Русский Английский Немецкий Итальянский Финский Испанский Французский Польский Японский Китайский (упрощенный)

Партнеры журнала:

В центре внимания

Добровольная лесная сертификация

Что, где, когда?

Понятие добровольной лесной сертификации в России сейчас уже знакомо если и не поголовно всем потребителям продукции из лесов, то большинству специалистов лесного сектора и связанных с лесной продукцией торговых сетей. При этом до сих пор можно столкнуться с мнением (причем иногда даже среди крупных лесопромышленных компаний), что добровольная лесная сертификация была придумана исключительно для того, чтобы ограничить доступ российской лесной продукции на международные рынки и что создание национальной схемы добровольной лесной сертификации решит все проблемы.

Это далеко не так, о чем свидетельствует ретроспективный взгляд на развитие добровольной лесной сертификации – многое, якобы новое, где-то уже было реализовано и показало свои преимущества и недостатки.

Что такое добровольная лесная сертификация?

Добровольная лесная сертификация не имеет никакого отношения к потребительским свойствам и качеству продукции из лесов. Основа сертификации – это управление лесами и ведение устойчивого лесного хозяйства. Есть в добровольной лесной сертификации еще сертификация цепочек поставок. Она призвана обеспечить контроль за прохождением древесины, заготовленной в сертифицированных лесах, через все этапы переработки, хранения и распределения до конечного потребителя и гарантировать, что к этой сертифицированной древесине не будет подмешиваться иная, нежелательная древесина. При всем этом добровольная лесная сертификация не гарантирует качество сертифицированной лесной продукции – оно может быть низким. Не надо ожидать от сертификации того, что она дать не может.

Важный момент: сертификация касается не только обеспечения ведения устойчивого лесного хозяйства, то есть неистощительного, обеспечивающего воспроизводство лесов и их хозяйственных ресурсов, при сохранении экосистемных функций, биоразнообразия и ценных участков лесов. При этом должны обеспечиваться жизнеспособность, устойчивость лесохозяйственных организаций, гарантия использования ими передовых технологий и техники, а также учитываться интересы и потребности местных жителей и работников организаций, включая сохранение лесов, имеющих социально-культурное значение. Последний аспект с развитием добровольной лесной сертификации все больше выходит на первый план, причем социальные требования в последнее время во все большем объеме включаются и в стандарты сертификации цепочек поставок, которые нацелены, в первую очередь, на контроль прохождения древесины от леса до прилавка.

Еще один основополагающий принцип: добровольная лесная сертификация требует безусловного выполнения национального законодательства. Это – в первую очередь. Но было бы странно, если сертификация лишь подтверждала бы выполнение лесохозяйственными организациями законодательства и за это выдавала бонусы в виде сертификатов. Выполнение законодательства – обязанность хозяйствующих субъектов. Добровольная лесная сертификация предусматривает выполнение дополнительных требований по ведению устойчивого лесного хозяйства, которые превышают, но не противоречат законодательству.

Отметим также, что добровольная лесная сертификация относится не только к продукции из древесины (продукция лесопиления, древесные плиты и производные из них, целлюлоза и бумага, биотопливо на основе древесины), но и любой иной продукции из леса и услугам, оказываемым лесами (например, ягоды, грибы, лесной мед, мясо лесных животных, экотуризм и т.д.), то есть любой продукции и услугам из «правильных», соответствующим образом управляемых лесов. Сертифицироваться может и продукция из вторично используемого древесного сырья (макулатура, утилизируемая мебель, древесина из сносимых домов). Непосредственного отношения к устойчивому управлению лесами она не имеет, но обеспечивает снижение нагрузки на леса и, таким образом, их сохранение.

Как все начиналось

1941 год. Крупная американская лесопромышленная компания Weyerhaeuser запустила проект по поддержке небольших частных лесовладельцев по развитию у них устойчивого лесного хозяйства с целью сохранения продуктивности их лесов и обеспечения хорошего состояния лесных экосистем, для чего была разработана система предоставления лесовладельцам соответствующей информации и их обучения ведению лесного хозяйства нового типа – AmericanTreeFarmSystem (ATFS). По итогам обучения лесовладельцам выдавались сертификаты, а для лучших была разработана система поощрений. Со временем система сформировалась как современная схема сертификации и к настоящему времени по ней в США сертифицировано около 6,7 млн га лесов.

А далее прошло почти полвека, прежде чем появилась следующая схема добровольной лесной сертификации. И это опять было в США.

В конце 1980-х – начале 1990-х в мире стала расти озабоченность быстрым сокращением площади лесов в тропических странах. Озабоченность быстро переросла рамки научных дискуссий и буквально вышла на улицы. По Европе и Северной Америке прокатились демонстрации протеста против уничтожения тропических лесов, в ряде стран проводились кампании по бойкоту тропической древесины. В конце концов, дискуссии вышли на государственный уровень и достигли кульминации на конференции ООН по окружающей среде и развитию в Рио-де-Жанейро в 1992 году, на которой, среди прочего, было признано необходимым создать эффективный механизм улучшения лесопользования и сохранения лесов, в том числе необходимость лесной сертификации.

Но еще до этого решения на высшем международном уровне, в 1989 году, базирующаяся в США международная неправительственная организация Rainforest Alliance (Альянс дождевых лесов) разработала схему добровольной лесной сертификации SmartWood, и уже в следующем году был выдан первый сертификат на управление лесами в Индонезии, далее были сертификаты в Гондурасе, Мексике, Белизе.

В 1990 году прошла первая встреча группы лесопользователей, торговых компаний и представителей экологических и правозащитных организаций, на которой участники пришли к соглашению о необходимости создания системы, которая могла бы достоверно идентифицировать хорошо управляемые леса как источник ответственно производимой лесной продукции. На той же встрече было принято название будущей схемы добровольной лесной сертификации – Forest Stewardship Council (Лесной попечительский совет), FSC. Прошло еще три года, прежде чем на первой Генеральной ассамблее FSC было объявлено о создании первой международной схемы добровольной лесной сертификации. Первоначально заявлялись две основные цели: остановить вырубку тропических лесов и прекратить незаконные лесозаготовки.

Схема изначально создавалась как международная, централизованная система сертификации управления лесами с едиными Принципами и критериями, согласованными всеми участниками процесса. Она объединила множество различных и при этом равноправных заинтересованных сторон, что в свою очередь сказалось на длительности процессов консультаций и принятия решений. Отступления от Принципов и критериев не допускается. Сертификация проводится либо по национальным стандартам, либо по стандартам органов по сертификации, в которых полностью копируются Принципы и критерии, а различия могут быть только на уровне индикаторов критериев и показателей выполнения индикаторов. Все стандарты обязательно утверждаются FSC. Причем четко прослеживается тенденция к дальнейшей централизации. В 2015 году были приняты единые международные индикаторы, которые должны быть интегрированы в новые версии национальных стандартов и стандартов органов по сертификации. На очередную Генеральную ассамблею, которая пройдет осенью 2022 года, выдвинуто предложение о калибровке национальных стандартов.

Первый сертификат FSC на управление лесами был выдан в Мексике в 1993 году, в том же году был выдан и первый сертификат на цепочку поставок в США, а первая продукция с торговым знаком FSC (деревянная лопатка) появилась в Великобритании в 1994 году. Также в 1994 году были пописаны первые контракты с 4 органами по сертификации. Ранее созданная Rainforest Alliance (одним из основателей FSC) схема сертификации SmartWood вошла в FSC в качестве стандарта органа по сертификации. Первый национальный стандарт был утвержден в 1997 году – в Швеции.

Сертификация FSC стала первой добровольной лесной сертификацией, появившейся после конференции ООН по окружающей среде и развитию в Рио-де-Жанейро в 1992 году, но не последней. Процесс был запущен.

В 1994 году по инициативе American Forest & Paper Association (Американская лесная и бумажная ассоциация) была создана схема добровольной лесной сертификации Sustainable Forestry Initiative (SFI), предназначенная для США и Канады. SFI стала первой схемой добровольной лесной сертификации, созданной объединением производителей лесной и бумажной продукции. В целом по этой схеме сертификации в двух странах сертифицировано около 143,1 млн га лесов

В 1995 году Совет министров лесного хозяйства Канады (в стране управление лесным хозяйством осуществляется на уровне провинций, единственным консультативным органов на общенациональном уровне является совет министров лесного хозяйства провинций) разработал национальную систему критериев и индикаторов, помогающих отслеживать прогресс страны в достижении устойчивого лесопользования, и попросил Канадскую ассоциацию стандартов (CSA) разработать национальный стандарт устойчивого управления лесами. В следующем 1996 году такой стандарт был создан, и таким образом появилась первая инициированная государством схема лесной сертификации, которую лишь условно можно было назвать добровольной: чтобы получить в аренду государственные леса, нужно было сертифицировать их по одной из доступных схем сертификации. Тем не менее, общая площадь CSA-сертифицированных лесов оказалась существенно ниже, чем SFI – около 12,2 млн га.

В 1998 году появилась очередная национальная схема сертификации – устойчивого управления естественными лесами, разработанная Индонезийским институтом экомаркировки LEI. Этот институт (Lembaga Ekolabel Indonesia) был создан в 1993 году для решения проблемы деградации лесов и окружающей среды в широком масштабе, включая социальные проблемы, с которыми сталкиваются местные жители и общины коренных народов. Столь длительная подготовка стандарта объясняется использованием той же схемы разработки, что и в FSC: консультации большого числа заинтересованных сторон с привлечением представителей экологического, социального и экономического блоков. Позднее LEI разработал и другие стандарты (цепочки поставок, устойчивого управления лесными плантациями, устойчивого управления общинными лесами, устойчивого производства недревесной продукции лесов), что позволило создать целую систему добровольной лесной сертификации. В результате и по структуре, и по содержанию стандарты LEI оказались похожими на созданные FSC. Всего по этой схеме сертифицировано около 3,5 млн га включая все типы лесов и лесных плантаций..

В конце 1998 года в Малайзии в качестве независимой организации создается совет по сертификации древесины (Malaysian Timber Certification Council – MTCC), в задачу которого входит разработка и управление Малазийской схемой сертификации древесины. Это была последняя национальная схема добровольной лесной сертификации, первоначально действовавшая как самостоятельная структура.

PEFC и FSC

Важной вехой в развитии добровольной лесной сертификации становится 1999 год, когда была создана первая региональная схема – Пан-Европейская лесная сертификация (PEFC). Инициаторами создания этой схемы были малые и семейные лесовладельцы из европейских стран, которые таким образом предполагали демонстрировать через схему сертификации свой высокий уровень ведения устойчивого лесного хозяйства. Изначально в схему была заложена особая процедура разработки и утверждения национальных стандартов и проведения сертификации, существенно отличавшаяся от единственной действовавшей на то время международной схемы добровольной лесной сертификации FSC: сертификация управления лесами допускалась только на основе национальных стандартов, которые разрабатывались внутри страны национальными заинтересованными сторонами, но на основе общих требований к стандартам и в соответствии с общей процедурой разработки. Такая структура позволила PEFC быстро стать крупной международной схемой лесной сертификации, расширяясь не только за счет создания новых национальных стандартов, но и за счет интегрирования уже существовавших национальных схем сертификации. При этом схема вышла за рамки малых и семейных лесовладельцев.

Первые национальные стандарты в рамках PEFC были утверждены в 2000 году (Финляндия, Швеция, Норвегия, Германия, Австрия), в том же году были выданы первые сертификаты PEFC. В 2001 году добавились национальные стандарты Латвии, Франции и Швейцарии, в 2002 году – Бельгии, Великобритании, Дании, Испании и Чехии. В 2004 году к PEFC присоединились две первые не европейские страны – Австралия и Чили, а схема сменила название на Программу по взаимному признанию схем лесной сертификации (Programme for the Endorsement of Forest Certification), сохранив при этом аббревиатуру. PEFC стала общепризнанной международной схемой добровольной лесной сертификации.

Знаковые события произошли в 2005 году, когда к PEFC присоединились созданные ранее и достаточно успешные схемы сертификации американо-канадская SFI и канадская CSA. Причины таких действий обе схемы сертификации не скрывают: требования рынка. Покупатель не хочет разбираться в многообразии схем лесной сертификации и их торговых знаках, не хочет вдаваться в детали, какая из разных схем сертификации лучше и более надежна. Чем меньше выбор таких торговых знаков, тем лучше. К тому же крупные международные схемы сертификации могут предложить больше сертифицированных продуктов как по объему, так и номенклатуре, чем более мелкие национальные схемы сертификации. Особенно это было актуально для канадской CSA, которая была создана государством и не имела прямых связей с рынком.

В 2008 году к PEFC присоединилась и самая первая созданная в мире схема добровольной лесной сертификации – американская ATFS. Все по той же причине – желание обеспечить более широкий доступ своим клиентам на международные рынки.

В 2009 году после долгих колебаний к PEFC присоединилась малазийская схема сертификации MTCC, став к тому же первой в Азии. В том же году появилась и первая схема PEFC в Африке – в Габоне. PEFC зашла на все континенты.

Были и попытки национальных схем объединиться с FSC. На рубеже 1990-х и 2000-х годов индонезийская LEI и малазийская MTCC провели совместно с FSC проекты по сравнению требований и эффективности этих схем сертификации. И хотя результаты исследований показали очень высокую степень совместимости LEI и MTCC с FSC, признания со стороны последней обе схемы сертификации добиться не смогли. В результате MTCC все же, в конце концов, присоединилась к PEFC, а LEI пока остается последней независимой национальной схемой лесной сертификации. Шансов на признание LEI со стороны FSC крайне мало – FSC активно действует в стране и по этой схеме здесь уже сертифицировано более 3,1 млн га. LEI держится, у ее сертифицированной продукции есть традиционные покупатели, но прирост площадей идет в основном за счет сертификации лесных плантаций по отдельному стандарту, что сильно ограничено в рамках FSC.

В настоящее время PEFC является крупнейшей в мире по площади сертифицированных лесов схемой добровольной лесной сертификации – более 280,6 млн га в 41 стране мира, по числу принятых национальных стандартов, при этом на Канаду и США с их национальными схемами сертификации, которые появились еще до создания PEFC, приходится почти половина всех сертифицированных лесов в мире (49,4%). Количество сертификатов цепочек поставок превышает 12,9 тыс. в 75 странах (сертификация цепочек поставок в PEFC проводится по единому международному стандарту и не связана с национальными стандартами управления лесами). Максимальное количество сертификатов на цепочку поставок во Франции (свыше 2,1 тыс.), далее идут Германия (более 1,7 тыс.) и Испания (около 1,1 тысяч).

В FSC площадь сертифицированных лесов несколько ниже – 218,3 млн га в 82 странах мира, крупнейшая сертифицированная площадь по-прежнему в России (27%), далее идут Канада (23%) и Швеция (9%). Количество стран существенно больше, чем в PEFC, так как для сертификации не требуется национальный стандарт – сертификация в этом случае проводится по стандарту органа по сертификации. Количество сертификатов цепочек поставок достигает почти 52 тыс. в 137 странах. По этому показателю FSC значительно опережает PEFC, что говорит о большей востребованности FSC-сертифицированной продукции на рынке. Максимальное количество сертификатов на цепочку поставок в Китае (более 16 тысяч), далее идут Италия (более 3,2 тысяч) и Польша (более 2,5 тысяч).

Лесная сертификация в России

Первой из схем добровольной лесной сертификации в России появилась схема Лесного попечительского совета (FSC). Первый сертификат FSC на управление лесами в России был выдан в 2010 году ныне не существующему Косихинскому сельскому лесхозу в Алтайском крае. Эта схема сертификации стала первой и оставалась фактически единственной в течение следующих 10 лет сертификацией в России. Национальный стандарт управления лесами FSC был одобрен только в 2008 году, до этого в России сертификация проводилась по стандартам органов по сертификации. К апрелю 2022 года Россия лидировала в мире по площади FSC-сертифицированных лесов с 63,1 млн га. Даже после приостановки действия сертификатов на цепочки поставок Россия остается лидером с 59,8 млн га сертифицированных лесов.

PEFC в России появилось в 2009 году, когда получила аккредитацию добровольная лесная сертификация по схеме Российского национального совета по лесной сертификации (РНСЛС), получившая название PEFC-FCR. В 2013 году схема сертификации была перерегистрирована в Минюсте РФ как PEFC Russia (НП «Центр развития лесной сертификации»), а в 2015 году схема сертификации была зарегистрирована в Росстандарте как Система добровольной сертификации лесоуправления и цепочки поставок (№ РОСС RU.И1363.04ИАЦ0).

Первый сертификат PEFC был выдан в следующем году, но до 2016 года эта схема сертификации развивалась довольно медленно, достигнув максимума в 2014 году с 2,8 млн га. Но уже в 2016 году площадь PEFC-сертифицированных лесов достигла 12 млн га, а на март 2022 года – 32 млн га. Правда около половины держателей сертификатов PEFC имеют также сертификаты FSC на те же самые площади.

Но это не все. В 2001 году в Росстандарте была зарегистрирована Система добровольной лесохозяйственной сертификации Московского государственного университета леса (№ РОСС RU.Е036.04ЛХ00). В 2006 году в Росстандарте была зарегистрирована Система добровольной лесной сертификации Российского национального совета по лесной сертификации (№ РОСС RU.И360.04НЛ00). Были ли выданы сертификаты по этим схемам сертификации, неизвестно, но это вполне возможно – хотя бы в качестве тестовых сертификаций. Первая, по крайней мере, числится в Реестре зарегистрированных систем добровольной сертификации Росстандарта как действующая.

В настоящее время возможность продавать сертифицированную (маркированную) по обеим международным схемам (FSC и PEFC) продукцию из России приостановили, но подходы схем сертификации существенно отличаются друг от друга. PEFC объявила всю древесину из России «конфликтной» со 2 марта 2022 года сроком на 6 месяцев, что автоматически делает невозможным ее продажу как сертифицированной. В июле PEFC приняло решение приостановить деятельность PEFC Russia с 11 августа до 31 декабря 2022 года, что означает непризнание всех выданных в России сертификатов PEFC. FSC приостановил в России действие сертификатов на цепочку поставок с 6 апреля 2022 года, но сохранил действие сертификатов на управление лесами. Таким образом, FSC-сертифицированные леса в России сохраняются и заготовка в них сертифицированной древесины возможна, но продать ее как сертифицированную из-за отсутствия сертификата на цепочку поставок временно нельзя.

Перспективы

Приостановление возможности торговать сертифицированной лесной продукцией в России выявило пробелы в системе лесного хозяйства страны, которые пока не удалось закрыть. Тут же возникли инициативы по разработке новых национальных схем лесной сертификации, которые призваны заменить приостановленные схемы FSC и PEFC. Объявлено о создании национальной схемы сертификации «Лесной эталон», на базе проверенной и зарекомендовавшей себя схемы сертификации Лесного попечительского совета. Ассоциация «Центр развития лесной сертификации» объявила о старте новой схемы лесной сертификации SFMRU/38200 на основе стандартов Ассоциации по лесоуправлению и лесопользованию и стандарта цепочки поставок древесины и продукции из древесины ISO 38200. А есть еще действующий стандарт Московского государственного университета леса, можно восстановить и стандарт Российского национального совета по лесной сертификации. Продолжает действовать в России и сертификация управления лесами по схеме FSC. Конечно, можно создать и седьмую, и восьмую схемы добровольной лесной сертификации, а может быть и сделать какую-то из них обязательной. Но зачем? Кто будет покупать эту сертифицированную продукцию? Не окажется ли все это дополнительной финансовой нагрузкой на компании, которая не принесет им ожидаемых выгод?

Сейчас не 1990-е годы, когда активно создавались национальные схемы сертификации. Весь последующий ход развития добровольной лесной сертификации показал доминирование в глобальном масштабе двух направлений развития:

1) расширение на все новые страны единой, централизованной международной схемы сертификации при сохранении тенденции к централизации даже при декларируемом учете национальных интересов;

2) центростремительное объединение национальных схем сертификации под единым «зонтиком», обеспечивающим выполнение национальными схемами минимальных единых требований.

Ожидания, что новая, только созданная национальная схема сертификации вдруг сразу станет востребованной на рынке по меньшей мере наивны. Обе международные схемы добровольной лесной сертификации вложили немалые средства в свое продвижение, и заняло это годы. В то же время спрос на ответственно произведенную, сертифицированную лесную продукцию из устойчиво управляемых лесов есть уже сейчас и не только внутри страны, но и на внешних рынках, которые тоже столкнулись с дефицитом такой продукции после ухода с них российской древесины.

Решение в данной ситуации может быть и есть. И оно может оказаться не столь сложным, как создание с ноля новой полноценной схемы лесной сертификации. Примером может стать хорошо известная в России схема сертификации древесного биотоплива SBP (Sustainable Biomass Program). Задача этой схемы сертификации – обеспечить выполнение дополнительных требований к ответственно произведенному биотопливу, не опускаясь при этом до начальной стадии производства: заготовки древесины на устойчиво управляемых лесных участках. Для этого SBP берет уже готовую продукцию, заготовленную в сертифицированных лесах. Это начальное условие для древесного сырья: оно должно быть из FSC или PEFC-сертифицированных лесов.

Есть еще хороший пример: системы контроля прохождения древесного сырья, используемые крупными компаниями-потребителями продукции из древесины. Компании задают начальное условие – древесина должна происходить из сертифицированных лесов, а далее контролируют выполнение введенных ими дополнительных требований вплоть до поступления в компанию.

В настоящее время перед сертификацией стоит сходная задача: обеспечить выполнение дополнительного требования к заготовленной в сертифицированных лесах древесине за счет непрерывного контроля ее прохождения от лесосеки, где она заготовлена, до компании, которая ее приобретает. Для этого не нужно создавать отдельную сложную схему сертификации управления лесами, а использовать имеющиеся, сделав надстройку в виде сертификации контроля цепочки поставок. И такая схема может быть даже надежнее действующих международных схем лесной сертификации, что привлечет потенциальных покупателей. Почему бы, например, также не включить в такую схему сертификации обеспечение восстановления лесов как дополнительное требование в качестве компенсации за вырубленную древесину? Многие покупатели не привязаны к той или иной схеме сертификации, лишь хотят получать древесину из устойчиво управляемых лесов, чтобы не быть причастными к уничтожению ценных лесных ландшафтов и сокращению биоразнообразия.

В таких условиях новая национальная схема сертификации «Лесной эталон», предлагающая в том числе сертификацию контроля прохождения древесины из уже сертифицированных лесов, может оказаться вполне жизнеспособной и предоставить альтернативу продавцам и покупателям ответственно произведенной лесной продукции. Это потребует меньше времени, будет проще и дешевле, чем создание новой национальной схемы добровольной лесной сертификации с полным циклом от сертификации управления лесами до контроля всех цепочек поставок до конечного потребителя.

Текст
Александр Воропаев, Всемирный фонд дикой природы