Русский Английский Немецкий Итальянский Финский Испанский Французский Польский Японский Китайский (упрощенный)

Партнеры журнала:

События

Как поссорились Михаил Иванович и Юрий Григорьевич

Проблемы лесной сертификации в России в настоящее время остры, как никогда. Казалось бы, и руководители предприятий ЛПК России понимают необходимость произвести сертификацию своих лесных угодий, однако в то же время затраты на сертификацию не всегда окупаются. Многие закупщики не желают платить за сертифицированный лес дороже, чем за несертифицированный. Эти проблемы обсуждались на круглом столе «Задачи лесной сертификации в России», состоявшемся в рамках Международного лесного форума.

Сор из избы

Этот круглый стол запомнился всем участникам в первую очередь не совсем корректным поведением генерального директора ООО «ЕвроПартнер» (в июне эта организация первой из российских компаний получила право самостоятельного проведения аудита системы лесоуправления и цепи поставок сырья) Михаила Ивановича Кныша. И все из-за того, что в рамках этого круглого стола имел неосторожность выступить старший эксперт, руководитель программ по лесной сертификации ассоциации «Русский регистр» Юрий Григорьевич Пономарев. Мало того что выступил, так и имел наглость сообщить, что его ассоциация проходит аккредитацию в FSC, чтобы стать второй в России компанией, имеющей право на проведение сертификационного аудита. Также Юрий Пономарев вообще уж безответственно использовал в своей презентации логотип Лесного попечительского совета (FSC).

Михаил Иванович возмутился тем, что сертификацией планирует заниматься организация, учредителем которой (по мнению Михаила Ивановича, конечно же) является государство, что недопустимо по правилам FSC. Также его недоумение вызвало и то, что в своей презентации Юрий Григорьевич использовал логотип FSC, что также непозволительно, поскольку (опять же по мнению Михаила Ивановича) презентация является рекламой компании, а до тех пор, пока организация не аккредитована в FSC, она не имеет право использовать логотип совета в своих рекламных материалах.

Я не буду никоим образом комментировать слова г-на Кныша – пусть ответ на вопрос «Кто прав?» ищет не частная компания или журналист, а уполномоченный на то орган. И уж коль скоро в круглом столе принимали участие не только компании-сертификаторы, но и глава российского офиса FSC Андрей Птичников, глава российского отделения WWF Евгений Шварц, которые не нашли ничего предосудительного в презентации «Русского регистра», то вопрос, видимо, кроется не в нарушениях правил аккредитации.

Проблема, похоже, заключается в том, что сегодня лесная сертификация становится весьма выгодным бизнесом. До тех пор пока в июне 2006 года в России не было своего сертифицирующего органа, российский рынок лесной сертификации принадлежал зарубежным компаниям – SmartWood, NepCON, GFA и другим. С появлением же российского аудитора – ООО «ЕвроПартнер» – у них появился очень сильный конкурент. Уже первая самостоятельно проведенная «ЕвроПартнером» сертификация Братского ЦКК показала, что российская компания может потеснить зарубежные на этом рынке.

Появление претендента-конкурента, похоже, несколько спутало планы «Евро­Партнера». Ведь нельзя исключать, что ассоциация «Русский регистр», образованная старейшим российским сертифицирующим органом – Русским регистром, может составить жесткую конкуренцию первому российскому сертификатору. Видимо, потому и стал Михаил Иванович громко свое несогласие высказывать. С одной стороны, это понятно: законы бизнеса таковы, что или ты «съешь» конкурента, или он тебя. Однако, с другой стороны, FSC-сертификация подается как «блюститель» интересов окружающей среды, местного населения и бизнеса. И, по идее, сама система и организации, её представляющие, должны служить неким эталоном честного и адекватного отношения к бизнесу. Увы, но такое поведение уполномоченных организаций служит дискредитации всей системы сертификации.

Кроме этого, почему-то мне приходит в голову поговорка про сор, который из избы не выносят. Подобные «спорные» моменты, г-н Кныш, нужно решать за закрытыми дверями, подальше от общественного мнения. Когда внутренние дела Лесного попечительского совета становятся достоянием общественности, тогда ставится под сомнение сама система лесной сертификации, её беспристрастность. Бизнес бизнесом, а лесную сертификацию оставьте неким эталоном чистоты, отделенным от бизнеса.

Впрочем, сегодня можно уверенно сказать, что между Михаилом Ивановичем и Юрием Григорьевичем черная кошка уже пробежала… И смогут хоть когда-нибудь руководители двух уважаемых компаний подать друг другу руки в знак приветствия – большой вопрос. Только хочется, чтобы это никак не сказалось на отношении лесопромышленников к той главной задаче, которую должна решить лесная сертификация, – соблюдению баланса экологических, социальных и экономических интересов.

Россия стала ещё ближе…

На круглом столе было объявлено, что Россия стала ещё ближе к лидеру мировой лесной сертификации – Канаде. Сегодня в нашей стране сертифицировано 12 768,1 тыс. га лесов. Сертификатами устойчивого управления лесами обладают 33 компании по всей России – от Дальнего Востока до Ленинградской и Псковской областей. Ещё 3−4 млн га лесов находятся в процессе сертификации, и получение сертификатов устойчивого лесоуправления ожидается в ближайшее время.

И хотя даже с учетом лесов, находящихся «в процессе», Россия не дотянет до канадских площадей (здесь сертифицировано около 18 млн га), можно уверенно заявить, что в 2006 году Россия сделала качественный рывок в лесной сертификации. Во-первых, в 2006 году наша страна вышла на второе место по площади сертифицированных лесов, обойдя Швецию. Во-вторых, в этом году в России появилась компания, которая может самостоятельно проводить аудит системы лесоуправления и цепи поставок древесного сырья. В-третьих, Российская национальная рабочая группа была аккредитована в FSC International.

Стоит заметить, что Россия сильно отстает от других стран с развитым ЛПК по количеству сертификатов цепи поставок сырья от производителя к потребителю (chain-of-custody). Сегодня лишь 38 отечественных компаний обладают такими сертификатами, в то время как в других передовых лесных державах их количество достигает нескольких сотен.

Буквально накануне Международного лесного форума, 9 октября, OOO «Сведвуд Карелия» и OOO «Сведвуд Тихвин» первыми в Ленинградской области и Республике Карелия получили сертификаты Лесного попечительского совета по лесоуправлению и цепочке поставок. Получение данных сертификатов является важным шагом в непрерывном улучшении природо-охранного имиджа компаний.

«Мы предвидим дальнейшее развитие позитивного сотрудничества с государственными органами власти, отвечающими за лесной сектор, а также с природоохранными организациями. Такое сотрудничество способствует экологически устойчивому положению наших лесов, развитию производства как в России, так и за рубежом. Как покупатели леса мы и дальше хотим укреп­лять подобную репутацию у наших поставщиков древесины», – заявил директор лесной отрасли «Сведвуд Интернешнл» Клас Бустрем.

«Сертификация OOO „Сведвуд Карелия“ и OOO „Сведвуд Тихвин“ особенно важна тем, что это первая сертификация, осуществленная на территории Ленинградской области и Республики Карелия. Как и все первопроходцы, компания „Сведвуд“ столкнулась с рядом проблем, непониманием и торможением деятельности на региональном уровне. Лишь благодаря упорной работе и помощи партнеров она добилась нужного результата. Сертификация предприятий группы „Сведвуд“ проложила дорогу массовому развитию добровольной лесной сертификации в этих регионах», – отметил директор российского представительства FSC Андрей Птичников.

Также накануне форума было принято решение о выдаче сертификата устойчивого лесоуправления основному поставщику лесного сырья на Котласский ЦБК – ООО «Илим­СеверЛес» (Архангельская область). Эта компания стала обладателем группового сертификата устойчивого лесоуправления. Площадь сертифицированных лесов составила 1677,4 тыс. га. Соответствующий документ на круглом столе в Санкт-Петербурге генеральному директору ООО «ИлимСеверЛес» Сергею Аншукову вручил глава российского представительства FSC Андрей Птичников.

После вручения сертификата Сергей Аншуков отметил, что основная цель «ИлимСеверЛеса» – лесообеспечение Котласского ЦБК, головного предприятия котласской группы предприятий корпорации «Илим Палп», поскольку «получение сертификата устойчивого лесоуправления группой „ИлимСеверЛес“» позволит комбинату эффективнее конкурировать на европейском рынке».

И уже 1 ноября Котласским ЦБК была выпущена первая партия целлюлозы, на которой красовался логотип Лесного попечительского совета. Как отметила руководитель лесной программы Всемирного фонда дикой природы Елена Куликова, присутствовавшая на торжественной маркировке первой партии целлюлозы, «событие, участниками которого мы являемся, – практическое подтверждение взятых обязательств, конкретное их выполнение».

Кроме этого, группа «Илим­СеверЛес» поставляет пиловочник, фанкряж другим переработчикам из Архангельской и Вологодской областей. И здесь наличие сертификата, по мнению Сергея Аншукова, должно сыграть положительную роль: сертифицированный пиловочник и фанкряж можно будет реализовывать по более выгодной цене.

В этом свете выступление следующего докладчика – заместителя генерального директора ОАО «Онежский ЛДК» по экологии Вячеслава Белых – было особенно интересно. Дело в том, что группа предприятий ОАО ПЛО «Онегалес», основной поставщик сырья на Онежский ЛДК, уже полностью сертифицировала свой лесфонд. И сегодня пиловочное сырье в первоочередном порядке поставляет на свое головное предприятие, а вот балансы, фанкряж – сторонним организациям. И здесь лесозаготовители столкнулись с весьма серьезной проблемой.

Сегодня леспромхозы Онежского ЛДК поставляют переработчикам сертифицированное сырье, и те, по законам рынка, должны были предложить более выгодную цену. Однако, как подчеркнул Вячеслав Белых, «политика, например, Архангельского ЦБК непонятна: у нас есть сертификат FSC устойчивого лесоуправления, ЦБК заинтересован в увеличении доли сертифицированного сырья, чтобы большую часть продукции можно было маркировать логотипом FSC, но в то же время комбинат не готов повышать цену на щепу, балансы ни на рубль». В результате часть беломорского леса идет на переработку в Сегежу.

«Невостребованность FSC-сертифицированной продукции на внутреннем рынке тормозит развитие лесной сертификации в России, – отметил Вячеслав Белых. – Если мировые рынки пиломатериалов реагируют (в том числе и в ценовом выражении) на наличие сертификата FSC, то на внутреннем рынке такая продукция не востребована».

В настоящее время российское представительство FSC разработало новую программу поддержки лесной промышленности в вопросах сертификации, в рамках которой будет уделено серьезное внимание освещению вопросов по этой теме в прессе и СМИ. «Из-за слабой инфоподдержки лесопромышленники тратят значительные усилия и средства на преодоление возникающих проблем, зачастую шагая по уже пройденному кем-то пути, – подчеркнул Андрей Птичников. – А органы государственной власти не всегда в полной мере адекватно представляют важность лесной сертификации». И для преодоления этих негативных моментов российский офис FSC, Национальная рабочая группа FSC, Ассоциация экологически ответственных лесопромышленников FTN России начали реализацию совместной программы информационного обслуживания и поддержки сертифицированных предприятий, с помощью которой они планируют ликвидировать «сертификационную безграмотность» на всех этажах власти и лесной промышленности.

Позиции FSC на мировом рынке сертификации

Также на круглом столе отмечалось, что буквально недавно лидерство FSC подтвердила и Организация Объединенных Наций. В конце сентября Европейская экономическая комиссия ООН (UNECE) и Комиссия ООН по вопросам продовольствия и сельского хозяйства (FAO) опубликовали ежегодный обзор рынков за 2005−2006 годы. В числе прочего публикация дает общую статистическую информацию и о лесных рынках Европы, Северной Америки и СНГ.

В частности, в отчете отмечается, что за прошлый год площадь FSC-сертифицированных лесов увеличилась на одну треть. За тот же период площадь лесов, сертифицированных по Панъевропейской системе лесной сертификации (PEFC), выросла лишь на 5 %. Таким образом, площадь FSC-сертифицированных лесов увеличилась за прошлый год на 20 млн га, а площадь PEFC-сертифицированных – на 10 млн га.

Сертификация по FSC распространена более равномерно по странам и континентам нежели PEFC: более трети сертифицированных площадей FSC лежат вне стран Европейского союза и Северной Америки (у PEFC на ЕС и Северную Америку приходится около 96% сертифицированных лесов и лишь около 1 % на африканские страны). В прошлом году были получены первые FSC-сертификаты в тропических и субтропических лесах – в Гайане, Лаосе, Камеруне, Мозамбике, Корее, Вьетнаме и других государствах.

Впрочем, можно отметить, что ведущие лесные державы выбирают лишь одну из систем сертификации. Так, в Канаде, Финляндии, Норвегии, Германии, Австралии, Франции сильны позиции Панъевропейской и дружественной ей систем лесной сертификации. FSC преобладает в России, Польше, Дании, Голландии, Японии, Китае, Бразилии. В США сосуществуют в равной степени обе системы лесной сертификации.

Как можно заметить из приведенных выдержек из отчета UNECE, на сегодняшний день Российская Федерация сделала свой выбор в пользу FSC-сертификации. И появление других игроков на рынке сертификации пока не ожидается, даже несмотря на то что один из национальных советов по лесной сертификации строит свою работу под PEFC.

Однако нужно понимать, что стремление некоторых участников рынка FSC-сертификации «перетянуть одеяло» на себя, поставив во главу угла не принципы устойчивого лесоуправления, а интересы своего бизнеса, могут привести к тому, что FSC утратит свои позиции на российском рынке. И наша страна из «моносистемной» (с доминированием одной системы лесной сертификации) превратится в «полисистемную» страну (в которой будут на равных сосуществовать две, а то и больше систем лесной сертификации). С одной стороны, это хорошо, ибо конкуренция подстегивает развитие. С другой – лесопромышленники начнут метаться от одной системы к другой, попросту запутаются в стандартах и нормах и отвернутся от лесной сертификации. А это не нужно никому.

Юрий ДАНИЛЬЯНЦ