Русский Английский Немецкий Итальянский Финский Испанский Французский Польский Японский Китайский (упрощенный)

Партнеры журнала:

Лесозаготовка

О незаконных рубках в России

Насколько серьезна проблема и может ли FSC снизить риски?

Несмотря на то что Россия относится к странам высокого риска незаконных рубок, точной оценки объемов и динамики незаконной заготовки древесины у нас не существует. Это вполне понятно, поскольку, во-первых, «черные лесорубы» не предоставляют отчетов о деятельности, а во-вторых, специалисты расходятся во мнении, какую древесину следует считать незаконной.

Является ли незаконной древесина, заготовленная без разрешительных документов? Конечно. А древесина, заготовленная с нарушением, например, техники безопасности и трудового законодательства? Если один из вальщиков был в обуви без металлической вставки на носке? Формально, согласно п. 16 постановления Пленума Верховного суда РФ от 18 октября 2012 года №21 «О применении судами законодательства об ответственности за нарушения в области охраны окружающей среды и природопользования», такая древесина должна быть признана незаконной. С позиции здравого смысла, тут, без сомнения, есть поле для дискуссии.

В большинстве случаев любые данные об объемах незаконных рубок (кроме подтвержденных случаев незаконной заготовки, когда «черных лесорубов» буквально поймали за руку и призвали к ответу) – это оценочная информация. Как правило, инструментальные, объективные, точные оценки объемов незаконных рубок просто невозможны.

Разгул «черных лесорубов»?

Тем не менее в конце 2018 – начале 2019 года в связи с выступлениями спикера Совета Федерации Федерального собрания Российской Федерации Валентины Матвиенко проведена работа под эгидой РАН по оценке объемов незаконных рубок, к которой были привлечены ведущие эксперты отрасли.

16 января 2019 года Совет Федерации рассмотрел ситуацию с незаконными рубками в России. С докладом по этой теме выступил член Совета Федерации Владимир Лебедев, бывший заместитель министра природных ресурсов и экологии Российской Федерации и руководитель Рослесхоза. Проект постановления «Об усилении контроля за оборотом древесины и противодействия ее незаконной заготовке» был подготовлен и представлен комитетом Совета Федерации по аграрно-продовольственной политике и природопользованию. В принятом постановлении приведены следующие данные: «Объемы незаконных рубок лесных насаждений, выявляемые органами государственной власти субъектов Российской Федерации, не превышают 2 млн м3 древесины, что составляет менее 1% от объема законного лесопользования… По оценкам международных организаций (IUFRO, UNEP), Международной организации уголовной полиции (Интерпол), общественных природоохранных объединений, объем незаконных рубок лесных насаждений составляет 20–25% от законного лесопользования. Расчеты ФГБУ ЦЭПЛ РАН с применением метода исчисления баланса рубки лесных насаждений и потребления древесины показали превышение объема древесины, использованной для переработки, экспорта и внутреннего потребления, над объемом законного лесопользования на 16%. Результаты прокурорских проверок свидетельствуют о том, что, несмотря на принимаемые уполномоченными федеральными и региональными органами государственной власти меры, состояние законности в сфере заготовки и реализации древесины остается неудовлетворительным...»

Примечательно, что данная оценка объемов незаконных рубок – 16% коррелирует с оценкой, полученной гораздо раньше, в 2014 году, при анализе данных за 2013 год в рамках международного проекта FLEGII под эгидой Всемирного банка. Тогда совершенно другая группа специалистов при сравнении производства и потребления древесины получила результат 13%. Тем не менее следует учесть, что, с одной стороны, оценки приводятся исходя из документированного объема потребления древесины, который явно занижен, с другой – согласно исследованиям неправительственных организаций, объемы незаконных рубок в некоторых регионах по отдельным, хозяйственно ценным породам существенно превышают 20%. По данным Рослесхоза, наиболее остра проблема нелегальных заготовок в Сибири. В 2019 году в Иркутской области, Красноярском и Забайкальском краях общий объем незаконных рубок превысил 650 тыс. м3.

Есть ли надежда?

Органы управления лесами тем не менее отмечают позитивную тенденцию, которая наметилась в борьбе с незаконными рубками. В 2019 году объем выявленных незаконных рубок снизился на 18% до 557,4 тыс. м3 (–24%), а вред, причиненный лесам, до 5,2 млрд руб. (–25%). Это связано как с усилением деятельности правоохранительных органов и органов управления лесами, общественных организаций, а также с продолжающимся увеличением лесных площадей, сертифицированных по стандартам добровольной лесной сертификации. Благодаря этому осуществляется дополнительный контроль выполнения всех требований законодательства, а арендаторы прилагают дополнительные усилия к пресечению деятельности «черных лесорубов» на арендованных участках. Получение сертификата FSC «черными лесорубами» вообще не представляется возможным, но, помимо этого, в системе осуществляется контроль соблюдения законодательства несертифицированными заготовителями, поставляющими древесину держателям сертификатов цепочки поставок с кодом контролируемой древесины, а это весьма значительные объемы. Соблюдение этих требований находится под строгим контролем органов по сертификации.

FSC России неизвестны случаи, когда явно незаконная древесина попала бы в цепочки поставок сертифицированных предприятий, хотя случаи незаконных рубок иногда выявляются, и на них немедленно реагируют.

Недооцененная лазейка, или без вины виноватые

По мнению сенатора В. Лебедева, «наибольшее распространение незаконные рубки лесных насаждений получили при проведении санитарно-оздоровительных мероприятий, в том числе рубок погибших и поврежденных лесных насаждений». В докладе Совета Федерации объем незаконных санитарных рубок оценивается в 7,5 млн м3. В чем проблема легальности санитарных рубок?

Санитарные рубки назначаются решением органов управления лесами и, как показывают результаты массовых проверок в 2019 году, в ряде случаев они назначаются необоснованно. В соответствии со ст. 60.6 Лесного кодекса Российской Федерации акты лесопатологических обследований публикуются на официальном сайте органа государственной власти. В течение 20 дней после опубликования они проходят проверку достоверности, то есть любой гражданин имеет право написать обращение в уполномоченный орган. Так, в прошлом году после проверок WWF органами управления лесами были признаны необоснованными и отменены около 75% актов лесопатологического обследования на общей площади около 5 тыс. га. Также WWF неоднократно выявлял необоснованные санитарные рубки на Северном Кавказе и Дальнем Востоке, по ним приняты соответствующие решения прокуратуры и других контролирующих органов. Учитывая, что примерно 12–15% объема промышленной заготовки древесины в России приходится именно на незаконные рубки, эта проблема, в прошлом недооцененная, весьма существенна.

Но всегда ли в незаконной санитарной рубке виноват арендатор? Очевидно, что нет. Зачастую арендатор является заложником ситуации, когда получает от органов управления лесами требование о проведении санитарной рубки. Нередки случаи, когда критерии назначения санитарных рубок спорны, и у специалистов нет единого мнения, нужно ли назначать санитарную рубку в таком насаждении. Одним из ярких примеров являются санитарные рубки в естественных, особенно малонарушенных, лесах. По определению в таких лесах бывает много сухостоя, на некоторых участках, особенно в бывших шелкопрядниках или в зоне ветровалов, валеж лежит в несколько накатов, образуя совершенно непроходимые участки. На этих участках можно легко найти как насекомых-вредителей, так и множество патогенов. С точки зрения лесопатолога, такие участки, без сомнения, должны быть отведены в санитарную рубку, с точки же зрения специалиста-биолога или эколога, эти участки представляют большую ценность для сохранения естественного биоразнообразия лесов.

FSC как механизм минимизации риска

Между тем в дополнение к общему контролю легальности лесопользования FSC вносит и конкретный вклад в минимизацию рисков, связанных с санитарными рубками. Например, принятая в 2016 году версия стандарта контролируемой древесины стала гораздо строже. Принятая в 2018 году новая Национальная оценка рисков в отношении контролируемой древесины для Российской Федерации содержит так называемые контрольные меры, в том числе обязательные, которые держатель сертификата обязан принимать для снижения рисков попадания нелегальной древесины в цепочки поставок FSC. В случае защитных лесов держатель сертификата перед покупкой древесины проводит многоэтапную проверку таких участков, в том числе проверяет лесные декларации и договоры купли-продажи, а также отсутствие ООПТ на картах. При поставке древесины от санитарных рубок держатель сертификата обязан проверить наличие утвержденных актов лесопатологических обследований участков заготовки на предмет соотношения объема деловой (дровяной) древесины, что ведет к следующему:

  • в случае сплошной санитарной рубки погибших или поврежденных лесных насаждений, если доля деловой древесины превышает 40% – к отказу от закупки;
  • в случае выборочной санитарной рубки поврежденных лесных насаждений, если доля деловой древесины превышает 20% – к отказу от закупки;
  • в случае уборки неликвидной древесины, если доля деловой древесины превышает 10% – к отказу от использования.

И только в случае рубки лесных насаждений, являющихся очагами вредных организмов, и в случае рубки аварийных деревьев допускается любое количество деловой древесины.

В целом можно констатировать, что, хотя нелегальные рубки пока распространены в России, система FSC является надежным, признанным в стране и в мире механизмом минимизации риска попадания нелегальной древесины в цепочки поставок. В России неизвестны случаи выявления в цепочках поставок сертифицированных предприятий нелегальной древесины. Сейчас стандарты FSC не требуют дополнительного контроля обоснованности отведения насаждений в санитарную рубку, но ситуация может измениться. В настоящее время FSC России и FSC International прилагают значительные усилия для оценки рисков, связанных с санитарными рубками, вопрос изучается, при необходимости будут приняты дополнительные меры по снижению этих рисков.

FSC России проводит исследование, для того чтобы проанализировать, как часто в FSC-сертифи­цированных лесах применяют санитарные рубки, оценить масштабы использования держателями сертификатов FSC древесины, полученной в ходе санитарных рубок, выявить лакуны в законодательстве и правоприменении, проконсультироваться с органами по сертификации, получить дополнительную информацию от полевых экспертов и, если необходимо, разработать механизмы, препятствующие попаданию древесины сомнительного происхождения в FSC-сертифицированные цепочки поставок.

Пока результаты исследования не получены, предприятиям, для которых этот вопрос актуален, например, заготавливающих значительные объемы древесины санитарными рубками, можно рекомендовать разработать и внедрить процедуры дополнительной оценки легальности с полевым контролем насаждений, назначенных в санитарную рубку, до проведения рубки или полностью отказаться от использования санитарных рубок и закупок древесины от санитарных рубок у сторонних поставщиков. 

Автор благодарит Андрея Щеголева и Константина Кобякова (WWF России) за важные комментарии, частично учтенные при подготовке статьи.

Текст Николай Шматков, директор FSC России