Партнеры журнала:

Лесное хозяйство

Проблемы и перспективы внедрения интенсивного, экономически эффективного, экологически устойчивого и социально ответственного лесного хозяйства

Площадь российских лесов составляет около 1,18 млрд га, а запасы древесины в них оцениваются в 83,6 млрд м3. Эксплуатационные леса занимают лишь около половины этой площади - примерно 596,5 млн га. При этом данных о площади действительно экономически доступных лесов (и в том числе тех, на которые не распространяются разного рода ограничения рубок в соответствии с российским законодательством и/или требованиями схем добровольной лесной сертификации), нет, как нет и общепринятой методики определения этой площади.

По самым примерным оценкам, площадь экономически доступных лесов, в которых возможно получение прибыли при лесопользовании, не превышает 1/5 площади лесов страны. Несмотря на отсутствие и данных оценки экономически доступных лесных площадей, и степени истощенности на них лесных ресурсов в результате рубок, налицо серьезные признаки кризиса лесообеспечения и крупных, и малых лесопромышленных компаний. Особенно остро стоит проблема недостатка «свободных» лесных участков для заготовки древесины в таких традиционно лесных регионах, как Архангельская область, республики Карелия и Коми, Приморский край и в других регионах.

К истощению экономически доступных лесов России привела реализация экстенсивной модели развития лесного хозяйства и лесопользования. Лес рассматривается как ресурс, который имеется в большом количестве и который охранять и восстанавливать необязательно, чтобы не расходовать лишние средства. В основе такого потребительского подхода лежит перенос принципа постоянства и неистощительности пользования лесом с масштаба конкретного лесничества на масштаб всей страны без учета реальной экономической доступности лесов, социальных и экологических ограничений лесопользования и, как следствие, переоценка «неиспользуемых» лесных ресурсов. Кроме того, существует устойчивое мнение, что лесные ресурсы России недоиспользуются, которое приводит в том числе к необоснованным управленческим решениям о снижении уровня контроля в сфере лесопользования и финансового обеспечения лесного хозяйства. Особенно негативно это сказывается на борьбе с лесонарушениями и пожарами, защите леса от вредителей и болезней, сохранении биоразнообразия лесов, их социальных и экосистемных функций.

В настоящее время мы пожинаем плоды такой многолетней практики. Из-за отсутствия экономически значимых результатов лесовосстановления (они должны выражаться в формировании насаждений, обладающих характеристиками породного состава и сортиментной структуры, которые позволяют вести в них экономически оправданное лесное хозяйство) и ухода за лесом в период активного роста состояние лесного фонда в целом стремительно ухудшается. Это особенно заметно в ранее освоенных районах, где экономически доступных насаждений становится все меньше. Потери экономически доступных лесных ресурсов в результате пожаров, распостранения вредителей, болезней леса и незаконных рубок еще больше сокращают сырьевые ресурсы, необходимые для лесного бизнеса. Обостряющаяся конкуренция бизнеса за экономически доступные лесные ресурсы ведет к усилению давления на водоохранные защитные леса, леса вблизи больших городов, орехово-промысловые зоны, малонарушенные лесные территории. Результатом экстенсивного развития лесного хозяйства стало постоянное освоение новых массивов лесов, при этом некоторые лесопромышленные компании последовательно лоббируют идею возложить издержки на строительство дорог в малоосвоенных лесах на государственный бюджет.

Альтернативой экстенсивной модели ведения лесного хозяйства является модель интенсивного лесного хозяйства. Необходимо переходить от освоения новых лесных пространств к грамотному ведению лесного хозяйства в уже освоенных вторичных лесах, т. е. к интенсивному лесному хозяйству на основе качественного лесовосстановления и рубок ухода, а также сокращения потерь лесных ресурсов от лесных пожаров, вредителей и болезней, незаконного лесопользования. Главная отличительная черта этой системы - активное использование рубок ухода в течение всего цикла лесовыращивания для формирования древостоев желаемой породной, возрастной и товарной структуры. Неотъемлемые составляющие этой модели - сбор и анализ информации о насаждениях, оценка ресурсов и прогнозирование рыночного потенциала различных сортиментов, эффективное лесовосстановление с сохранением биоразнообразия. Основу грамотного управления лесами должно составлять стратегическое планирование результатов лесопользования, а также учет мнений и интересов различных заинтересованных сторон.

Об эффективности интенсивной модели ведения лесного хозяйства красноречиво говорит показатель заготовки деловой древесины на один гектар эксплуатационной лесной площади, которая по данным ФАО в России составляет 0,3 м3, в Финляндии - 2,3 м3, а в Швеции - 2,5 м3 (см. табл.).

В нашей стране этот подход к управлению лесами, несмотря на его очевидную эффективность, пока не получил широкого распространения. И это при том, что для России в фундаментальных основах интенсивной модели лесного хозяйства нет ничего нового. Подобное лесное хозяйство на принципах неистощительного лесопользования с широким применением рубок ухода, созданием лесных культур, использованием мелкой древесины и порубочных остатков активно и успешно практиковалось у нас почти полтора столетия назад К. Ф. Тюрмером, М. К. Турским и другими классиками отечественного лесоводства. В той или иной форме похожие методы внедрялись в советское время на базе таких опытных лесных хозяйств, как «Русский лес», «Сиверский лес» и др. [10].

Причин пробуксовывания интенсивной модели лесного хозяйства в России много, но, пожалуй, основной является отсутствие реальных экономических и нормативно-правовых стимулов для ее активного внедрения. Играет свою роль и непонимание органами государственной власти и управления того, что эра экстенсивного лесопользования - добычи или «собирательства» древесины, в выращивании которой участвовала только природа, - заканчивается из-за исчерпания экономически доступных лесных ресурсов. Теперь, чтобы взять от леса, нужно в него сначала вкладывать. Создание экономических стимулов и нормативной правовой базы устойчивого интенсивного лесного хозяйства, развитие лесной науки и образования должны стать приоритетными задачами федеральных и региональных органов государственной власти и управления, важными стратегическими направлениями лесной политики России.

Результаты осуществленного WWF России в 2000-2008 годах проекта «Псковский модельный лес» [10] показали, что в России в современных условиях при наличии политической воли и стимулов вполне можно вести интенсивное устойчивое лесное хозяйство. В ходе проекта, который был реализован на арендной территории конкретной лесопромышленной компании, разработана, апробирована и оправдана на практике новая модель интенсивного лесного хозяйства, позволяющая, по расчетам, за один оборот рубки получить лесной доход, в десять раз превышающий получаемый при традиционном экстенсивном подходе. Эта модель продемонстрировала, как в российских условиях осуществить переход от «лесного собирательства» к ухоженному лесу, который можно выращивать, как огород. Научные результаты проекта доказали, что только постоянный уход за растущим лесом позволяет получать высококачественную и дорогую древесину, а также сохранить лесные экосистемы и уровень их биоразнообразия. Такой метод дает возможность существенно повысить экономическую отдачу от лесов, точно планировать лесохозяйственные параметры, обеспечивая реальную неистощительность лесосырьевой базы, использовать инструменты ландшафтного планирования, которое помогает сохранить биоразнообразие. Природоохранный эффект этого подхода заключается в том, что интенсивное лесопользование во вторичных лесах староосвоенных лесных регионов с использованием уже существующей инфраструктуры позволяет значительно сократить площади коммерческого лесопользования в России и сохранить ценные и малонарушенные лесные территории. Дополнительным и немаловажным экономическим эффектом такой модели является возможность использования и совершенствования уже существующей инфраструктуры. Эта модель позволяет также решать социальные вопросы обеспечения рабочими местами, так как предполагает при лесовосстановлении и уходе за лесом периодичность и цикличность операций, в которых может быть занято местное население.

Другой разумной альтернативы, кроме внедрения интенсивных рыночно ориентированных подходов к ведению лесного хозяйства с учетом всех рисков, в том числе и для сохранения биоразнообразия, в России на сегодняшний день нет. Это хорошо понимают и органы управления лесами, и ответственные лесопромышленники, и общественные и научные организации. Вопрос состоит в том, перейдет ли Россия на интенсивную модель только после полного исчерпания доступных лесных ресурсов, включая ценные малонарушенные лесные территории, или у нас хватит дальновидности сделать это раньше? Интенсификация лесного хозяйства в староосвоенных регионах позволит преодолеть наступающий кризис обеспечения лесной промышленности сырьем и сохранить ценные с экологической точки зрения массивы малонарушенных лесов, защитные леса и особо охраняемые природные территории, которые в условиях кризиса лесообеспечения неизбежно окажутся (и уже оказываются!) под угрозой.

Тем не менее при внедрении интенсивного лесного хозяйства недопустимо выхолащивание этого подхода до снижения возраста рубок, без обеспечения эффективного лесовосстановления целевыми породами и качественного ухода за лесом с целью формирования высокопродуктивных насаждений, выявления и сохранения ценных участков леса и других ключевых элементов биоразнообразия, применения ландшафтного подхода к планированию лесохозяйственных мероприятий, обеспечения участия общественности в принятии решений по управлению лесами.

Интенсивное лесопользование или интенсивное лесное хозяйство:
больше рубить или больше выращивать?

Ответ на вопрос, что является ключом к обеспечению экономически эффективного и экологически устойчивого лесного хозяйства, дает новый документ: «Основы государственной политики в области использования, охраны, защиты и воспроизводства лесов на период до 2030 года» (далее - лесная политика), которые утверждены распоряжением Правительства Российской Федерации от 26 сентября 2013 года № 1724-р. Этот документ направлен на создание экономически эффективного, экологически устойчивого и социально ответственного лесного хозяйства путем совершенствования нормативно-правовой базы и создания экономических стимулов. Главный вектор, заданный лесной политикой, - отказ от вовлечения в освоение все новых лесных территорий (пионерного освоения) за счет налаживания интенсивного лесного хозяйства в освоенных лесах, там, где уже есть развитая инфраструктура и рабочие руки. Таким образом, основным инструментом для обеспечения экономической эффективности лесного хозяйства является его интенсификация при сохранении экологической и социальной ценности лесов.

В настоящее время не существует общепринятого определения интенсивного лесного хозяйства, и это приводит к тому, что разные участники лесных отношений понимают его по-разному. В частности, группа членов Совета Федерации внесла в Государственную думу законопроект № 470589-6 «О внесении изменений в Лесной кодекс Российской Федерации в части интенсификации заготовки древесины предприятиями по глубокой переработке древесины», допускающий снижение возраста рубок для арендных участков предприятий по глубокой переработке древесины. Данный законопроект, пояснительная записка, финансово-экономическое обоснование и другие сопроводительные документы к нему были подготовлены членами Совета Федерации К. Э. Добрыниным, Г. А. Горбуновым, М. Н. Пономаревым, Л. П. Кононовой и внесены на рассмотрение 12.03.2014 г. Хотя 13.11.2014 г. этот законопроект был снят с рассмотрения Советом Государственной думы в связи с его отзывом авторами, вопрос о снижении возрастов рубок не снят с повестки дня и активно обсуждается, в том числе в Министерстве природных ресурсов и экологии.

WWF России провел исследование, в результате которого две группы ученых при изучении арендной базы одного из российских ЦБК пришли к одному и тому же выводу: объем пользования спелыми и перестойными насаждениями эксплуатационных лесов при обеспечении равномерности пользования в эксплуатационных лесах, входящих в 100-километовую зону вокруг предприятия и сохранении возраста рубки согласно действующим нормативам может обеспечить текущие ежегодные потребности в сырье на расчетный период 100 лет. При снижении возраста рубки объем равномерного пользования древесиной в эксплуатационных лесах возрастает в 1,5 раза, но при этом существенно изменяется возрастная структура насаждений: к концу 100-летнего периода прогноза леса будут представлены молодняками и средневозрастными насаждениями.

Влияние подобного значительного преобразования лесов на сохранение их биологического разнообразия, средообразующих, водоохранных, защитных, санитарно-гигиенических, оздоровительных и иных полезных функций в настоящее время почти не исследовано. Таким образом, однозначные выводы о целесообразности и необходимости интенсификации лесопользования за счет снижения возраста рубок для арендных участков предприятий по глубокой переработке древесины пока преждевременны. В любом случае при принятии решения о возможности сокращения возрастов рубки обязательным условием должна быть разработка и внедрение природоохранных нормативов с учетом специфики лесных районов и сохранения экологически ценных лесов.

Под природоохранными нормативами следует понимать рекомендации по сохранению биоразнообразия при рубках, разработанные и принятые региональными органами управления лесами при участии общественных организаций. Такие рекомендации разработаны для многих субъектов федерации и учитывают местные условия. Например, в конце 2012 г. такие рекомендации были приняты в Архангельской области. Как правило, эти рекомендации универсальны и применимы для различных форм лесного хозяйства, но в ряде случаев при переходе на интенсивные формы лесного хозяйства может потребоваться их доработка.

Интенсивное лесное хозяйство несет существенные экологические риски. Поэтому природоохранные нормативы должны быть разработаны и внедрены не на уровне рекомендаций, а как требования, обязательные для выполнения всеми субъектами лесных отношений, во всех регионах, где будет вестись интенсивное лесное хозяйство.

Подходы к оценке эффективности лесного хозяйства

Таблица. Эффективность лесного сектора в некоторых лесных
странах

Таблица. Эффективность лесного сектора в некоторых лесных странах

Рис. 1. Динамика расчетной лесосеки и доли хвойных пород в 1965–1999 годах
Рис. 1. Динамика расчетной лесосеки и доли хвойных пород
в 1965–1999 годах


Рис. 2. Освоение расчетной лесосеки и объем заготовленной древесины с 1966 по 2009 год
Рис. 2. Освоение расчетной лесосеки и объем заготовленной древесины
с 1966 по 2009 год

Лесной сектор состоит их двух искусственно разделенных в настоящее время составляющих: лесной промышленности и собственно лесного хозяйства. Основным показателем эффективности лесного хозяйства должна быть экономическая эффективность производства им основной продукции - востребованных на рынке сортиментов нужного качества и по приемлемой для лесной промышленности цене. Тем не менее сегодня для оценки эффективности ведения лесного хозяйства используется совершенно другой показатель: освоение расчетной лесосеки. На динамике этого показателя строится такой важный инструмент развития отрасли, как Государственная программа «Развитие лесного хозяйства до 2020 года», на его основе Счетной палатой Российской Федерации делаются выводы об эффективности реализации полномочий органами государственной власти и управления субъектов федерации.

Между тем анализу недостатков используемых методов исчисления расчетной лесосеки и предложениям по их совершенствованию посвящено много публикаций [3, 7, 13 и др.]. Авторы статей приходят к одному выводу: расчетная лесосека, определяемая по используемым сейчас методикам, не позволяет обеспечить непрерывное и устойчивое лесопользование, в частности потому, что не учитывает экономическую доступность лесных ресурсов и основана на недостоверных, как правило устаревших, лесоустроительных данных. Объем рубок в 1940-2000 годах никогда не превышал 54,1% расчетной лесосеки, но привел к деградации наиболее ценной лесосырьевой базы в доступных лесах России (рис. 1). Специалисты отмечают [4], что в условиях России расчетная лесосека и объем рубок не оказывают существенного влияния друг на друга, расчетная лесосека не является адекватным механизмом регулирования состояния лесопользования в стране (рис. 2).

Вместо показателя, характеризующего использование расчетной лесосеки, для оценки эффективности лесного хозяйства необходим индикатор, отражающий увеличение среднего объема заготовленной древесины с единицы площади арендованных для этого лесов, с задачей выйти на показатели соседних стран (см. табл.), которая, собственно, и является задачей интенсификации лесного хозяйства. Также для оценки эффективности ведения лесного хозяйства могут использоваться следующие показатели:

  • лесной доход от лесопользования в лесах, переданных в аренду;
  • соотношение лесного дохода и затрат на ведение лесного хозяйства в расчете на единицу площади лесов;
  • доля использованной и переработанной древесины в объеме заготовки;
  • доля лесного сектора в экономике (ВВП).

Высокий уровень вышеперечисленных показателей в современных условиях, когда транспортно доступные лесные ресурсы серьезно истощены в результате рубок без последующего эффективного восстановления, пожаров и поражения вредителями, возможно только при внедрении интенсивного лесного хозяйства.

Интенсификация лесного хозяйства в зоне экономической (транспортной) доступности ресурсов

Согласно позиции Минприроды России, государственная политика направлена на исключение экстенсивной модели лесопользования, ориентированной на постоянное вовлечение в рубку новых лесных массивов, негативно сказывающееся на состоянии лесов России. В тексте лесной политики прямо сказано, что длительное применение экстенсивной модели лесопользования, ориентированной на постоянное вовлечение в рубку новых лесных массивов, привело к снижению ресурсного и экологического потенциала лесов. В качестве мер, направленных на развитие интенсивного устойчивого лесного хозяйства, лесной политикой предусматривается повышение качественного состава лесов на основе региональных нормативов рубок ухода, разработка новых лесохозяйственных и природоохранных нормативов с учетом специфики лесных районов и при условии сохранения экологически ценных лесов и др. Вполне очевидно, что переход на интенсивную модель лесного хозяйства невозможен без эффективного лесовосстановления целевыми породами, без рубок ухода в молодняках при условии транспортной доступности лесных участков, на которых проводятся соответствующие мероприятия, и без ориентации лесного хозяйства на производство тех целевых сортиментов, которые востребованы на рынке.

При развитии лесного хозяйства важно учитывать экономическую (прежде всего транспортную) доступность лесных ресурсов. Там, где сейчас есть экономически доступные лесные ресурсы, они уже в значительной степени осваиваются (рис. 3), причем без обеспечения непрерывности и устойчивости лесопользования, что приводит к масштабной деградации эксплуатационных лесов и серьезным социальным проблемам. Экстенсивное освоение подошло к тому пределу, при котором оно становится экономически невыгодным из-за низкого эксплуатационного запаса древесины в лесах, сложных условий эксплуатации (горные и сильно заболоченные территории) либо из-за значительной удаленности мест заготовки от центров переработки. Направленный с юга на север сплошной фронт пионерного освоения лесов существует только в Центральной Сибири, где он уже вплотную подошел к зоне низкопродуктивных лесов (рис. 4). В европейской части России и на Дальнем Востоке такого сплошного фронта освоения уже нет, а последние сохранившиеся участки неосвоенных лесов осваиваются рубками со всех сторон. Однако в зоне продуктивных доступных лесов малонарушенных массивов осталось немного, поэтому модель экстенсивного освоения исчерпает себя в ближайшее время. Заготовка древесины в староосвоенных лесах уже превышает заготовку в регионах пионерного освоения (рис. 5). Если к моменту резкого спада заготовки в регионах пионерного освоения не будут созданы основы для интенсивного ведения хозяйства в староосвоенных регионах, лесной комплекс ждет глубокий кризис, так как компенсировать выбывающие объемы заготовки регионы не смогут. Сейчас леса в этих регионах сильно деградировали из-за рубок прошлых лет и отсутствия необходимого ухода, поэтому их продуктивность довольно невысокая. Проведение в таких лесах мероприятий, направленных на интенсификацию (уход, развитие транспортной инфраструктуры), может увеличить их продуктивность, улучшить породный и сортиментный состав, но только спустя определенное время. Поэтому очень важно начать интенсификацию хозяйства в этих регионах уже сейчас, не дожидаясь масштабного кризиса в регионах экстенсивного освоения.

Рис. 3. Использование расчетной лесосеки в субъектах Российской Федерации в 2013 году (по данным Государственной программы «Развитие лесного хозяйства на 2013–2020 годы», приложение 1а)
Рис. 3. Использование расчетной лесосеки в субъектах Российской Федерации в 2013 году (по данным Государственной программы «Развитие лесного
хозяйства на 2013–2020 годы», приложение 1а)


Рис. 4. Вырубленные участки малонарушенных лесных территорий в России (2000–2013 годы)

Рис. 4. Вырубленные участки малонарушенных лесных территорий в России (2000–2013 годы)


Рис. 5. Объемы заготовки древесины по преобладающей модели освоения лесных ресурсов в субъектах Российской Федерации на 2013 год, млн м3 в год
Рис. 5. Объемы заготовки древесины по преобладающей модели освоения лесных ресурсов в субъектах Российской Федерации на 2013 год, млн м3
в год

Без качественных лесных дорог круглогодичного действия ведение интенсивного лесного хозяйства невозможно. Лесные дороги необходимы для создания лесных культур, ухода за лесом, охраны лесов от пожаров.

Строительство лесных дорог наиболее эффективно там, где каждый вложенный рубль будет работать на развитие лесного хозяйства (интенсивная модель ведения и охрана лесов от пожаров) и сельского, а также на рекреацию и повышение качества жизни населения. Вложение средств в дороги там, где нет и не будет постоянного населения и где будет действовать вахтовый метод, вновь реплицируя модель «кочующих» леспромхозов, где вложения могут быть оправданы только при поддержке государства (национализация издержек за счет строительства инфраструктуры при поддержке из бюджета и приватизация прибыли от «одноразового» лесопользования), представляется тупиковым вариантом с социально-экономической точки зрения и разрушительным с экологической. Последнее в том числе и потому, что это путь к уничтожению малонарушенных лесных территорий. В рамках реализации Государственной программы «Развитие лесного хозяйства» к 2020 году планируется создание всего 6,2 тыс. км лесных дорог, в том числе с применением механизмов государственно-частного партнерства. Наиболее крупные лесные компании («Илим», «Монди», «Инвестлеспром») в общей сложности строят около 1 тыс. км лесных дорог в год. Чтобы довести плотность лесных дорог на 1 тыс. га лесов до 10 или 12,3 км (как в США и Финляндии соответственно), запланированного финансирования с учетом существующей дорожной сети в Северо-Западном и Центральном федеральных округах хватит менее чем на 1 млн га лесов, т. е. приблизительно только на 0,5% площади арендованных лесов. Инвестиции в дальнейшее использование лесов по экстенсивной модели не будут заметно содействовать экономическому развитию Сибири и Дальнего Востока, за исключением, возможно, двух-трех крупных кластеров, поскольку малоэффективны. При реально возможных темпах развития инфраструктуры лесопользования рассчитывать на географическое расширение освоения лесных ресурсов и сколько-нибудь заметное повышение экономической эффективности экстенсивного лесопользования бессмысленно. По­-этому вкладывать средства в дорожное строительство необходимо не для использования удаленных массивов пока малонарушенных лесов, а для внедрения интенсивной модели там, где благоприятствуют природные условия, - в регионах Южной и Средней России и на северо-западе европейской части России. Это позволит создать основу долговременного и устойчивого развития этих регионов, которые в настоящее время зачастую находятся не в лучшем социально-экономическом положении. Имеющиеся ограниченные средства на дорожное строительство необходимо вкладывать в тех субъектах федерации, где у интенсивного лесного хозяйства наилучшие перспективы и где крупный лесной бизнес готов вкладывать и собственные ресурсы в формирование интенсивного лесопользования.

Правовые и экономические препятствия для внедрения интенсивного лесного хозяйства и предложения по их преодолению

Сегодня некоторые российские лесопромышленные компании начинают внедрять элементы интенсификации ведения хозяйства. В результате очевидного истощения и снижения качества доступных лесных ресурсов в лесных регионах России возникают стимулы, подталкивающие лесопользователей к переходу на интенсивную модель. Но ее успешному внедрению в практику российского лесного сектора существенно мешает отсутствие соответствующей нормативно-правовой базы.

Для эффективного внедрения интенсивной модели ведения лесного хозяйства необходимо:

  • с целью повышения эффективности лесного планирования и обеспечения принятия научно обоснованных решений по управлению лесами обеспечить раздельный сбор и представление основных данных по лесным участкам, переданным в аренду, по лесам, не переданным в аренду, и по лесам разного целевого назначения, а также предусмотреть показатели, позволяющие оценить эффективность перехода лесного хозяйства на интенсивную модель, в частности успешность восстановления транспортно доступных и экономически ценных лесов, эффективность интенсивного лесовыращивания, качество создаваемых лесных культур, объем заготовки древесины с единицы площади в арендованных лесах, соотношение лесного дохода (платы за использование лесов) и затрат на ведение лесного хозяйства, долю древесины, использованной и переработанной в стране, долю лесного сектора в экономике (ВВП) и др.;
  • провести всесторонний анализ и внести необходимые изменения в Правила заготовки древесины, Порядок исчисления расчетной лесосеки, Правила лесовосстановления, Правила ухода за лесами, а также в состав проекта освоения лесов в целях обеспечения их соответствия интенсивной модели ведения лесного хозяйства и в соответствующие региональные нормативы с учетом специфики лесных районов;
  • предусмотреть разработку природоохранных нормативов (обязательных природоохранных требований к планированию и проведению рубок), обеспечивающих возможность сохранения биоразнообразия в ходе рубок в эксплуатационных лесах при внедрении интенсивных лесохозяйственных технологий;
  • предусмотреть разработку нормативно­-правовых актов для выделения и обеспечения сохранения лесов, не подлежащих хозяйственному освоению (Национального лесного наследия);
  • обеспечить бóльшую открытость для населения сведений о лесах и деятельности органов государственной власти по управлению ими, расширить возможности населения по участию в принятии решений в сфере лесопользования.

Важным сдерживающим фактором для внедрения интенсивной модели лесного хозяйства являются риски, связанные с долговременными вложениями в молодые леса и инфраструктуру, необходимую для проведения мероприятий по уходу за лесом, отсутствуют государственные механизмы стимулирования и защиты таких инвестиций. Заинтересованность ответственных лесопромышленников в развитии интенсивного лесного хозяйства и их обеспокоенность отсутствием эффективной нормативно-правовой базы и дополнительных экономических стимулов нашли отражение в докладах участников и рекомендациях серии круглых столов, которые были организованы за последние годы WWF России по интенсификации лесного хозяйства или прошли с нашим участием [4, 12 и др.]. Необходимо разработать комплекс мер по стимулированию инвестиций арендаторов лесного фонда в лесную инфраструктуру и затратные мероприятия по ведению лесного хозяйства (лесовосстановление, рубки ухода в молодняках) на основе концепции интенсивной модели ведения лесного хозяйства.

Одним из вариантов внедрения интенсивного лесного хозяйства на землях вне лесного фонда могло бы быть ведение интенсивного лесного хозяйства на землях сельскохозяйственного назначения, не используемых по назначению и заросших древесно-кустарниковой растительностью. В настоящее время лесное хозяйство на этих землях не регулируется, лес не охраняется, в нем ведутся незаконные рубки, происходят пожары, переходящие на территорию лесного фонда. Между тем, как правило, это продуктивные, транспортно доступные и находящиеся вблизи населенных пунктов земли, на которых можно вести интенсивное выращивание древесины. Инвесторы могут защитить свои инвестиции в эти земли путем приватизации территорий.

Серьезным фактором, сдерживающим развитие интенсивного лесного хозяйства, становится отсутствие спроса на мелкую древесину, которая является основной продукцией рубок ухода, проводимых для формирования высокопродуктивных насаждений при реализации интенсивной модели. Развитие местной биоэнергетики, в частности, перевод котельных с ископаемых видов топлива на древесное, могло бы существенно содействовать решению данной проблемы.

Для стимулирования развития интенсивного лесного хозяйства необходима существенная переработка Государственной программы «Развитие лесного хозяйства до 2020 года». Так, вложение ограниченных государственных средств, выделяемых на строительство лесной инфраструктуры и рубки ухода в молодняках, необходимо осуществлять на территории ограниченного числа субъектов федерации, где интенсивное лесное хозяйство возможно исходя из лесорастительных и социально-экономических условий.

WWF считает необходимым:

  • разработать и внедрить комплекс мер по стимулированию инвестиций арендаторов лесного фонда в лесную инфраструктуру и затратные мероприятия по ведению лесного хозяйства (лесовосстановление, рубки ухода в молодняках) исходя из концепции интенсивной модели ведения лесного хозяйства;
  • разработать и внедрить комплекс мер по стимулированию развития биоэнергетики, особенно на муниципальном уровне, в лесообеспеченных районах;
  • разработать предложения по нормативно­-правовому обеспечению возможности ведения интенсивного лесного хозяйства на сельскохозяйственных землях, заросших древесно­-кустарниковой растительностью;
  • внести изменения в Государственную программу «Развитие лесного хозяйства до 2020 года», необходимые для развития интенсивного лесного хозяйства;
  • по результатам всестороннего анализа внести необходимые изменения в Правила заготовки древесины, Порядок исчисления расчетной лесосеки, Правила лесовосстановления, Правила ухода за лесами, а также в состав проекта освоения лесов в целях обеспечения их соответствия интенсивной модели ведения лесного хозяйства и разработать соответствующие региональные нормативы с учетом специфики лесных районов;
  • предусмотреть разработку природоохранных нормативов (обязательных природоохранных требований к планированию и проведению рубок), обеспечивающих сохранение биоразнообразия в ходе рубок в эксплуатационных лесах при внедрении интенсивных лесохозяйственных технологий;
  • предусмотреть разработку нормативно­-правовых актов для выделения и обеспечения сохранения лесов, не подлежащих хозяйственному освоению (Национального лесного наследия);
  • обеспечить бóльшую открытость для населения сведений о лесах и деятельности органов государственной власти по управлению ими, расширить возможности населения по участию в принятии решений в сфере лесоуправления.

Евгений ШВАРЦ, д-р геогр. наук, cопредседатель Общественного совета Рослесхоза,
директор по природоохранной политике Всемирного фонда дикой природы (
WWF России)
Николай ШМАТКОВ, руководитель Лесной программы  Всемирного фонда дикой природы (WWF России)

 

Список литературы

1. Аксенов Д. Е., Добрынин Д. В., Дубинин М. Ю. и др. Атлас малонарушенных лесных территорий России. - М. : МСоЭС, 2003. 186 с.

2. Барталев С. А., Ершов Д. В., Исаев А. С. и др. Карта лесов Российской Федерации, окрашенная по преобладающим группам пород деревьев и сомкнутости древесного полога. - М., 2004. 1 с.

3. Голубев В., Зародов А., Коросов А. и др. Новый подход к исчислению расчетной лесосеки // Устойчивое лесопользование. - 2014. - № 40 (3). - С. 5-12.

4. Интенсивное лесное хозяйство: обязанность или осознанная необходимость? Интервью участников практического семинара по интенсивному лесному хозяйству ЗАО «Интернешнл Пейпер» // Устойчивое лесопользование. - 2015. - № 41 (1). - С. 34-41.

5. Интенсивное устойчивое лесное хозяйство: барьеры и перспективы развития: cб. статей / под общ. ред. Н. Шматкова; Всемирный фонд дикой природы (WWF). - М. : WWF России, 2013. - 214 с.

6. Каракчиева И. В. Проблемы ведения лесного хозяйства в России - расчетная лесосека // Современные наукоемкие технологии. - 2010. - № 9. - С. 144-147.

7. Кобяков К. Непрерывное неистощительное пользование лесом или расчетная лесосека? // Устойчивое лесопользование. - 2014. - № 40 (3). - С. 13-20.

8. Материалы неправительственных организаций для разработки национальной лесной политики Российской Федерации : сб. статей / под общ. ред. Е. А. Шварца, Е. Г. Куликовой, Н. М. Шматкова и Е. Б. Копыловой; Всемирный фонд дикой природы (WWF). - М., 2012. - 248 с.

9. Писаренко А. И., Страхов В. В. О лесной политике России. - М., 2001.

10. Примеры отечественного опыта устойчивого лесоуправления и лесопользования : cб. статей / под общ. ред. Н. Шматкова; Всемирный фонд дикой природы (WWF). - М. : WWF России, 2013. - 240 с.

11. Романюк Б. Д. Требования к нормативам для экономически обоснованной модели лесопользования / Интенсивное устойчивое лесное хозяйство: барьеры и перспективы развития : сб. статей / под общ. ред. Н. Шматкова;. - М. : Всемирный фонд дикой природы (WWF), 2013. - 214 с.

12. Стратегия разработки системы лесохозяйственных и природоохранных нормативов для Средне­-таежного лесного района с целью внедрения модели устойчивого интенсивного лесного хозяйства. Материалы круглого стола, 18 марта 2013 г., Санкт­-Петербург / сост. Н. Шматков. - М. : Всемирный фонд дикой природы (WWF), 2013. - 120 с.

13. Шварц Е. А., Шматков Н. М., Кобяков К. Н. Анализ государственной программы «Развитие лесного хозяйства на 2013-2020 годы» и рекомендации по ее совершенствованию // Устойчивое лесопользование. - 2015. - № 41 (1). - С. 2-9.

14. Ярошенко А. Главный враг лесовода - расчетная лесосека // Устойчивое лесопользование. - 2014. - № 40 (3). - С. 2-4.

15. Nilsson S., Shvidenko A. Is Sustainable Development of the Russian Forest Sector Possible? // IUFRO Occasional Paper. - 1998. - № 11.

 

Для справки

Малонарушенные лесные территории - крупные природные ландшафты в пределах лесной зоны, в минимальной степени нарушенные хозяйственной деятельностью человека. Это территории площадью не менее 50 тыс. га, внутри которых нет постоянных поселений и действующих транспортных коммуникаций и которые не затронуты современной интенсивной хозяйственной деятельностью. Малонарушенные лесные территории - сохранившиеся массивы дикой лесной природы, представляющие собой эталоны лесов, развивающихся при минимальном воздействии человека. Большая площадь этих территорий обеспечивает выживание популяций всех видов обитающих в их пределах живых существ, в том числе крупных хищников и особо чувствительных к изменению условий обитания видов. Размеры этих территорий также обеспечивают минимальный уровень неблагоприятных краевых эффектов от разрушения стен леса, прилегающих к окружающим вырубкам, проникновения инородных видов, браконьерства, вызванных человеком пожаров и других причин, а также максимальную защиту внутренних частей этих лесных массивов. Леса малонарушенных лесных территорий в основном представляют собой минимально затронутые хозяйственной деятельностью человека природные экосистемы, подлежащие первоочередной охране в соответствии со ст. 3 и 4 федерального закона «Об охране окружающей среды». В настоящее время они занимают в мире площадь примерно 1,3 млрд га, в России - 279 млн га, и их площадь постоянно сокращается в результате промышленного освоения [1]. Российские неправительственные организации выработали согласованную позицию и рекомендации по управлению малонарушенными природными территориями.

Учитывая особую значимость малонарушенных лесных территорий для сохранения биологического разнообразия, регулирования водного баланса, предотвращения негативных глобальных климатических изменений, WWF обратился в Рослесхоз с инициативой выделить особо ценные малонарушенные лесные территории и объявить их объектами Национального лесного наследия с внесением соответствующих поправок в Лесной кодекс.

 

Для справки

Единого определения интенсивного лесного хозяйства нет. WWF предлагает следующее определение интенсивно управляемых участков леса: «участки леса с режимом рубок ухода и других взаимосвязанных последовательных лесохозяйственных мероприятий, нацеленных на устойчивое (на протяжении более чем одного ротационного периода) выращивание максимально возможного в данных лесорастительных условиях количества товарной древесины определенных сортиментов. Для интенсивно управляемых участков леса разрабатывается план ведения лесного хозяйства не менее чем на два ротационных периода, обеспечивающий успешное лесовосстановление, сохранение экосистемных функций и биоразнообразия».

 

Для справки

Разработка лесной политики началась в 2011 году. Процесс обсуждения и принятия лесной политики отличался широким участием общественности, лесного бизнеса, научных и образовательных организаций. В качестве вклада в ее разработку WWF проанализировал российский и международный опыт формирования лесной политики и опубликовал его результаты, провел серию круглых столов с участием российских неправительственных организаций и ответственных компаний лесного сектора и представил рекомендации [7]. Кроме того, представители общественных организаций WWF и Гринпис России входили в рабочую группу по разработке текста лесной политики. В результате многоступенчатого процесса согласований, в котором участвовали основные заинтересованные стороны, в лесную политику были включены положения по интенсификации лесного хозяйства и отказу от экстенсивной модели, связанной с освоением участков ранее неосвоенных лесов, расширению участия общественности в управлении лесами, сохранению биоразнообразия, других общественно значимых экосистемных услуг леса.

Согласно документу, государственная политика в области использования, охраны, защиты и воспроизводства лесов является основой для разработки и совершенствования лесного и смежного законодательства, нормативно-правовой базы, стратегий, программ и планов развития лесного сектора. А нормативные акты в области лесных отношений, а также в смежных областях не должны противоречить ее положениям.