Партнеры журнала:

Лесное хозяйство

Интенсивное лесопользование. Опыт Псковского модельного леса WWF

(«Для детей, иностранцев и руководителей лесопромышленных предприятий»)

Интенсивное лесопользование. Опыт Псковского модельного леса WWF. Часть 2
Интенсивное лесопользование. Опыт Псковского модельного леса WWF. Часть 3

Кризис с лесообеспечением и низкая доходность лесной отрасли - индикатор несостоятельности нынешней модели управления лесами.

Многие традиционно лесопромышленные регионы России столкнулись сейчас со странным феноменом - экономически доступного леса становится все меньше и меньше, и это на фоне значительного фактического недоиспользования расчетной лесосеки. особенно сложная ситуация в лесопильном бизнесе: пиловочник в очень большом дефиците, его становится все меньше, и не исключено, что в ряде регионов через 1 - 3 года придется просто закрывать многие предприятия. Тревожные сигналы приходят отовсюду - из Приморского края, где леса настолько истощены, что лесопромышленники задумываются о сокращении экспорта в Китай, из Красноярского края, где снижаются запасы основного экспортного ресурса - Ангарской сосны, из Архангельской области, где наблюдается кризис с поставками пиловочника, из Ленинградской области, где, по мнению ряда лесопромышленников, через 5 - 7 лет нечем будет торговать. Список можно продолжать довольно долго, сложней найти регион, где не сталкиваются с данной проблемой.

В чем причина этой проблемы? Лесохозяйственники считают, что Россия обладает лучшей в мире системой лесного хозяйства (только ее почему-то никто ее не соблюдает), и во всем виноваты лесопромышленники, которые вырубают лес вдоль уже существующих дорог, не строят новых, нерационально используют заготовленную древесину, бросают недорубы и т. п. В свою очередь, лесопромышленники считают, что в проблеме сильно замешаны лесхозы, которые «насанитарили» в 2002 году на 30 млн. м³, при этом в основном брали лучшую, а не худшую древесину. Экологи скажут, что нелегальные рубки составляют до 30 % от объема всех рубок, и что слаб контроль в лесном хозяйстве, лесники «пашут» на рубках ухода и в лес не ходят. Политики скажут, что во всем виноват экспорт круглого леса - слишком много везем на Запад (в Китай, Японию) - и не занимаемся переработкой. Специалисты-лесохозяйственники также добавят, что несовершенны методики расчета расчетной лесосеки, что приводит к досрочному истощению лесосырьевой базы, а экономисты скажут, что у нас в стране вообще нет экономики лесопользования как таковой, и то, что происходит, вообще находится вне экономически здравого смысла. И, как ни странно, правы в той или иной степени окажутся все. Однако данная ситуация системного кризиса не имеет выхода в том плане, что лесники вдруг откажутся от рубок дохода, лесопромышленники вдруг станут альтруистами, а лесоустроители получат огромные ресурсы на полевые работы и точные нормативы для планирования. Очевидно, этого не произойдет. Речь не может идти о частичном реформировании системы, надо говорить о замене принципов управления лесами России в целом.

Результатом практиковавшейся ранее и применяемой сейчас системы управления лесами является значительное ухудшение состояния лесных ресурсов, фактически расстройство лесов. Говоря экономическим языком - произошло значительное падение «корневой» стоимости лесов, до таких уровней, что лесопользование становится затрудненным, либо вообще должно быть прекращено в ряде регионов как бизнес, приносящий ущерб обществу и окружающей среде (например, ввиду нелегальных рубок). При этом надо понимать, что леса России являются настоящим «Клондайком», и что просто позорно, сидя на ресурсах, быть нищими.

Существует ли стратегия выхода из ситуации? Мировой опыт показывает, что такая стратегия есть. Наши соседи, Латвия и Эстония, вышли из Советской системы и значительно продвинулись по пути реформ, а наши Скандинавские соседи, Финляндия и Швеция, располагая в общем схожими лесорастительными условиями, добились того, что доход от лесного сектора составляет там до 40 - 50 % ВНП, в отличие от Российских 3 %.

Что же нужно для реформирования лесного сектора? Нужно, чтобы у лесов был хозяин, который мог ответственно управлять ими. И нужны механизмы этого самого ответственного управления лесами, которые бы обеспечивали как прибыльность ведения лесопользования, так и сохранение (неубывание) экологических и социальных функций леса.

Что касается хозяина леса, то мировая практика говорит о том, что наиболее эффективным хозяином является крупная лесопромышленная компания, затем - государственная коммерческая компания, и на последнем месте - частный лесовладелец. Такой ситуации, как в России, где лесхозы и лесопромышленники являются полухозяевами леса, пожалуй, нет ни в одной стране мира. Ведь, как известно, у семи нянек дитя (лес) без глазу. Надо только понимать, что государственная коммерческая компания - это не аналог нынешнего лесхоза, а, предположим, нынешний лесхоз, но лишенный функций контроля и выплачивающий лесные платежи за любые виды своего пользования, в том числе и за рубки ухода. Однако данная статья посвящена не вопросам собственности и эффективного хозяина, что, несомненно, является особой темой, а именно механизмам ответственного управления лесами таким ответственным хозяином.

Сразу отметим главный вопрос к механизму ответственного лесопользования - как переломить сложившуюся негативную тенденцию и как научиться повышать стоимость леса на корню как ресурса?

Коротко о главном

В проекте «Псковский модельный лес», реализуемом на территории Стругокрасненского лесхоза в партнерстве с арендатором - фирмой «СТФ Струг», в рамках партнерства между WWF, SIDA (Шведское агентство по развитию) и компанией Stora Enso, созданы и продемонстрированы важнейшие элементы принципиально новой для России системы планирования управления лесами. Кратко ее можно охарактеризовать как систему интенсивного лесопользования для ответственных лесопромышленных компаний (любой формы собственности), получивших лес в долгосрочную аренду. Подобные системы на протяжении последних 20 - 30 лет применяются в Швеции и Финляндии (правда, при иных, чем в России, параметрах лесов, как раз и сформировавшихся в результате применения интенсивного лесопользования).

Главной особенностью «Псковской» системы лесопользования является совершенно новый для Российского лесного сектора механизм формирования действительно экономически обоснованных планов ведения лесного хозяйства и лесопользования. Эта система позволяет обеспечить гарантированную рентабельность в первый период лесопользования даже в сильно расстроенных лесах, и одновременно определить и использовать те приемы и хозмероприятия, которые ведут к увеличению стоимости леса на корню и значительному повышению прибыли в дальнейшем (при наличии спроса).

Механизм интенсивной модели лесопользования, составленный на основе лучшего отечественного и Скандинавского опыта, включает совершенно определенный набор экономических приоритетов и лесоводственных приемов. Действие этого механизма можно отслеживать и оценивать по специальным компьютерным моделям. Использование таких моделей позволяет проводить долгосрочное прогнозирование количественных и качественных параметров лесного фонда при использовании различных сочетаний экономических и лесохозяйственных воздействий на лес. Вложенная в систему процедура оптимизации позволяет выбрать наиболее приемлемый набор методов лесовосстановления, рубок ухода и рубок главного пользования, который бы удовлетворял потребности как бизнеса, так и общества, а также сохранения природы.

Основные черты интенсивной модели:

  • формируется требуемая для бизнеса (и других групп интересов) структура лесного фонда;
  • за столетний цикл хозяйства выбирается весь прирост насаждений (при этом объем заготовки древесины с 1 га увеличивается в 2 раза);
  • за счет своевременных рубок ухода резко улучшается качество леса и растет его корневая стоимость.

Итог:

  • стоимость леса на корню как товарного и инвестиционного ресурса вырастает в минимум в 10 раз;
  • доход от лесопользования за оборот рубки вырастает минимум в 10 раз;
  • постепенно сокращаются издержки ведения лесозаготовительного бизнеса.

Расчеты показали, что применение такой модели хозяйства в условиях Псковской области позволяет минимум в 8 - 10 раз повысить прибыль с единицы лесной площади за оборот рубки. Причем доходность лесопользования планируется с самого начала, далее она повышается в ходе применения действительно коммерчески и лесохозяйственно обоснованных рубок ухода за лесом, достигая максимума к моменту рубки главного пользования. Существующие же в настоящее время планы рубок в принципе не позволяют определить доходность от ведения лесопользования. Собственно, подобный подход и используется в настоящее время в лесном хозяйстве Финляндии и Швеции - наиболее эффективном в мире.

Заметное повышение дохода с единицы лесной площади в условиях традиционно консервативного изменения параметров рынков сбыта древесины (рост не более 3 - 5 % в год), прогнозируемый рост платежей за лесные ресурсы (в Латвии лесные платежи возросли за время реформы с $ 2 - 3 за м³ до $ 15 - 20 за м³), естественное стремление лесопромышленников минимизировать плечо вывозки леса, расходы на лесное хозяйство, снизить социальные издержки на поддержание жизни в отдаленных лесных поселках - все это должно привести к эффекту «шагреневой кожи» - существенному сокращению эксплуатируемых участков лесного фонда и интенсификации лесопользования вблизи центров переработки древесины и существующих дорог.

Главный природоохранный эффект от реализации такой системы лесоуправления будет выражаться в смещении акцентов от пионерного освоения массивов девственных лесов к интенсификации лесопользования в уже освоенных лесах. В итоге площадь разрушительного для лесных экосистем коммерческого лесопользования может сократиться в России в отдаленной перспективе с нынешних 100 - 130 млн. га не менее чем в 3 - 4 раза; таким образом, сохранятся леса высокой природоохранной значимости, исчезнут многие конфликты с местным населением.

Система сама по себе настолько экономически убедительна, что проложит себе путь, несмотря на многие препятствия. К ним относится необходимость серьезной работы по обновлению нормативов ведения лесного хозяйства, системы планирования и переподготовки кадров, сложные и бюрократические процедуры принятия решений в управлении лесным хозяйством, а также возможное сопротивление со стороны «афиллированных» с властью бизнесменов и лесных «чиновников», отстаивающих ведомственные интересы и т. п. Внедрение эффективной системы лесоуправления требует значительной поддержки со стороны заинтересованных организаций, в первую очередь - со стороны ответственных и «долговременных» лесопромышленных компаний.

Про экономику лесопользования

В чем новизна «Псковской» системы лесоуправления? Основной целью такой системы является постоянное увеличение стоимости леса на корню как товара, при сохранении его экологических и социальных «свойств». Этим она отличается от «общечеловеческих» декларативных принципов современного лесного хозяйства - обеспечение «неистощительного» лесопользования, рационального использования лесного фонда, сохранения биологического разнообразия и т. п. Лес должен восприниматься не как абстрактное «всенародное достояние», что лишь способствует его воровству, а как важнейший экономический ресурс для эффективного собственника. При этом лес одновременно выполняет экологические и социальные функции для других групп населения (несобственников). Для эффективного функционирования данной системы лесоуправления требуется определение оптимальной «целевой» структуры леса по ключевым параметрам и планирование хозяйственных мероприятий для достижения поставленной цели.

Из-за неблагоприятной сортиментной структуры (15 % пиловочника, 40 % дров у нас и 65 % пиловочника, 10 % дров в Швеции) стоимость спелого леса на корню при прочих равных условиях - т. е. сбыте леса на шведский рынок, за вычетом таможенных платежей и транспортных затрат - в Псковском модельном лесу (ПМЛ) существенно ниже, чем стоимость леса на корню в самой Швеции. Принимая во внимание тот факт, что и продуктивность лесов в Швеции в 1.5 - 2 раза выше, чем в России (за счет применения рубок ухода), то, не вдаваясь в технические подробности, получаем, что при достижении шведских параметров лесопользования будем иметь прибыль минимум в 8 - 10 раз выше, чем сейчас. Более подробно это показано в п. 8 (см. рис. 1).

Традиционно повышение доходности лесного бизнеса увязывается переработкой. Все лесопромышленники прекрасно знают, что не только и даже не столько переработка может дать повышение доходности бизнеса. Доходность тем выше, чем ближе лесной участок расположен к транспортной магистрали и рынку сбыта. Лесопромышленники готовы платить хорошие деньги за такие участки. На языке экономики это - инвестиции в участки с более высоким уровнем природной лесной ренты, что позволяет при прочих равных условиях извлечь более высокий доход. Однако мало кто из лесопромышленников понимает, что уровень лесной ренты можно повышать и что вообще его реально регулировать с помощью процедур лесоустройства. Повышение корневой стоимости древесины и есть важнейший индикатор повышения рентной стоимости участка. Собственно, интенсивная модель лесопользования и отвечает на вопрос «как регулировать природную лесную ренту

Интенсивное лесопользование является таким же объектом инвестирования, как закупка хороших бензопил, форвардеров, обучение вальщиков, обеспечение транспортной логистики и т. п. При этом данное направление инвестирования является сейчас таким же важным с точки зрения обеспечения функционирования бизнеса, что и вышеперечисленные, по причине быстрого истощения экономически доступных лесов. С другой стороны, это направление гарантирует прибыльный бизнес при, в общем-то, достаточно проблемном состоянии лесов. Как уже отмечалось, в результате применения нынешних методов лесопользования практически повсеместно в России стоимость леса как товара снижается, при этом сокращаются и экономически доступные запасы леса. Это обстоятельство может привести вскоре к реальному кризису в лесной отрасли. Яркие признаки такого кризиса наблюдаются, например, в Архангельской области, Ленинградской области, Красноярском и Приморском крае - одним словом, во многих регионах коммерческого лесопользования. Многие лесопромышленники отмечают, что доступного леса осталось лет на пять, а затем все предвидят кризис с лесообеспечением. Поэтому интерес к внедрению такой системы должен быть связан не только с наиболее выгодным вложением денег, но и с угрозой реального снижения экономических показателей лесопромышленных компаний сейчас и в ближайшей (средней) перспективе.

Какие условия со стороны бизнеса должны быть выполнены для внедрения интенсивной модели?

1.   Должна быть оформлена в законном порядке долгосрочная аренда участков лесного фонда (не менее 10 - 15 лет);

2.   расчетная лесосека для лесов среднего качества должна быть не менее 25 000 м2/год;

3.   необходимо обеспечить прозрачность ведения бизнеса;

4.   необходимо наличие транспортной доступности;

5.   должны быть внедрены сортиментные технологии лесозаготовок;

6.   со стороны государства должна быть определена система управления, включающая нормативы для реализации ответственного лесопользования.

Безусловно положительным фактором является наличие многолетних партнерских отношений с серьезными покупателями, наличие конкуренции на участки лесного фонда, факт каких-либо инвестиций (приобретение «скандинавской» лесозаготовительной техники, обучение рабочих и пр.).

А что необходимо сделать в области управления лесами? Во-первых, следует подготовить специалистов, которые способны осуществлять стратегическое планирование и обоснованно строить сценарии достижения поставленных целей (на начальном этапе эту роль могут выполнять лесоустроительные предприятия). Во-вторых, необходимо разработать новые и обязательно региональные правила отпуска леса, рубок главного и промежуточного пользования, восстановления леса и др. лесохозяйственных мероприятий, на принципах, отличающихся от традиционных. Главное отличие заключаются в том, что все хозмероприятия в лесу планируются в виде взаимосвязанных цепочек, и обязательно с учетом экономического эффекта от них. В третьих, эти новые правила должны быть утверждены в соответствующем органе (МПР России).

А. Птичников, Б. Романюк

Продолжение в следующем номере