Партнеры журнала:

За рубежом

25 лет FSC

Как все начиналось

В этом году исполняется 25 лет Лесному попечительскому совету (FSC): в августе 1994 года в мексиканском городе Оахака открылись двери первого офиса – Секретариата FSC, в котором были только три сотрудника. В 2003 году штаб-квартира переехала в Германию, в г. Бонн. Сегодня FSC имеет представительства по всему миру и вырос до организации со штатом 355 сотрудников в 50 офисах на пяти континентах.

Как начинался FSC, хорошо помнит его генеральный директор Ким Карстенсен. Примечательна и история создания логотипа организации – простого и понятного всем. Согласно исследованию, проведенному GlobeScan в 2017 году, узнаваемость логотипа FSC в мире составляет в среднем 50% (в России – 38%), из них 44% – хорошее понимание значения логотипа (в России – 42%).

Начало

Ким Карстенсен
Ким Карстенсен

Ким Карстенсен рассказывает: «Июнь 1992 года – месяц, который я никогда не забуду. Датский народ проголосовал против Маастрихтского договора с ЕС. Дания первый и единственный раз выиграла Чемпионат Европы по футболу. А я в составе делегации правительства Дании принял участие в Конференции ООН по окружающей среде и развитию в Рио-де-Жанейро. Эта конференция определила повестку дня в области устойчивого развития на многие годы и привела к заключению нескольких ключевых международных договоров. Однако тогда не смогли достичь обязательного соглашения об устойчивом управлении мировыми лесами, что стало большим разочарованием. Утрата тропических лесов была главной темой повестки, но правительствам не удалось принять действенных мер.

FSC не вырос из этой Конференции в Рио. Подготовка к его созданию началась несколько лет назад, но я уверен, что разочарование укрепило желание найти решения. Если правительства не желают решать проблему, должны были активизироваться другие силы. И FSC был четким ответом на проблему обезлесения, предлагая рыночное решение.

Честно говоря, когда я впервые услышал о FSC в 1994 году, я не верил, что он наберет обороты. Идея была блестящей, и я мог видеть, что она становится отличным инструментом для экологических и социальных НПО. Это дало им альтернативу бойкотированию, когда они проводили кампании против обезлесения, нарушений прав человека и т. п. Но я не верил, что FSC когда-нибудь станет ключевой движущей силой на основных рынках, и в течение многих лет это и не получалось.

В 1990-х годах я работал в WWF в Дании, и мы продвигали FSC в наших кампаниях. Но Дания не лесная страна, поэтому с годами мы переключились на другие вопросы. Я немного потерял FSC из виду – покупал сертифицированные продукты, когда мог, но не больше того. Только когда я подал заявку на должность генерального директора FSC в 2012 году, снова начал присматриваться. И каково же было мое удивление! За это время FSC стал главной силой с очень серьезными участниками, и по миру было сертифицировано уже 150 млн га лесов. Я обнаружил продукты с этикетками FSC почти на каждой полке в магазинах.

С 2012 года FSC продолжает расти. Мы стали самым надежным в мире решением для устойчивого лесопользования на планете. Наша 25-я годовщина предоставляет прекрасную возможность с гордостью вспомнить, чего мы достигли, и с нетерпением ждать новых задач, которые нам необходимо решить.

FSC создал совершенно новую парадигму вовлечения заинтересованных сторон в управление лесами. За счет системы принятия решений мы объединяем различные интересы: социальные, экологические и экономические. Это и есть ответственное лесоуправление. Это ядро FSC: никакая группа не может перевесить нигде в мире.

Часто для принятия решений требуется время. Но когда система работает, решения совета действительно демократичные и основательные, поскольку они учитывают мнения всех заинтересованных сторон.

За прошедшие годы многие нововведения FSC повлияли на управление лесами. Это влияние распространяется далеко за пределы FSC-сертифицированных территорий. Упомяну только два нововведения. Мы разработали концепцию лесов высокой природоохранной ценности, которая в настоящее время используется многими участниками, в том числе за пределами лесного сектора. Эта концепция способствует охране окружающей среды и предоставлению социальных льгот во многих областях, например, в производстве сельскохозяйственных товаров.

Контролируемая древесина стала фактически отраслевой нормой в лесном секторе. Теперь, когда введен более строгий стандарт контролируемой древесины, мы можем использовать его в качестве трамплина для того, чтобы сделать сертификацию FSC нормой.

Я горжусь, когда вижу исследования, показывающие, что уровень жизни работников и местных сообществ в FSC-сертифицированных лесах выше. Кроме того, рядом экологических исследований установлено, что в FSC-сертифицированных лесах почти всегда надежнее защищены виды, уязвимые экосистемы и лучше регулируется водный режим территории.

FSC многого добился за последние 25 лет. Но всегда есть куда расти. Мы видим этот потенциал в ряде областей. Так, мы разработали очень важные инструменты для сертификации мелких фермеров и сообществ, включая групповую сертификацию. Тем не менее все еще недостаточно сертифицированных мелких земле­владельцев и общин. Наш проект “Новые подходы к сертификации малых лесопользователей” (New Approaches to Smallholder Certification project) поможет разрабатывать и тестировать новые идеи, которые сделают FSC-сертификацию более привлекательной и достижимой для мелких фермеров и сообществ. Сейчас и в ближайшие годы это приоритет FSC.

Необходимо развивать сертификацию естественных лесов в тропиках. Многим тропическим лесам угрожают незаконные рубки и вырубка для расширения сельскохозяйственных плантаций. FSC не может самостоятельно решить эту проблему, но мы вместе с правительствами и партнерами разрабатываем разные решения, в частности, налоговые стимулы.

Подобные меры поощрения FSC-сертифицированных компаний за экологическую и социальную ответственность должны обеспечить игрокам рынка равные условия.

Отчасти благодаря нашему глобальному успеху и узнаваемости маркировки мы стали привлекать тех, кто заинтересован в продаже продуктов с логотипом FSC, но не готов к сертификации. Мы разработали программу “Целостность цепочки поставок” (‘Supply Chain Integrity’), чтобы выявлять неправильную маркировку или попытки мошенничества и противодействовать. Мы используем верификацию транзакций, технологии определения происхождения древесины и другие инструменты для укрепления нашей системы контроля с помощью инновационных решений. И наши усилия уже привели к приостановке действия нескольких сертификатов, например, на рынке древесного угля в Европе, где были обнаружены нарушения и мошенничество.

Мы также работаем над модернизацией и инновациями FSC в других областях, например, чтобы обеспечить признание сертификации FSC и ее применение для подтверждения влияния качества лесоуправления на климат. Мир не сможет разрешить климатический кризис без ответственного управления лесами, и у FSC есть инструменты для политиков, инвесторов и управляющих лесами, способные помочь.

Оглянувшись на 25-летнюю историю, FSC может гордиться, что, объединяя знания и инновационные инициативы, выработала мощный набор идей для усиления позитивного влияния на леса и людей. Первые годы могут стать трамплином для следующих 25 лет работы с гарантией, что леса будут всегда и для всех».

Рождение символа

Сегодня логотип FSC подтверждает, что приобретенный продукт сделан из древесины из ответственно управляемых лесов, где сохраняется биологическое разнообразие, а лесоуправление обеспечивает дополнительные социальные выгоды сообществам, которые зависят от леса.

С появлением логотипа FSC в виде дерева с галочкой связана целая история. Все началось в 1994 году, когда первые члены FSC осознали необходимость в логотипе, который потребители и производители могли бы легко идентифицировать с только формировавшейся миссией глобального лесного хозяйства: содействовать экологически устойчивому, социально выгодному и экономически эффективному управлению мировыми лесами.

Первый предложенный вариант – это несколько деревьев, отбрасывающих тень в виде карты мира. Идея была хорошая. Но! «Некоторые сочли такой символ сложным для понимания. Кроме того, из-за размера карта не включала некоторые части мира, и члены FSC раскритиковали ее по очевидным причинам», – комментирует Тим Синнотт, основатель и первый директор FSC. Нужна была более простая и эффективная эмблема.

В 1995 году разработать новый логотип поручили Тристаму Брэнскомб-Кенту, управлявшему успешным дизайнерским агентством в Великобритании. Создание, доработка и согласования логотипа заняли несколько месяцев. Было понятно: концепция должна мгновенно сказать потребителям, что продукт, который они собираются приобрести, происходит из ответственно управляемых лесов, и поддерживает миссию FSC. Задача оказалась непростая, поскольку эта концепция только приживалась в обществе, и некоторые «зеленые» заявления, которые начали появляться на этикетках товаров в начале 1990-х годов, были абсолютно неверными. «Потребители были просто не очень хорошо осведомлены об этичном выборе, и у них не было возможности узнать, кому можно доверять. Это было новшество, и нам нужно было создать очень простой и эффективный символ, чтобы успокоить их», – рассказывает Тим Синнотт.

Первые наброски обыгрывали множество вариантов. Дизайнер полагал, что ответственное лесное хозяйство должно включать мгновенно узнаваемые и очевидные образы: деревья. Среди них было «двуликое» дерево – одновременно лиственное и хвойное, с аббревиатурой FSC внизу. Другие варианты получились более смелые в силу абстрактной символики. Например, цифровая фотография дерева с минимальным разрешением, напоминавшая о наступлении века цифровых технологий.

Финальные версии логотипа представили правлению FSC, и в начале 1996 года был утвержден вариант дерева с галочкой – общепризнанным знаком одобрения. Сегодня, спустя 25 лет, понятно, что это правильный выбор.

Логотип официально представили на мероприятии в Лондоне 21 февраля 1996 года, а вскоре с его изображением был выпущен первый продукт – теперь легендарная кулинарная лопаточка Sainsbury. Так началась история значка, который говорит нам, как важно покупать продукты, которые помогают сохранить леса по всему миру для будущих поколений. 

Текст Юлия Бурнышева, FSC России