Русский Английский Немецкий Итальянский Финский Испанский Французский Польский Японский Китайский (упрощенный)

В центре внимания

«Лесной эталон» противодействует нелегальной лесозаготовке и защищает бренды от рисков

Российские производители товаров повседневного спроса, ритейлеры, и особенно магазины товаров для дома, использующие много древесины, обеспокоены уходом с отечественного рынка общепризнанных систем сертификации, которые позволяли им снижать риски, касающиеся происхождения сырья и товаров.

Первая растерянность от ухода международной системы сертификации быстро прошла, и компании пробуют собственные меры, для того чтобы сохранить ответственные цепочки поставок (разумеется, этот вопрос был актуален для тех, кто уже занимался прослеживаемостью поставок и устойчивым развитием). Одни компании решили внедрять собственные, внутренние, системы контроля поставщиков, другие пробовали подойти серьезнее и самостоятельно подняться вверх по цепочке до самой лесозаготовки, но обнаружили, что это очень большая работа, на которую нет ресурсов и экспертизы. И поэтому, когда запустили аналог международно признанной системы сертификации – «Лесной эталон», у таких участников рынка появился понятный и опробованный временем механизм.

Почему этот механизм подтверждения важен для ритейлеров и чего опасаются бренды, которые дорожат репутацией? Потенциально в российских магазинах может оказаться засилье товаров и упаковки из нелегальной древесины. Репутационные издержки от такого товара для производителей и их клиентов будут огромными.

В России приостановили работу международные системы сертификации, которые дополнительно проверяли происхождение сырья. Остался государственный контроль, но, даже по официальным данным, проблема нелегальной заготовки древесины очень острая, особенно в Сибирском федеральном округе. Речь идет о тысячах кубометров древесины и ущербе на сотни миллионов рублей.

Например, с января по март 2021 года в восьми из 15 регионов России Рослесинфорг с помощью космомониторинга выявил 49 случаев незаконных рубок объемом более 50 тыс. м3. Речь идет о республиках Бурятия и Башкортостан, Забайкальском и Красноярском краях, а также об Архангельской, Иркутской, Свердловской и Тверской областях. Размер ущерба – примерно 437 млн рублей.

По оценкам экспертов, до 20% всей древесины в России может быть заготовлено с нарушениями закона (неполное декларирование объемов заготовки, серьезные нарушения в ходе заготовки) или нелегально. Самое распространенное прикрытие – санитарные рубки, назначенные здоровому лесу. К примеру, в Иркутской области по обращениям WWF России в государственные органы отменялось до 80% таких обследований леса (в 2019–2020 годах).

Разумеется, проблемы такого характера сохраняются в лесном секторе, а в условиях массового исхода международных институтов из России и оттока квалифицированных кадров не приходится ждать улучшения ситуации без дополнительных мер.

Переживания брендов небезосновательны, поскольку в официальную статистику попадает лишь малая часть «нелегалки» – собственно браконьерские рубки, которые выявляются в лесу. При этом статистика не учитывает систематические перерубы при легальной заготовке (доля неучтенной древесины может составлять 10–20% общего объема заготовки), серьезные нарушения (например, рубки в защитных лесах и ООПТ и полюбившиеся в некоторых регионах санитарные рубки, которые, к сожалению, часто назначаются неправомерно или необоснованно). И хотя основной размах «нелегалки» в «серой» зоне, не исчезла и проблема «черных лесорубов», а также древесины неизвестного происхождения – неучтенной в официальных документах по заготовке, в том числе заготовленная браконьерами.

Поэтому в официальную государственную статистику, как правило, попадает незначительная часть (около 1%), едва превышающая статистическую погрешность. И лишь по экспертным оценкам и исследованиям НПО с полевыми проверками и результатами космомониторинга можно получить более точное представление о проблеме от региона к региону (около 5% или даже 20% заготовки!). Пожалуй, это одна из причин того, почему бренды пока не могут полагаться только на государственные проверки и прибегают в том числе к иным механизмам, таким как добровольная сертификация для своих поставщиков, товаров и упаковки.

Система сертификации «Лесной эталон», запущенная в апреле 2022 года, опирается на самые строгие международно признанные требования и накопленный за 20 лет национальный опыт. «Лесной эталон» поможет производителям и ритейлу не потерять или выстроить заново ответственные цепочки поставок, а также снизить риски по наиболее уязвимым аспектам лесопользования в России.

Добровольная сертификация «Лесной эталон» – это тот инструмент, который позволяет заявлять об ответственном подходе к лесам и может применяться для нефинансовой отчетности в рамках устойчивого развития и ESG. Х5 Group, «Оптиком» и другие компании сегментов HoReCa, e-commerce и крупных производителей FMCG-товаров будут использовать сертификацию «Лесной эталон» для подтверждения устойчивости цепочки поставок бумажной упаковки и товаров из лесобумажного сырья.

Какие же основные механизмы заложены в системе сертификации «Лесной эталон», которые помогают купировать риски? По сути, сертификация – это еще одно сито, через которое компания-покупатель может просеять своих контрагентов и поставщиков, чтобы снизить собственные риски.

«Лесной эталон» учел все эффективные решения и ошибки системы FSC, которая считается в мире наиболее строгой и заслуживающей доверия, и переложил этот опыт на свои стандарты. В частности, если мы говорим о стандарте лесоуправления, то система «Лесной эталон» придерживается тех же десяти принципов, что и FSC, расшифровывает и предлагает оценить их с помощью 68 критериев.

Первый принцип системы – соответствие законодательству иногда воспринимают как бюрократию или «двойную проверку», однако это та основа, базис, без которого невозможны надстройки и «чек-лист» дополнительных обязательств, которые берет на себя лесопользователь, как превышающие нижнюю границу нормы, установленную законодательством. Аудитор не только проверяет документацию, но и обязательно выезжает на полевые проверки. Кроме того, после выявления слабых мест в сертификации FSC сами сертифицированные компании и аудиторы принимают комплекс мер для оценки обоснованности и легальности назначения санитарных рубок.

Добровольная схема FSC до 2021 года не ставила перед собой задачу полностью контролировать законность действий региональных органов управления лесами во всех сферах, в том числе правомерность назначения санитарных рубок. При этом федеральные органы власти последние годы демонстрировали, что они осознают проблему незаконных санрубок и принимают практические меры по исправлению ситуации в целом. Проводятся многочисленные проверки, ужесточены требования к подготовке актов лесопатологических обследований, а в некоторых случая отменяются уже выданные акты. В каждом случае аудитор должен дать независимую (от компании и госорганов) оценку.

Кроме того, разработан целый комплекс специальных мер, позволяющих сертифицированному лесопользователю взаимодействовать с контрагентами и проверять их в рамках поставок контролируемой древесины. Это регламентирует Национальная оценка рисков, разработанная коллективом российских экспертов, представляющих разные интересы: экологические, экономические и социальные.

Особое внимание разработчиков стандартов привлекают наиболее проблемные аспекты российского лесного сектора: нелегальные или неправомерные санитарные рубки, недостаточная защита и фрагментация лесов высокой природоохранной ценности (особенно малонарушенных лесных территорий, наиболее ценных для сохранения биоразнообразия и климата), некачественное восстановление леса (когда по факту он не восполняется целевыми, хозяйственно ценными породами), расточительное лесопользование. И хотя система пока не предусматривает жестких рамок по ним, эксперты разработали рекомендации по работе с этими уязвимыми местами – с тем чтобы вывести лесопользование на новый, более устойчивый и стратегически выигрышный уровень.

Комбинация трех компонентов – разработки стандартов одновременно с трех позиций (природоохранной, экономической и социальной), привлечения заинтересованных сторон и независимой оценки аудитора – и составляет главную ценность и действенность системы. 

Юлия Бурнышева, директор по коммуникациям,
система добровольной сертификации «Лесной эталон»