Партнеры журнала:

Эколайф

Решение надо принять с учетом интересов всех сторон

Зависимость FSC-сертифицированных лесопромышленных компаний России от древесины из лесов малонарушенных лесных территорий

Концепция малонарушенных лесных территорий (МЛТ) широко признана в мире. Она позволяет определить минимально нарушенные хозяйственной деятельностью леса, сохранившиеся на площади, достаточной для поддержания подавляющего большинства видов живых организмов, а также всего многообразия пространственных связей и механизмов саморегуляции лесных ландшафтов.

В соответствии с принятыми критериями под МЛТ понимаются целостные территории в пределах лесной зоны площадью более 50 тыс. га. Внутри них нет постоянных поселений, действующих транспортных коммуникаций, они не затронуты интенсивной хозяйственной деятельностью.

Из истории вопроса

Площадь МЛТ в мире – 13,1 млн км2, или 23,5% лесной зоны. Большинство МЛТ сосредоточено в небольшом числе стран: на 13 стран приходится 90% общей площади МЛТ, а из них на три: Канаду, Россию и Бразилию – 64%. По данным за 2013 год, площадь МЛТ в России – 255 млн га, это 20% площади лесной зоны, или 15% всей территории страны. В пределах ООПТ федерального значения (заповедники, национальные парки, заказники) сохраняется лишь 5,4% площади всех МЛТ. Антропогенный пресс на МЛТ значителен. С 2000 по 2013 год площадь МЛТ в России сократилась на 21 млн га (на 7,5%) – с 276 до 255 млн га. Причем лесозаготовки являются причиной исчезновения лишь 23% участков МЛТ России, остальные уничтожены вследствие пожаров, разведки и добычы полезных ископаемых (60 и 17% соответственно). Если рассматривать европейскую часть России, то там заготовка древесины является превалирующим фактором сокращения площади МЛТ. Так, площадь известной МЛТ, расположенной в междуречье Северной Двины и Пинеги (Архангельская область), в результате лесозаготовок с 2000 по 2016 год сократилась на 27%.

Однако вместе с давлением на МЛТ усилилось и внимание к проблеме их сохранения, в первую очередь в рамках сертификации FSC. Например, Решение 65 Генеральной ассамблеи FSC-2014 свидетельствует о необходимости разработки в рамках национальных стандартов требований, направленных на сохранение преобладающего большинства МЛТ. Если действующий российский национальный стандарт FSC5 не содержит четких требований к сохранению МЛТ и указывает лишь на то, что они должны сохраняться, а в случае невозможности их сохранения обязывает выделять зоны строгой охраны и буферные зоны, то новый стандарт, разрабатываемый в рамках Решения 65 Генассамблеи FSC, должен предусматривать требования в отношении того, какая часть МЛТ будет выведена из лесохозяйственного освоения, либо содержать индикатор «по умолчанию», согласно которому должно быть обеспечено полное сохранение не менее 80% площади МЛТ, попадающих в границы сертифицированного лесного участка. Таким образом, доля МЛТ, которая должна быть сохранена сертифицированными компаниями, будет закрепляться в стандарте как обязательное требование к держателям сертификатов, а не определяться в рамках договоренностей с заинтересованными сторонами.

Необходимость сохранения МЛТ признается не только в рамках FSC, но и на межправительственном уровне в рамках международного и трансграничного сотрудничества по лесам и охране природы. Так, на VI Всемирном конгрессе по охране природы, организованном Международным союзом охраны природы (МСОП) в 2016 году при участии Российской Федерации, члена МСОП, представленного Министерством природных ресурсов и экологии, принято Решение 048, название которого с английского переводится как «сохранение первичных лесов, включая малонарушенные лесные территории». В этом решении, помимо прочего, говорится о необходимости избегать потерь и деградации первичных лесов, включая МЛТ, а также о необходимости создания крупных ООПТ для охраны подобных лесов.

Примером признания важности сохранения МЛТ на уровне трансграничного сотрудничества является Стратегия защиты малонарушенных лесов в Баренцевом регионе. Этот документ приветствовался на 12-й встрече министров окружающей среды Совета Баренцева/Евроарктического региона, проходившей в 2015 году, что указано в декларации по ее итогам. Документ подписали официальные лица Норвегии, Швеции, Финляндии и России, которую представлял заместитель министра природных ресурсов и экологии Российской Федерации, руководитель Рослесхоза И. В. Валентик. Разумеется, подобные документы носят рамочный, рекомендательный характер, в отличие от требований сертификации по схеме FSC, но при этом демонстрируют на межправительственном уровне признание МЛТ как важной категории лесов, на сохранение которой будет обращено особое внимание. WWF последовательно выступает за сохранение в форме лесов Национального лесного наследия (НЛН) России наиболее ценных малонарушенных территорий и тех МЛТ, которым угрожает исчезновение, в рамках реализации Основ государственной политики в области использования, охраны, защиты и воспроизводства лесов в Российской Федерации на период до 2030 года. Предложение, касающееся этой сферы, неоднократно рассматривалось на Общественном совете Рослесхоза, разработана концепция НЛН, проведены работы по определению объектов НЛН на Кавказе и в северо-западной части России.

Однако появление новых рекомендаций или требований по сохранению МЛТ может быть не столько средством решения проблемы, сколько источником конфликтов между разными заинтересованными сторонами. С одной стороны, идею установления четких требований к доле сохраняемых частей МЛТ, например, предусмотренную Решением 65 Генеральной ассамблеи FSC 2014 года, можно рассматривать как стимул для перехода от обсуждений к практическим шагам по сохранению подобных лесов, принятие которых сильно затянулось. С другой стороны, очевидно, что требования по исключению значительных участков МЛТ из лесохозяйственного освоения не подкреплены мерами по снижению зависимости лесопромышленных компаний от МЛТ и не учитывают имеющиеся для этого возможности.

Между тем, как показывают приведенные ниже результаты настоящего исследования, в целом зависимость лесопромышленного комплекса России от древесины, заготовленной на МЛТ, не очень сильная, если не считать некоторые лесозаготовительные компании и вертикально интегрированные холдинги, которым она осложняет или даже делает невозможным выполнение предлагаемых в рамках FSC требований по сохранению МЛТ при условии поддержания текущих объемов заготовки или потребления древесины. Таким образом, вместо нахождения компромисса по сохранению МЛТ новые требования FSC могут привести к дальнейшей эскалации конфликтов между заинтересованными сторонами, а также к переходу компаний на другие схемы сертификации и рынки сбыта продукции, в которых не предъявляются специальные требования к МЛТ. Конечно, пойти на подобные шаги и рисковать своими устоявшимися коммерческими отношениями с партнерами, а также имиджем готовы не все компании, а в некоторых важнейших сегментах рынка (целлюлозы и бумаги) переход на другие схемы сертификации при современной структуре рынка весьма ограничен. Тем не менее в результате введения в действие излишне жестких требований возможен обратный эффект: вместо повышения эффективности FSC эта схема сертификации может вообще потерять свое значение в качестве инструмента по сохранению МЛТ, пусть не идеального, но, пожалуй, единственного для заинтересованных сторон в настоящий момент. Чтобы этого не произошло, требования по сохранения МЛТ должны учитывать зависимость FSC-сертифицированных компаний от ресурсов древесины, заготавливаемой на МЛТ.

Очевидно, что решение конфликтов и нахождение оптимальных путей по сохранению МЛТ в будущем в значительной степени будут зависеть от развития интенсивного использования вторичных лесов и их воспроизводства, что является ключевым условием для снижения зависимости лесопромышленного комплекса от МЛТ и придания подобным лесам официального природоохранного статуса без возникновения негативных социально-экономических последствий. Переход к интенсивному использованию вторичных лесов в первую очередь обеспечивает возможности для снижения зависимости целлюлозно-бумажной промышленности от ресурсов МЛТ, но пока лишь отчасти решает проблему обеспечения сырьем лесопильных заводов из-за длительного периода выращивания хвойного пиловочника в северных лесах. Поэтому расширение лесопильных производств, не обеспеченных необходимым ресурсом за пределами МЛТ, представляется процессом рискованным и конфликтным при повышении внимания к проблеме сохранения МЛТ в рамках как добровольной лесной сертификации, так и межправительственного сотрудничества в лесном секторе.

FSC -сертифицированные леса Российской Федерации с МЛТ и без МЛТ
FSC -сертифицированные леса Российской Федерации с МЛТ и без МЛТ

Задачи исследования

Для прояснения текущей ситуации в области заготовки FSC-сертифицированной древесины на МЛТ проведено исследование, цель которого – оценка степени зависимости FSC-сертифицированных лесопромышленных компаний от древесины, заготавливаемой на МЛТ. Для достижения поставленной цели необходимо было решить следующие задачи:

  • разработать методику ранжирования лесопромышленных компаний, у которых имеется сертификат лесоуправления по системе FSC, в зависимости от объемов заготовки древесины, а также доли МЛТ в границах арендованных лесных участков;
  • выявить лесопромышленные компании высокого риска, то есть наиболее зависимые от древесины, растущей в лесах МЛТ;
  • на основе фактической информации (расчетов) определить в лесах МЛТ для каждой компании объем древесины, являющийся критичным для обеспечения уровня заготовки в настоящий момент;
  • оценить возможности для лесообеспечения компаний высокого риска за пределами МЛТ;
  • определить критические пороги МЛТ, исключаемых из освоения, для лесопромышленных компаний, в значительной степени зависимых от древесины, заготавливаемой или поставляемой из лесов МЛТ;
  • оценить реалистичность предлагаемых в проекте нового национального стандарта лесоуправления FSC порогов сохранения МЛТ (80%–50%–30%); в случае их нереалистичности предложить альтернативу порогов сохранения МЛТ, позволяющих сохранить рентабельность большинства компаний;
  • подготовить подробные описания ситуации с выполнением требований к сохранению МЛТ по двум-трем лесопромышленным компаниям.

Материал и методика

На арендованных участках доля площади МЛТ может сильно различаться
На арендованных участках доля площади МЛТ может сильно различаться

Исследование проведено на основе анализа пространственных данных. Слой ГИС FSC-сертифицированных лесных участков предоставлен FSC России. Для оценки площадей FSC-сертифицированных лесов в границах МЛТ использован слой ГИС МЛТ по состоянию на 2013 год. С этой целью слой FSC-сертифицированных лесов объединен со слоем МЛТ.

Следует отметить, что границы FSC-сертифицированных лесов периодически меняются в связи с сертификацией новых участков, отказом компаний от части договоров аренды, приостановкой сертификатов по результатам аудита и по другим причинам. Поэтому результаты исследования, представленные в настоящей работе, отражают ситуацию по состоянию границ сертифицированных площадей на декабрь 2016 года.

Для определения площади лесных земель и площади рубок использованы данные High Resolution Global Maps of 21st Century Forest Cover Change версии 1.2 об изменениях лесного покрова мира с 2000 по 2014 год включительно, находящиеся в открытом доступе в сети Интернет. Применение результатов автоматического дешифрирования данных дистанционного зондирования снижает вероятность случайных ошибок, а доступность данных в сети Интернет позволяет заинтересованным сторонам воспроизвести результаты проведенного анализа.

Таблица 1. Пример площади покрытых лесом земель и доля МЛТ покрытых лесом на FSC-сертифицированных арендованных участках компаний по состоянию на конец 2014 года
Таблица 1. Пример площади покрытых лесом земель и доля МЛТ покрытых лесом на FSC-сертифицированных арендованных участках компаний по состоянию на конец 2014 года

Для оценки устойчивости лесопользования на FSC-сертифицированных арендованных участках компаний рассчитана продолжительность использования лесного участка компанией в случае, если она продолжит заготовку древесины в объеме, который был зафиксирован по результатам 2015 года. Если запасов лесов и площадей хватало на 80 лет и более, то подобное пользование лесами рассматривалось как устойчивое, неистощительное. Если запасов и площадей на участке не хватало на 80 лет, то лесопользование можно рассматривать как истощительное, неустойчивое. Если лесопользование могло продолжаться более 80 лет, но только при вовлечении в использование лесов МЛТ, были рассчитаны запас древесины и площадь МЛТ, которые необходимо вовлечь в использование, чтобы обеспечить постоянство объемов заготовки древесины на горизонте планирования 80 лет, а также рассчитана доля МЛТ, от которой компания может отказаться.

Следует отметить, что оценка устойчивости лесопользования на горизонте планирования 80 лет является оптимистичной. Хотя это возраст рубки для большинства хвойных насаждений в таежной зоне, для другой их части возраст рубки может быть выше. Кроме того, возраст рубки устанавливается исходя из предположения проведения полноценного лесовосстановления и полного цикла мероприятий по уходу, что позволяет за период оборота рубки получить насаждения, аналогичные исходным. В реальности же в подавляющем большинстве случаев восстановление хвойных лесов в зоне МЛТ идет путем смены пород, то есть реальный срок восстановления хвойного леса, пригодного для заготовки, составляет 140–200 лет.

С учетом этого ситуация в области устойчивого лесопользования может быть намного драматичнее. Считаем использование срока 80 лет для оценки неистощительности корректным, так как после первичного освоения участка при оптимистичном подходе ожидается ведение устойчивого интенсивного лесного хозяйства. Опыт Скандинавских стран, ведущих устойчивое интенсивное лесное хозяйство и отказавшихся от критерия «возраст рубки», показывает, что при правильном ведении интенсивного лесного хозяйства древостои достигают технической спелости уже в возрасте 50–60 лет. В случае использования для оценки устойчивости более продолжительных сроков большинство участков не могут быть классифицированы как участки с устойчивым ведением лесного хозяйства.

По состоянию на конец 2016 года, у 46 FSC-сертифицированных компаний в аренде были участки, входящие в границы МЛТ по состоянию на 2013 год. Из этого числа у 32 компаний площадь лесов МЛТ составляла более 5% площади FSC-сертифицированных лесов. Площадь самого большого сертифицированного участка МЛТ достигала 600 тыс. га, а самая большая доля лесов МЛТ, находившихся в аренде, составляла 57%. Всего в Российской Федерации доля МЛТ в FSC-сертифицированных арендованных участках компаний, составляла 14% (табл. 1).

Таблица 2. Площадь покрытых лесом земель и доля МЛТ- покрытых лесом в FSC-сертифицированных арендованных участках компаний и холдингов по состоянию на конец 2014 года
Таблица 2. Площадь покрытых лесом земель и доля МЛТ- покрытых лесом в FSC-сертифицированных арендованных участках компаний и холдингов по состоянию на конец 2014 года

Учитывая, что многие из компаний объединены в холдинги, имеет смысл рассматривать также распределение площадей с этой точки зрения. Данные, агрегированные в разрезе холдингов и компаний, не входящих в холдинги, приведены в табл. 2. Результаты анализа площадей FSC-сертифицированных МЛТ, находящихся в аренде холдингов и отдельных компаний, показали, что 92% всех FSC-сертифицированных МЛТ находятся в аренде у холдингов, а 8% – в аренде у 15 компаний, не входящих в холдинги. Так как площадь FSC-сертифицированных МЛТ холдингов в десять раз больше площади FSC-сертифицированных МЛТ отдельных компаний, дальнейшее сохранение МЛТ в границах сертифицированных лесных участков в Российской Федерации в значительной степени зависит от деятельности вертикально интегрированных холдингов.

В среднем доля площади МЛТ FSC-сертифицированных арендованных участков компаний составила 10,96%. Одни компании активно вовлекают в заготовку древесину лесов МЛТ, другие держат эти участки в аренде, но отказались от заготовки древесины на них.

На основании полученных данных определено потенциальное значение МЛТ как ресурса для получения древесины. Оценка устойчивости лесопользования по площади показала, что при существующей динамике лесного покрова (рубки, пожары, разрубка трасс) 21 компания (38%) не сможет заготавливать древесину в течение более 80 лет без сокращения объемов заготовки, даже если будет вовлечено в использование 100% площади МЛТ на арендованных лесных участках. Этим компаниям придется либо искать новые участки для заготовки древесины, либо сокращать объемы заготовки, либо прекратить деятельность. Для них отказ от вовлечения в использование насаждений с МЛТ невозможен, так как не позволит сохранить существующие объемы заготовки. Средний период использования арендованного участка для этих компаний – 42 года. Если они заинтересованы в устойчивости лесопользования (даже вне зависимости от сохранения лесов МЛТ), то единственный путь для них – это изменение арендуемого участка путем его увеличения или переход на другой участок. Три компании (5%) смогут сохранить объемы заготовки в долгосрочной перспективе, отказавшись от 13–60% площади лесов на МЛТ.

Остальные компании (31% из 55,56%) уже сегодня могут полностью отказаться от заготовки в лесах МЛТ, сохранив существующие объемы заготовки древесины в долгосрочной перспективе. Анализ показывает, что шесть крупных холдингов могут полностью отказаться от заготовки в лесах МЛТ за счет перераспределения объемов заготавливаемой древесины между дочерними компаниями (но, безусловно, только в случае незначительной удаленности арендованных холдингом лесных участков друг от друга).

Оценка устойчивости лесопользования по запасу показала, что 12 компаний (21%) не смогут обеспечить существующий объем заготовки в течение последующих 80 лет в пределах существующего арендованного участка. Для этих компаний отказ от МЛТ невозможен, так как не позволит сохранить существующие объемы заготовки, средний период использования лесов составляет 40 лет.

Семь компаний (12%) смогут обеспечить потребности в древесине, отказавшись от 12–87% запасов сырья насаждений МЛТ. Анализ по запасу также показывает, что восемь холдингов могут полностью отказаться от заготовки в лесах МЛТ за счет перераспределения объемов заготавливаемой древесины между своими дочерними компаниями.

Объединение оценок устойчивости лесопользования по запасу (табл. 3) и по площади (табл. 4) показывает, что семь компаний (12%) не смогут полностью отказаться от использования древесины из МЛТ с сохранением существующих объемов заготовки и динамики лесного покрова. Для этих компаний необходимо проведение детального анализа устойчивости лесопользования в долгосрочной перспективе.

Таблица 3. Пример оценки устойчивости заготовки древесины по запасу
Таблица 3. Пример оценки устойчивости заготовки древесины по запасу
Таблица 4. Пример оценки устойчивости заготовки древесины по площади среднегодовых потерь лесного покрова продуктивных лесов
Таблица 4. Пример оценки устойчивости заготовки древесины по площади среднегодовых потерь лесного покрова продуктивных лесов

Результаты

Проведенное исследование является первым систематическим анализом неистощительности лесопользования на FSC-сертифицированных участках в Российской Федерации. Использованные для расчетов данные отражают нарушение лесного покрова не только в результате вырубок, но и вследствие лесных пожаров, разрубки трасс, геологического изучения территории и по другим причинам. Лесопользователь берет в аренду лесной участок, и, согласно концепции устойчивого неистощительного использования лесов, объем изъятия древесины должен корректироваться в зависимости от изменения площади, покрытой лесом. Значительные запасы древесины, существующие в пределах FSC-сертифицированных арендованных участков, не смогут сохраняться длительное время в связи с естественной динамикой лесов. Большая часть существующих запасов представлена спелыми и перестойными насаждениями, сохранность которых на горизонте планирования 80 лет обеспечить невозможно. Наиболее вероятно, что эти насаждения будут выбывать в силу естественных причин – таких как лесные пожары, повреждения вредителями, усыхание, естественный распад древостоев.

Поэтому для оценки устойчивости ведения лесного хозяйства на арендованном участке важно знать не только общую площадь перспективных лесов для заготовки древесины, но и распределение площадей по возрасту древостоев. Кроме того, лес постоянно растет, поэтому для учета неистощительности его использования необходимо рассчитывать допустимые объемы изъятия древесины, полученные на основе анализа распределения запасов и площадей по классам возраста.

Стратегия некоторых лесопромышленных компаний сейчас очень простая: найти участки с максимальными запасами древесины. Зачастую эти участки находятся на МЛТ. А участки с запасами до 100 м3/га могут оставаться за пределами МЛТ, но заготовку древесины на них не ведут, так как компании стремятся увеличить объемы заготовки и эффективность работы техники на единице площади. Во многих регионах есть определенный экспертным путем порог запаса, от которого заготовка считается выгодной. Эти пороги не всегда экономически обоснованы и рассчитаны на идеальную ситуацию. Таким образом, возможность и невозможность отказа от МЛТ должна определяться на основе анализа структуры лесного фонда каждой компании в ходе проведения аудита и консультаций с заинтересованными сторонами.

Сравнение площадей, покрытых лесом в пределах FSC-сертифицированных участков компаний (см. табл. 1 и 2), с данными базы данных «Сведения об использовании лесных участков, предоставленных в аренду, постоянное (бессрочное), безвозмездное (срочное) пользование из базы данных «24ОИП» за IV квартал 2015 года показало, что площадь участков на МЛТ и за их пределами меньше площади арендованных участков. Разница объясняется подходом к оценке площадей. Так, в данных одних компаний площадь земель, не покрытых лесом, может быть больше, а в данных других – меньше, что приводит к разной оценке при сопоставлении площадей. При проведении расчетов в настоящем исследовании использованы только сведения о площади лесов по состоянию на конец 2014 года.

Использованный в настоящем исследовании подход, основанный на данных о площадях, покрытых лесом, полученных дистанционно, позволил систематически проанализировать и сравнить участки разных компаний. Следует отметить, что для большинства проанализированных участков есть моратории на заготовку древесины (см. табл. 1 и 2). При этом моратории не всегда должны превращать участки в особо охраняемые природные территории (они исключены из расчетов).

Проведенная оценка устойчивости лесопользования выполнена исходя из сохранения традиционной модели ведения заготовки древесины. В случае ограничения заготовки за счет отказа от МЛТ у компаний остаются другие возможности сохранения объемов заготовки и сертификата FSC, а именно:

  • переориентировать лесообеспечение на уже освоенные участки в регионах, где отсутствуют МЛТ;
  • сократить объемы и переориентировать производство на более высокую добавочную стоимость (например, трансформированием производства целлюлозы на экспорт в производство бумаги высокого качества);
  • перейти к ведению интенсивного устойчивого лесного хозяйства, чтобы повысить продуктивность лесов, уменьшить оборот рубки, сократить расходы по транспортировке древесины, повысить ритмичность поставок.

С точки зрения будущего FSC-сертификации необходимо рассмотреть вопрос ландшафтного подхода при планировании ведения лесного хозяйства, а также набирающую популярность в Скандинавских странах концепцию ведения лесного хозяйства без разрушения лесного покрова (continuous cover forestry), которые позволят не сосредотачиваться лишь на сохранении МЛТ на арендованных участках предприятия и увеличить объем заготовки древесины. Применение ландшафтного подхода даст возможность не только обеспечить эффективное сохранение биоразнообразия, но и повысить экономическую эффективность заготовки древесины.

Для успешного развития FSC-сертификации в России необходима разработка метода оценки неистощительности лесопользования, основанного на анализе актуальных данных дистанционного зондирования и прогнозе динамики запасов древостоев арендованного участка в случае сохранения существующих объемов лесопользования. Применяемые в настоящее время формулы расчета размера расчетной лесосеки устарели и не позволяют определить объем неистощительного использования лесов в связи с увеличением скорости изменения лесного покрова как следствия изменения климата. Кроме того, использование устаревших данных о состоянии лесов даже в расчетах по старым формулам приводит к большим ошибкам в этих расчетах. Также во многих случаях нужно учитывать низкое качество и степень актуальности материалов лесоустройства, используемых для определения размера пользования лесом. Ввиду высокой вероятности быстрого изменения структуры лесного покрова за счет лесных пожаров, усыхания и гибели насаждений от вредителей в условиях меняющегося климата, а также развития компаний в сторону увеличения заготовки считаем необходимым ежегодно анализировать неистощительность лесопользования в ходе аудитов. В настоящее время есть ряд источников космической съемки, доступных в сети Интернет, позволяющих оперативно проводить картографирование структуры лесного фонда на детальном уровне и рассчитывать на основе этих данных перспективу заготовки в пределах арендованного участка. Размер неистощительного пользования должен регулярно корректироваться с учетом динамики лесов арендованного участка и уточняться в ходе проведения ежегодного аудита.

Многие FSC-сертифицированные компании обозначили свою позицию невозможности полного отказа от заготовки в лесах МЛТ. Они часто ссылаются на то, что такой отказ не позволит им сохранить неистощительность лесопользования. Вследствие отказа якобы снизятся объемы заготовки и производства, а также уменьшится количество рабочих мест. Но результаты нашего анализа показывают, что с локальными исключениями отказ от МЛТ в FSC-сертифицированных лесах не угрожает российской лесной промышленности дефицитом сырья.

Наиболее вероятной причиной нежелания отказаться от заготовки в лесах МЛТ является экономическая эффективность заготовки, так как запасы древесины в насаждениях МЛТ зачастую выше, чем запасы в освоенных лесах. Кроме того, сортиментная структура древостоев МЛТ, как правило, представлена более высоким маржинальным пиловочником, а сортиментная структура освоенных лесов – балансами. Следует отметить, что для эффективности лесного бизнеса значение имеет не средний запас древесины, а распределение запасов по ландшафту. В пределах МЛТ можно всегда выделить прибыльные и неприбыльные участки. Если сосредоточиться на заготовке в высокодоходных древостоях, можно отказаться от части заготовки на МЛТ на менее прибыльных участках.

Проведенный нами анализ ситуации показал, что есть серьезные сомнения в неистощительности лесопользования ряда FSC-сертифицированных компаний, а это является вызовом для всей системы FSC, которой необходимо обратить серьезное внимание на работу предприятий, органов сертификации и заинтересованных сторон. С нашей точки зрения, для решения проблемы сохранения МЛТ в границах арендованных участков FSC-сертифицированных компаний может быть использовано несколько подходов, в том числе:

  • проведение детального исследования неистощительности лесопользования на арендованных участках выявленных компаний;
  • разработка и внедрение в практику ведения лесного хозяйства и сертификации по схеме FSC-методики расчета объема пользования лесным участком, учитывающей экономически доступные лесные ресурсы, потери от пожаров, исключение МЛТ и лесов высокой природоохранной ценности (ЛВПЦ) из площадей, предназначенных для заготовки растущего в них сырья. Эта методика даст реальную картину развития неистощительного лесопользования и должна быть использована при проведении аудита;
  • исследование структуры арендованных МЛТ для определения приоритетов при сохранении участков МЛТ; на основе этих данных необходимо проводить зонирование МЛТ, которое позволит достигнуть компромисса между заготовителями и природоохранными организациями;
  • ускорение разработки нормативов для ведения интенсивного лесного хозяйства, которые позволят повысить качество получаемых сортиментов в уже освоенных лесах, сократить объемы оборотов рубки при получении балансовой древесины, сократить расходы на транспортировку древесины, улучшить ритмичность поставки древесины;
  • проведение региональных исследований территорий, наиболее подходящих для ведения устойчивого интенсивного лесного хозяйства, обсуждение с заинтересованными сторонами результатов исследований с целью развития интенсивного лесного хозяйства на наиболее перспективных участках;
  • разработка концепции национального лесного наследия на федеральном уровне с целью определения самых ценных сохранившихся МЛТ и организации их охраны. Региональный подход позволит сосредоточить внимание именно на тех МЛТ, которые больше всего нуждаются в охране.

Выводы

  • Ввиду устаревания материалов лесоустройства и их отсутствия в публичном доступе, единственным способом оценки устойчивости лесопользования на арендованных участках с МЛТ является геоинформационный анализ данных дистанционного зондирования. В ходе проведенного исследования разработана методика оценки устойчивости лесопользования на основе комбинации результатов автоматического дешифрирования данных дистанционного зондирования в границах арендованных участков и информации об объемах заготовки древесины. Использование результатов автоматического дешифрирования данных дистанционного зондирования позволяет снизить вероятность случайных ошибок, а доступность данных в сети Интернет дает возможность заинтересованным сторонам воспроизвести результаты проведенного анализа.
  • Участки лесного фонда с МЛТ арендуют 15 компаний и девять крупных холдингов, состоящих из 38 компаний и региональных филиалов. В среднем 13% площади арендованных участков этих компаний представлены МЛТ. Ежегодно этими компаниями заготавливается 25 млн м3 древесины (12% объема заготовки в России в 2015 году), большая часть которой используется для производства бумаги и пиломатериалов на экспорт.
  • Из 46 FSC-сертифицированных компаний, у которых в границах арендованных участков есть МЛТ (3 млн га), 12 (26%) попадают в группу высокого риска, то есть наиболее зависимы от древесины из лесов, растущих на МЛТ. Общий объем заготовки древесины этих компаний составляет 10,1 млн м3 (4,7% общего объема заготовки древесины в Российской Федерации в 2015 году), большая часть его используется для производства бумаги и пиломатериалов на экспорт.
  • Пороги возможного сохранения МЛТ для семи компаний (12%), не способных полностью отказаться от заготовки на МЛТ, варьируют в широком диапазоне. Небольшое число таких компаний и существенная вариация возможных порогов сохранения МЛТ для них позволяет рассматривать не только отказ от заготовки на части МЛТ, но и полный отказ от заготовки в лесах МЛТ. В существующих условиях 36 компаний (65%) могут полностью отказаться от заготовки на МЛТ, сохранив неистощительность их насаждений. С учетом группировки компаний в холдинги доля компаний, отказавшихся от заготовки в лесах МЛТ, может быть значительно больше за счет перераспределения участков внутри холдинга.
  • Среди 55 компаний (отдельных компаний и региональных обособленных филиалов, входящих в холдинги), данные о которых проанализированы в ходе исследования, выявлено семь компаний высокого риска, которые в наибольшей степени зависят от древесины, заготавливаемой в лесах МЛТ, а их деятельность может не соответствовать требованиям стандарта FSC по неистощительности лесопользования.
  • Предлагаемые в проекте нового национального стандарта лесоуправления FSC пороги сохранения МЛТ (80%–50%–30%) не полностью отражают готовность сертифицированных компаний в России к обеспечению сохранения МЛТ, так как 65% компаний смогут сохранить объемы заготовки древесины, отказавшись от лесопользования на 100% площади МЛТ, а 12% компаний не смогут отказаться от заготовки в насаждениях на МЛТ для сохранения объемов заготовки на горизонте планирования 80 лет. Порог сохранения 60% площади МЛТ будет иметь смысл только для 5% компаний.
  • Как правило, на МЛТ заготавливается древесина спелых хвойных насаждений с максимальной рыночной стоимостью (пиловочник хвойных пород). Отказ компаниями от заготовки на МЛТ в большинстве случаев означает отказ от заготовки на наиболее выгодных участках.

По материалам журнала WWF России «Устойчивое лесопользование». Публикуется с сокращениями. 

Евгений Лопатин, д-р с.-х. наук, Институт природных ресурсов Финляндии
Юлия Скорожонок, консалтинговая компания «Форгис»
Денис Добрынин, Баренцотделение WWF России
Константин Кобяков, WWF России
Василий Герасимов, Российский национальный офис FSC
Андрей Птичников, канд. геогр. наук, Институт географии РАН
Николай Шматков, WWF России