Партнеры журнала:

Лесное хозяйство

Добровольная лесная сертификация в России

Изобрести велосипед или научиться кататься?

В лесной отрасли по любому значимому вопросу всегда найдется альтернативная точка зрения, но большинство экспертов индустрии единогласно сойдутся во мнении, что у российского леса сегодня довольно много проблем, которые требуют незамедлительного решения. Однако является ли проблемой наличие международно признанных и действующих в России систем добровольной лесной сертификации – большой вопрос. Попробуем в нем разобраться.

Любая точка зрения не лишена личностной оценки и эмоций. Но попытаемся все же взглянуть на сухой остаток. По всей стране идут бессмысленные посадки леса на местах вырубок: за молодыми насаждениями потом никто не ухаживает и из-за этого они гибнут, зарастая сорной растительностью. Леса осаждают полчища насекомых и патогенов, в них бушуют лесные пожары – текущий год стал третьим в этом веке по площади, пройденной огнем (14,6 млн га). Парадоксально, но лесопромышленные компании «главной лесной державы мира» страдают от нехватки доступных и экономически выгодных ресурсов, пуская тем временем на распил остатки нетронутого человеком первозданного леса – последнее прибежище многих редких видов животных и растений, излюбленные места охотников и грибников. Каждый год Россия теряет около 500 тыс. га таких лесов из-за рубок и строительства объектов лесной инфраструктуры, и темпы этих потерь растут.

Получается, что не очень хорошо живется всем: и самому лесу, и его обитателям, и местным жителям, и лесопромышленникам. И пока эффективно решить эти проблемы ни Рослесхозу, ни депутатам разных уровней не удается, зато все чаще подвергается нападкам международно признанная добровольная лесная сертификация Лесного попечительского совета (Forest Stewardship Council, FSC). Знак «FSC» на древесном материале или на сделанном из него товаре говорит о том, что эта продукция происходит из леса, в котором ведется экологически и социально ответственное лесное хозяйство. Не странно ли выглядят подобные нападки? Ведь речь идет как раз о вполне действенном инструменте сокращения экологического и социального ущерба от рубок и действующем механизме продвижения легально и без вреда для природы заготовленной древесины на платежеспособные мировые рынки, заинтересованные в экологичной продукции.

Получается, что, вместо того чтобы сфокусироваться на поиске дополнительных эффективных мер и/или устранении пока еще никак не охваченных проблем (да, это непростая задача), лесной сектор начинает задумываться о замене уже существующего и работающего, пусть и не без сбоев, механизма решения целого спектра насущных задач? Не эффективнее ли с точки зрения общей логики отладить имеющиеся алгоритмы и устранить недоработки, а не пытаться изобрести велосипед?

Любопытно, что критикуют FSC и ряд экологов и предпринимателей, но особенно резкой критике эта схема сертификации подверглась на недавно прошедших парламентских слушаниях по лесу. Тем временем в утвержденной в этом сентябре председателем правительства РФ Дмитрием Медведевым «Стратегии развития лесного комплекса РФ до 2030 года» – одном из ключевых нормативных документов, который будет задавать векторы развития лесной отрасли на ближайшие десятилетия, – лесная сертификация позиционируется как один из инструментов снижения экологических рисков в лесной промышленности России. «Снижение экологических рисков достигается за счет реализации предусмотренных Стратегией мероприятий по развитию лесного хозяйства, расширению борьбы с пожарами, государственной природоохранной деятельностью и сертификацией российских предприятий, подтверждающей соответствие их деятельности стандарту ответственного управления лесами со стороны международных некоммерческих организаций», – говорится в этом документе.

Таким образом, противоречивое отношение к сертификации наблюдается уже на государственном уровне. В мире существует несколько добровольных схем лесной сертификации, все они подтверждают качество не самой производимой продукции, а управления лесами и, что наиболее важно, его соответствие определенным экологическим и социальным требованиям. Почему же именно FSC становится объектом нападок?

Критика со стороны предпринимателей понятна – соответствовать требованиям нелегко, просто так купить сертификат FSC нельзя, ряд требований, например в отношении сохранения малонарушенных лесных территорий, а в ближайшем будущем – в отношении проведения консультаций с местным населением о местах рубок, превышают требования российского законодательства. Для получения сертификата приходится коренным образом менять практику лесопользования, эффективно сохранять ценные леса и биоразнообразие, соблюдать требования охраны труда, учитывать интересы местных жителей при подборе участков для рубки, делать общедоступной информацию о лесопользовании.

С другой стороны, схема добровольная: не хочешь – не вступай в нее. Тем не менее сейчас по схеме FSC в России сертифицировано более 47 млн га лесов – это более четверти общей площади арендованных лесных участков. Почти все компании, экспортирующие в Европу, сертифицированы. Общий объем ежегодного производимой сертифицированной продукции превышает 50 млн м3. Так что хотя схема и добровольная, она фактически является пропуском на экологически ответственные рынки. Компании, которые не хотят сертифицироваться или не могут соответствовать требованиям FSC, переходят на другие, менее требовательные к экологическим и социальным вопросам схемы сертификации, обрекая себя на работу на «всеядных» рынках Сирии, Египта и Китая, спрос на сертифицированную древесину на которых тоже стремительно растет.

Критика некоторых экологов также понятна – по их мнению, FSC слишком «прогибается» под интересы бизнеса и недостаточно эффективно сохраняет экологически ценные леса. Конечно, для пользы природы лучше вовсе запретить их эксплуатацию, но, к сожалению, за многие десятилетия бесхозяйственности наши, казавшиеся всегда бесконечными леса, истощены настолько, что немедленно переключиться с использования древесины, заготовленной в первозданных лесах, на древесину, выращенную в лесах предприятиями самостоятельно, не получается.

Наименее понятна критика депутатов. Они критикуют эту схему за то, что она международно признанная. В слове «международный» сейчас часто видят только агрессивное зарубежье, но не Россию. И совершенно зря. Интересно, что стандарт FSC в каждой стране свой, общими являются только 10 принципов и соответствующие им критерии. Участие в разработке Российского национального стандарта FSC на равных условиях принимают экологи, лесопользователи и представители социальных организаций. Более того, после подготовки проект стандарта публикуется в сети Интернет для общественных консультаций, в которых могут участвовать все желающие. Но, как ни удивительно, предложений ни от депутатов, ни от органов исполнительной власти, ни от Рослесхоза не поступало. Тем не менее российские лесозаготовительные компании участвуют в разработке стандарта очень активно.

Возможно, что и Рослесхозу, и Минприроды России, и депутатам, критикующим FSC, действительно стоит обратить на эту схему самое пристальное внимание, особенно учитывая ее огромное влияние на экспорт лесной продукции, однако сделать это следует в конструктивном ключе. В частности, обеспечить функционирование громко продекларированных, но по факту неработающих законодательных механизмов сохранения малонарушенных лесных территорий (создание Национального лесного наследия). Это поможет компаниям соответствовать требованиям FSC и, главное, будет реальным вкладом в сохранение лесных богатств страны. А сейчас органы управления лесами преимущественно готовят планы по посадке новых миллионов гектаров лесов в рамках национального проекта «Экология», которые потом, скорее всего, погибнут без ухода и будут расти, как и ранее посаженные леса, только на бумаге. То есть их деятельность непродуктивна.

Заслуги Рослесхоза в помощи сертификации отрицать нельзя – сейчас в новых Лесных планах и лесохозяйственных регламентах появился новый раздел с описанием ключевых элементов биоразнообразия и требований, которые нужно выполнять при заготовке древесины, чтобы сохранить леса. Минприроды сделало важнейший шаг для сохранения особо ценных малонарушенных лесных территорий, внеся весной этого года изменения в Лесоустроительную инструкцию. Интересно, с чем связан крутой поворот назад и критика FSC? С личными амбициями журналистов и предвыборным «токованием» депутатов? С критикой WWF бездарного закапывания средств налогоплательщиков при имитации посадок? В любом случае крайним окажется лесной бизнес, которого выдворение FSC за пределы страны может лишить рынков сбыта.

К слову, в Канаде, которая занимает первое место в мире по площади сертифицированных лесов (Россия на втором), органы управления лесами участвуют в обсуждении Национального стандарта и поддерживают все международные схемы сертификации, направленные на сохранение и рациональное использование лесов. Почти все леса в Беларуси сертифицированы по схеме FSC. Весь ли зарубежный опыт вреден России и стоит ли нам изобретать собственный велосипед?

Кому будет лучше, если FSC уйдет из России? Экспортерам леса, которые потеряют европейский рынок сбыта? Местным жителям, с которыми сертифицированные компании должны согласовывать места заготовки древесины, чтобы защитить от вырубки традиционные места сбора ягод и грибов? Говорят, что лес – дело темное, поэтому обратимся к беспристрастным показателям и прозрачным цифрам и посмотрим, какие именно преимущества и недостатки видят в схеме FSC представители бизнеса и экологических и социальных организаций.

Цифры и факты

По состоянию на август 2018 года, по схеме FSC в мире сертифицировано более 200 млн га лесов в 86 странах мира и выдано более 35 тыс. сертификатов цепочки поставок в 124 странах.

С каждым годом сертификация FSC становится все более понятной и популярной не только в бизнес-среде, но и рядовым потребителям, в том числе и в России. Согласно исследованию GlobeScan, проведенному в 2017 году, 42% россиян понимают значение FSC-маркировки, а 30% припоминают, что приобретали товар, на котором она была изображена. Более того, покупательские предпочтения в России меняются в пользу товаров, которые не оказывают негативного влияния на окружающую среду, как подтвердили 62% респондентов, принявших участие в опросе исследования Nielsen. По результатам опроса «Левада-центра», проведенного в 2016 году, эти показатели были существенно ниже: лишь 13% россиян понимали значение маркировки FSC и только 15% были просто знакомы с этим лейблом. Таким образом, в России не только качество и стоимость самой продукции, но и экологическая ответственность производителя становятся значимыми критериями при выборе товаров.

Сертификат FSC востребован и на важнейших экологически чувствительных международных рынках: европейском, североамериканском, восточноазиатском и других, – поэтому спрос на сертификацию FSC в России высокий и продолжает расти. Более 10 лет Россия является одним из мировых лидеров в схеме FSC, занимая второе место в мире после Канады по площади FSC-сертифицированных лесов. На 29 августа 2018 года действовало 238 совмещенных сертификатов лесоуправления и цепочки поставок на площади 47,65 млн га (это более четверти общей площади лесов, арендованных с целью заготовки древесины), а 724 компании были держателями сертификатов цепочки поставок. Общий объем ежегодного производимой сертифицированной продукции превышает 50 млн м3.

FSC – международная некоммерческая организация, основанная на системе членства в ней. Ее участниками могут быть юридические и частные лица, представляющие экономические, экологические и социальные интересы. В FSC нет ведущей страны или региона, система представлена во всех регионах мира и охватывает на данный момент более 120 стран.

FSC создал и развивает собственную схему добровольной лесной сертификации (сертификации по схеме FSC) с собственными стандартами, аккредитованными в системе FSC независимыми органами по сертификации и собственными товарными знаками. Стандарты и процедуры сертификации и аккредитации в системе FSC разработаны с учетом требований Кодекса надлежащей практики для установления социальных и экологических стандартов (ISEAL) и международных стандартов ISO. В каждой стране действует национальный стандарт FSC, общими являются 10 принципов и соответствующие им критерии.

FSC продвигает экологически ответственное, социально выгодное и экономически жизнеспособное управление лесами в мире. По этой причине вся система строится на балансе трех групп интересов: экологических, экономических и социальных. Каждой группе соответствует своя палата в системе членства, палаты абсолютно равноправны. Любое решение в FSC принимается только в том случае, если оно поддержано большинством в каждой палате. На тех же принципах работают и национальные структуры FSC, в том числе в России. В частности, российские национальные стандарты разрабатываются при обязательном участии представителей всех групп интересов и утверждаются только при условии одобрения всех трех палат.

Главный орган – Генеральная ассамблея ее членов, которых в настоящее время более 800. Члены FSC от России являются полноправным участниками FSC на равных основаниях с представителями других стран. Текущей деятельностью организации руководит международное правление, организует деятельность Международный центр FSC. В обеих структурах работают представители разных стран.

Илья Вервейко, руководитель направления по лесной политике АО «Группа „Илим“»:

– Добровольная лесная сертификация по международно признанной схеме FSC нужна нашей лесной отрасли, ведь сейчас, по сути, это уже не добровольная, а обязательная система, поскольку доля наших клиентов на рынке, которые требуют наличия FSC-сертификата, постоянно растет. FSC-сертификат уже дает российским лесопромышленникам преимущества – он позволяет продавать продукцию на экологически чувствительных рынках.

Система FSC декларирует баланс экономических, социальных и экологических интересов. В последнее время наблюдается превалирование экологических интересов, которое оказывает существенное влияние на экономические показатели лесопромышленных компаний и возможности реализации ими инвестиционных проектов.

Если говорить о преимуществах и недостатках схемы FSC в целом, то я бы отметил в первую очередь недостатки FSC не применительно к российским условиям, а в принципе – в масштабах самой системы. К сожалению, несмотря на то что в последнее время FSC декларирует упрощение требований к держателям сертификатов, в действительности происходит обратное. Стандарты FSC становятся все более сложными, требования субъективными, а процессы бюрократизируются. Полагаю, что реальное соблюдение баланса интересов, а также упрощение требований стандартов позволило бы сделать скачок в развитии системы FSC с привлечением прежде всего средних и мелких предприятий, поскольку большинство крупных компаний уже имеют сертификаты FSC.

Александр Голубев, менеджер по развитию лесообеспечения International Paper Россия:

– Стандарт FSC позволяет потребителям убедиться в экологической ответственности производителя. Современное общество все больше внимания уделяет вопросам экологии и защиты природы. Вид и состав упаковки говорит о качестве упакованного товара, а также об ответственности производителя и его репутации. Все больше людей обращают внимание на то, как выглядит упаковка продукта и каким стандартам качества соответствует. Результаты опроса Азиатской целлюлозно-бумажной группы (Asia Pulp & Paper Group) говорят о том, что каждый третий американский потребитель с большей вероятностью купит товар в экоупаковке, чем товар, не имеющий такой упаковки. Более того, как показало исследование аналитического центра Nielsen, 61% российских потребителей готовы платить больше за продукцию компаний, ответственно относящихся к обществу и окружающей среде, что сопоставимо с общемировым показателем – 66% потребителей.

Помимо запросов общества, запросы о соответствии продукции стандартам сертификации обозначают и партнеры, с которыми мы работаем. Так, в России International Paper производит офисную и офсетную бумагу, картон для упаковки жидких пищевых продуктов и продуктов питания, а также термомеханическую целлюлозу, которая используется в большом количестве производств. К примеру, в соответствии с условиями партнерства с компанией Tetra Pak, поставщики картона обязаны предоставлять картон, который соответствует стандартам сертификации FSC (Лесного попечительского совета).

Ответственный подход к бизнесу соответствует и экологическим стандартам. В России с 2017 года компания International Paper одной из первых начала использовать в маркировке мелованного картона бренд FSC «Леса для всех навсегда». Эта маркировка означает, что такая продукция произведена из возобновляемой древесины, полученной из лесов, деятельность в которых ведется в соответствии с принципами устойчивого лесного хозяйства. Устойчивое лесное хозяйство предполагает ответственное управление лесными ресурсами, улучшение лесной инфраструктуры, надлежащее лесовосстановление и ведение лесного хозяйства, контроль происхождения закупаемого древесного сырья, борьбу с поставками древесины из нелегальных источников.

Компания International Paper продвигает принципы устойчивого лесопользования во всем мире в целях поддержания здоровья и производительности лесных экосистем. Мы уделяем особое внимание сертификации по стандартам FSC и считаем, что всем игрокам отрасли следует объединить усилия в формировании ответственного отношения к ведению бизнеса. Это важно, поскольку эти усилия напрямую влияют на экологическую ситуацию и культуру ответственного потребления.

Раис Гумеров, заместитель министра лесного хозяйства Республики Татарстан:

– Сертификацией FSC охвачено 95% территории Республики Татарстан – за исключением лесных участков, переданных в аренду для заготовки древесины до начала сертификации. Сертификация лесничеств Республики Татарстан стимулировала развитие FSC-сертификации цепочек поставок лесопромышленных компаний региона. Устойчивое управление лесами способно обеспечить долгосрочный экономический рост любой компании на фоне обеспечения безопасных условий труда работников и уважения интересов местного населения. А вот минус – это, пожалуй, серьезные финансовые затраты на проведение сертификационных аудитов.

Борис Диденко, директор по закупкам и логистике ООО «СВЕЗА-Лес»:

– У добровольной лесной сертификации FSC есть свои плюсы и минусы. Если говорить о плюсах, то эта система нацелена на соблюдение требований Лесного кодекса в сфере проведения лесохозяйственных работ, безопасности труда при работе в лесу, сохранения устойчивости лесопользования и обеспечения легальности происхождения древесины, а также на эффективное сохранение биологического разнообразия при лесозаготовках.

Но при этом у схемы FSC есть и значительное количество существенных недостатков. Во-первых, FSC-требования не всегда совпадают с требованиями лесного законодательства, и зачастую эта несогласованность создает дополнительные трудности для компаний. В качестве примера можно привести сплошные рубки, которые разрешены российским законодательством, а в схеме FSC на них налагаются серьезные ограничения и выдвигаются дополнительные требования. Во-вторых, существует избыточная бюрократизация всего процесса, а сами требования сертификации зачастую тоже избыточны или даже трудновыполнимы для лесопромышленных компаний. Особенно в части контроля цепочки поставок, если мы говорим о предприятиях с достаточно обширной сетью поставщиков, таких как наша компания. Обеспечить аудит поставщиков в таком объеме совсем не просто – это требует колоссальных затрат ресурсов, которыми компания может и не располагать. В-третьих, и без того сложная система FSC идет по пути усложнения. За постоянными и многочисленными изменениями в стандарте не успевают ни сами лесопромышленные компании, ни аудиторы. Более того, некоторые новые требования могут толковаться каждым аудитором не объективно, а субъективно, что сказывается на общей оценке компании. Аудиторы, подотчетные FSC, отчитываются в первую очередь перед этой организацией, и в случае спорных ситуаций при аудите решение зачастую выносится не в пользу проверяемой компании. Иногда, из-за скорости и объема внесения обновлений в стандарт, лесопромышленные компании просто не успевают перед аудитом сделать в своем производстве соответствующие изменения.

С другой стороны, FSC-сертификация дает компаниям определенные экономические преимущества: наличие сертификата FSC требуют большинство покупателей (в частности на европейском рынке), которые могут предложить достаточно высокие закупочные цены на нашу продукцию. Так что сертификация помогает российским лесопромышленникам продвигать свою продукцию на экономически выгодный европейский рынок. В целом это правильная инициатива, но сама система FSC-сертификации требует существенных доработок. Сертификация не должна усложняться, постоянные изменения и нововведения только мешают работе лесопромышленников и нивелируют получаемые ими преимущества.

Алексей Дьяченко, директор по продажам ОАО «Архангельский ЦБК»:

– Сертификация FSC, на мой взгляд, стремится найти компромисс между интересами национальных компаний и интересами всего человечества с точки зрения сохранения среды обитания. При этом у сертификации по схеме FSC есть свои плюсы и минусы. По сравнению, например, с сертификацией по схеме PEFC, требования FSC жестче относительно рубок в малонарушенных лесных территориях. Это ограничивает нас в объеме заготовок. С одной стороны, это можно считать минусом. Однако если смотреть на эту проблему не с точки зрения лесозаготовителя, а с общечеловеческой, то в целом это правильный подход.

Добровольная лесная сертификация, конечно же, нужна в России. Это требования покупателей – и российских, и зарубежных. Мир, в отличие от нас, думает о сохранении лесов, чтобы не оказаться в один момент в вырубленной пустыне, и очень хорошо, что есть силы, ограничивающие бесконтрольные рубки. Российское законодательство же, к сожалению, об этом не думает, и система контроля у нас не работает, поэтому в стране полно «черных лесорубов».

Дина Епифанова, руководитель Департамента по охране окружающей среды Tetra Pak:

– Компания Tetra Pak во всем мире, в том числе и в России, строит свой бизнес по принципам устойчивого развития, а экология входит в число стратегических приоритетов нашей компании. Поэтому мы не просто производим продукцию из возобновляемого сырья, а используем древесину из ответственных источников – в первую очередь из FSC-сертифицированных лесов. Значком «FSC» в настоящее время маркируется 80% нашей упаковки в России, а в будущем мы планируем довести этот показатель до 100%.

Для нас это очень важно, не случайно девиз бренда – «Сохраняя лучшее», ведь это касается не только защиты продуктов питания, но и сохранения природы на нашей планете. Мы заботимся об экологии сами и призываем к этому наших потребителей, в том числе с помощью маркировки «FSC». Каждый, кто приобретает упаковку с таким значком, делает осознанный выбор в пользу ответственного подхода к сохранению биоразнообразия нашей планеты.

Для нас, как для компании, использующей древесину для производства упаковки, очень важно, чтобы промышленные лесные ресурсы возобновлялись, а уникальные лесные экосистемы оставались нетронутыми. Все это гарантирует сертификация FSC, которая также защищает почвы и поддерживает биоразнообразие флоры и фауны. Мы считаем, что сохранение природы – это общее дело, поэтому активно участвуем в кампаниях по повышению узнаваемости FSC-сертификации и проводим мероприятия для наших партнеров и СМИ для привлечения внимания к вопросам экологии.

Наталия Коновалова, директор по лесопользованию Segezha Group:

– Требования стандарта FSC наряду с требованиями инспектирующих госорганов дисциплинируют лесозаготовительные предприятия в части соблюдения норм лесного, природоохранного и трудового законодательства, социальной и экологической ответственности. Дополнительный контроль над созданием более благоприятных и безопасных условий труда для работников способствует снижению травматизма на производстве. Дополнительным требованием является проведение общественных слушаний о деятельности предприятий и расширение информированности населения о работе производств для жителей регионов.

В то же время не все требования FSC легко применимы в российских реалиях. Наша компания на 100% руководствуется нормами действующего российского законодательства, которое обязательно для арендаторов лесных участков. Согласно нормам, порядок исчисления расчетной лесосеки гослесфонда установлен федеральным органом исполнительной власти и не предусматривает исключение лесов высокой природоохранной ценности (ЛВПЦ) из расчета пользования. Мы исключаем из объема заготовки такие территории, но это никоим образом не уменьшает размер арендного платежа, рассчитанного на стопроцентную заготовку. В других странах лесное законодательство предполагает разные механизмы взаимодействия. Так, если в Швеции на участках аренды обнаруживается ценный фрагмент леса, он выкупается у компании и исключается из общего объема лесосеки. Segezha Group, как ответственный бизнес, российскую особенность в части ЛВПЦ осознает и принимает, так как высоко ценит важность наличия сертификата для работы на международных рынках, и, конечно, выполняет все требования лесного законодательства.

С учетом всех плюсов и минусов международно признанной сертификации по схеме FSC можно говорить о том, что она все же нужна. На сегодня добровольная лесная сертификация является одним из условий для доступа ряда товаров лесозаготовительных и перерабатывающих предприятий к экологически чувствительным рынкам, например, Европы. В ответ на запросы потребителей наша компания нацелена на расширение работы в этом направлении, в том числе на двойную сертификацию. При этом раньше считалось, что только наличие стандарта FSC подтверждает законность происхождения древесины. Но за последнее десятилетие контрольными органами РФ проведена большая работа по ужесточению лесного законодательства в части учета древесины. И хочется отметить, что установленные на законодательном уровне формы учетной документации несут бóльший объем информации, позволяющий установить законность происхождения древесины, чем предусматривают требования FSC.

В целом при реализации круг­лого сырья и готовой лесной продукции на внутреннем рынке РФ, стран Ближнего Востока и Африки наличие сертификата не является определяющим фактором, но наличие сертификата при реализации ряда товаров на европейские рынки является одним из условий.

В своей основе стандарты FSC учитывают и национальные интересы, и интересы лесопромышленных компаний. Это касается вопросов лесопользования, в том числе сохранения биоразнообразия и лесовосстановления, охраны труда, техники безопасности, выполнения предприятием обязательств по уплате налогов, своевременности выплаты заработной платы, социальных гарантий, оказания помощи муниципалитетам, школам, медпунктам и т. д. При этом необходимо отметить, что есть точечные аспекты несоответствия отдельных требований сертификации нормам российских законов. Надеемся, что для устранения данных проблем будет выстроен конструктивный диалог органов сертификации и общественных организаций, которые примут надлежащие меры.

Мария Тысячнюк, канд. биол. наук, социолог, международный эксперт:

– Сама схема добровольной лесной сертификации призвана вдохновлять лесозаготовительные компании делать для окружающей среды больше, чем того требует законодательство. Однако российские компании постоянно стараются свести повышенные требования лесной сертификации к уровню российского законодательства – при этом теряется весь ее смысл! Мы хотим, чтобы наше устойчивое лесопользование служило образцом сохранения биоразнообразия и делало существенный вклад в качество жизни жителей лесных поселков и коренных народов, но в реальной жизни так не получается, и нет существенной разницы между сертифицированными и не сертифицированными компаниями. Однако островки устойчивого лесопользования все же существуют, хотя они и не отличаются стабильностью. Есть компании-«отличники», которые стараются соблюдать требования лесной сертификации не только в преддверии аудитов. Но даже эти компании сопротивляются ужесточению требований при переходе к новому российскому стандарту.

Социальные аспекты лесной сертификации в настоящий момент дают людям очень мало. Аудиторы, на мой взгляд, уделяют недостаточно внимания социальным аспектам, сертификационные органы редко включают в свой состав социальных экспертов, а компании проводят консультации преимущественно в районных центрах, а не в деревнях, находящихся вблизи лесозаготовок. Компании в основном опираются на мнение администрации поселков, тогда как остальные заинтересованные стороны, чьи интересы затронуты, остаются без внимания. Социальных экспертов, которые бы помогли компаниям улучшить взаимодействие с населением и коренными народами, попросту не хватает! Остается надежда на новый российский стандарт, хотя он довольно сложен, однако с введением концепции свободного предварительного осознанного согласия (СПОС), компании будут уделять социальным аспектам сертификации большее внимания.

Алексей Ярошенко, руководитель лесного отдела «Гринпис России»:

– Система FSC задумывалась как средство для установления диалога между участниками лесных конфликтов и как механизм выделения и поддержки «правильных» лесопользователей – хозяйствующих в лесу в соответствии с определенными принципами и критериями. Первое отчасти удалось, второе не удалось совсем. В тех случаях, когда есть острые конфликты, связанные с экологическими или социальными проблемами лесопользования, FSC часто помогает сторонам этих конфликтов начать какой-то мирный диалог и иногда добиться каких-то взаимоприемлемых решений. Однако логотип FSC на какой-либо лесной продукции отнюдь не означает, что лес, в котором была заготовлена древесина для производства этой продукции, управляется или используется лучше, чем в среднем несертифицированный лес. Наоборот, он может означать даже то, что лес управляется или используется хуже других, поскольку одним из мотивов для сертификации могут быть проблемы с репутацией, которую компании нужно как-то отмыть, обелить.

Диалог между участниками конфликтов проще наладить там, где стороны постоянно и непосредственно контактируют и уже вовлечены в какое-то взаимодействие (например, трудовые отношения).Поэтому проблемы, связанные с интересами работников сертифицируемых лесных предприятий или местных жителей в зоне их работы, в рамках FSC решаются легче и эффективнее, чем проблемы, связанные, например, с сохранением природных ценностей национального или глобального уровня. То есть интересы местного населения FSC как раз учитывает в наибольшей степени, как минимум в тех случаях, когда местное население готово сколь-либо отчетливо эти интересы сформулировать.

Что касается учета национальных интересов схемой FSC, то важно, что понимать под национальными интересами. FSC, безусловно, способствует продвижению российской лесной продукции на экологически чувствительные рынки, часто выдавая самое варварское лесопользование за экологически приемлемое, социально выгодное и экономически жизнеспособное управление лесами и маскируя проблемы. Но вот повышению среднего качества управления лесами оно явно не способствует, поскольку маскировка проблем не помогает их решать.

Выдержка из позиции WWF России по добровольной лесной сертификации по схеме лесного попечительского совета (FSC)

Всемирный фонд дикой природы (WWF) России поддерживает добровольную лесную сертификацию по схеме Лесного попечительского совета (FSC) как на глобальном уровне, так и в России, так как она способствует предотвращению деградации лесов и истощению лесных ресурсов планеты.

В нашей стране WWF России в партнерстве с FSC России продвигает сертифицированную лесную продукцию среди потребителей, что способствует формированию экологически чувствительного рынка лесной продукции. В результате такой работы все больше жителей России узнают о наличии лесной сертификации и имеют возможность убедиться, легальна ли продукция из древесины, которую они покупают.

WWF России подчеркивает, что только ответственный, здоровый и экономически процветающий лесной бизнес может одновременно обеспечить и высокие экономические показатели, и сохранение экологических ценностей лесов, и соблюдение социальных интересов работников своих предприятий и местного населения. FSC-сертифицированные компании имеют возможность вкладывать средства в развитие устойчивого интенсивного лесопользования во вторичных лесах и таким образом способствовать сохранению ценных лесов, включая наиболее экологически ценные, первозданные леса – малонарушенные лесные территории (МЛТ) и массивы (МЛМ).

WWF России обращает внимание, что соответствие требованиям FSC обеспечивает сохранение биоразнообразия при заготовке древесины, помимо этого, FSC является наиболее эффективным механизмом выявления и сохранения лесов высокой природоохранной ценности (ЛВПЦ), включая МЛТ и МЛМ. Сайт hcvf.ru, разработанный WWF России, является официально рекомендованным источником информации по ЛВПЦ для сертифицированных компаний. Благодаря сертификации стал возможен диалог с сертифицированными компаниями, экологическими организациями, органами государственной власти и управления по выявлению и сохранению наиболее ценных частей МЛТ. WWF России подготовил многочисленные руководства, которые стали настольным книгами для сертифицированных компаний и активно используются ими для выявления и сохранения наиболее значимых объектов биоразнообразия.

Также WWF России отмечает особую важность того, что система FSC-сертификации учитывает социальные аспекты, так как WWF сохраняет леса с учетом их социальной роли и не допускает снижения социального уровня населения за счет сохранения экологической ценности лесов.

WWF России признает, что российский стандарт FSC нуждается в улучшении, равно как и практика его применения многими лесопромышленными предприятиями. WWF России активно участвует в деятельности по улучшению стандарта FSC в России, работая наряду с другими экологическими организациями, лесопромышленными компаниями и организациями социальной направленности в техническом комитете по разработке стандарта, координационном совете FSC России, организуя полевые проверки качества практики сохранения биоразнообразия и публикуя их результаты. WWF России призывает все заинтересованные стороны принимать участие в совершенствовании качества FSC в России, в том числе активно обсуждая проекты национального стандарта.

Николай Шматков, директор Лесной программы WWF России
Кристина Тугова, WWF России