Русский Английский Немецкий Итальянский Финский Испанский Французский Польский Японский Китайский (упрощенный)

Партнеры журнала:

В центре внимания

Особенности лесного хозяйства на сельхозземлях

23 сентября 2020 года принято Постановление Правительства РФ №1509 «Об особенностях использования, охраны, защиты, воспроизводства лесов, расположенных на землях сельскохозяйственного назначения», которое осталось незамеченным широкой общественностью, но в перспективе почти наверняка изменит жизнь многих граждан России, проживающих на селе в лесной зоне.

За сухим и непонятным на первый взгляд названием постановления скрывается зарождение частных лесов в России и нового класса лесовладельцев. Иными словами, если вы с детства мечтали о собственном лесе, чтобы заботиться о нем всю жизнь и передать детям, то с этого дня государство предоставляет такую возможность.

А раньше нельзя было?

Нет, раньше такой возможности ни у частных лиц, ни у лесопромышленных или сельскохозяйственных компаний не было. Леса, если это насаждения, а не срубленные деревья, в нашей стране принадлежат государству, а земли, на которых они растут, относятся к государственному лесному фонду. Площадь таких лесов составляет более 1 млрд га. Есть еще земли, покрытые лесом, относящиеся к другим категориям, например, земли особо охраняемых природных территорий. Но все эти леса – собственность государства.

Еще одна категория земель по закону никакого отношения к лесу не имеет, однако по факту лес на них растет и неплохо себя чувствует. Это земли сельскохозяйственного назначения, заросшие лесом. Где-то отдельные сосенки наступают на поле, с каждым годом захватывая новые территории, где-то уже стоит густой, как щетка, березовый молодняк, через который не пройти, а иногда и вполне сформированный смешанный лес, которому несколько десятков лет. Все эти леса появились потому, что в свое время поля, использовавшиеся жителями села в качестве пашни или сенокоса, оказались заброшенными.

Зарастали поля в разное время и по разным причинам. В XX веке – из-за войн и других социальных потрясений. Последнее – это распад Советского Союза и жесткий экономический кризис, разыгравшийся после этого в России. Если за полем не ухаживать, то уже на следующий год оно зарастет травой, а через несколько лет его захватят деревья, «обрадовавшиеся» плодородной почве и отсутствию конкурентов. Год за годом поселяясь на не используемых человеком сельскохозяйственных землях, деревья захватили в России ни много ни мало 60 млн га – площадь, почти в полтора раза превышающую территорию Республики Коми.

В отличие от земель лесного фонда, земли сельскохозяйственного назначения могут принадлежать не только государству, но и гражданам и юридическим лицам. Однако деятельность частного владельца должна соответствовать целевому назначению земли: ведению сельского хозяйства. Зарастание сельскохозяйственных земель лесом ранее расценивалось как их нецелевое использование, за которое полагались штрафы и даже изъятие участков. Предписывалось очищать земли от деревьев, часто это приводило к пожарам, поскольку собственники самым простым и дешевым способом избавления от леса считали поджог. Зачастую выжигания на сельхозземлях становятся причинами крупных пожаров в лесу и сельских населенных пунктах.

Не жалко ли отдавать поля под лес?

Полей хватит всем. К концу 2030 года Минсельхоз планирует вовлечь в оборот не менее 12 млн га земель сельхозназначения. Многие эксперты полагают, что это слишком оптимистичные планы, поскольку практика показывает: если зарастающие лесом земли изымают у собственников или принуждают очистить их от леса, то земли остаются неиспользуемыми. Ведь сейчас уже нет нужды в больших сельскохозяйственных угодьях.

Современные технологии и способы ведения сельского хозяйства позволяют производить больше продукции с единицы площади, поэтому в первую очередь используются самые плодородные почвы. А земли Нечерноземья, северной части Центральной России, Северо-Запада и других регионов, где почвы малопригодны для ведения сельского хозяйства, но оптимальны для выращивания леса, останутся заброшенными.

Даже если оптимистичные планы реализуются и 10 млн из 60 млн га вернутся в сельскохозяйственный оборот, 50 млн га будут все так же зарастать лесом. Хотя в долгосрочной перспективе с такой площади можно ежегодно получать до 300 млн м3 древесины. (Для сравнения: сейчас лесной комплекс России ежегодно заготавливает около 200 млн м3.) При этом бонусом в страдающих от безработицы сельских районах может появиться до 100 тыс. новых рабочих мест.

Нужно ли выращивать лес на сельхозземлях?

Лесной комплекс современной России, как и СССР, нацелен на заготовку древесины в первозданных лесах, на так называемых малонарушенных лесных территориях. Эту модель, наверное, эксплуатировали бы до сих пор, но доступный лес кончился.

Освоение оставшихся первозданных лесов сопряжено с огромными инвестициями, а мировой рынок лесоматериалов требует соблюдения стандартов добровольных систем лесной сертификации, предписывающих сохранять первозданные леса как обеспечивающие сохранение биологического разнообразия и регулирование климата.

Получается, что для долгосрочного обеспечения предприятий сырьем лесному бизнесу придется обратиться к освоенным участкам, на которых после рубки вырос новый лес. А зарастающие лесом поля обычно расположены недалеко от населенных пунктов, где часто есть центры переработки древесины, а вокруг относительно разветвленная сеть дорог. В сочетании с благоприятными климатическими и почвенными условиями такие леса весьма привлекательны для инвестиций.

Но принятые в лесном хозяйстве долговременные инвестиции актуальны только при гарантии, что лес останется в пользовании компании не менее 80–120 лет – в течение так называемого оборота рубки. Между тем срок лесной аренды в России от пяти до 49 лет. К тому же не всегда арендный договор на новый срок заключается с тем же арендатором, даже если он заботливо ухаживал за лесом. В таких условиях лесной бизнес не станет вкладывать деньги в правильное лесное хозяйство и выращивать лес десятилетиями. И поэтому крупные лесопромышленники в России давно поднимают вопрос о частной собственности на леса, существующей во многих странах.

Однако быстрое введение частной собственности на леса может повлечь многочисленные проблемы и социальные конфликты на селе. В массовом сознании лес – это общее достояние. К тому же все помнят последствия приватизации начала девяностых годов.

А вот с лесом на сельскохозяйственных землях может быть по-другому. Его можно выращивать с нуля как сельскохозяйственную культуру, а в молодняках или средневозрастных насаждениях сразу проводить рубки ухода. Право собственности позволит владельцу делать долгосрочные вложения в участок, самостоятельно планировать лесохозяйственные мероприятия (лесовосстановление, уходы, финальную рубку) и рассчитывать на прибыль. Частные леса на сельхозземлях могут стать прообразом частной собственности на леса в России, своеобразным экспериментом для выработки подходов к новой модели.

История постановления

Несмотря на очевидные преимущества лесного хозяйства перед заброшенными лесами и привлекательность узаконивания частных лесов на сельхозземлях, путь к решению этого вопроса занял несколько лет. Еще в 2013 году президент РФ дал поручение правительству обеспечить внесение изменений в законодательство, предусматривающих определение «особенностей использования, охраны, защиты и воспроизводства лесов, расположенных на землях сельскохозяйственного назначения». После этого прошло пять лет, но изменений замечено не было. В начале 2018 года WWF России и Greenpeace обратились к президенту РФ и правительству РФ с просьбой решить эту проблему. В конце того же года в рамках исполнения поручения президента в Лесном кодексе появилась статья 123, устанавливающая правовую возможность для грамотного управления и использования лесов на сельхозземлях.

Однако ей по-прежнему противоречили другие нормативы, поэтому природоохранным организациям в ноябре 2019 года пришлось вновь обратиться к правительству. Затем президент поручил правительству до 30 апреля 2020 года «принять меры, направленные на установление особенностей использования, охраны, защиты и воспроизводства лесов, расположенных на землях сельскохозяйственного назначения, предусмотрев возможность осуществления на землях такой категории всех видов использования лесов без необходимости изменения формы собственности на земельные участки и изменения категории земель». Точку в решении вопроса поставило официально опубликованное 23 сентября 2020 года правительственное постановление №1509, разрешившее ведение лесного хозяйства, в том числе для заготовки древесины, на землях сельхозназначения.

Казалось бы, основным драйвером легитимизации ведения лесного хозяйства на сельхозземлях должен был стать лесной бизнес, заинтересованный в собственном «лесном огороде» рядом со своими предприятиями. Но наиболее заметную роль в привлечении общественного внимания к проблеме лесов и пожаров на сельхозземлях сыграли именно природоохранные организации. Чем объясняется такая активность «зеленых»?

Во-первых, ведение лесного хозяйства на сельхозземлях – это возможность получения дополнительного объема древесины для лесопромышленных предприятий не за счет первозданных и других экологически ценных лесов, а с помощью «лесного огорода». Новый источник сырья позволил бы сохранить экологически ценные участки леса, которые в противном случае уничтожаются в результате «одноразового лесопользования».

Во-вторых, это снижение рисков пожаров в лесах на заброшенных сельхозземлях и сельхозземлях вообще. Владельцы таких участков будут заинтересованы не в уничтожении, а в эффективной охране от пожаров своего леса, который из обузы превращается в капитал.

В-третьих, это обеспечение занятости сельских жителей, возможности трудоустройства которых обычно весьма ограничены.

Есть ли недостатки у постановления?

Да, безусловно, они есть. К примеру, в документе не прописаны ограничения на использование лесов на сельхозземлях вокруг населенных пунктов, к которым примыкают эти леса. Потенциально такая ситуация может привести к острым конфликтам новоиспеченных владельцев этих лесов с местными жителями. Необходимо установить режим и ограничения рубок близ населенных пунктов.

По-прежнему не устранен ряд противоречий постановления с Земельным кодексом РФ, что может вызвать неопределенность в работе с лесами на сельхозземлях.

Не проработаны вопросы учета древесины, заготовленной на землях сельскохозяйственного назначения. В постановлении говорится о внесении объемов в систему ЛесЕГАИС, но, с учетом масштабов, непонятно, как это будет осуществляться на практике.

Все недоработки нового постановления можно устранить, они не умаляют его значения.

Что дальше?

После доработки документ должен заработать в полную силу, тогда сформируется новый рынок и новые правила игры в лесном секторе. Руководство одной крупной лесопромышленной компании на Северо-Западе уже открыто проявляет интерес к ведению лесного хозяйства на сельхозземлях и заявляет о своих планах. Вероятно, в скором времени в стране начнут скупать заброшенные сельхозземли. Компании станут собственниками участков леса разного возраста и породного состава, и по каждому придется принимать отдельные хозяйственные решения.

На землях государственного лесного фонда арендаторы не могут самостоятельно распоряжаться – все решения регламентируются требованиями органов управления лесами, которые зачастую никак не связаны с экономикой предприятия. Принятие постановления в корне меняет подход к управлению лесом, но только на сельхозземлях. Фактически государство передало право принятия решений собственникам таких земельных участков.

Большие возможности – это всегда большая ответственность: охрана леса от пожаров, защита от болезней и вредителей, которые могут нанести ущерб соседним лесам. Кроме того, работникам лесопромышленных предприятий и частным лесовладельцам потребуются совершенно новые компетенции по планированию и ведению лесного хозяйства. Вероятно, появится спрос на квалифицированных специалистов, который, в свою очередь, поможет возродить профессиональное лесное образование. И опытным игрокам лесного рынка, и новоиспеченным собственникам предстоит решить немало задач. 

Текст Андрей Щеголев, директор Лесной программы WWF России
Фото Константин Кобяков, WWF России