Русский Английский Немецкий Итальянский Финский Испанский Французский Польский Японский Китайский (упрощенный)

Партнеры журнала:

Лесное хозяйство

Сажать нельзя оставить

От хайпа к осознанному лесовосстановлению

«Лесопосадки – это не синоним охраны природы, это признание того, что сохранить природу не удалось», – писал британский ботаник и эколог Оливер Рэкхем в 1986 году. В последние годы посадки лесов и восстановление нарушенного хозяйственной деятельностью лесного покрова Земли стали особенно актуальны. В 2021 году началось объявленное ООН Десятилетие восстановления экосистем.

Человечество озабочено как пугающими темпами сокращения биоразнообразия, так и глобальным климатическим кризисом. Считается, что массовая посадка деревьев будет способствовать достижению глобальных целей по сдерживанию климатических изменений, адаптации к их негативным последствиям и предотвращению утраты биоразно­образия. Это понятное и объединяющее людей разных национальностей и рода занятий дело. Более того, Рамочная конвенция по изменению климата ООН предполагает, что увеличение лесопокрытой площади может помочь связать около четверти объема атмосферного углерода, необходимого для сдерживания глобальной температуры в рамках 1,5°C выше доиндустриального уровня. Для этого необходимо до 2030 года увеличивать площадь лесов на 24 млн га ежегодно.

Самой известной инициативой, пожалуй, стал Боннский вызов – глобальные усилия по восстановлению в мире 150 млн га деградированных и обезлесенных земель к 2020 году и 350 млн га к 2030 году. В 2011–2017 годах было заложено 150 млн га посадок. Сейчас больше 70 поручителей из 60 стран восстанавливают леса на 210 млн га деградированных и обезлесенных земель. Еще один пример – международная инициатива WWF, Bird Life International и Wildlife Conservation Society «Триллион деревьев» поставившая задачу увеличить площадь лесного покрова планеты и содействовать инициативам, направленным на широкомасштабное сохранение и восстановление лесов. Для этого предусмотрена и посадка деревьев. Один из партнеров WWF – Plant-for-the-Planet, который верит в лучшее будущее с триллионом новых деревьев, разработал и запустил счетчик посаженных деревьев: с 2011 года люди, поддерживающие эту организацию, посадили по всему миру 13,6 млрд деревьев.

Другие известные инициативы – Trees for the Future, Trees Forever, 10 Billion Tree Tsunami, Plant a Billion Trees, 8 Billion Trees, Trillion Tree Campaign, и это далеко не полный список.

Одной из главных целей принятого в конце 2019 года «Зеленого курса» (Green Deal) Евросоюза стало достижение углеродной (климатической) нейтральности к 2050 году. Оценка результатов запланирована на 2030 год. Вслед за Евросоюзом, в 2020 году о таком же намерении официально заявили Китай, Южная Корея, Канада, Бразилия, Казахстан и ряд других стран. В январе 2021 года президент США Д. Байден принял решение о коренном изменении климатической политики и возвращении к выполнению Парижского соглашения по климату.

Для реализации «Зеленого курса» в Евросоюзе уже приступили к выполнению планов по сокращению выбросов парниковых газов за счет повышения энергоэффективности, использованию возобновляемых источников энергии, реализации водородной и метановой стратегий, переходу на использование электротранспорта, цифровизации и т. д. Немалой составляющей может стать увеличение поглощения и накопления углерода в экосистемах за счет проектов, основанных на «природных решениях» (Nature Based Solutions) проблем: сохранении старовозрастных лесов, восстановлении болотных экосистем, посадке 3 млрд деревьев до 2030 года и др.

Снижение углеродного следа

Рис. 1. Плантации рядом с Сан-Паулу, Бразилия
Рис. 1. Плантации рядом с Сан-Паулу, Бразилия

В последнее время наблюдается всплеск интереса компаний-эмиттеров к использованию добровольных климатических кредитов от проектов в секторе ЗИЗЛХ (землепользование, изменения в землепользовании и лесное хозяйство), иначе говоря, офсетов (от англ. offset – взаимозачет). Предпочтение отдается проектам по лесовосстановлению и совершенствованию практик лесопользования.

Сделки на добровольном углеродном рынке в 2018 году побили семилетний рекорд, и, по данным Forest Trends, его объем оценивается в $295,7 млн. Рост на 264% обеспечил повышенный интерес к «природным решениям» по повышению устойчивости к последствиям изменения климата, вызвавшему увеличение офсетов, сгенерированных проектами в секторе ЗИЗЛХ.

За рубежом cпрос на такие проекты высокий и продолжает расти. К примеру, Amazon для достижения углеродной нейтральности к 2040 году выделил $100 млн на лесовосстановление и охрану торфяников по всему миру. Компания объявила свой первый проект на $10 млн по восстановлению и охране лесов на северо-востоке США в партнерстве с The Nature Conservancy. Microsoft заявил о развитии проектов в Северной и Южной Америке, в том числе на 24 тыс. га в Бразилии и на 8 тыс. га в Новой Англии. Эти проекты призваны внести вклад в «климатическую отрицательность» компании к 2030 году. Jet Blue объявила об использовании лесоклиматических офсетов, с тем чтобы стать первой в США углеродно-нейтральной авиакомпанией. Вскоре после этого Nestle обещала в течение 18 месяцев высадить минимум 3 млн деревьев в Мексике и Бразилии для достижения углеродной нейтральности к 2050 году. И это лишь небольшая часть примеров.

В России с 2013 года крупномасштабной посадкой лесов занимается «Татнефть». В Республике Татарстан ежегодно высаживается больше

Рис. 2. Традиционная плантация эвкалипта в Таиланде
Рис. 2. Традиционная плантация эвкалипта в Таиланде

1 млн деревьев. В 2013–2019 годах компания «Татнефть» посадила около 8 млн саженцев на 4,6 тыс. га, в основном в населенных пунктах, где расположены ее объекты, в том числе на прилегающих к ним территориях (например, вокруг бензозаправочных станций). О намерении достичь к 2050 году углеродной нейтральности заявила в 2019 году компания «Лукойл». Для этого планируется активно использовать проекты по лесовосстановлению.

В марте 2021 года было объявлено о старте большого научно-образовательного пилотного проекта по созданию в России карбоновых полигонов. Выбрано семь пилотных геостратегических регионов: Калининградская, Свердловская, Новосибирская, Тюменская, Сахалинская области, Краснодарский край и Чеченская Республика – для разработки методики измерения потоков основных парниковых газов (двуокиси углерода, метана, закиси азота и др.).

Ввиду климатической повестки и декарбонизации экономики каждая страна разрабатывает свою систему учета парниковых газов, и Россия заинтересована в собственном недискриминационном способе измерения их баланса. Планируется создать несколько десятков карбоновых полигонов по всей стране. При каждом полигоне будет создана «карбоновая ферма» по выращиванию специальных лесов для поглощения парниковых газов.

Финансовую поддержку проекту оказывают в основном компании энергетического сектора. Хотя, по мнению некоторых экспертов, к 2030 году эта инициатива приобретет масштабы индустрии, проект остается исследовательским, поскольку значительный рост спроса на углеродные единицы, производимые «карбоновыми фермами», маловероятен.

Массовые посадки: добро или зло?

Рис. 3. Восстановление лесных ландшафтов и сохранение защитных функций лесов на экспериментальных участках Муланского лесничества в Китае
Рис. 3. Восстановление лесных ландшафтов и сохранение защитных функций лесов на экспериментальных участках Муланского лесничества в Китае

Массовые посадки популярны и в России, и в мире. Но целесо­образны ли и эффективны? Да, массовые посадки деревьев могут быть целесообразны, особенно в странах, где хищнические вырубки лесов и другие способы эксплуатации наземных экосистем сделали почвы нестабильными и лишили значительную часть населения тени, чистой питьевой воды, рыбы и фруктов. Но такие инициативы больше исключение. Отличить достойные проекты от плохих почти невозможно, но обычно массовые посадки скорее вредны, а не полезны. По ряду причин.

1. Облесение нелесных земель. Сажать деревья на территориях, где из-за природных условий лес не растет естественным образом, означает постепенно ухудшать состояние экосистемы. К примеру, североамериканские прерии, в которых обитало много видов животных, «разрушали» европейские поселенцы, которые сажали там деревья в специально отведенный для этого день – Arbor Day. Только за первый Arbor Day прерии были «испорчены» одним миллионом посаженных деревьев.

Рис. 4. Реализация в Муланском лесничестве подхода close-tonature: управление лесами с учетом принципов естественной лесной динамики
Рис. 4. Реализация в Муланском лесничестве подхода close-tonature: управление лесами с учетом принципов естественной лесной динамики

Очевидно, что такие мероприятия, как массовые посадки, удовлетворяют общественный запрос, для них легко получить финансирование, их стимулируют, поскольку ресурсов для поддержания травянистых экосистем с богатым видовым разнообразием (сенокосы, выпас) не хватает. Но замещающая местную флора может убивать экосистемы, снижать биологическое разнообразие, истощать водные ресурсы и способствовать пожароопасности территории. Некоторые страны (например, Япония, Ирландия) уже испытывают последствия плохо спланированных лесовосстановительных мероприятий. Более того, и с точки зрения депонирования углерода высадка деревьев в травянистых экосистемах нецелесообразна, так как последние тоже хранят углерод, и в основном в почве, так что при пожаре он не поступает в атмосферу.

Не стоит забывать и о том, что около 10% стран – заявителей Боннского вызова просто лишены доступных для лесовосстановления площадей. Если только они не сажают леса там, где они не предполагались природой.

2. Монокультуры. Массовой посадкой деревьев легко нанести экологический ущерб еще и потому, что далеко не все компании обнародуют высаживаемые виды. Лишь немногие активисты обязуются сажать только аборигенов, да и они зачастую выбирают монокультуры, бесполезные для сохранения биологического разнообразия, подверженные заболеваниям, вспышкам насекомых-вредителей и ветровалам. Часто предпочтение отдается тем породам, которые быстро обеспечивают экономическую отдачу: эвкалиптам и соснам, например, интродуценты могут предоставлять существенные социально-экономические преимущества, но при ошибках в планировании посадок их использование вызывает серьезные негативные экологические последствия: распространение заболеваний через почву и поросль, потерю генетического разнообразия. При восстановлении экосистем следует всегда опираться на региональные знания и инициативы. Леса – слишком сложные экосистемы, посадить лес невозможно, только плантацию. Как раз это в погоне за оглаской и широким, но поверхностным одобрением упускают из вида.

Не стоит забывать и о необходимости дополнительных ресурсов воды и увеличении углеродного следа от выращивания саженцев, их транспортировки, полива, использования пластиковых горшков, защитных устройств и пестицидов. Плантации связывают углерод в первые годы роста и в основном в наземной биомассе. Затем, как правило, плантационные леса вырубаются и накопленный ими углерод снова поступает в атмосферу.

По оценкам ученых, 45% «новых» лесов представляют собой монокультурные плантации быстрорастущих деревьев, посаженные с целью получения древесины и связывающие небольшой объем углерода, экосистемы с низким и снижающимся биологическим разнообразием.

Основной запас углерода содержится в старовозрастных малонарушенных лесах, причем в почвенном пуле, поэтому целесообразно сконцентрировать усилия на их сохранении, развивая интенсивное лесное хозяйство в уже освоенных.

3. Доступные для посадок территории. Установлено, что для посадки деревьев на планете доступны 0,9 млрд га – это примерно площадь континентальной территории США. Но на деле таких земель оказывается не так много, к тому же из-за изменения климата подходящие для облесения площади очень быстро сокращаются.

Однако не все площади, пригодные для лесопосадок, должны быть облесены. Для того чтобы глобальные усилия по лесовосстановлению были эффективны, необходимо принимать во внимание особенности экосистем и их состояние, влияние новых деревьев на местные сообщества. При планировании посадок мнения местных жителей и их поддержка не менее важны, чем при борьбе с обезлесением. Кроме того, две трети территорий, намеченных по всему миру для лесовосстановления с целью запасания углерода, вполне подходят для выращивания сельскохозяйственных культур, что вызывает серьезные опасения.

Наконец, мало посадить дерево, нужно еще, чтобы оно прижилось и выросло. По мнению профессора Робина Чаздона, признанного американского специалиста по лесовосстановлению, «для того чтобы обеспечить длительный позитивный эффект на местные сообщества и ландшафты, массовые посадки деревьев должны быть частью комплексного плана действий».

4. Связывание углерода. Более 30 лет считается, что любые посаженные деревья, даже если они нарушают аборигенные экосистемы, хороши, так как они способны связывать углерод. Однако объем углерода, который может поглотить пресловутый триллион деревьев, был преувеличен в пять раз. К тому же посадить триллион деревьев – одну треть растущих на Земле – невозможно. Пришлось бы засаживать прерии, саванны и пастбища, неизбежно разрушая их, к тому же посадка не природных видов может негативно сказаться на аборигенных. Древесные плантации уже разрушают более эффективные с точки зрения хранения углерода экосистемы, например болота. Находясь под водой без кислорода, органическое вещество не может выделять углекислый газ. Эффективность связывания углерода береговыми водно-болотными угодьями (маршами, манграми и морскими травами) повышается с изменением климата, поскольку при повышении уровня моря увеличивается их площадь. А посадки деревьев способствуют осушению болот.

Посадки на территориях, в зимний период покрытых снегом, отражающим солнце, могут существенно уменьшить их альбедо и увеличить тепловое излучение. Песчаные пустыни и травяные угодья по отражающей способности превосходят леса, поэтому высадка там деревьев спорна. А вот дождевые леса и болота, над которыми обычно очень плотный облачный покров, характеризуются высокой отражательной способностью, и посадка деревьев не должна ее существенно снизить. К тому же в дождевом лесу погибшие деревья преобразуются на поверхности почвы в торф, аккумулирующий углерод, а не медленно разлагаются с углеродной эмиссией, как в бореальном лесу.

С точки зрения связывания углерода эффективнее, дешевле и проще сажать леса в тропической и субтропической зоне, где и даны большинство обязательств по посадкам. Вновь посаженные леса не изменят там альбедо серьезно, как в высоких широтах.

Хорошо управляемые леса также помогут борьбе с бедностью, сохранению биологического разнообразия и достижению Целей устойчивого развития ООН (особенно 1, 6, 11, 13 и 15). Однако далеко не все инициативы по посадкам соответствуют этим требованиям.

В фокусе внимания

Посадочные кампании набирают популярность, а ученые между тем предостерегают, что воплощение всех планов может принести больше вреда, чем пользы. Наибольший скепсис вызывают попытки высаживания деревьев на территориях, где они раньше не росли, и монодоминантные посадки немалой площади, то есть фактически создание древесных плантаций вместо настоящих лесов.

Кроме предсказуемых и непредсказуемых экологических последствий посадок специалистов беспокоит отвлечение внимания и средств (массовые посадки дорогостоящие) от других, возможно, более целесообразных мероприятий, в первую очередь по смягчению «эффектов» изменения климата, сокращению использования ископаемых видов топлива и обезлесивания, сохранения местообитаний, ключевых биотопов – экологически и климатически устойчивых. Необходимо сохранять старовозрастные леса, а если сажать новые, то только с использованием подходящих способов и видов деревьев.

Отчасти усиленное внимание к облесению ответ на обеспокоенность общества изменениями климата и растущими выбросами парниковых газов. И инвесторы понимают, что охрана и восстановление здоровых лесных экосистем — необходимая часть деятельности компаний, стремящихся добиться сокращения выбросов, поскольку леса поглощают углекислый газ.

Офсеты должны рассматриваться только в качестве одного из направлений политики компании по снижению выбросов, а увлечение этой идеей может увести от первичной необходимости прямого сокращения выбросов, как, к сожалению, часто и происходит. Далеко не все офсет-проекты получают всеобщее одобрение, некоторые взятые обязательства не проходят проверку инвесторами и другими заинтересованными сторонами. Если такие проекты недостаточно проработаны и не становятся частью большего плана углеродного регулирования компании, то могут оказывать негативное влияние на местные сообщества, биологическое разнообразие, другие природные ресурсы и экономику. В связи с этим инвесторы крайне озабочены потенциальными репутационными рисками, с которыми компании могут столкнуться, преследуя благие цели сокращения выбросов.

Решения

Естественное восстановление лесов – самый дешевый и технически простой способ. Около 34% площади, отведенной под искусственное облесение, нужно оставить под естественное. При охране от пожаров и защите от антропогенных воздействий леса достигнут спелости и восстановят запасы углерода за 70 лет. Посадка нативных видов могла бы ускорить темпы восстановления экосистем, а изменение нормативного регулирования позволило бы расширить площади естественного лесовозобновления, как это происходит в пионерном проекте в Коста-Рике.

Конечно, не просто длительное время обеспечивать эффективную охрану всех природных лесов. Лесоразведение и плантации уже стали частью некоторых ландшафтов. Но восстановительную повестку необходимо расширить.

Во-первых, страны должны увеличивать долю земель, на которых леса восстанавливаются до естественных. Каждые 8,6 млн га (примерная площадь о. Ирландия) поглотят 1 петаграмм (1·1015 г) углерода к 2100 году.

Во-вторых, необходимо признать приоритетным естественное лесо­возобновление во влажных тропиках: в Амазонии, Индонезии и в бассейне Конго, где сконцентрирован больший объем биомассы, чем в сухих регионах. Воссозданию и поддержанию новых лесов могли бы помочь средства углеродных, климатических и природоохранных фондов.

В-третьих, нужно основываться на существующих запасах углерода и в деградированных лесах делать упор на естественное восстановление, а в безлесных регионах – на создание плантаций и агролесоводство с предпочтением последнего, где возможно.

В-четвертых, восстановленный лес следует немедленно брать под охрану. Для этого можно расширять площадь охраняемых территорий, предоставлять титульные права коренным народам, охраняющим леса, менять нормативы, регулирующие использование лесов, чтобы избежать их конверсии в сельскохозяйственные угодья, и призывать сырьевые компании отказываться от лесозаготовок в восстановившихся лесах.

Офсеты могли бы сработать, если бы компании-эмиттеры инвестировали в охрану существующих лесов и в восстановление водно-болотных и травяных угодий, то есть в вырубку посаженных, инвазивных, деревьев. Так, American Prairie Reserve восстанавливает в Монтане на 1600 км2 естественные прерии, уничтожая лох узколистный и робинии, засевая заброшенные сельскохозяйственные угодья естественными для прерий травянистыми растениями.

Крайне важно активно действовать на тех территориях, где лесовосстановление необходимо. Их карта уже составлена экспертами. При определении «горячих точек», учитывалось наличие места и соотношение затрат, чтобы оценить целесообразность мероприятий. В итоге Бразилия, Индонезия, Мадагаскар и Колумбия возглавили список стран с наибольшим числом зон, нуждающихся в лесовосстановлении.

Позиция WWF России по посадке лесов

Многие компании и волонтеры обращаются в WWF России с предложениями об организации посадки леса на вырубках и гарях, а также на местах гибели деревьев, пораженных насекомыми и болезнями. Их позиция должна помочь определить приоритетные направления деятельности WWF России в этой сфере.

Сохранение и преумножение защитного и ресурсного потенциала лесов, предупреждение их деградации и обезлесивания – основная задача устойчивого управления лесами. Лесовосстановление является обязательной частью цикла лесовыращивания в лесохозяйственном производстве и должно обеспечивать сохранение экологических и социальных функций леса. Как любое лесохозяйственное мероприятие, лесовосстановление должно быть продуманным, научно обоснованным и целенаправленным.

В России леса ежегодно исчезают на большой площади в результате хозяйственной деятельности (рубок, строительства дорог и другой инфраструктуры, расширения населенных пунктов, пожаров, снижения устойчивости вторичных лесов к поражению насекомыми и болезнями и т. д.). В отдельных областях покрытая лесом площадь увеличивается вследствие зарастания заброшенных сельскохозяйственных земель, но исчезают особо ценные леса, в первую очередь на малонарушенных лесных территориях. Каждый год площадь малонарушенных лесных территорий сокращается в среднем на 1,6 млн га в результате пожаров, рубок и добычи полезных ископаемых. Сегодня лесовосстановление, призванное не допустить уменьшения площади покрытых лесной растительностью земель и ухудшения состояния лесных насаждений, является важнейшей задачей органов управления лесами и лесопользователей. Общественные организации активно участвуют в восстановлении лесов.

На лесовосстановление выделяются немалые бюджетные средства, большие суммы вкладывают и арендаторы лесного фонда, на которых возложена обязанность восстановления лесов на вырубках. Несмотря на это, эффективность лесовосстановления часто очень низкая, а большая часть средств, к сожалению, расходуется на первый этап лесовосстановления – посадку, а уход и другие необходимые мероприятия не проводятся. В настоящее время площадь рубок ухода в молодняках составляет всего 0,35% их общей площади. В результате больше половины созданных лесных культур погибают, и это согласно официальной статистике. Вырубки, как правило, зарастают малоценными с хозяйственной точки зрения породами, что стимулирует заготовку древесины на малонарушенных лесных территориях и в защитных лесах.

По мнению WWF России, лесовосстановление на землях, находящихся в ведении органов управления лесным хозяйством, должны обеспечивать сами управленцы, а общественным организациям и активным гражданам следует добиваться от них качественного проведения посадок и уходов за лесом, охраны молодых лесов от пожаров и других повреждений. Вкладывать дополнительные средства из других источников, в том числе от спонсоров, а также привлекать к этим работам добровольцев целесообразно, только когда речь идет о восстановлении лесов с особо ценными экологическими и социальными функциями, например, защитных, которые не используются для промышленной заготовки древесины. За восстановление леса на участках лесного фонда, арендованных с целью заготовки древесины, отвечают арендаторы.

WWF России готов поддерживать только те проекты лесовосстановления и лесоразведения, которые не компенсируют неэффективность существующей системы лесовосстановления, а развивают новые подходы и методы, направленные на повышение биологического, экосистемного и ландшафтного разнообразия лесов, их устойчивости, защитных, климаторегулирующих функций, качества других экосистемных лесных услуг, на восстановление особо ценных лесов и лесных ландшафтов. Также допускается содействие проектам по внедрению и популяризации наилучших практик лесовосстановления, созданию участков интенсивного и устойчивого лесного хозяйства на основе ландшафтного подхода и других базовых принципов сохранения биоразнообразия и социальных функций лесов.

WWF России считает приоритетными следующие проекты по лесовосстановлению:

  • на нелесных землях (в том числе выбывающих из сельскохозяйственного оборота в случаях, когда создание лесов на них экологически и социально оправдано), где лес рос прежде, но по каким-то причинам его естественное восстановление затруднено;
  • для восстановления ценных с точки зрения сохранения биоразнообразия лесных ландшафтов в приоритетных экорегионах, естественного породного состава и возрастной структуры ценных лесов, утраченной вследствие антропогенного воздействия (в том числе создание подпологовых лесных культур);
  • для восстановления лесных экосистем, представляющих особую ценность с точки зрения сохранения биоразнообразия, в том числе погибших лесов на особо охраняемых природных территориях (если это не противоречит их режиму и целям создания), где в силу каких-то причин естественное восстановление леса затруднено, а их скорейшее восстановление критически важно для редких и исчезающих видов флоры и фауны;
  • для создания примеров ведения интенсивного лесного хозяйства на основе ландшафтного подхода, в том числе плантационного выращивания древесины (если для плантаций не используются земли, занятые естественной лесной или нелесной растительностью);
  • создание демонстрационных участков для популяризации и распространения (особенно в профессиональном сообществе: органах управления лесным хозяйством, лесопромышленных компаниях, неправительственных организациях, – а также среди населения) лучших практик и примеров восстановления естественных лесных ландшафтов и создания лесных культур, устойчивых к неблагоприятным воздействиям и обладающих повышенным потенциалом предоставления экосистемных услуг.

WWF России не поддерживает следующие проекты по лесо- восстановлению:

  • на месте распространения естественной нелесной растительности (в степях, на лугах и т. д.);
  • на месте проведения рубок с целью заготовки древесины и на месте нарушений от застройки, разведки и добычи полезных ископаемых, за исключением старых (давностью больше 20 лет);
  • на участках, где лес может в приемлемые сроки возобновиться естественным путем;
  • на участках с высоким риском утраты созданных лесных культур, ухудшения их дальнейшего состояния вследствие пожаров, незаконных рубок, поражения вредителями, отсутствия качественного ухода либо по другим причинам, если не предусмотрены средства на проведение соответствующих мероприятий по уходу и защите.

Лесовосстановление и лесоразведение, в том числе массовое, эффективно только в тех случаях, когда учитываются интересы местного населения и обеспечивается широкая поддержка органов государственной власти и управления и общественности. При этом посадки должны осуществляться в правильно выбранном месте и сочетаться с сохранением естественных лесов, предотвращением обезлесения и снижением эмиссии углерода. Не стоит забывать и о хорошо зарекомендовавшем себя на практике альтернативном решении – расширении возможностей людей, живущих в лесах и уже сохраняющих их, и поддержке таких сообществ. 

Текст Дарья Луговая, канд. биол. наук,
WWF России Фото: Дарья Луговая Shutterstock