Партнеры журнала:

Эколайф

Защитные леса и сохранение водных биологических ресурсов

Леса выполняют важные защитные функции, в том числе водо- и рыбоохранные, значима и их санитарно-гигиеническая, рекреационная роль, а климаторегулирующее значение покрытой лесами обширной территории России носит глобальный характер. Лесное законодательство и иные нормативные правовые акты Российской Федерации, регулирующие лесные отношения, основаны на принципе сохранения средообразующих, водоохранных, защитных, санитарно-гигиенических, оздоровительных и иных полезных функций лесов в интересах обеспечения права каждого гражданина страны на благоприятную окружающую среду.

Ключевая роль, которую играют все виды лесов в поддержании экологических процессов и равновесия посредством защиты уязвимых экосистем, водосборных районов и пресноводных ресурсов, в сохранении биоразнообразия и биологических ресурсов, источников генетического материала, а также в фотосинтезе, отмечена в Декларации Рио-де-Жанейро по окружающей среде и развитию (принята Конференцией ООН по окружающей среде и развитию 3–14 июня 1992 года), учтена в решениях Конвенции о биологическом разнообразии, в том числе в Стратегическом плане в области сохранения и устойчивого использования биоразнообразия на 2011–2020 годы и целевых задачах по сохранению и устойчивому использованию биоразнообразия.

Основным механизмом обеспечения разных экосистемных функций лесов, в том числе защитных и средоподдерживающих, является выделение защитных и особо защитных участков лесов, как это предусмотрено статьями 10, 12 и 102–107 Лесного кодекса Российской Федерации (далее – Лесной кодекс). В части сохранения водных биологических ресурсов (в формулировке Федерального закона Российской Федерации от 20 декабря 2004 года №166-ФЗ «О рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов») в Лесном кодексе выделена только одна категория защитных лесов: нерестоохранные полосы лесов.

Нерестоохранные полосы лесов появились еще в советский период и считаются важнейшим средством согласования интересов охраны водных, биологических (рыбных) ресурсов и лесопользования. Их устройство необходимо для регулирования и поддержания благоприятных условий воспроизводства и обитания водных биологических ресурсов преимущественно во внутренних водных объектах (пресных).

История вопроса

Водоемы и выделенные вокруг них запретные полосы лесов для бывшей территории РСФСР в соответствии с постановлениями об утверждении перечня рек, их притоков и других водоемов, являющихся местами нереста ценных промысловых рыб
Водоемы и выделенные вокруг них запретные полосы лесов для бывшей территории РСФСР в соответствии с постановлениями об утверждении перечня рек, их притоков и других водоемов, являющихся местами нереста ценных промысловых рыб

Использованию леса для поддержания полноводности рек и водоемов было положено начало еще в XVIII веке Петром I с выделения водоохранных лесов, находящихся вблизи водных источников.

Первый законодательный акт Петра Великого от 30 марта 1701 года об описи лесов во всех городах и уездах России в пределах 50 верст от больших рек и 20 верст от малых рек, по сути, означал введение запретных лесных зон, предназначенных для сохранения водности этих рек, их лесных и рыбных ресурсов. Однако с 1861 по 1913 год площадь лесов европейской части России сократилась на 40%. Леса рубили на водоразделах, по берегам водотоков независимо от их длины. И реки стали стремительно мелеть. Крупные еще сохраняли роль транспортных артерий, но малые уже не могли принимать суда и баржи. Все малые притоки Волги, Днепра, Камы, Дона либо перестали быть судоходными, либо только определенная их часть оставалась судоходной. Резко сократились объемы вылова рыбы. Еще в 1870-е годы во всех притоках и субпритоках Волги, включая Москву-реку, водилась стерлядь. К началу XX века качественной рыбы стало существенно меньше, чем раньше. Причина – исчезновение водоохранных лесов.

До 1917 года крестьяне и сельские общины поощрялись за разведение лесов. За выращенные и сохраненные землевладельцем 50 десятин леса (около 50 га) ему выдавалась награда – 500 руб. (стоимость 150–200 коров), а также золотая медаль. Однако с 1917 года, после Октябрьской революции, вновь началась беспорядочная рубка лесов.

Лишь со второй половины 1930-х годов лесовосстановительные работы были возобновлены. Остатки водоохранных лесов охраняли не лесники, а подразделения Народного комиссариата внутренних дел СССР. Запретные полосы лесов вдоль рек и других водоемов были установлены Постановлением от 2 июля 1936 года Центрального исполнительного Комитета СССР №66 и Совета Народных Комиссаров СССР №1162 «Об образовании Главного управления лесоохраны и лесонасаждений при Совете Народных Комиссаров Союза ССР и о выделении водоохранной зоны». Это решение, направленное на регулирование гидрологического режима рек, озер и других водных объектов, регламентировало способы лесовосстановительных рубок. В зависимости от протяженности реки или площади озера, а также от лесоэкономического района ширина запретной полосы устанавливалась от 200 м до 20 км. Максимальная ширина была утверждена по р. Волге – от 6 до 20 км по каждому берегу. Для северных, сибирских и дальневосточных рек ширина запретных полос устанавливалась от 1 до 3 км. По указанным нормативам выделены и при периодическом лесоустройстве детально описаны запретные полосы лесов по берегам водных объектов на площади 26 565 тыс. гектаров.

Великая Отечественная война и период послевоенного восстановления страны, безусловно, сказались на состоянии лесного хозяйства, в том числе и водоохранных лесов. Для ликвидации нанесенного ущерба нерестилищам и запасам водных биоресурсов Постановлением СМ СССР от 15 сентября 1958 года №1045 «О воспроизводстве и об охране рыбных запасов во внутренних водоемах СССР» (это постановление действует в части, не противоречащей Федеральному закону Российской Федерации «О рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов») утверждено Положение об охране рыбных запасов и о регулировании рыболовства в водоемах СССР, в котором введено понятие «запретные полосы лесов, защищающие нерестилища ценных промысловых рыб». В этих полосах запрещалась заготовка древесины, за исключением некоторых видов рубок. Позднее несколькими решениями органов власти союзных республик и отдельных регионов были утверждены перечни водоемов, вокруг которых подобные полосы создавались при проведении лесоустройства. Их выделяли с целью создания благоприятных условий для нереста ценных промысловых видов рыб, сохранения и обеспечения полноводности и чистоты водоемов.

Перечень нерестовых рек и озер был значительно шире перечня рек, озер и других водных объектов, на которых были установлены запретные полосы лесов. Согласно Инструкции о порядке отнесения лесов к категориям защитности (утверждена приказом Государственного комитета СССР по лесному хозяйству от 24 сентября 1979 года №157) к запретным полосам лесов, защищающим нерестилища ценных промысловых рыб, относятся леса, расположенные по берегам рек, озер и других водных объектов, являющихся местами нереста ценных промысловых рыб, примыкающие непосредственно к руслу реки или берегу водоема, а при безлесной пойме – к пойме реки. Их ширина составляла 500–1200 м и зависела от проведения границ лесных кварталов при лесоустройстве. В отдельных случаях запретные и нерестоохранные полосы лесов совпадали по ширине, иногда последние были значительно уже первых, или же нерестоохранные полосы устанавливали отдельно от запретных, с присвоением им самостоятельного статуса. В соответствии с Постановлением СМ СССР от 17 ноября 1978 года №932 «Об изменении и признании утратившими силу решений Правительства СССР в связи с введением в действие Основ лесного законодательства Союза ССР и союзных республик» к запретным полосам лесов, защищающим нерестилища ценных промысловых рыб, относили также леса, находящиеся ближе 3 км от берега водоема в районах расположения заводов и хозяйств по разведению осетровых и лососевых видов рыб. Ходатайства о выделении запретных полос лесов, защищающих нерестилища ценных промысловых рыб, возбуждались государственными органами рыбного хозяйства (рыбной промышленности) СССР с участием государственных органов по регулированию использования и охране вод СССР.

Постановлением Совета Министров РСФСР от 17 марта 1989 года №91 «Об утверждении Положения о водоохранных зонах (полосах) рек, озер и водохранилищ в Российской Федерации» (редакция от 27 декабря 1994 года) вокруг акваторий рек, озер и водохранилищ выделялись водоохранные зоны. В зависимости от протяженности рек установлены следующие нормы: при длине реки от истока 101–200 км ширина зоны составляла 300 м, при длине 201–500 км – 400 м, при длине более 500 км – 500 метров.

Современное состояние вопроса

Площади нерестоохранных полос лесов в различных административных субъектах Российской Федерации
Площади нерестоохранных полос лесов в различных административных субъектах Российской Федерации

С целью исправления «технической ошибки» – в перечне категорий защитных лесов (ст. 102 утвержденного в декабре 2006 года Лесного кодекса) отсутствовало понятие «нерестоохранные полосы лесов» – был принят Федеральный закон Российской Федерации от 22 июля 2008 года №143-ФЗ «О внесении изменений в Лесной кодекс Российской Федерации и Федеральный закон “О введении в действие Лесного кодекса Российской Федерации”», в соответствии с которым запретные полосы лесов по берегам водных объектов и нерестоохранные полосы лесов были включены в категорию ценных лесов.

На момент принятия нового Лесного кодекса площадь полос лесов, защищающих нерестилища ценных промысловых рыб, составляла 56 205 тыс. га. К 2014 году эта площадь достигла 56 803 тыс. га (20,4% площади всех защитных лесов, или 4,9% площади всего лесного фонда), таким образом, площадь нерестоохранных полос лесов довольно стабильна, несмотря на значительные изменения площади земель лесного фонда за этот период.

Нерестоохранные полосы лесов в силу довольно серьезных ограничений на рубки леса во многих случаях сейчас представляют собой малонарушенные леса, не подвергавшиеся значимым антропогенным воздействиям. В большинстве административных субъектов Российской Федерации это, по сути, те немногие лесные участки (помимо особо охраняемых природных территорий), которые представляют собой важнейший элемент экологического каркаса нарушенных территорий, поддерживающий устойчивость лесных экосистем и их биоразнообразие, а также выполняют рыбохозяйственные нерестоохранные функции.

В то же время в 2008 году в результате внесенных Федеральным законом Российской Федерации от 20 декабря 2004 года №166-ФЗ «О рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов» поправок в Лесной кодекс полный запрет на заготовку древесины в нерестоохранных полосах лесов был снят и были введены ограничения только на сплошные рубки. Принятие этих поправок привело к резкому увеличению объемов рубок в нерестоохранных полосах лесов, передаче их в аренду для заготовки древесины. В связи с этим инициирован процесс подготовки предложений в законодательство Российской Федерации, которые в соответствии с п. 1, в перечне поручений Президента РФ по итогам заседания президиума Госсовета Российской Федерации 11 апреля 2013 года должны ограничить промышленную вырубку защитных лесов.

К настоящему времени в Государственной думе Российской Федерации прошел первое чтение проект федерального закона, реализующего названное поручение, но в отношении сохранения нерестоохранных полос лесов есть серьезные риски ухудшения ситуации. Проектом ФЗ (и соответствующим пунк­том проекта Лесоустроительной инструкции) предусматривается отмена ранее существовавших нерестоохранных полос и приравнивание их к участкам, устанавливаемым в соответствии с законодательством о рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов, то есть к рыбоохранным зонам или рыбохозяйственным заповедным зонам. В п. 12 проекта предложена следующая формулировка критериев отнесения лесов к нерестоохранным полосам: нерестоохранные полосы лесов (леса, расположенные в границах рыбоохранных зон или рыбохозяйственных заповедных зон, установленных в соответствии с законодательством о рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов).

Если эта формулировка будет принята, возникнут значительные риски для целевых функций существующих нерестоохранных полос лесов. Неизбежно значительно сократится ширина нерестоохранных полос лесов, прилегающая к водным объектам (ширина рыбоохранных зон совпадает с шириной водоохранных зон и составляет 50–200 м (для побережья моря – 500 м), тогда как ширина существующих нерестоохранных полос лесов – 0,5–3,0 км).

Возможность создания рыбоохранных зон установлена ст. 48 Федерального закона от 20 декабря 2004 года №166-ФЗ «О рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов». Порядок их создания определен Постановлением Правительства Российской Федерации от 6 октября 2008 года №743 «Об утверждении Правил установления рыбоохранных зон». В соответствии с этим документом решение о создании рыбоохранных зон принимает Федеральное агентство по рыболовству (Росрыболовство). Ширина рыбоохранных зон может быть установлена в пределах от 50 до 200 м (для побережья моря – 500 м) в зависимости от важности присвоенной тому или иному водному объекту рыбохозяйственной категории. Также утвержден перечень ограничений хозяйственной деятельности в рыбоохранных зонах, который точно дублирует таковой для водоохранных зон и прибрежных защитных полос (п. 15 ст. 65 Водного кодекса РФ). Этот перечень не предусматривает ограничений на рубку леса. Официального подтверждения об установлении рыбоохранных зон во всех регионах России нет. В настоящее время на сайте Росрыболовства доступна информация об утвержденном списке водных объектов и ширине рыбоохранных зон только для шести субъектов Российской Федерации (Республики Адыгея, Республики Алтай, Алтайского края, Амурской, Астраханской и Архангельской областей).

Возможность создания рыбохозяйственных заповедных зон установлена ст. 49 Федерального закона от 20 декабря 2004 года №166-ФЗ «О рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов», а правила их образования утверждены Постановлением Правительства РФ от 5 октября 2016 года №1005 «Об утверждении Правил образования рыбохозяйственных заповедных зон». Полномочия по образованию рыбохозяйственных заповедных зон отнесены к ведению Министерства сельского хозяйства Российской Федерации. В соответствии с правилами границы и режим для каждой рыбохозяйственной заповедной зоны устанавливаются индивидуально, в том числе может быть запрещена и рубка лесных насаждений. По площади рыбохозяйственные заповедные зоны могут быть больше рыбоохранных зон, но пока ни одной рыбохозяйственной заповедной зоны на территории страны не создано и перспективы их организации неясны. Кроме того, рыбохозяйственные заповедные зоны устанавливаются только для видов (групп видов) рыб, включенных в Перечень особо ценных и ценных видов водных биоресурсов, отнесенных к объектам рыболовства (утвержден приказом Росрыболовства от 16 марта 2009 г. №191), доля уловов которых не превышает 10% общего вылова водных биоресурсов во внутренних водоемах России. Основная же часть водных биоресурсов, обеспечивающая уловы, оказывается незащищенной ни нерестовоохранными лесами, ни рыбохозяйственными заповедными зонами.

Таким образом, в случае принятия новых критериев установления нерестоохранных полос лесов их площадь будет значительно сокращена, что может привести к ухудшению состояния нерестилищ промысловых рыб и потере значимости нерестовых водных объектов, деградации отдельных популяций водных биоресурсов, снижению их продуктивности, а в итоге – к сокращению объемов их добычи в рамках промышленного и других видов рыболовства. Существующие рыбоохранные зоны не смогут в полной мере выполнять функцию сохранения полос лесов в прибрежной зоне водных объектов рыбохозяйственного значения высшей категории, где происходит нерест ценных и особо ценных биоресурсов.

Для окончательного решения вопроса требуется проведение дополнительных исследований существующих экологических функций нерестоохранных полос лесов, связей между состоянием лесов, рыбопродуктивностью, водным режимом рек и лесохозяйственной деятельностью. По результатам этих исследований необходимо внести изменения в законодательство о водных биологических ресурсах и лесное законодательство, и при этом выработать оптимальное нормативное решение, обеспечивающее сохранение нерестовых функций водных объектов. До разработки этого решения предлагается не менять критерии установления нерестоохранных полос лесов с сохранением их фактических на текущий момент площади, ширины и мест распределения.

Значение леса в сохранении водной среды обитания рыб

Важно, что обсуждение роли леса в поддержании состояния запасов рыб и сохранения мест обитания водных биоресурсов развивается вместе с расширением информации об общем снижении водности рек. Заявления ученых, научные публикации, информация из открытых источников данных, средств массовой информации, форумов и социальных сетей, а также мнения экспертов об оценке происходящего подтверждают, что названная проблема важна. Малая водность рек и озер крайне негативно отражается на экологии многих территорий, запасе воды в водохранилищах, выработке электроэнергии, судоходстве, питьевом и сельскохозяйственном водоснабжении. Низкий уровень воды, пересыхание и сокращение числа малых рек, заболачивание русловых участков, отмирание краевых пойменных и дельтовых участков и прочее наблюдаются во многих регионах России. Для изменения ситуации необходима разработка программ и концепций, предусматривающих выполнение мелиоративных мероприятий по спасению малых рек. Однако анализ программ подобного рода, находящихся в открытом доступе, показал, что в них к приоритетным мерам относят в первую очередь расчистку русел, дноуглубительные и берегоукрепительные работы, выкашивание растительности, восстановление водоподпорных и водорегулирующих плотин и т. п. В то же время меры по восстановлению прибрежных полос леса в этих программах упоминаются редко, да и то в виде противоэрозионных мероприятий для укрепления берегов. Задача восстановления лесистости водосборов и лесных полос в подобных программах, как правило, не ставится. Хотя для сохранения водности малых рек, питающих крупные водотоки, и мест обитания рыб и поддержания состояния их запасов на устойчивом уровне восстановление и сохранение лесистости и лесных полос играют важную роль.

Защитное значение леса, несомненно, определяется его ролью в водном балансе рек. Лес, покрывая водосборную территорию, выполняет важные водорегулирующие и водоохранные функции. Создавая условия для выпадения повышенного количества осадков летом и накопления снега в зимний период, лесной покров уменьшает суммарное испарение и поверхностный сток, поддерживает высокий уровень воды в реках, способствует созданию запасов подземных вод.

В лесу по сравнению с открытыми пространствами снег тает гораздо медленнее, что обеспечивает сокращение стока воды по поверхности и ее проникновение в почву на значительную глубину. В лесную почву, разрыхленную корнями деревьев, вода просачивается гораздо быстрее, чем в почву лугов и полей, что приводит к тому, что при весеннем снеготаянии и в период ливневых осадков паводки в лесной зоне бывают менее бурными, а вешние воды через подземный сток равномерно поступают в реки и другие водоемы. Влияние леса на уменьшение поверхностного стока при таянии снега и ливневых осадках особенно резко проявляется в горах, где лес заметно снижает последствия наводнений. Поверхностный сток зависит от облесенности водосборных бассейнов: чем меньше лесистость, тем интенсивнее сток и меньше воды поглощается почвой в процессе инфильтрации. Во время ливней и паводков лес снижает интенсивность поверхностного стока и наводнений.

Положительное влияние на регулирование поверхностного стока оказывает лесной (растительный) опад. Он обладает высокой влагоемкостью и, фильтруя илистые частицы, предохраняет верхние горизонты почвы от заиливания. Кроме того, движение воды в подстилке происходит в 30–40 раз медленнее, чем на непокрытой почве, что повышает инфильтрацию, способствует накоплению влаги в почве и поступлению ее в замедленный подземный сток. По сравнению с безлесным водосбором в лесу стояние грунтовых вод выше в весенний период и после продолжительных ливневых осадков.

Лесные насаждения положительно влияют на качество стоковой воды. Взаимодействуя с почвогрунтами, остатками растительности и животных организмов, вода выщелачивает из них разные вещества и приобретает определенный химический состав. Древостой (лесные полосы), расположенный по берегам водоемов, играет роль естественных фильтров-очистителей, резко улучшающих химический и бактериологический состав воды.

Лес также положительно влияет на испарение воды и ее температуру в водоемах. Обычно под пологом леса вода значительно прохладнее, чем в открытом водоеме, что позитивно сказывается на многих физических, химических и бактериологических процессах. Испарение воды с защищенных лесом поверхностей проходит менее интенсивно, что очень важно для сохранения ее запасов. Объем и качество стекающей в водоемы воды напрямую зависят от облесенности берегов.

Лес на водосборе выполняет важные противоэрозионные функции. При уменьшении лесистости бассейна и облесенности берегов усиливаются эрозионные процессы и в результате повышается мутность воды. Продукты водной и ветровой эрозии, попадая в реки и водоемы (особенно это относится к малым рекам и озерам), заносят их песком, землей, илом, вызывают обмеление, пересыхание, изменение русел, приводят к наводнениям, размывам берегов и другим нежелательным явлениям.

Заметное влияние на сток в лесу оказывают рубки. При выборочных рубках, если сомкнутость полога снижается меньше чем на 30%, за счет сокращения площади испарения достигается некоторая экономия влаги и увеличение общего стока. При вырубке половины массы древостоя общий сток уменьшается, так как под пологом появляется густой травяной покров, усиливающий расход влаги на испарение. При полном удалении лесов с площади водосбора с поверхности почвы стекает наибольший объем воды; сток проходит бурно, за короткое время, вызывая множество нежелательных последствий. Подсчитано, что при повышении или снижении лесистости бассейна на 1% годовой сток рек увеличивается или уменьшается в среднем на 10 м3/га. При полном облесении бассейна годовой сток возрастает на 1 000 м3/ га, если сравнивать с безлесными территориями.

Говоря о влиянии леса на условия обитания рыб, нужно выделить две стороны проблемы: зависимость этих условий от лесистости бассейна и облесенности берегов. Лесистость бассейна является важнейшим фактором, определяющим общий объем и режим стока, а также химический состав воды. В то же время древесная растительность по берегам создает удобные участки для обитания рыб на водных объектах, выполняет противоэрозионные функции, влияет на качество воды, в значительной степени определяет ее термический режим, является важнейшим источником питательных веществ для рыб. Эти два фактора – влияние леса на почвенную эрозию и объем стока и влияние облесенности берегов на среду обитания рыб – тесно связаны.

Заготовки леса на водосборах

Почти все исследователи вопроса влияния леса на водный режим рек и воспроизводство рыб, отмечая его сложность, сходятся в одном: лесистость водосбора, несомненно, играет существенную роль и в водном балансе рек, и в поддержании видов ого разнообразия и численности рыб. А также не оспаривают, что задача сохранения и восстановления запасов рыб решается в комплексе с задачей сохранения и восстановления водности речных бассейнов.

В большинстве случаев водные сообщества по-разному реагируют на вырубку леса в бассейне водоема: от увеличения количества представителей отдельных групп и видов до существенных колебаний объемов тех или иных организмов и изменения зон их распространения. Расхождение мнений о роли леса в сохранении среды обитания рыб касается прежде всего количественных оценок и механизмов, опосредующих влияние леса на среду обитания рыб.

Различия в экологии отдельных видов и форм рыб усложняют изучение влияния леса на условия их обитания. Степень этого влияния будет сильно различаться не только для разных видов и форм рыб, но и для бассейнов, расположенных в разных природных условиях: горных, предгорных, равнинных, болотных. Малые реки и ручьи с их элементарными водосборами, будучи уязвимы в экологическом отношении, в то же время наиболее активно участвуют в формировании речного стока крупных рек. Часто вырубки леса полностью охватывают водосборы малых рек и ручьев, которые из-за небольших размеров и простоты связей в системе «водоток – водосбор» чрезвычайно чувствительны к снижению лесистости и оголению берегов и реагируют на них раньше и резче, чем более крупные водотоки. Сохранность лесного покрова в пределах рыбоохранных или водоохранных зон меньшей площади, чем нерестоохранные полосы лесов, смягчает, но не устраняет это воздействие. Выборочные рубки леса в прибрежной полосе сопровождаются комплексом гидрохимических и гидробиологических изменений, хотя сами водные объекты могут казаться нетронутыми и не подвергавшимися каким-либо изменениям. Эта внешняя сохранность водных объектов – рек и озер, – не вызывающая тревогу, маскирует негативное влияние выборочных рубок и может быть одной из причин несвоевременного принятия мер по восстановлению леса.

Большинство научных работ, посвященных влиянию лесохозяйственной деятельности на рыб, связаны с рубками и лесовозными дорогами, а также с облесенностью берегов, то есть с довольно очевидными факторами воздействия на среду и условия обитания рыб. Однако для рек и других водных объектов большую опасность представляют не одноразовые (точечные или линейные) источники этого воздействия, а хронические (рассредоточенные), охватывающие значительные площади. Точечные источники наглядны, легко идентифицируются и контролируются. Лесные рубки, снижающие общую лесистость водосбора, относятся к пространственным (охватывающим значительную площадь), рассредоточенным источникам воздействия, суммарный эффект от которых может проявляться не сразу, их сложно регистрировать количественно, они слабо поддается контролю. Но зато эти источники воздействия влияют на все элементы экосистемы водотока широкомасштабно и носят необратимый, устойчивый характер.

Антропогенные преобразования речных систем возникают при любых формах хозяйственной деятельности на водосборах, что отражено в Методике исчисления размера вреда, причиненного водным биологическим ресурсам (утверждена приказом Росрыболовства от 25 ноября 2011 года №1166), которой предусматривается определение потерь водных биологических ресурсов в результате сокращения (перераспределения) естественного стока с техногенно измененной поверхности водосборного бассейна. А лесоразработки как раз относятся к подобной деятельности. В формулу расчета вводится коэффициент глубины воздействия на водосборную поверхность или показатель снижения лесистости. Форма зависимости между снижением лесистости и рыбопродуктивностью водного объекта определяется в результате самостоятельных исследований или с использованием метода аналогий с учетом пропорционального изменения одних и тех же показателей двух сравниваемых водосборов.

В целом снижение лесистости речных водосборов, запретных полос, прибрежной зоны и берегов безусловно негативно влияет на водные экосистемы и условия воспроизводства рыб. Полностью нейтрализовать негативный эффект снижения лесистости при лесоразработках невозможно.

Заготовки леса по берегам водоемов

Через лесистые берега водоемов осуществляется взаимосвязь водной и наземной экосистем. Растительность по берегам водоема укрывает русло от прямых солнечных лучей, предохраняя водную среду от нагревания; предотвращает эрозию берегов; обеспечивает жизненное пространство для животных и насекомых, служащих кормовой базой для речной экосистемы; накапливает в водной среде множество мелких частиц растительного происхождения, играющих ключевую роль в формировании среды обитания; сохраняет качество придонных органических отложений и тем самым создает и поддерживает оптимальные экологические условия для рыб в пресной воде. Соблюдение этих требований к экологическим условиям в водоемах и прилегающих к ним растительных зонах определяет состояние всей экосистемы бассейна реки.

Водная среда обитания рыб в большой степени зависит от донных отложений, структуры русла реки, изменений в период стихийных природных явлений, когда водный поток может перемещать крупные фракции донных отложений по руслу реки. Конфигурация русла состоит из ряда компонентов – перекатов, заводей, ям, порогов, древесных завалов и валунов, формирующих структуру потока, скорость течения и глубину, что напрямую определяет пригодность того или иного участка реки для обитания рыб.

Лесозаготовки влияют на состояние русла реки, изменяя и характер самого потока, и структуру донных отложений, баланс которых полностью нарушается. Избыточное попадание в воду крупных масс грунта в результате оползней после вырубки леса в береговой полосе может изменить градиент русла и привести к образованию заводей. А понижение массы придонных отложений (например, при расчистке дна от крупных древесных фракций) нарушает гидрологическое разнообразие внутри водного потока. В результате может нарушиться многообразие мест обитания, что приведет к сокращению видового разнообразия водной экосистемы до ее полной трансформации, включая деградацию. И если сокращается пространство среды обитания рыб (происходит сокращение числа ям, заводей и глубоких проходов), то уменьшается численность рыб.

В результате исследования горных рек и ручьев (в горных массивах Кавказа, Карпат, Урала, Сибири) установлены нарушения почвенного покрова, деградация лесорастительных условий, ухудшение водно-физических и химических свойств лесных почв из-за снижения лесистости водосборов. Негативное влияние выборочных рубок с изъятием за один прием 45% запаса насаждений прослеживалось по многим показателям качества воды спустя четыре года после завершения рубок и через 14 лет. Несмотря на выявленные тенденции к восстановлению, этого времени явно недостаточно для полного восстановления нарушенных условий формирования качественного ручьевого стока: мутность воды в 4,5 раза превышала норму, а окисляемость воды была в два раза выше фоновых значений в контрольных ручьях.

Еще один негативный экологический фактор, возникающий при разработке лесосек, связан со строительством сети лесовозных дорог. Эрозионные процессы вдоль лесовозных дорог неизбежно приводят к повышению мутности воды в водотоках и заилению их придонных биотопов. Малые лесовозные дороги, соединенные с магистральной трассой, часто пересекают небольшие ручьи и реки или проходят вдоль склонов гор. В результате неоднократного пересечения рек и ручьев тяжелыми грузовиками (иногда и гусеничными транспортными средствами) неизбежно разрушаются ложи водоемов и ниже по течению начинается накопление избыточных осадков. Лесовозные дороги у подножия склонов гор вызывают эрозию и смывание верхнего слоя почвы в водоемы, особенно со склонов с уклоном более 30 градусов.

Что делать?

Снижение лесистости водосбора приводит к изменению объема и режима стока, химического состава воды, увеличению смыва в реки почвенно-грунтовых частиц с поверхностным стоком, заилению донных нерестилищ. С уменьшением облесенности берегов связано усиление их размывания. Во всех случаях происходит изменение температурного режима водоема, ухудшение условий питания и состояния кормовой базы рыб. Значительное отрицательное воздействие на рыб оказывает засорение русел водотоков порубочными остатками.

Последствия обезлесенья территорий (разорения лесов) сказываются на условиях воспроизводства рыб тем значительнее, чем меньше становится лесов, особенно в береговой зоне. Очевидно, что в прибрежной зоне, где проявляется прямой водный сток, усиливающий опасность склоновой эрозии, необходимо облесение, обеспечивающее хорошее водопоглощение. Леса на берегах рек выполняют преимущественно противоэрозионную функцию, являясь своеобразным фильтром и аккумулятором почвенных выносов. Но эти леса не могут выполнять все защитные функции по охране и регулированию вод. Не вызывает сомнения, что прибрежные леса выполняют разные защитные и охранные функции, в том числе рыбоохранные, а рубки по берегам рек или близ них могут привести к нарушению выполняемой лесными насаждениями нерестоохранной функции. Таким образом, значимость установления и закрепления в федеральном законодательстве понятия «нерестоохранные лесные полосы» неоспорима. Суть защитной функции этих полос, как и водоохранных и рыбоохранных зон, – это сохранение не только водных объектов, но и водных биологических ресурсов, включая виды ценных и особо ценных рыб, обитающих в них.

Нормативы, научно обосновывающие ширину нерестоохранных полос лесов в качестве категории защитных лесов, пока не разработаны, что связано с недостаточностью данных по этому вопросу. С научной точки зрения размер нерестоохранных лесных полос на водных объектах, имеющих особо ценное рыбохозяйственное значение (на основании утверждения категорий водных объектов в соответствии с рыбоохранным законодательством), следует принимать таким, чтобы обеспечивалось сохранение среды обитания водных биологических ресурсов. А протяженность и ширина нерестоохранных лесных полос может и должна устанавливаться на основании специальных исследований.

Однако сохранение защитных функций уже существующих нерестоохранных полос лесов нужно поддерживать до проведения указанных исследований и внесения изменений в законодательство. С этой целью необходимо сохранить площадь и конфигурацию существующих нерестоохранных полос лесов, для чего предлагается изложить критерии их выделения в проекте закона «О внесении изменений в Лесной кодекс Российской Федерации в части совершенствования регулирования использования, охраны, защиты, воспроизводства лесов и особо защитных участков лесов». Предлагается следующая редакция: «нерестоохранные полосы лесов (леса, расположенные по берегам рек, озер и других водных объектов, являющихся местами нереста промысловых видов рыб, примыкающие непосредственно к берегу водного объекта, а при безлесной пойме – к пойме водного объекта, в том числе леса, расположенные в границах рыбоохранных зон или рыбохозяйственных заповедных зон, установленных в соответствии с законодательством о рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов)».

Эта формулировка позволит сохранить существующую систему нерестоохранных полос лесов и одновременно синхронизировать требования лесного законодательства с законодательством о рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов. 

Текст: Всеволод Леман, Всероссийский НИИ рыбного хозяйства и океанографии
Константин Кобяков, Андрей Винников, WWF России
Фото: Е. Козлова, Д. Луговая

По материалам журнала «Устойчивое лесопользование»