Партнеры журнала:

Тема номера: Лесовосстановление

Нет ухода – нет сырья

Отсутствие необходимых уходов за молодняками – ключевая причина нехватки сырья для лесной промышленности

На Россию приходится около 1/5 площади мировых лесов и четверть мировых запасов древесины. При этом основная проблема лесного сектора в нашей стране – нехватка древесного сырья и для действующих предприятий, и для обеспечения планируемых амбициозных инвестиционных проектов.

В России наступил дефицит древесного сырья, что подтверждают аргументированные оценки представителей крупных лесозаготовительных и лесоперерабатывающих компаний (Архангельский ЦБК, ЛХК «Череповецлес», «Эггер Древпродукт Гагарин» и др.), а также данные ученых. Они свидетельствуют о том, что, несмотря на общий рост объема расчетной лесосеки, качественные характеристики лесов существенно ухудшились, в первую очередь, за счет замещения экономически высоковостребованных пород березой и осиной. Лиственные древостои занимают площади, на которых могли бы произрастать хвойные леса. Значение расстояния вывозки лесоматериалов, используемых для производства бумаги, сейчас находится вблизи отметок, которые немногим ниже точки окупаемости.

Активная смена ценных древесных пород малоценными вызвана в основном масштабными рубками и пожарами, которые относятся к периоду Советского Союза, и последующим отсутствием эффективного лесовосстановления, причем переэксплуатация оставшихся лесных ресурсов продолжается и в настоящее время.

Однако решающим фактором дефицита сырья является отсутствие на протяжении нескольких десятилетий успешного лесовосстановления ценными породами из-за гибели посадок вследствие отсутствия грамотных рубок ухода в молодняках, направленных на формирование экономически ценных насаждений. При колоссальном объеме лесных площадей этот кризис выражается главным образом в недостаточных объемах определенных видов сырья и в высоких затратах на их получение.

Важные причины кризиса лесообеспечения – неразвитость экономики лесных отраслей; отсутствие связи между лесовыращиванием, заготовкой и потреблением древесины как на экономическом, так и на управленческом уровне. С одной стороны, есть органы управления лесами, с другой – лесопромышленные компании, которые занимаются предпринимательством и являются для лесного сектора источником дохода, образующегося в результате реализации лесоматериалов, продукции переработки древесины и налогообложения. Получается, что лесовыращивание, заготовка, переработка древесины и реализация готовой продукции разделены между разными ведомствами, а компании в условиях узкого горизонта планирования рассматривают инвестиции в строительство дорог, эффективное лесовосстановление и рубки ухода в молодняках, которые могут окупиться только через десятки лет, как производственные затраты, требующие минимизации, в первую очередь – за счет качества работ. Большие затраты на лесовосстановление путем создания лесных культур и селекционно-семеноводческих центров по выращиванию посадочного материала без дальнейших грамотных уходов лесоводственно и экономически неоправданны.

По официальным данным, с начала XXI века восстановление лесов в РФ осуществляется на площади 0,8–1,0 млн га ежегодно, что сопоставимо с площадью сплошных рубок, но в 3–3,5 раза меньше площади общих потерь лесного покрова. При этом посев и посадка леса выполняются только на 20% площади лесовосстановления, все остальные работы – т. н. «содействие естественному возобновлению», которое на практике сводится к оставлению вырубок на естественное заращивание. Однако посадка лесных культур сама по себе также не может являться гарантией восстановления леса хозяйственно ценными породами в нормативные сроки. В период с 1983 по 2003 годы в России погибло более 50% созданных лесных культур, что является рекордной величиной за последние 60 лет. Основная причина гибели – в невыполнении в полном объеме рубок ухода в лесных молодняках (рубок осветления и прочисток), предусмотренных лесоустройством.

По официальным данным, суммарная площадь рубок ухода в молодняках за 2012–2014 годы составляла примерно 300 тыс. га в год, что почти в 2,5 раза меньше, чем площадь лесовосстановления. Исходя из предположения о равной площади замещения и высоком качестве выполненных осветлений и прочисток, получаем около 150 тыс. га молодняков необходимого породного состава, что соответствует всего лишь 4% среднегодовых потерь лесного покрова.

С учетом высокой доли некачественно проводимых рубок ухода в молодняках, больших потерь молодняков от пожаров и других факторов, площадь восстановления лесов хозяйственно ценными хвойными породами в реальности составит еще меньшие значения. Оставшиеся же площади среднегодовых потерь лесного покрова от рубок, пожаров и других причин, как правило, зарастают лиственными или смешанными лесами, что обостряет дефицит хозяйственно ценной хвойной древесины, образовавшийся по причине истощения лесов России масштабными рубками в XX веке – начале XXI века. По факту происходит имитация лесовосстановления на государственном уровне: из 800 тыс. га восстановленных лесов в 2017 году только 300 тыс. га обеспечено уходами, и то в основном т. н. коридорным, бессмысленным с лесоводственной точки зрения, способом, или вообще данные об этих мероприятиях есть только на бумаге.

Действующая государственная программа «Развитие лесного хозяйства» на 2013–2020 годы предусматривает доведение ежегодной площади рубок ухода в молодняках к 2017 году до 385 тыс. га, т. е. соотношение между площадями рубок ухода в молодняках и площадями лесовосстановления составит примерно 0,5. Таким образом, эта программа фактически предписывает сохранение до 2020 года модели лесного хозяйства и лесопользования, не обеспечивающей эффективное воспроизводство хозяйственно ценных хвойных лесов даже на тех площадях, где проводится лесовосстановление.

Правила лесовосстановления, утвержденные приказом Минприроды России от 29 июня 2016 года № 375, устанавливают требования к результатам лесовосстановления, достигаемым ко времени «отнесения к землям, занятым лесными насаждениями», в большинстве случаев в продуктивных лесах это время соответствует возрасту молодняков 5–10 лет (это определяется приложениями к Правилам). Действующий сейчас Порядок осуществления государственного мониторинга воспроизводства лесов, утвержденный приказом Минприроды России от 19 февраля 2015 года № 59, также предусматривает оценку результатов воспроизводства ко времени «отнесения к землям, занятым лесными насаждениями».

При этом реальный результат воспроизводства лесов определяется правильностью и грамотностью выполнения последовательности лесохозяйственных мероприятий, включающих в себя как собственно лесовосстановление, так и уход за молодняками. Наибольшее значение для результата воспроизводства лесов имеют последние по времени приемы рубок ухода за молодняками – прочистки, в результате которых окончательно формируются не только состав нового молодого леса, но и его густота (а густота – это важнейшая характеристика, от которой зависят устойчивость, продуктивность и в целом качество молодого насаждения). Для абсолютного большинства молодых лесов период прочисток приходится на возраст примерно от 10 до 20 лет – и с точки зрения правильного лесоводства, и согласно действующим Правилам ухода за лесами, утвержденным приказом Минприроды России от 22 ноября 2017 года № 626.

Таким образом, фактически действующее лесное законодательство и преобладающая лесохозяйственная практика под воспроизводством лесов подразумевает лишь начальные этапы этого воспроизводства, исключая его важнейший заключительный этап – последние по времени приемы рубок ухода за молодняками (прочистки). На практике это ведет к тому, что «восстановленные» площади леса даже в тех случаях, когда работы на первых этапах были выполнены разумно и качественно, примерно на половине пути (по времени) забрасывают – оставляют на произвол судьбы, что, как правило, сводит на нет все результаты, достигнутые на первых этапах лесовосстановления. Более того, не обладая достаточным финансированием, опытом и мотивацией для качественного выполнения лесовосстановительных работ, очень многие исполнители делают эту важную работу крайне плохо – только чтобы достичь плановых показателей и отчитаться. Достоверных официальных данных, которые позволили бы оценить эффективность лесовосстановления после перевода культур в лесопокрытую площадь, нет. Тем не менее, выборочная оценка, проведенная Гринпис в 2017 году в Ленинградской области, которая, по мнению чиновников Рослесхоза, входит в число лучших регионов России по лесовосстановлению, показала, что ни на одном из проверенных участков, где ухода за молодняками, лесовосстановление не было эффективным. Вывод неутешительный: в абсолютном большинстве случаев мероприятия по воспроизводству лесов, особенно в многолесных районах таежной зоны (на которые приходятся основные площади как вырубок, так и гарей и прочих погибших, в том числе от эпидемий лесных вредителей, участков леса) оказываются безрезультатными. Освоение бюджетных средств с целью строительства лесосеменных центров и питомников (в том числе и в рамках нового национального проекта «Экология») без последующего комплекса мероприятий по уходу за молодняками не приводит к формированию экономически ценных насаждений.

Николай Шматков
директор Лесной программы WWF России