровольной инициативы по отчетности - GRI.

Глобальная инициатива по отчетности (Global Reporting Initiative) была создана в 1997 г. Пять лет спустя GRI предложила компаниям версию по подготовке отчетности, основным принципом которой является принцип «триединства» экономической, социальной и экологической сторон деятельности компании. И предприятия этим воспользовались.

Рекомендации Глобальной инициативы носят необязательный характер, любая компания может принять участие в этом процессе, даже если ее отчет не в полной мере соответствует предложенным критериям. Разумеется, за участие в инициативе приходится платить ежегодный членский взнос - в размере от 100 евро до 10 тысяч евро, но это условие не является препятствием для тех 503 компаний, что приняли условия GRI. Среди них и две наши: BAT Russia, российская с большой долей условности, и подлинно российская - «Северо-Западная лесопромышленная компания».

В отличие от сертификатов, соответствия стандартам ISO серии 14000, которые являются почти обязательными для компаний, претендующих на серьезные рыночные позиции, инициатива GRI в большей степени направлена на привлечение интереса инвесторов к компаниям, улучшение их деловой репутации и снижение издержек за счет выявления новых возможностей бизнеса.

Распределение экологических сертификатов в мире не может не наводить на серьезные размышления...

Есть и другие системы оценки, позволяющие ранжировать компании по степени их экологической чистоты. Например, экологические рейтинги. За рубежом рейтингование имеет более чем 10-летнюю историю. Получать экорейтинг или не получать - дело добровольное, но сам факт, что компания прошла данную процедуру, свидетельствует о ее внимании к экологическим проблемам, о ее законопослушании, о ее, если хотите, прилежании. Высокий рейтинг говорит о низких экологических рисках деятельности, и, в конечном счете, это неплохая «приманка» для инвесторов. А уж если найдутся деньги - будет и все остальное.

Таблица 2. Рейтинг-лист компаний ЛПК
Таблица 2. Рейтинг-лист компаний ЛПК

Таблица 3. Национальная рейтинговая шкала
Таблица 3. Национальная рейтинговая шкала

Присвоением экорейтингов лесопромышленным компаниям в России занимается рейтинговое агентство «Эксперт РА». На сегодняшний день рейтинговую оценку агентства имеют 30 компаний ЛПК, среди которых не только ведущие ЦБК, но и деревообрабатывающие комбинаты, лесозаготовительные предприятия и даже мебельная компания «Шатура».

«Эксперт РА» предупреждает, что любой экорейтинг - субъективное мнение рейтингового агентства, которое может быть оспорено. Экорейтинг не является непосредственным инструментом для определения общего уровня менеджмента в компании, особенно по направлениям, не связанным с экологией. Экорейтинг не позволяет оценить общий уровень эффективности деятельности компании.

Рейтинговая оценка выносится специалистами после анализа полученной информации по таким критериям, как экологичность сырья и производства, экологический менеджмент, прозрачность деятельности компании в сфере охраны окружающей среды.

Возможно, методика рейтингования не самая совершенная. При определении рейтинга неизбежны проблемы и погрешности, часто вызванные недостатком информации о компании. Так, трудно учитывать объемы выбросов вредных веществ различными компаниями. Например, ЦБК являются абсолютными лидерами по объему сбрасываемых со сточными водами вредных веществ и выбросов в атмосферу - такова специфика их производств, и считать их экологически безответственными по сравнению с лесозаготовительными компаниями было бы неверно. Поэтому рейтинговому агентству приходится рассчитывать оценку объемов загрязнения каждой отдельной компании на основе сопоставления со средними удельными показателями по предприятиям со схожей структурой производства, на основе оценки динамики выбросов, реализации планов природоохранных мероприятий и других индикаторов.

Рейтинговая оценка - не статичное понятие. Если заказчик рейтинга надеялся на лучшее, а в результате получил не очень высокую оценку, не стоит воспринимать ее как вечное клеймо на репутации компании. Невысокая оценка должна быть стимулом к тому, чтобы компания предприняла усилия по повышению уровня своей экологичности, и спустя какое-то время оценка может повыситься. Как отмечают специалисты «Эксперт РА», рейтинг экологической ответственности отвечает не только на вопрос «что компания делает?», но и на такие вопросы: «что компания намерена делать?», «есть ли у нее для этого ресурсы?», «каким будет ее экологическое будущее?».

Сегодня среднестатистический портрет лесопромышленных компаний, получивших экологическую оценку, выглядит так: постоянное снижение объемов загрязнения окружающей среды, ежегодное улучшение экологии лесопользования, наличие достаточно эффективной системы экологического менеджмента (хотя пока и не подтвержденной сертификатом), планирование экологических проектов на среднесрочную перспективу, практически сопроцентная реализация этих проектов и пока еще, к большому сожалению, довольно низкая степень информационной открытости. Но главное, как говорится, процесс пошел...

Мы представляем читателям рейтинг-лист 30 предприятий ЛПК, получивших оценку в рейтинговом агентстве «Эксперт РА» (см. таблицу 2).

Мнения экспертов

Сергей Костылев, генеральный директор корпорации «Илим Палп»:

«Присвоение рейтингов российским компаниям ЛПК вызвало достаточно большой резонанс в обществе, и мы надеемся, что все больше компаний станут участниками оценки. Рейтинг - это, с одной стороны, стимул к постоянному улучшению экологической ситуации на предприятиях, ведь, как известно, «надзорный» аудит будет проводиться на регулярной основе, и с другой - независимая оценка, которая позволяет объективно оценить эффективность природоохранной деятельности крупнейших российских лесопромышленных компаний и соответствующих государственных институтов».

Анатолий Черновол, вице-президент РАО «Бумпром»:

«Все более популярной становится добровольно публикуемая информация об экологическом состоянии предприятий, как способ, которым компания любого масштаба может продемонстрировать широкому кругу заинтересованных сторон свою практическую приверженность принципам охраны окружающей среды. Это помогает компаниям укрепить свой имидж, а также взаимодействовать с общественными организациями и государственными структурами».

Татьяна Сокорнова, ведущий специалист ЗАО «Северо-Западная лесопромышленная компания»:

«Присвоение экорейтинга нашей компании позволило нам выявить определенные недостатки в части процедуры сбора и предоставления экологической информации, упростить и формализовать эту процедуру. Форматы экорейтинга вошли в отчет СЗЛК-2003, на их основе обновлены внутренние стандарты компании. В целом мы, как первая российская компания, опубликовавшая отчетность в соответствии с принципами Всемирной инициативы по открытой экологической отчетности (GRI-2002), считаем, что экорейтинг - один из важнейших элементов независимой экологической оценки предприятий и открытой экологической отчетности. Экорейтинг может стать тем индикатором, который ляжет в основу базы данных для принятия решений о модернизации оборудования, строительстве и реконструкции. В этом его преимущество перед другими, чисто теоретическими, форматами представления экологической информации.

Национальная экологическая премия вручена СЗЛК

«Северо-Западная Лесопромышленная Компания» (СЗЛК) подтвердила репутацию производителя, ориентированного на улучшение экологической ситуации в районах расположения предприятий. Жюри конкурса Фонда имени В. И. Вернадского и Высшего экологического совета Государственной Думы РФ наградило компанию Национальной экологической премией.

Премия вручена в номинации «Экоэффективность» (раздел «Экоэффективные инвестиции»). За вклад в укрепление экологической безопасности и устойчивое развитие России, вклад в защиту Балтийского моря награжден проект «Строительство комплекса очистных сооружений города Неман и Неманского ЦБК».

Реализация проекта строительства комплекса очистных сооружений для города Неман и НЦБК началась 30 января 2003 г., когда было подписано предварительное трехстороннее соглашение между Администрацией Калининградской области, администрацией МО «Неманский район Калининградской области» и Неманским ЦБК. Проект одобрен также Министерством окружающей среды Литвы (река Неман - трансграничный водоток), Агентством окружающей среды Дании, Министерством по охране окружающей среды Германии.

В апреле 2004 г. приказом № 278 заместителя Министра природных ресурсов РФ Юрия Шуваева утверждено заключение экспертной комиссии государственной экологической экспертизы «Технико-экономическое обоснование инвестиций строительства совместного комплекса очистных сооружений Неманского ЦБК и города Неман», признавшей ТЭО соответствующим требованиям законодательных актов и нормативных документов в области охраны окружающей среды.

Общая стоимость инвестиционного проекта - $12,5 млн., срок реализации - 2 года. Участниками проекта являются Неманский ЦБК, Северо-Западная Лесопромышленная Компания, коммерческий банк, предоставляющий предприятию кредит на реализацию проекта, и Российская программа организации инвестиций в оздоровление окружающей среды, за счет средств которой будет закуплена часть оборудования для его осуществления.

Национальная экологическая премия была вручена в Москве, в рамках Международной выставки «Экоэффективность-2004» и Форума «Инновационные технологии XXI века для рационального природопользования, экологии и устойчивого развития».