Русский Английский Немецкий Итальянский Финский Испанский Французский Польский Японский Китайский (упрощенный)

Партнеры журнала:

В центре внимания

Декриминализация российской лесной отрасли

План правительства

Осень 2020 года оказалась богатой на различные законотворческие инициативы, особенно в лесном секторе. Одной из них стал утвержденный правительством России план мероприятий по декриминализации и развитию лесного комплекса.

План по декриминализации лесной отрасли был разработан правительством по итогам сентябрьского совещания у президента России. Довольно резко высказавшись о высоком уровне криминализации лесного сектора, Владимир Путин поручил не только пересмотреть подходы к работе таможни, запустить федеральную информационную систему лесного комплекса, но и запретить вывоз из страны необработанных лесоматериалов из хвойных и ценных лиственных пород. Запрет на вывоз кругляка в Китай и его последствия взбудоражил общественность, но широкие дискуссии поутихли и пришло время спокойно рассмотреть комплекс мер, предлагаемых для борьбы с лесной коррупцией.

Как заявляли в правительстве, план по декриминализации стоит на трех китах: нормативно-правовом регулировании, цифровизации и усилении контроля. Очевидным итогом его реализации должно стать снижении уровня коррупции в лесном секторе. Реализовать основные положения, по заверениям правительства, планируется уже к концу 2021 года. К слову, постоянно ссылаться на чьи-либо заверения и высказывания приходится потому, что правительство так и не выложило план в открытом доступе, документ стал достоянием общественности лишь благодаря публикации в открытых источниках, хорошо известных в экспертных кругах.

Заглянем в эту дорожную карту, чтобы понять, что ждет лесную индустрию в ближайшем будущем.

Рис. 1. Схема плана мероприятий по декриминализации и развитию лесного комплекса
Рис. 1. Схема плана мероприятий по декриминализации и развитию лесного комплекса

Структура плана

План предусматривает 46 мероприятий, разделенных на четыре категории: нормативно-правовые, организационные, контрольные и технологические.

Нормативно-правовые мероприятия – предложения по совершенствованию законодательства.

Организационные мероприятия – пересмотр стратегии развития лесного комплекса, спутниковый мониторинг, таксация лесов, оснащение техникой и т. д.

Контрольные мероприятия – усиление контроля, межведомственные проверки, проверки выполнения проекта освоения лесов, работа с таможенными пунктами пропуска, ж/д. тупиками и т. д.

Технологические мероприятия – интеграция ЕГАИС с другими информационными системами, создание цепочки поставок в ЕГАИС перекрестные проверки и сопоставление данных разных ведомств, создание единой информационной системы лесного комплекса.

Часть первая и главная: нормативно-правовая

Очевидно, что наибольший интерес вызывают предложения по совершенствованию законодательства, которым посвящены лишь 24 пункта плана, или 52% всех запланированных мероприятий. По возможному влиянию на борьбу с незаконной заготовкой древесины предлагаемые мероприятия можно разделить на три группы:

  1. Имеющее прямое отношение к борьбе с незаконными рубками (13 пунктов).
  2. Имеющие косвенное отношение к борьбе с незаконными рубками (шесть пунктов).
  3. Не имеющие отношения к борьбе с незаконными рубками (пять пунктов).

Все эти мероприятия также можно классифицировать по сферам, которые они регулируют.

Мероприятия по контролю экспорта незаконно заготовленной древесины

Это самая большая категория мероприятий, представленных в плане, ей посвящены пять пунктов (табл. 1).

Таблица 1. Мероприятия в сфере контроля экспорта незаконно заготовленной древесины
Таблица 1. Мероприятия в сфере контроля экспорта незаконно заготовленной древесины

Пункт 18

Мероприятия, предусмотренные в этом пункте, характеризуются наибольшим потенциалом влияния на незаконные рубки. В настоящий момент учет лесоматериалов в лесном хозяйстве и при обороте древесины производится в соответствии с классификатором товаров ОКПД 2, а при экспорте древесины учет производится в соответствии с классификатором товаров ТН ВЭД. Из-за несоответствия этих классификаторов прямое сравнение таможенных данных и данных о заготовке и обороте древесины затруднительно и возможно только в оценочной форме. Предлагаемые мероприятия позволят решить эту проблему и обеспечить прямое сравнение таможенных и лесохозяйственных данных. Однако это достижимо только при создании системы обмена информацией в области лесных отношений между таможенными органами и органами власти (это предусмотрено в т. ч. пунктами 15 и 1) и контроля заготовки древесины, то есть сравнения данных о заготовленной древесине и данных лесоустройства в части определения максимально возможного выхода тех или иных сортиментов.

Рис. 2. Схема мероприятий, оказывающих непосредственное влияние на борьбу с незаконными рубками
Рис. 2. Схема мероприятий, оказывающих непосредственное влияние на борьбу с незаконными рубками

Очевидное завышение доли выхода деловых сортиментов в одном из отчетов об использовании лесов (рис. 3) могло быть вызвано заготовкой неучтенной древесины, например, если на лесосеке были срублены деревья, не отведенные в рубку (так называемые перерубы). При этом низкокачественные части стволов бросаются на лесосеке или складе, а их место занимает деловая древесина высокого качества. Либо лесозаготовитель использовал свои документы, для того чтобы легализовать незаконно полученную древесину, которая была заготовлена в другом месте или приобретена им. В обоих случаях лесозаготовителю необходимо показать высокую долю выхода деловой древесины, чтобы иметь право на ее отчуждение.

Рис. 3. Завышение выхода деловой древесины при проведении рубки ухода: 92% по ясеню и 99% по дубу
Рис. 3. Завышение выхода деловой древесины при проведении рубки ухода: 92% по ясеню и 99% по дубу

Без решения этой проблемы мероприятия, направленные на контроль экспорта, не предотвратят незаконную заготовку древесины, даже если ЕГАИС гарантирует стопроцентный контроль цепочек поставок от лесосеки до пункта пропуска. Незаконно заготовленная древесина легализуется (получает документальное прикрытие) еще на стадии внесения данных о лесозаготовках в ЕГАИС. Недобросовестные лесопользователи могут вписывать в отчеты об использовании лесов любые цифры – при нынешней системе лесопользования фактический контроль заготовок отсутствует. Известны случаи, когда лесопользователи сдавали отчеты об использовании лесов и проведении рубки, не занимаясь фактической заготовкой древесины. Подобные не обеспеченные древесиной отчеты, внесенные в ЕГАИС, создают в системе документы, дающие право на отчуждение и экспорт определенного объема древесины, то есть могут быть использованы для введения в оборот незаконно заготовленной древесины.

Пункт 15

Регистрация таможенной декларации и выпуск товаров группы 44 (древесины и изделия из нее) запрещаются, если экспортируемая древесина и ее маркировка не соответствует данным о сделках, содержащихся в ЕГАИС. Мероприятия, предлагаемые в этом пункте, при гармонизации данных ТН ВЭД и ОКПД 2 (см. п. 18) позволят сравнивать информацию из двух независимых источников.

Следующим логическим шагом после гармонизации данных должна стать разработка балансовой системы учета древесины. В такой системе каждый субъект, осуществляющий сделки с древесиной и ее экспорт, должен иметь свой счет древесины. Счет пополняется при внесении в ЕГАИС или ЕГИС ЛК сведений о заготовленной древесине, а также при приобретении древесины у других субъектов. При отчуждении или экспорте древесины счет уменьшается.

Если в такой системе будет автоматически подводиться баланс древесины по породам и сортиментам, таможенные органы смогут использовать эту информацию для одобрения или отклонения регистрации таможенной декларации.

Пункт 6

Запрет неполного декларирования при экспорте древесины есть логичное продолжение Постановления Правительства РФ от 21 мая 2020 №721, отменяющего временное таможенное декларирование при экспорте товаров группы 44 ТН ВЭД (древесина и изделия из нее). По мнению разработчиков постановления, недобросовестные экспортеры могли использовать временные декларации, для того чтобы экспортировать незаконно заготовленную древесину. При этом трудно представить, что большие объемы незаконно заготовленной древесины могли пересекать границу, поскольку в пунктах пропусках ведется учет всех случаев вывоза товаров даже по временным декларациям. Так что объем незаконно заготовленной древесины, который мог быть переправлен через границу таким образом, вероятно, находится в пределах погрешности. То же касается и отмены неполного декларирования.

Кроме того, этот пункт не решает проблему манипуляции данными отчетов об использовании лесов, когда почти свободно могут создаваться документы, дающие право на экспорт древесины.

Пункты 16 и 17

Эти пункты отчасти дублируют друг друга, поэтому их целесообразно рассматривать вместе.

Пункт 16 содержит два предложения: разделение учета лесоматериалов по их влажности и введение заградительной пошлины для лесоматериалов естественной влажности и круглых лесоматериалов.

Пункт 17 содержит предложение о запрете экспорта необработанных и грубо обработанных лесоматериалов хвойных и ценных лиственных пород.

Оба пункта, вероятно, основаны на предположении, что незаконно заготовленная древесина попадает в оборот и экспортируется только в необработанном виде или после грубой обработки. В свою очередь, это предположение основано на еще одном: незаконная заготовка осуществляется в основном «черными лесорубами», то есть группами лиц, которые осуществляют деятельность без разрешительных документов и имеют ограниченные возможности по переработке древесины. Вероятно, по мнению авторов этих предложений, невозможность экспорта необработанной или грубо обработанной древесины лишит «черных лесорубов» спроса на единственный вид продукции, который они могут производить, и, следовательно, искоренит незаконные рубки.

В реальности большую часть незаконных рубок осуществляют официальные лесопользователи, использующие декларативный характер системы, для того чтобы легализовать незаконно заготовленную древесину. Это подтверждает пример Дальнего Востока, где после внесения дуба монгольского и ясеня маньчжурского в список СИТЕС общий объем экспорта этих пород не снизился (как должно было бы произойти, если бы незаконные рубки осуществляли исключительно «черные лесорубы»), зато официальные лесопользователи резко увеличили декларирование рубок дуба и ясеня, поскольку для экспорта этих пород стали требовать документы, подтверждающие законность заготовки. Кроме того, следует отметить, что подавляющая часть экспорта лесоматериалов из этих пород приходится на пиломатериалы, на которые не распространяется действие пунктов 16 и 17.

Таким образом, мероприятия, предусмотренные этими пунктами, не окажут сколько-нибудь значительного влияния на незаконную заготовку древесины, однако нанесут урон малому и среднему бизнесу и будут способствовать перераспределению лесных участков в пользу крупных лесных холдингов.

Мероприятия по контролю заготовки древесины

Список предусмотренных мероприятий содержится в пунктах 2, 5 и 8 плана (табл. 2).

Таблица 2. Мероприятия, контролирующие заготовку древесины
Таблица 2. Мероприятия, контролирующие заготовку древесины

Пункт 2

Введение законодательного запрета на нахождение лиц с лесозаготовительной техникой и лесовозами в лесу без правоустанавливающих документов на осуществление рубок лесных насаждений также основано на предположении, что главный источник незаконно заготовленной древесины – «черные лесорубы». В то время как факты свидетельствуют о том, что большую часть незаконно заготовленной древесины обеспечивают официальные арендаторы, имеющие разрешение на рубку лесных насаждений. Следовательно, этот запрет крайне незначительно повлияет на ситуацию.

Кроме того, даже если бы основной проблемой были «черные лесорубы», не имеющие разрешения на заготовку древесины, их придется поймать с поличным, чтобы уличить в нарушении запрета. Это трудновыполнимая задача, поскольку состояние лесной охраны неудовлетворительное, а «черные лесорубы» действуют скрытно, как правило, поздно вечером и ночью, используют различные предупреждающие сигналы, например выставляют на дорогах «часовых», изображающих, скажем, поломку автомобиля.

Пункт 5

Возможность конфискации орудий преступлений (лесовозной и лесозаготовительной техники), принадлежащих третьим лицам, несомненно, действенная мера в отношении выявленных незаконных рубок. Вместе с тем стоит признать, что ее введение не сможет решить проблему незаконных рубок, так как очень мало «черных лесорубов» удается поймать с поличным.

Пункт 8

Введение обязательного оснащения лесозаготовительной и лесовозной техники арендаторов техническими средствами ГЛОНАСС из всех предлагаемых мероприятий по контролю заготовки древесины характеризуется наибольшим потенциалом влияния на незаконные рубки. Ведь незаконно заготовленная (неучтенная) древесина попадает на рынок в основном от официальных арендаторов.

В зоне выборочного лесного хозяйства, где преобладают выборочные рубки, самой распространенной практикой являются перерубы, то есть проведении рубок с более высокой интенсивностью, чем предусмотрено законодательством. Обнаружить перерубы трудно прежде всего потому, что площадь выборочных рубок может достигать 50 га. Интенсивность рубки по площади лесосеки неодинаковая, и, для того чтобы визуально оценить ее, нужно пройти всю лесосеку, а чтобы достоверно установить переруб, необходимо провести сплошной перечет по пням. К клеймению деревьев при выборочных рубках не предъявляются никакие требования, заготовка не отведенных в рубку деревьев может осуществляться свободно; на пне незаконно заготовленного дерева делается затеска, после чего его не отличить от официально назначенного в рубку дерева. Наконец, отслеживать перерубы мешает низкая мотивация и загруженность бумажной работой работников лесничеств.

Все это позволяют недобросовестным арендаторам производить рубки древесины сверх разрешенного объема. Низкокачественные и дровяные сортименты оставляются на лесосеке, а их место занимают деловые высококачественные части стволов незаконно заготовленных деревьев, как описано в пункте 18.

В зоне сплошнолесосечного хозяйства причиной появления неучтенной древесины в обороте является систематическое занижение запасов насаждений в лесоустроительных данных. Например, в соответствии с таксационным описанием запас ликвидной древесины насаждения 200 м3, при этом в натуре при отводе лесосеки может быть установлено, что этот запас составляет 240 м3. Так как в текущей системе лесоуправления фактический контроль заготовки древесины не предусмотрен в принципе (декларативный характер), арендаторы заготавливают больший объем (в приведенном примере 240 м3), после чего отбирают только ценные сортименты излишков запаса, а соответствующий объем низкосортной и дровяной древесины бросают, с тем чтобы общий объем вывозки был 200 м3 или меньше.

Следует отметить, что так вынуждены поступать и добросовестные арендаторы, поскольку механизм принятия акта несоответствия таксационных характеристик натуре фактически невыполним и требует остановки деятельности арендатора. Более того, во многих лесничествах арендаторов почти обязывают подгонять лесные декларации и отчеты об использовании лесов к данным лесоустройства. То есть применительно к приведенному примеру при фактическом объеме рубке 240 м3 по бумагам арендатор заготовил бы только 200 м3.

Таким образом оснащение лесной техники техническими средствами ГЛОНАСС не сможет полностью решить проблему возникновения незаконно заготовленной и неучтенной древесины, однако предотвратит незаконные рубки, которые производятся вне официальных лесосек.

Мероприятия по совершенствованию ЛесЕГАИС

Мероприятия этой категории приведены в пунктах 1 и 4 плана (табл. 3).

Таблица 3. Мероприятия по совершенствованию ЛесЕГАИС для контроля заготовки древесины
Таблица 3. Мероприятия по совершенствованию ЛесЕГАИС для контроля заготовки древесины

Пункт 1

Предусматривается ряд улучшений системы ЕГАИС. Все мероприятия, кроме первого, хотя и подаются как улучшения в результате создания системы ФГИС ЛК, фактически могут быть реализованы и на основе системы ЕГАИС.

1. Создание на базе ЛесЕГАИС Федеральной государственной информационной системы лесного комплекса предполагает объединение системы ЕГАИС с другими отраслевыми информационными системами, которое позволит не только агрегировать информацию о заготовке и сделках с древесиной, но и получать при этом лесоустроительную информацию (и, вероятно, сопоставлять данные ЕГАИС и данные лесоустройства).

2. Обеспечение прослеживаемости древесины от стадии рубки лесных насаждений до получения продукции переработки древесины и ее вывоза за пределы Российской Федерации сопряжено с некоторыми техническими сложностями. Например, если в одном месте складируются несколько партий древесины, заготовленных на разных лесосеках, прослеживание определенной партии древесины до места переработки или экспорта затруднено, так как нельзя точно установить, древесина из ка кой партии или с какой лесосеки продолжила движение. После пересортировки, когда партии древесины фактически смешиваются, возможность дальнейшей прослеживаемости древесины и привязки ее к той или иной лесосеке исключается.

Вместо отслеживания цепочек поставок по отдельным партиям целесообразнее вести баланс древесины на уровне каждого субъекта лесных отношений, осуществляющих сделки с ней (подробнее см. пункт 15).

3. Цифровизация документооборота (ЛД, ОИЛ, сопроводительный документ), несомненно, правильное решение, поскольку делает возможной агрегацию данных в машиночитаемом виде, а следовательно их анализ. Фактически без цифровизации любая информационная система представляет собой просто архив, в котором аккумулируется информация (ЕГАИС в настоящий момент является именно архивной системой, в которой отсутствует серьезный аналитический блок). Автоматический анализ данных на предмет выявлений признаков нарушений лесного законодательства или примешивания незаконно заготовленной древесины в таком случае осложнен или невозможен.

4. Блокировка оформления сопроводительных документов и совершения сделок с древесиной, в том числе с целью вывоза за пределы Российской Федерации, в случае выявления недостоверной информации о месте и объеме заготовки древесины, ее видовом и сортиментном составе, призвана недопустить примешивание незаконно заготовленной древесины при заготовке или сделках. В первом случае информация в сопроводительном документе сравнивается с данными лесной декларации, и если суммарный объем всех партий, отправленных с лесосеки А, превышает объем заготовки на лесосеке А, указанный в лесной декларации, система ЕГАИС блокирует выпуск сопроводительных документов на новую партию древесины.

5. Как указано в пункте 18, основной тип примешивания незаконно заготовленной и неучтенной древесины – это замена официально разрешенной к заготовке низкокачественной древесины (верхние части стволов деревьев или части стволов с пороками древесины) более качественными сортиментами, получаемыми из стволов, заготовленных сверх разрешенного объема. При этом в сопроводительных документах общий объем транспортировки не будет превышать объем, указанный в лесной декларации, даже если фактически древесины будет заготовлено в два раза больше. Использование такого типа примешивания незаконно заготовленной и неучтенной древесины возможно, поскольку в лесных декларациях приводится так называемый ликвидный объем древесины, то есть объем деловой и дровяной древесины, но не указывается, какая часть этого объема должна быть представлена деловой древесиной, а какая дровяной. Таким образом, лесопользователь может продолжать перерубы, ведь в отчете об использовании лесов он должен указать лишь фактически вывезенный объем деловой древесины. На лесосеках, где происходят перерубы, завышается доля деловой древесины в общем ликвидном объеме заготовки. Некоторые лесопользователи указывают в отчетах, что 95–100% разрешенного объема заготовки (даже по ценным твердолиственным породам) составляла деловая древесина.

Обмен данными с органами власти и создание отдельного блока для Федеральной таможенной службы (ФТС) России предполагает сбор информации о древесине из независимых источников, таких как таможенные базы данных, а также предоставление информации о сделках с древесиной другим ведомствам, которые могут быть в ней заинтересованы: правоохранительным органам, ФНС России, Росреестру, Минтрансу России, ФТС России, Ространснадзору.

Отдельно упоминается система обмена информации с таможенной службой. В настоящий момент говорится лишь о передаче данных из ЕГАИС/ФГИС ЛК в распоряжение ФТС, но не наоборот. В комментарии к пункту 15 поясняется, почему для подведения общего баланса древесины важны данные ФТС об экспорте древесины, без которых невозможно понять, какой объем древесины покинул пределы России.

6. В текущей логике развития системы ЛесЕГАИС баланс древесины (приход и расход) предполагается подводить для каждого отдельно взятого пункта приема древесины. Такая практика довольно сложная не только с точки зрения оперирования системой (огромный массив данных), но и значительно усложняет положение бизнеса, который вынужден будет отчитываться о каждом шаге. Вероятно, упор на пункты приема древесины вызван предположением, что незаконно заготовленная и неучтенная древесина примешивается именно в этих узлах цепочки поставок. Однако, как показано выше, это происходит еще на стадии заготовки древесины, поэтому анализ прихода и расхода древесины в каждом узле не решит основную проблему, а только увеличит нагрузку на систему.

Пункт 4

Идентификация в системе ЕГАИС с помощью Единой системы идентификации и аутентификации (ЕСИА) чисто техническая операция, не имеющая непосредственного отношения к контролю заготовки древесины и незаконных рубок. Однако, следует отметить, что при проведении этого мероприятия возникнут технические трудности. Использование ЕСИА требует наличия интернет-соединения, при этом оформление сопроводительных документов в цифровом виде, которое предусмотрено пунктом 1, предполагается осуществлять непосредственно в месте погрузки древесины на транспортное средство. А на большей части лесного фонда, где осуществляется заготовка древесины, интернет-соединение отсутствует, то идентификация невозможна без изменения ЕСИА.

Мероприятия по расследованию незаконных рубок

Эта категория мероприятий представлена в пунктах 7 и 9 (табл. 5).

Таблица 5. Мероприятия по расследованию незаконных рубок
Таблица 5. Мероприятия по расследованию незаконных рубок

Пункт 7

Совершенствование порядка, регулирующего распоряжение изъятой из оборота незаконно заготовленной древесины, ее перемещение (вывоз), транспортировку и хранение, не повлияет на ситуацию с незаконными рубками.

Пункт 9

Утверждение порядка расчета стоимости незаконно заготовленной древесины в целях квалификации преступлений, предусмотренных статьей 191.1 Уголовного кодекса Российской Федерации, то есть приобретения, хранения, перевозки, переработки в целях сбыта или сбыта заведомо незаконно заготовленной древесины существенно не изменит общую ситуацию с незаконными рубками, поскольку бóльшая часть объема незаконно заготовленной древесины имеет документальное прикрытие (см. комментарии к пунктам 18 и 8).

Более того, для его применения нужно не только установить местоположение незаконно заготовленной древесины, но и доказать, что лица, которые осуществляли операции с ней, были осведомлены о ее незаконном статусе. А это, как представляется гораздо сложнее, чем поймать «черных лесорубов» с поличным.

Мероприятия в сфере охраны и надзора

Эти мероприятия представлены в пункте 19 (табл. 6).

Таблица 6. Мероприятия в сфере охраны и надзора
Таблица 6. Мероприятия в сфере охраны и надзора

Пункт 19

Предусматривается ряд нововведений:

  • закрепление полномочий по федеральному государственному лесному надзору с введением должности главного федерального государственного лесного инспектора по субъекту Российской Федерации;
  • уточнение объема переданных полномочий Российской Федерации в области лесных отношений;
  • создание правового института административного обследования лесных участков;
  • распространения федерального государственного лесного надзора на отношения в сфере транспортировки, хранения и переработки древесины;
  • закрепления лесной охраны в качестве самостоятельного института, включая патрулирование лесов;

Эти новшества расширяют полномочия в сфере охраны и надзора, в том числе позволяют проводить проверки лесосек, на которых ведется заготовка древесины, тогда как в настоящее время проверка лесосек возможна только при наличии оснований (например, обращения в орган власти). Создаются условия для контроля официальных лесосек, что при выработке сбалансированного подхода к осмотру мест заготовки древесины может значительно уменьшить число перерубов.

Что в итоге?

Наибольшее влияние на решение проблемы незаконных рубок могут оказать совершенствование системы ЕГАИС (создание ФГИС ЛК) (пункт 1) и реформирование института охраны и надзора (пункт 19). В меньшей степени могут оказать влияние на решение проблемы незаконных рубок: гармонизация классификаторов ТН ВЭД и ОКПД 2 (пункт 15); запрет экспорта партии древесины, если сведения таможенной декларации не соответствуют данным о ЕГАИС (пункт 18), а также оснащение лесной техники техническими средствами ГЛОНАСС (пункт 8). Остальные пункты нормативно-правового, то есть основного, блока плана характеризуются низким уровнем влияния на проблему незаконных рубок или нулевым.

Из предложений нормативно-правового блока следует выделить три и обратить внимание на нюансы, связанные с эффективной реализацией предлагаемых мероприятий.

1. Создание балансовой системы потоков древесины, позволяющей вести учет древесины («приход» и «расход») на уровне субъектов, осуществляющих сделки с древесиной. Баланс необходимо вести в разрезе пород, отдельно по сортиментам разного качества и назначения. При пополнении баланса в результате заготовки древесины необходимо создать защитный механизм, не позволяющий увеличивать долю деловой древесины в общем объеме рубок, предусмотрев внесение в лесные декларации сведений об объемах деловой и дровяной древесины. Без этой меры арендаторы могут увеличивать объемы деловой древесины, указываемые в отчетах об использовании лесов, и тем самым создавать в системе ЕГАИС документы, позволяющие легализовать незаконно заготовленную и неучтенную древесину, которая в дальнейшем может отчуждаться и участвовать в обороте на «законных» основаниях. При уменьшении баланса древесины необходимо использовать перекрестные проверки с данными ФТС об объемах древесины, покинувших пределы России.

2. Отказ от ведения баланса по отдельным пунктам приема древесины. Этот анализ потребует больших вычислительных мощностей системы, но при этом не решит проблему легализации незаконно заготовленной и неучтенной древесины. Кроме того, требование вести баланса по каждому узлу цепочек поставок негативно скажется на добросовестных арендаторах, не ограничив при этом недобросовестных. Ведение балансов по отдельным субъектам, осуществляющих сделки с древесиной, является наиболее легким способом контроля.

3. Пересмотр подхода к составлению и утверждению актов несоответствия таксационных характеристик натуре. В настоящий момент система стимулирует как арендаторов, так и лесничества скрывать данные о фактической заготовке древесины, с тем чтобы данные о заготовке соответствовали данным лесоустройства и проектов освоения лесов. Более правильным решением было бы использование материалов отвода лесосек, утвержденных при участии лесничеств, как основного источника информации об объеме разрешенной заготовки древесины. Фактически это аналог лесорубочного билета, то есть элемента разрешительной системы лесопользования. При этом можно точнее, чем по данным лесоустройства, установить не только объемы по породам, но и соотношение сортиментов разного качества.

Вылечат ли новые средства лесную индустрию от криминальной хвори?

К удивлению многих скептиков, в плане декриминализации оказалось много нужных и долгожданных инициатив по развитию лесного комплекса, которые WWF и другие организации выдвигают давно. К примеру, WWF много лет выступает за открытость данных о лесах и цифровизацию лесного сектора, включенные в новый план. Создание Федеральной государственной информационной системы лесного комплекса – это действительно потенциально важный шаг к открытости лесных данных. Хотя, конечно, многое будет зависеть от реализации предложенного. Хочется верить в лучшее.

Поскольку план направлен в первую очередь на борьбу с коррупцией, а не на общее развитие отрасли, тут уже сложно оставаться оптимистом. По мнению многих экспертов, реализация плана не повлияет существенно на проблему незаконных рубок. Совершенствование системы ЕГАИС и частичное реформирование института охраны и надзора могут лишь помочь в решении этой проблемы, однако их недостаточно для искоренения коррупционных схем на системном уровне.

Более того, ряд инициатив может привести к монополизации лесоустройства, что усугубит и без того непростую ситуацию с качеством материалов лесоустройства как основы для принятия решений в управлении лесами. В целом потенциал монополизации лесной отрасли государством, скрывающийся в многочисленных пунктах нового плана, довольно высокий. И этот потенциал может стать причиной нового беспокойства, хотя за минувший 2020 год многие уже просто устали беспокоиться. Тем не менее не стоит забывать, что именно монополизация, независимо от сферы и исторической эпохи, наиболее благодатная почва для расцвета коррупции. Так что ставка на монополизацию в борьбе с нелегальными схемами в лесной отрасли – странное решение.

Также не может не настораживать решение о необходимости государственного финансирования строительства инфраструктуры для новых ЦБК в Сибири и на Дальнем Востоке. Ведь весь доступный (!) лес в этих регионах, да и в стране, уже вырублен. Если новые предприятия, созданные во исполнение плана, будут ориентироваться на освоение еще сохранившихся в этих регионах первозданных лесов – малонарушенных лесных территорий, такая поддержка государства будет способствовать скорейшему уничтожению этих лесов, столь важных для регулирования климата и сохранения биоразнообразия. В перспективе это лишь усугубит кризис в лесной отрасли, оставив без сырья новые предприятия.

При создании лесной инфраструктуры необходимо ориентироваться на леса, ранее пройденные рубками, где разветвленная сеть дорог (а не одноразовые дороги в первозданные леса) позволит вести лесное хозяйство постоянно, а не вырубить лес и забросить территорию. Важно понимать, что ЦБК строится на десятилетие, и вопрос лесообеспечения в этом случае ключевой. Инвестиции, тем более софинансирование государства возможны при этом, только если компания-инвестор продемонстрирует понятный план лесообеспечения, рассчитанный на период не короче оборота рубки и включающий весь лесохозяйственный цикл – от посадок, через рубки ухода как важнейший элемент цикла до финальной рубки.

Таким образом, вопрос лесовосстановления и строительства питомников в регионах должен быть увязан с последующими уходами за посаженным лесом. Государство, как собственник леса, должно быть заинтересовано в получении хозяйственно ценного леса, а не в лесовосстановлении на бумаге. Стимулирование ответственного лесного бизнеса к проведению рубок ухода, в том числе и в молодняках, софинансирование строительства дорожной инфраструктуры во вторичных лесах принесут ощутимый лесохозяйственный и экономический эффект в долгосрочной перспективе.

Резюмируя, надо отметить, что в план постарались включить много инициатив, в том числе перспективно эффективных при грамотной реализации, которые будут способствовать развитию отрасли. Однако, вероятно, по этой же причине, фокус плана оказался размытым и на меры, которые действительно могут препятствовать коррупции, места уже не осталось. Очевидно, что случаи нарушений в лесном секторе теперь будут выявлять все чаще и их публичное бичевание станет еще более яростным, и большие надежды будут возложены на новые инициативы, пусть и правильные, но по масштабу соизмеримые с небольшими пластырями-заплатками, которыми пытаются залатать огромную рану. Поможет ли это эффективно решить проблему коррупции, заготовки древесины нелегально или по «серым» схемам на системном уровне? Хочется оставаться оптимистами и верить в лучшее будущее, но времени на это уже почти нет. Экологически ценные первозданные леса в России исчезнут лет через восемьдесят, а кризис доступных лесных ресурсов уже накрыл почти все регионы. Декриминализация лесного сектора, как и многие другие первоочередные задачи по возвращению к нормальной жизни лесной индустрии, требует не набора разрозненных пилюль, а кардинальной комплексной терапии – глубоких системных решений. Без них пациент вряд ли выживет. 

Текст
Евгений Чувасов
Андрей Щеголев
Кристина Тугова
WWF России