Партнеры журнала:

ЦБП

Заглянуть за «Горизонт»

«Монди СЛПК» модернизирует энергосистему и очистные сооружения ради перспективы повышения мощности

Согласно информации правительства Республики Коми, основные проблемы региона в сфере экологии – это загрязнение атмосферного воздуха, поверхностных и подземных вод, обезвреживание и утилизация промышленных и бытовых отходов.

Основной вклад в образование отходов вносят предприятия по добыче полезных ископаемых (почти 79%) и обрабатывающие производства (около 15%), сообщает официальный портал Республики Коми. На остальные виды экономической деятельности приходится около 6% отходов. Отрасли, в которых прежде всего образуются и накапливаются отходы, – угледобывающая и деревообрабатывающая.

В 1990–2000 годах и органы власти, и бизнес не слишком задумывались о внедрении неистощительных технологий использования природных богатств, однако в последние годы ситуация меняется к лучшему.

О том, может ли крупный бизнес работать так, чтобы не нарушать равновесие экосистемы, особенно хрупкой в условиях Крайнего Севера, корреспондент журнала «ЛесПромИнформ» побеседовала с главным экологом АО «Монди Сыктывкарский ЛПК» Дмитрием Очеретенко.

– Дмитрий, до последнего времени «Монди СЛПК» считался одной из четырех экологических горячих точек Республики Коми. Удалось ли решить эту проблему?

Дмитрий Очеретенко

– Наше предприятие было определено как горячая точка Баренц-Арктического региона в начале нулевых годов, угрозу международные экологи усматривали по двум аспектам: выбросам в атмосферу и сбросам сточных вод. Но благодаря реализации широкомасштабного инвестиционного проекта STEP, который был завершен в 2010 году, ситуация значительно улучшилась. В ноябре 2015 года мы представили полный скрининг-отчет министрам природных ресурсов четырех стран, которые входят в Совет Баренцева/Евроарктического региона: Норвегии, Швеции, Финляндии и России. Тогда совет единогласно решил, что это направление будет исключено из перечня горячих точек Коми.

Что касается сбросов сточных вод, то сейчас мы в процессе реализации широкомасштабного проекта модернизации очистных сооружений комбината, который начали в 2013 году и планируем завершить в декабре этого года. А вопрос о снятии этой точки с карты горячих экологических проблем поднимем в 2019 году – мы не стремимся прикрыться документами и отчетами, а делаем реальные дела. – Очистные сооружения использует только комбинат или они применяются для нужд города Сыктывкара тоже?

– Нашими очистными сооружениями пользуются не только Сыктывкар и пригороды, но и весь местный промышленный узел. У города своих очистных сооружений нет, и отказаться от этих объемов мы не можем.

Поэтому проект модернизации всего комплекса водоочистки был ориентирован на три направления – повышение эффективности существующих очистных сооружений, надежности оборудования и его безопасности. С учетом этих требований мы приводим в соответствующее состояние все системы биологической очистки сточных вод, а также строим новые объекты. В ходе модернизации используются современные европейские технологии. Одной из главных новаций станет комплекс третичной очистки – дисковая фильтрация сточных вод после вторичных отстойников.

Один из первых новых объектов, введенных в эксплуатацию, – здание механической очистки для муниципальных сточных вод. Сточные объемы муниципалитета составляют около 30% всего объема очистки, это значительная часть. При этом муниципальные сбросы имеют свои особенности. Например, люди моются чаще всего утром и вечером, поэтому в районе девяти утра объем сточных вод возрастает до 4 тысяч кубометров, а ночью падает до 200 кубометров. Посчитайте сами: ранее нагрузка в течение суток повышалась и понижалась в 20 раз, что приводило к дисбалансу системы – в часы пиковой нагрузки она испытывала гидроудар. Кроме того, в течение суток несколько раз менялся состав сточных вод по количеству бытовых стоков. Поэтому в 2015 году мы построили новую очистную станцию, на которой установили автоматические решетки для удаления крупного мусора, песколовки для механической очистки ливневых сточных вод, которые тоже поступают к нам, и активировали две буферные емкости. В часы пик они заполняются, а потом очищенные воды равномерно поступают в систему.

– В петербургском Водоканале с декабря 2005 года внедрена система биомониторинга качества воды: контроль ведется по частоте сердцебиения аборигенных узкопалых раков, обитающих в Неве и Невской губе. Используются ли у вас подобные методы? – У «Монди СЛПК» есть специализированная лаборатория, аккредитованная в российской системе аккредитации, где мы проводим в том числе биотестирование токсичности воды, используя для этого рачков дафний и водоросли. Подобные анализы делаются три раза в месяц. Нарушений норм не было выявлено ни разу.

– Проблему очистки воздуха решили полностью, проблема очистки воды будет решена вот-вот. Как обстоят дела с проблемой утилизации отходов?

– До 2013 года мы использовали около 75% древесных отходов и коры, полученных в результате переработки древесины. Их сжигали в корьевых котлах, за счет чего вырабатывалась тепловая энергия. Однако после завершения проекта STEP начался новый этап модернизации – реконструкция содорегенерационного котла. С изменением технологии кипящего слоя его переоборудовали для работы в качестве нового корьевого котла, с момента ввода которого на собственной ТЭЦ «Монди СЛПК» утилизируется более 100% образующейся коры. Как это возможно? Мы используем все то, что образуется у нас в процессе подготовки древесины к переработке, а кроме того, принимаем кору у лесоперерабатывающих предприятий нашего региона и периодически забираем кору со старой свалки.

Относительно выработки «зеленой» энергии, то есть энергии, полученной из возобновляемых источников, могу сказать, что сегодня ее доля в общем объеме выработки выросла с 30 до 47%. В составе нашей ТЭЦ работают шесть газовых котлов, три корьевых и один содорегенерационный.

За счет своей ТЭЦ мы снабжаем жителей Республики Коми теплом и электричеством. Теплом – Эжвинский район, где проживают около 60 тысяч человек и находится наше предприятие, а электричеством – весь юг республики: наша доля в общем объеме электроэнергии, вырабатываемой в Коми, составляет 17%.

– В Республике Коми «Монди СЛПК» участвует в проекте регионального некоммерческого фонда «серебряная тайга» по отождествлению и защите лесов высокой природоохранной ценности, из числа последних девственных лесов в Европе... Нет ли здесь противоречия: как лесоперерабатывающее предприятие может заниматься сохранением лесов?

– Во-первых, для лесозаготовки по закону не могут быть выделены участки особой ценности – в составе заповедников и заказников, например. Но, в любом случае, когда мы получаем участок в аренду, специализированный отдел компании перед началом работ проводит консультации со всеми, чьи интересы могут быть затронуты. Может быть, исторически так сложилось, что население заинтересовано в каких-то участках данной карты, скажем, испокон веку там собирают грибы-ягоды, используют их для охоты. Тогда мы эти участки стараемся не трогать, вводя мораторий до согласования с заинтересованными сторонами режима лесопользования. Во-вторых, большое внимание уделяется лесовосстановлению. В сентябре 2009 года примерно в 100 км от Сыктывкара мы построили лесопитомник производительностью 5 млн саженцев с закрытой корневой системой в год. Через несколько лет мы увеличили его мощность до 8 млн, а в дальнейшем там планируется выращивать до 12 млн саженцев сосны и ели ежегодно. Таким образом, на сегодня мы обеспечиваем на 100% потребность комбината в лесовосстановлении и еще часть саженцев реализуем, покрывая потребности других лесопользователей. Могу добавить, что в рамках совместной деятельности с «Серебряной тайгой» мы поддерживаем также проекты «Модельный лес», «Модельная река Мезень», «Прилузье». Кроме того, группа Mondi уже второй раз подряд на глобальном уровне заключила договор о партнерстве со Всемирным фондом дикой природы (WWF). Речь идет о восстановлении лесов и интенсивном лесопользовании.

– Сыктывкарский ЛПК уже полвека занимается переработкой древесины в Республике Коми – в 2019 году предприятие отметит юбилей. Сегодня для обеспечения бесперебойной работы комбината требуются большие объемы сырья. Не грозит ли предприятиям группы проблема его дефицита, с которой сталкиваются сегодня многие компании?

– Древесным сырьем мы пока обеспечены, и в планах увеличение объема переработки. Сейчас у нас в аренде около 2,1 млн га, в ближайшем будущем площадь арендованных лесных участков станет больше. Соответствующее соглашение с региональным правительством подписано в октябре 2017 года.

– На какой горизонт планирования в этом случае надо ориентироваться?

– Вы сказали очень правильное слово: «горизонт». На предприятии сейчас реализуется дорожная карта с таким же названием, по результатам которой производительность предприятия должна повыситься на 15% по сравнению с текущей. Предварительным этапом этого проекта как раз и является модернизация очистных сооружений, о которой я рассказал, а также запланированная на ближайшее время модернизация ТЭЦ. Эти два стратегических проекта были разработаны на перспективу, объем инвестиций для них утвержден в декабре 2016 года.

В 2017–2018 годах мы реализуем мероприятия, направленные не на получение прибыли, а на экологическую деятельность, которая в будущем позволит нам работать так же чисто и при этом наращивать объемы производства. Завершим эти два проекта – и можем смело входить в «Горизонт».

Для региона это тоже развитие – налоги, рабочие места, дороги, как временные, на лесных участках, так и постоянные. Кроме того, в рамках социального партнерства мы ежегодно заключаем соглашения с правительством Республики Коми, инвестируя в развитие культуры, образования и спорта в регионе, поддерживая социальную инфраструктуру и предпринимательство.

– Как в целом оценивается экологическая обстановка в Сыктывкаре?

– Наше предприятие уже давно не основной источник загрязнения атмосферы города. Претензии к нам иногда возникают, мы ведем работу по их устранению. Часто они бывают необоснованными. В прошлом году, например, жители жаловались на запах сероводорода. Но оказалось, что виновен не комбинат, а другая организация, в которой с помощью таких дурнопахнущих веществ искали утечку: серосодержащими веществами подцвечивают газ.

– Паводок на работе комбината сказывается?

– Не критично. Само здание комбината находится значительно выше реки Вычегда, ему ничего не угрожает. Но на берегу есть станция забора воды, которая была построена в составе ТЭЦ в середине 1960-х годов. Иногда вода подходила к ней вплотную, но чрезвычайных ситуаций ни разу не было.

– Можно ли минимизировать воздействие крупных предприятий на экосистему в принципе? Или деятельность человека неизбежно расшатывает экологическое равновесие?

– Можно, более того, я убежден, что только так и нужно работать. Простой пример в цифрах: рост производительности комбината с 2003 по 2017 год составил свыше 70% и превысил 1,100 млн т готовой продукции.

При этом потребление чистой речной воды уменьшилось на 30%. По результатам проекта STEP, выбросы загрязняющих веществ по группе серосодержащих веществ сократились в 90 раз, эмиссия СО2, то есть парникового газа, – на 50%, а удельный выброс всех загрязняющих веществ в атмосферу, напомню, в три раза. Вывоз отходов на свалку сократился в 6–7 раз, сбросы специфических веществ – в 90 раз. При планировании развития мы учитываем экологическую составляющую – это обязательное правило. Любой проект начинается с технического задания, в согласовании которого я участвую как главный эколог, и завершается подписанием акта приемки выполненных работ, на котором я также ставлю подпись наряду с другими ответственными лицами. Так было не всегда, и сейчас так происходит не у всех, но на «Монди СЛПК» – только так.

– И все же, что является первоосновой таких проектов – страх наказания?

– Никакого страха нет. Есть ответственность за результат, в том числе и личная. Многие экологи говорят, что их работа сводится к подготовке разрешительных документов в области природопользования и участию в судебных разбирательствах. У меня такой опыт тоже есть, и не потому, что мы плохо заботимся об экологии. Но я считаю, что на начальной стадии проектирования должны быть заложены те экологические ценности, которые минимизируют риски.

Я начинал свою работу на «Монди СЛПК» мастером очистных сооружений и прошел все ступеньки карьерной лестницы до должности главного эколога комбината. Мне доставляет личное и профессиональное удовольствие, если я вижу, как в том числе с моим участием реализуется тот или иной природоохранный проект, и вода, воздух становятся чище – ведь в этом есть и мой труд.

Я родился в этом регионе, я живу в этом городе и не хочу, чтобы здесь (в том числе по моей вине) происходило ухудшение экологической составляющей региона. Пока я испытываю лишь гордость за свое предприятие и за природоохранную деятельность, которую оно осуществляет.

Пользуясь случаем, я бы хотел поблагодарить всех сотрудников комбината, участвующих в процессе минимизации негативного воздействия на окружающую среду.

– У вас хорошая работа – делать жизнь чище...

– Это верно! 

Мария Алексеева


 

Новости по теме