Русский Английский Немецкий Итальянский Финский Испанский Французский Польский Японский Китайский (упрощенный)

Партнеры журнала:

В центре внимания

Время коллективных решений

В одном из летних номеров «ЛесПромИнформа» за 2004 год мы достаточно подробно рассказали о стартовавшем тогда проекте под инициативой Внешторгбанка (ВТБ) «Сценарии развития лесного комплекса России до 2015 года». Для разработки сценариев развития лесного комплекса рабочая группа избрала технологию так называемого сценарного планирования, которая в комплексе рассматривает внутренние и внешние тенденции, позитивные и негативные обстоятельства, движущие силы, ключевые факторы развития предмета сценарного анализа. В конечном итоге эта методология должна помочь ответить на вопрос: «Что будет, если в определенный период времени произойдет или, наоборот, не произойдет то или иное событие в отрасли?» Методология, скажем прямо, далеко не новая, но не раз оправдавшая свою эффективность. С тех пор прошло 3 года. Срок достаточный для того, чтобы сделать какие-то выводы.

В нынешнем году ВТБ и Рослесхоз запустили новый проект «Сценарии развития лесного комплекса России до 2015 года. Мониторинг (2004-2006 годы)». Начиная с конца мая рабочая группа собиралась на ежемесячные встречи для обсуждения текущих вопросов по проекту и принятия решений, а недавно провела два мозговых штурма с участием заинтересованных лиц: представителей Рослесхоза и ВТБ, региональной власти, крупного российского и транснационального бизнеса, экспортеров и импортеров лесной продукции, непрофильных инвесторов, профильных отраслевых объединений, науки и других специалистов, хорошо знающих проблемы подотраслей лесного комплекса. Самое время обсудить результаты мониторинга перед выступлением на Международном лесопромышленном форуме в Петербурге с докладом, адресованным власти и бизнесу. Причем итоги проекта предполагается не только озвучить на петербургском форуме, но и представить в форме аналитических материалов Правительству РФ.

Приоритетные сферы лесопромышленного комплекса, требующие особо пристального внимания ответственных за принятие решений, рабочая группа выделила для рассмотрения еще на своей первой встрече: это целлюлозно-бумажная промышленность, плитные материалы, биоэнергетика... Практически все лето ушло на обсуждение имеющихся возможностей, логики и логистики мониторинга существующих подотраслевых сценариев и определение проблем российского лесного комплекса, которые власть предпочитает не замечать и которые в то же время существенно тормозят развитие бизнеса и привлечение в отрасль инвестиций.

Предыдущий проект был нацелен на то, чтобы просчитать, как при разных вариантах развития событий изменятся показатели российского лесного комплекса к 2015 году в сравнении с 2003 м, какими будут ВВП отрасли, темпы роста, объемы лесозаготовок, экспорта продукции, импорта, инвестиций, численность работающих, вклад в рост всей экономики, рентабельность предприятий, налоговые поступления и т. п. По этому же принципу просчитывались количественные и качественные характеристики сценариев развития деревообрабатывающей подотрасли: объемы производства товарной продукции, инвестиций, экспорта и импорта, численность работающих и пр. Естественно, эти показатели будут тем выше, чем скорее и эффективнее власть и бизнес станут решать отраслевые проблемы, в зависимости от выбранного из четырех возможных сценариев развития событий: интенсивного роста лесной отрасли, то есть полноценного комплексного решения проблем лесного комплекса в течение 1,5-2 лет; отложенного роста - полноценное комплексное решение проблем в течение 5-7 лет; непоследовательных половинчатых решений и инерционного развития, когда ситуация в ЛПК остается фактически без каких-либо изменений.

Эксперты, задействованные в проекте, все 3 года тщательно наблюдали за изменениями, происходящими в ЛПК, а затем подвели промежуточные итоги в каждой из рассматриваемых областей лесопромышленного комплекса. Полученные экстраполяции показали, по какому сценарию движется та или иная подотрасль и к какому финишу при нынешних темпах развития придет в обозначенный 2015 год. В большинстве подотраслей (а значит, и во всем лесном комплексе) картина получилась далеко не жизнерадостной.
Так, экстраполяция фактических средних объемов прироста за 2004-2006 годы товарной целлюлозы показала, что этот рынок, если рассматривать его на коротких отрезках времени (то есть с 2003 по 2006 год), развивается даже хуже, чем предполагает наихудший из всех сценариев - инерционный, а на более длинных временных отрезках лишь незначительно его превосходит.

Если в 2004 м объемы производства продукции в целлюлозно-бумажной промышленности составляли 2404 тыс. т, то к 2015 году согласно экстраполяции фактических средних объемов прироста за 2004-2006 годы эта цифра достигнет всего 2586 тыс. т.

В то же время высокий уровень объемов импорта в ЦБП фактически демонстрирует нашу неспособность на сегодняшний день обеспечить страну отечественными товарами. «В прошлом году внешнеторговое сальдо целлюлозно-бумажной продукции России впервые за период 2003-2006 годов снизилось до отрицательных значений и составило минус $300 млн. Это говорит о том, что российская ЦБП потихоньку сдает внутренний рынок. Хорошим примером для нас является Бразилия, которая несколько лет назад сдала свой рынок бумаги, теперь с трудом его отвоевывает», - комментирует руководитель лесной программы ВТБ, член Лесной коллегии МПР России Олег Жуковский.

Стоило бы обратить особое внимание на динамично развивающийся рынок бумаги. В рассматриваемый период объемы производства в стране не покрывают потребности внутреннего рынка, причем разрыв между производством и потреблением довольно существенный. Зато объемы выпуска картона при существующих темпах роста производства будут неуклонно приближаться и, возможно, даже перекроют объемы, заявленные в самом благополучном из сценариев - интенсивного роста, или, по-другому, низкого старта. Особенно это касается картона тарного, что логично: растет потребительский рынок и товарам нужна упаковка. Столь же радужные перспективы, но уже в плитном производстве, ожидают фанеру и ДСП. Показатели объемов прироста этих двух видов продукции зашкаливают за планку «низкого старта», то есть сценария интенсивного роста.

Чтобы поднять производство бумаги, нужно построить новые ЦБК и «вдохнуть жизнь» в старые, на большинстве которых сегодня она «едва теплится». Производства эти капиталоемки, а условия для инвесторов малопривлекательны. Стоит ли удивляться, что объемы прироста инвестиций к 2015 году обещают отстать даже от худшего из сценариев? По инерционному пути развития прирост инвестиций через 8 лет должен составлять $6,7 млрд. Экстраполяция показывает, что этот показатель не превзойдет отметку в $6,29 млрд, если, конечно, за все эти годы в лесной политике кардинально ничего не изменится.

Прогнозный прирост инвестиций незначителен не только в ЦБП, но и во всем лесном комплексе. Статистика, которую предлагают эксперты, свидетельствует о приближении фактических цифр к сценарию под № 3 - непоследовательных половинчатых решений.
Анализ ситуаций разных подотраслей показал, что российский лесной комплекс развивается далеко не по самым благоприятным сценариям. Мы или «бежим с препятствиями», говоря простым языком, или «плывем по течению», и вырваться из порочного круга на таких скоростях практически нереально.

Заинтересованные в интенсивном развитии отрасли эксперты решили не останавливаться на констатации безрадостных фактов. Следующий этап их работы над проектом был посвящен поиску проблем, которые мешают ЛПК выйти из затяжного кризиса. Проблем насчитали девять, и на втором мозговом штурме участники - известные в отрасли люди (замруководителя ФАЛХ Александр Акимов, директор по развитию бизнеса в России компании Stora Enso Харри Рантонен, ректор ВИПКЛХ Анатолий Петров, ректор МГУЛ Виктор Санаев, президент «Глобал Эдж» Михаил Лифшиц, координатор лесной программы WWF Владимир Дмитриев и другие во главе с модератором Олегом Жуковским) - распределили их по степени значимости и зонам ответственности со стороны государства, бизнеса или государственно-частного партнерства.

Итоги ранжирования предугадать было несложно. Самыми острыми и насущными проблемами названы неэффективность системы подготовки квалифицированных кадров, качество государственного управления лесом, несистемная государственная политика, неопределенность стимулов, механизмов и принципов управления инфраструктурой леса, неэффективный механизм стимулирования долгосрочного инвестирования в лесной комплекс, отсутствие необходимой объективной информационной базы для развития бизнеса... Формулировки поставленных проблем, конечно, далеки от идеальных, но суть их от этого не меняется. Пройдемся подробнее по каждой.

ДЕВЯТЬ КРУГОВ ЛАБИРИНТА

Пожалуй, немного неожиданным было то, что последняя из перечисленных в списке проблем - проблема человеческого капитала - была единогласно признана экспертами самой важной по значимости. Сформулирована она как «создание эффективной системы подготовки квалифицированных кадров и механизма развития науки и инновационного процесса в лесном комплексе».

Вот уж правда: кадры решают все! Сегодня дефицит специалистов наблюдается во всех отраслях ЛПК и по всем направлениям: в государственном управлении, науке, промышленности. Не удивительно, что нам уже столько лет не удается преодолеть технологическую и техническую отсталость, которая со временем будет только нарастать, если не воспитать востребованные и квалифицированные лесные кадры. Даже качественное импортное оборудование используется в России не на полную мощность, ибо работать на нем фактически некому.

Кстати, представители производственных предприятий сетовали, что студенты профильных вузов выпускаются без надлежащих знаний и навыков и еще в течение года-двух приходится их дополнительно обучать.

Участники пришли к выводу, что профильным средним и высшим учебным заведениям и отраслевой науке крайне необходима государственная поддержка. Было бы непростительной ошибкой не найти источники финансирования фундаментальных и прикладных исследований в лесном комплексе, ведь это задел на будущее. Ну и в конце концов, положительно сказались бы на отрасли межправительственные соглашения и поправки к миграционному законодательству, предусматривающие возможность пребывания иностранных рабочих на период не менее 2 лет...

На второе место вышла проблема качества государственного управления лесом. Совершенно очевидно, что страна давно и сильно страдает от отсутствия сбалансированной государственной лесной политики по всем направлениям: в области инновационных процессов, глобализации, социально-экологической устойчивости, социально-экономической политики, планирования рынка потребления и производства.

Последствия некачественного госуправления в полном расцвете: занимая лидирующие позиции в мире по запасам древесины, производим незначительную долю продукции с добавленной стоимостью; лесной бизнес не уверен в завтрашнем дне, а между ним и государственной властью нет ни доверия, ни четкости в распределении ответственности. Муниципальная власть и вовсе, должно быть, чувствует себя в роли бедной родственницы, обладая весьма ограниченными правами в управлении лесом как государственным ресурсом.

Рабочая группа видит единственное решение данной проблемы - выработку системного подхода в оценке российских лесных ресурсов, расчетной лесосеки, лесозаготовке, транспортировке, лесоперерабатывающем комплексе, лесовосстановлении, то есть в целом в использовании лесных ресурсов. Важно наконец принять целевое планирование развития ЛПК, где была бы выстроена эффективная система контроля, учета, управления государственным ресурсом с учетом перераспределения полномочий между федеральным, региональным и местным уровнями власти. В первую очередь необходимо усовершенствовать законодательную базу, объединив предварительно усилия государства, бизнеса и общества. Бизнес станет эффективным только тогда, когда власть сформулирует для него четкие правила игры.

Не стоит, по мнению экспертов, экономить на маркетинговых исследованиях по оценке емкости внутреннего и внешнего рынков продукции ЛПК - государство должно знать рынок потребления.

Близка к вышеобозначенной проблема несистемной государственной политики по размещению производительных сил лесного комплекса, в том числе по освоению труднодоступных запасов леса. Это, собственно, все тот же вопрос качества госуправления и регулирования.

Как известно, в России ежегодно осваивается менее 30 % от расчетной лесосеки. Более половины леса в России заготавливается на территории Сибири и Дальнего Востока и отправляется в необработанном виде на экспорт, в то время как основные перерабатывающие мощности сконцентрированы в Центральном регионе и на Северо-Западе страны. Лесоматериалы из сырьевых районов России приходится доставлять в районы с развитой перерабатывающей промышленностью, а это экономически нецелесообразно. Причем ситуация со сложившимися географическими перекосами в размещении мощностей по производству волокнистых полуфабрикатов и целлюлозно-бумажных товаров с высокой добавленной стоимостью будет только усугубляться. На такую мысль наводят намерения региональных администраций и потенциальных инвесторов построить 12 новых ЦБК в 12 регионах страны с суммарным объемом мощностей по производству 3,5 млн т в год целлюлозы и только 2,5 млн т в год бумаги, картона и изделий из них.

Государственное регулирование тарифов на энергоносители для энергоемких производств и на перевозку сырьевых лесопродуктов нелогично. Волей-неволей радиус перевозки определяют именно железнодорожные тарифы. За последние 5 лет они выросли в 2,5 раза и, например, в структуре себестоимости экспорта пиломатериалов достигли уже 50 %. Наверное, было бы справедливо подходить к установлению железнодорожных тарифов дифференцированно: чем больше везешь - тем дешевле стоимость перевозки.

Особенно остро проблема диспропорций в размещении лесозаготовительных и перерабатывающих мощностей встанет после введения заградителных таможенных пошлин на экспорт кругляка. Рабочая группа проекта комментирует: «Поэтапное введение ограничительных пошлин на вывоз круглого леса приведет к тому, что в 2011 году, когда соответствующее постановление Правительства РФ будет задействовано в полном объеме, а ни одного нового ЦБК еще не будет построено, останется без использования еще 18-19 млн м балансовой древесины. Это усугубит и без того гигантский дисбаланс между производством и потреблением лесоматериалов и не изменит нерациональной структуры экспорта лесных товаров. Отрицательное сальдо внешнеторгового баланса по продукции ЦБП, формировавшееся в 2006 году, будет усугубляться».

Стагнация на крупнейших мировых рынках, по мнению экспертов, может привести к крайне плачевным последствиям для российских лесозаготовителей, что в обозримой перспективе создаст проблемы и для переработчиков (как существующих, так и вновь создаваемых).

Участники мозгового штурма предположили, что было бы разумным вести межрегиональный баланс производства и потребления лесоматериалов, а региональное развитие лесопромышленного комплекса планировать с учетом социальных, природных и экологических особенностей территорий и в увязке с необходимостью обеспечения внутреннего рынка конкурентоспособной отечественной продукцией на основе создания импортозамещающих производств. Кто бы спорил, что ответственность за принятие каких бы то ни было решений в этой области целиком лежит на государственной власти?

Обсудили вопрос и о том, насколько дорогим или дешевым должен быть в России лесной ресурс. Мнения разделились. Харри Рантонен считает, что низкая стоимость - важное конкурентное преимущество России перед другими странами, но он иностранец, и вроде бы благосостояние нашей страны не его забота. Большинство же российских экспертов согласились с тем, что базовая ставка на лес не может быть слишком низкой и должна дифференцироваться по регионам...

Третья глобальная проблема российского лесного комплекса - инфраструктурная. Если раньше государственные чиновники открещивались от проблемы лесных дорог, кивая в сторону лесопользователей, то сегодня они заявляют о готовности решать эту проблему совместными усилиями с региональными властями и бизнесом. Но дальше декларативных заявлений, несмотря на то что в федеральном бюджете даже заложены определенные суммы, дело не пошло по причине все того же неэффективного госуправления. Власть до сих пор не определилась со стимулами, механизмами и принципами эффективного управления инфраструктурой леса. И нечего тогда ждать, что в регионах с неосвоенными, почти дремучими лесами откуда ни возьмись появятся дороги и этот постепенно стареющий и умирающий на корню, а потому малопривлекательный лес кто-то захочет осваивать.

На мозговом штурме прозвучало мнение, что дорожное строительство должно осуществляться не только и не столько за счет инвестора, сколько за счет прямого финансирования из средств федерального бюджета, бюджетов регионов и муниципальных образований и смешанного финансирования, так как государство заинтересовано в развитии инфраструктуры больше, чем лесной арендатор. Инфраструктура леса, в том числе лесовозные дороги, может стать источником дохода муниципальных бюджетов, а значит, необходимы соответствующие поправки к федеральному законодательству о местном самоуправлении.

Почему бы не решать задачу в том числе в рамках разрабатываемой федеральной целевой программы «Развитие мощностей по глубокой переработке древесины и освоению новых лесных массивов»? И частные инвестиции привлечь в эту сферу не составит особого труда, если продумать механизм стимулирования частников.

Четвертая проблема, решение которой специалисты также возложили на «совесть» государства, обозначена как «несоответствие современным требованиям системы сбора и доступа к информации о запасах, инфраструктуре леса, лесопользовании и лесном комплексе в целом». Проще говоря, речь идет о необъективной оценке лесных ресурсов, которая влечет за собой такие последствия, как противоречия в оценке лесосеки, неэффективное освоение лесных участков, низкий инвестиционный потенциал при высоких рисках, что часто связано с отсутствием свободного доступа к достоверной информации об участках лесного фонда.

Отсутствует информационный инструментарий, позволяющий системно контролировать оборот необработанной древесины. Таким же образом в достаточной мере не решается проблема нелегальных рубок. Вердикт участников проекта по этой проблеме: «Малоэффективная борьба с браконьерами не позволяет вести полноценный уход за лесом, включая проведение рубок ухода, санитарных рубок, лесовосстановительных и других лесохозяйственных работ. Противодействие теневым лесорубам ведется несистемно и концентрируется на каких-то отдельных участках, однако единой системы борьбы не выработано».

Решение проблемы напрашивается само собой: нужно увеличивать государственное финансирование работ по инвентаризации лесного фонда РФ, разрабатывать и реализовывать новые способы сбора, учета, обработки и представления информации о лесных ресурсах, создавать полноценную систему контроля над оборотом древесины от мест заготовок до мест потребления.

Недостаточно эффективна государственная политика также в области сохранения и восстановления лесных ресурсов и создания лесных плантаций.

В итоге участки с развитой инфраструктурой лишены сырьевой базы, природный ресурс не возобновляется в достаточной мере. Нет сомнений в том, что поддерживать ценный породный состав - задача государственной важности, да и семеноводство не должно быть в запущенном состоянии. А вот по поводу лесных плантаций мнения разделились. Одни считают, что лесные плантации крайне необходимы на неиспользуемых землях сельскохозяйственного назначения, но, к сожалению, им не уделяют должного внимания, другие - что плантации - экзотика для России, и на сегодняшний день есть куда более важные дела.

В качестве еще одной важнейшей проблемы отрасли были названы неэффективные механизмы стимулирования долгосрочного инвестирования в лесной комплекс. Степень износа мощностей российских ЦБК, по оценке РАО «Бумпром», может достигнуть критического уровня в 100 % уже в 2008 году. При этом банковские кредиты сегодня труднодоступны, а в свете банковских кризисов в США и Европе в ближайшем будущем могут стать и вовсе недосягаемыми. Крупному бизнесу не хватает залогового обеспечения, а малому и среднему предоставляют только «короткие деньги», чтобы избавить себя от лишних рисков.

Эксперты проекта считают, что постановление Правительства РФ № 419 от 30.06.07 «О приоритетных проектах в области освоения лесов» не дало существенных изменений в инвестиционном плане. Механизм привлечения государственных средств для инвестирования объектов инфраструктуры при создании новых лесопромышленных предприятий и для подавляющего числа потенциальных инвесторов остается по-прежнему недоступным. Какие здесь можно предложить решения? В соответствии с требованиями Бюджетного кодекса и Федерального закона «О защите конкуренции» субъекты Федерации могли бы предоставлять государственные гарантии предприятиям ЛПК.

Чтобы инвестор захотел прийти и вложить капитал, государство должно обеспечить безопасность инвестиций в бизнес; создавать инфраструктуру для реализации инвестиционного проекта вместе с бизнесом, а не ждать, что инвестор, не раздумывая, возьмет на себя такие огромные расходы; предоставить льготы по уплате арендной платы на период окупаемости проекта, а также необходимые налоговые и таможенные льготы и т. д.

Сегодня также практически полностью отсутствует государственное стимулирование переработки и утилизации древесных отходов, рециркуляции продуктов лесного комплекса. И пусть это пока далеко не самая актуальная проблема, но, если мы начнем увеличивать объемы переработки древесины, она неизбежно возникнет. Поэтому уже сейчас не мешает подумать о программах стимулирования переработки отходов лесопиления предприятиями ЛПК с включением механизмов Киотского протокола и перевода коммунальной энергетики на биотопливо, особенно в регионах с развитым ЛПК.

Одной из эффективных мер утилизации могут стать сбор и переработка макулатуры. Ресурсы макулатуры в стране в 2,5 раза превышают ее использование. В то же время в мире 50 % бумаги обеспечивается за счет макулатуры, а у нас эта цифра не превышает 19 %.

Проблема, попавшая в проект под № 5, заняла одно из последних мест по значимости. Речь идет об отсутствии системного подхода в области организации и проведения работ по стандартизации, сертификации, разработке технических и технологических регламентов в лесном комплексе, в том числе по сертификации лесо¬управления. Кстати говоря, эксперты отметили высокую «взяткоемкость» этой проблемы.

Возможно, при наличии более приоритетных задач данная проблема кажется не столь «страшной». Тем не менее, если ее не решать, придется мириться с тем, что такого продукта ЛПК, как деревянный дом, юридически не существует, как нет и производственных мощностей для индустриального строительства жилья из древесины, что, в свою очередь, не позволяет решать жилищные вопросы. Конечно, нет ничего хорошего в том, что мы не имеем современных нормативов - от требований по противопожарной безопасности продукции до стандартизации деталей.

Многие эксперты возмущены тем, что Россельхознадзор в открытую занимается вымогательством в государственном масштабе, организовав платную выдачу фитосанитарных сертификатов через коммерческие структуры, при том что никаких карантинных зон в России нет. И эти требования Россельхознадзора совершенно не соответствуют международным.

Заодно прозвучали нарекания со стороны участников мозгового штурма по отношению к недоработкам Лесного кодекса, который бесполезно было вводить в действие без подкрепляющих его нормативно-правовых актов. Далекой от лесного хозяйства названа система Росприроднадзора. Вряд ли кого-то удивила реплика, высказанная одним из экспертов, о том, что вся реформа была изначально обречена на провал.

Но эмоции эмоциями, а совсем скоро их конструктивные предложения должны услышать и высокие гости Международного лесного форума, ведь, по сути, это единственная крупная площадка для дискуссии между властью и бизнесом. Очень важно донести идеи титанического коллективного труда до нового правительства и не допустить дальнейшего скатывания ЛПК по инерционной кривой.
Иветта КРАСНОГОРСКАЯ