Партнеры журнала:

Тема страницы

Влияние лесов на полноводность рек

Летом 2010 года в засушливых областях России служили молебны. Газета «Известия» сообщала: «В Нижегородской области, где установилась аномальная жара, в храмах прихожане и священнослужители молятся о ниспослании дождя... Молебны о дожде проходят ежедневно во всех приходах области».

Гусман Минлебаев
Гусман Минлебаев

Власти были довольны - людям не до размышлений о причинах все уменьшающейся водности территории, о том, почему в водоемах области все меньше накапливается воды, почему все реже над полями, огородами, городскими улицами и площадями собираются дождевые облака. Сами же власть имущие, озабоченные дележом стремительно иссякающих водных ресурсов, даже думать не желают о необходимости сохранения оставшихся водоохранных лесов, не говоря об их восстановлении. А если массы начнут роптать, им объяснят власть, «наука», «зеленые» и священники, что засуха - стихийное явление и что как­то все само собой получилось: леса где «кончились», а где поредели и начали гореть; овраги расползлись и ежегодно уничтожают свыше 100 тыс. га сельхозугодий; иссякло огромное количество родников; рыба исчезает; реки обмелели...

Из истории давней

Последние 10 тыс. лет после ледникового периода почвы на Земле формировались благодаря лесу. Многовековое и целенаправленное очищение территорий от леса для сельхозцелей привело к ряду фатальных последствий:

  • запустило механизм уничтожения плодородия почвы и самих угодий (за счет увеличения площади оврагов) и малых водотоков (это привело к уменьшению объемов пресной питьевой воды, обмелению рек и иссушению климата, что отрицательно влияет на существующий лес);
  • привело к сукцессии первоначального ценного широколиственного леса менее ценными мелколиственными и хвойными видами, которые делают почвы и климат менее влажными (то есть уменьшают водные ресурсы);
  • сокращение вышеописанных ресурсов ведет к уничтожению биоразнообразия.

Современное научное сообщество, лесные чиновники и законодатели наивно считают, что указ Петра Великого от 19 ноября 1703 года - это законодательный акт об описи лесов во всех городах и уездах в пределах 50 верст от больших рек и 20 верст от малых. Основной же смысл указа иной, как сегодня любят говорить - комплексный: «которые в те большие реки впали, а сплавному ходу по ним быть мочно», то есть речь в царском указе шла о том, что реки должны оставаться судоходными «дорогами». Эти расстояния в 50 и 20 верст буквально означают ширину водоохранных зон рек, которые были призваны сохранять и водность этих рек, и лесные и рыбные ресурсы, и уменьшать силу паводков.

В конце XIX - начале XX века в России ослабили «узду»: всего за 40 лет - с 1861 по 1913 год - площадь лесов европейской части России сократилась на 40%. Леса рубили на водоразделах, по берегам водотоков - независимо от их размера (длины). И реки стали стремительно мелеть. Крупные еще сохраняли роль транспортных артерий, но малые уже не могли принимать суда и баржи. Все малые притоки Волги, Днепра, Камы, Дона либо вообще перестали быть судоходными, либо таковой оставалась только определенная их часть. Резко сократились объемы вылова рыбы. Еще в 1870­е годы во всех притоках и субпритоках Волги, включая Москву­реку, водилась стерлядь. К началу XX века качественной рыбы стало намного меньше. Причина - в сведении на нет водоохранных лесов.

Стали частыми «великие засухи», приводившие к большой смертности населения на огромных территориях Российской империи. Руководство отреагировало быстро: обязало ученых разработать методы и средства защиты от засух, среди которых главенствующую роль для возрождения водотоков и восстановления водности и влажности воздуха (климата), вплоть до увеличения частоты и выпадения дождей, играло восстановление вырубленных лесов на водоразделах, водоохранных и полезащитных лесов.

В России до 1917 года крестьяне и сельские общины поощрялись за разведение лесов. За выращенные и сохраненные землевладельцем 50 десятин леса (~50 га) ему выдавалась награда в 500 руб. (цена 150-200 коров), а также золотая медаль. Но настал 1917 год. При новой власти продолжилась беспорядочная рубка лесов. А крестьян­землевладельцев с лесными наделами «новые хозяева» страны окрестили кулаками и уничтожили.

Лишь после засухи и голода 1930­х годов лесовосстановительные работы были возобновлены, и остатки водоохранных лесов охраняли­сберегали не лесники, а войска НКВД. Постановлением Совета Министров РСФСР от 17 марта 1939 года № 91 вокруг территорий рек, озер и водохранилищ выделялись водоохранные зоны. Нормы ширины рек были установлены в следующих размерах: при длине реки от истока от 101 до 200 км - 300 м, от 201 до 500 км - 400 м, свыше 500 км - 500 м. Продолжились и посадки лесов и лесополос.

Уничтожение лесных и водных ресурсов продолжилось в 1950­е годы - в период освоения целины в Нечерноземье, на Урале и в Сибири. Леса на склонах водотоков вырубались под пашни, водосборы распахивались до бровок оврагов и до уреза воды водотоков. И вот результат лишь по одному региону России: с 50­х годов XX века на территории Татарии плодородие почвы уничтожено на 50% площадей, исчезло 1775 родников, ручьев и малых речек, сегодня их осталось всего 4098! Ежегодно площадь оврагов увеличивается на 1 тыс. га, то есть безвозвратно утрачено уже более 40 тыс. га угодий!

Из истории новой

В 1991 году, после развала СССР, в соответствии с планами по развитию Российской Федерации водоохранные зоны мудро вывели из состава земель сельхозназначения и ввели в состав вновь образованной категории земель природоохранных. Но в 2006 году наши законодатели при молчаливом согласии научного сообщества узаконили прекращение посадок лесов, лесополосы стали бесхозными и начали исчезать, водоохранные зоны уменьшили в размерах и снова ввели их в состав земель сельхозназначения. Это означает введение запрета на посадку на этих землях столь необходимого там леса, а также обязательство для землевладельцев пахать и вносить удобрения в эти почвы, что ведет к их смыву, заилению рек и водохранилищ, увеличению количества паводков и уничтожению подземных стоков, то есть к уничтожению малых водотоков и увеличению угрозы пожаров. Эксперты оценивают ежегодные убытки от паводков, наводнений, подтоплений в нашей стране в 80-85 млрд руб.

И снова приходит на память петровский указ от 19 ноября 1703 года. Что же получается? Правители Российской империи еще в начале XVIII века понимали смысл природоохранных (экологических) норм, а нынешние депутаты и представители науки - нет, коль регулярно ухудшают природоохранные нормативы, что ведет к уничтожению водности рек, почв и лесов России? Сравните: в царские времена ширина водоохранной лесополосы составляла 20 верст, сегодня она меньше в 200 (!) раз. Вот одна из главных причин усиления эрозии почв и увеличения их смыва в реки, заиления рек и ручьев и сокращения объемов стока в водоемы, уменьшения количества осадков, усыхания лесов! В такой ситуации бесполезно вести разговоры об охране лесов. И это в то время, когда немалая часть сельхозугодий простаивает без дела и постепенно выходит из хозяйственного оборота!

В трудах некоторых отечественных ученых еще в конце 1960­х годов указывалось, что естественная растительность управляет континентальным водным циклом, обеспечивая непрерывное возобновление осадков за счет транспирации через листовую испарительную поверхность, площадь которой в естественных экосистемах всегда намного превышает площадь водосбора. Почвы, сформированные лесными растительными сообществами, представляют собой водонакопители, предназначенные для обеспечения водой и биогенами производства органики (в том числе лесной). Для синтеза 1 т органического вещества древесными растениями требуется не менее 100 т воды. Указывается в научных исследованиях и на то, что уничтожение естественной лесной растительности на водосборе и замена ее агросистемами нарушают гидрологический цикл и качество природных вод, так как ежегодное производство биомассы агросистемами намного меньше, чем естественными лесами. И для синтеза одного зерна требуется уже не 100, а не менее 1000 т воды. Увы, никем и ни на каком уровне эта проблема сегодня не поднимается.

Точно так же, как не обсуждается проблема правового режима восстановления, охраны и использования водных ресурсов и леса. Отсюда по сути «мертвые» лесное и водное законодательство. «Близорукость» юридической, лесной и мелиоративных наук, неполноценность рождаемых их представителями учебников и проектов, а также слабость всевозможных «зеленых» движений обусловили возникновение своего рода ловушки­тупика при решении вопросов возобновляемости природных ресурсов и определении путей развития тех же наук, экологического движения и во многом оказали негативное влияние на экономику страны.

Есть еще один важный аспект для понимания смысла существования жизни на Земле, а значит, и правовой основы восстановления, охраны и использования воды и леса. Это изменение климата на нашей планете, которое, по оценкам экспертов журнала Nature, происходит со скоростью 420 м в год. Деревья наших лесов не могут приспособиться к такой скорости и местами просто погибнут. Значит, продолжится исчезновение и оставшихся малых водотоков, которые берут начало в основном в чащах лесов и в горах. Если не думать уже сейчас о подборе новых видов деревьев и растений, замещающих тех, которые входят в «группу риска», и выращивать в питомниках традиционные виды для создания лесных культур, то тема правовой охраны вод и лесов станет неактуальной - леса «вымрут», а водоемы пересохнут.

Действовать без промедления

Актуальность рекультивации деградированных почв, земель, восстановления водных ресурсов на своей территории, сохранение исчезающих ценных видов деревьев, то есть рациональное природопользование очевидны землевладельцам, но не наемным работникам и государственным служащим.

Действующие Земельный и Лесной кодексы РФ (ЗК и ЛК РФ) не запрещают гражданам иметь в собственности все виды природных ресурсов, а ст. 9 Конституции РФ вернула после 1917 года гражданам право обладать ими. Поэтому начиная с 1991 года в нашей стране толковый хозяин­землевладелец, посеяв официально приобретенные семена, может создать коллекцию­арборетум и питомник ценных краснокнижных древесных видов и экзотов. В зависимости от числа видов и количества деревьев на частной земле можно создать: а) селекционно­семеноводческий объект; б) особо защитный участок леса (п. 3, пп. 3, 4, 5, ст. 102 ЛК РФ); в) частный ценный лес (п. 2, пп. 4 (б, г, д, е), ст. 102 ЛК РФ и Приказ МПР РФ от 22 января 2008 года № 13). В терминах Лесного попечительского совета по добровольной сертификации (FSC) эти насаждения значатся как лес высокой природоохранной ценности (ЛВПЦ) с высоким биоразнообразием видов, имеющий мировое и национальное значение. Выделяют два типа: ЛВПЦ 1.1. - это ООПТ, а ЛВПЦ 1.2. - места концентрации редких и находящихся под угрозой исчезновения видов. В соответствии со стандартами FSC растущие в таких лесах виды насаждений относятся к видам, занесенным в Красные книги мира, России и регионов.

Деятельность по выращиванию сеянцев, саженцев, семенных (взрослых) деревьев - это фермерство (ПП РФ от 25 июля 2006 года № 458). Если землевладелец считает нужным для своего бизнеса проведение интродукции ценных древесных видов, их селекцию, сохранение, то это означает, что он занимается частной научной деятельностью. Важно отметить: ни в СССР, ни в современной России никто не занимался и не занимается интродукцией ценных лесных видов.

Законодатели, представители юридической и лесной наук эту законную возможность инициативных граждан создать новые площади ценных лесов и тем самым восстанавливать водотоки просто «проглядели». Лесной и Водный кодексы в аспекте правового регулирования создания, использования и охраны вод и лесов недееспособны.

Экономически и экологически наиболее целесообразна рекультивация деградированных земель, ранее покрытых лесом, с помощью лесомелиорации. Коротко поясню практическую пользу от своей работы для тех, кто болеет душой за природу нашей страны и готов включиться в восстановление лесов, малых рек и родников.

Интродукция - путь к спасению рек и водоемов

Результаты моих усилий по выращиванию в одном из районов Татарстана на бросовых землях насаждений краснокнижных видов и реликтов, более эффективных, чем местные виды, доказывают практическую и юридическую возможность восстановления уничтоженного плодородия почв, достоинства и необходимость для экономики страны развития частной классической интродукции. Убежден: интродукция - это один из эффективных методов, которые могут привести к реальному восстановлению и сохранению биоразнообразия.

Отечественные ученые-лесоводы указывают, что полноценная интродукция возможна лишь в устойчивой лесной популяции. Для развития и роста каждого из сотен и тысяч всходов необходимы разнообразные условия на десятках и сотнях гектарах, где беспрепятственно осуществляется естественный отбор. Лишь в таких условиях возможно достичь генетического разнообразия и сохранения вида (без вырождения), что невозможно, например, в условиях ботанических садов.

В подтверждение сказанному приведу такой факт: для получения качественных семян карий и орехов (что и является основной целью интродукции) каждому дереву нужна площадь не менее 0,01-0,02 га, то есть для обеспечения полноценной интродукции этих видов в количестве не менее 100 экземпляров требуется площадь не менее 2 га. Ни один ботанический сад не может проводить полноценную интродукцию этих видов, для этого попросту нет достаточных площадей, времени и стимула для сотрудников - возможности написать диссертацию. В ботанических садах, как в зоопарке, выполняется, по сути, лишь охрана единичных экземпляров редкого вида, который там вырождается. А вот в частных устойчивых лесных популяциях на больших площадях происходит размножение без вырождения вида, что является целью интродукции и способствует сохранению находящихся под угрозой исчезновения видов.

В своей деятельности в качестве юридической базы я использую новеллу права, суть которой: ст. 1 Закона «О фермерском хозяйстве» обязала землевладельцев из фермеров лично трудиться на земле, а у других землевладельцев такой обязанности нет. И ЗК РФ (п. 2 ст. 28, п. 5 ст. 34 и п. 1 ст. 81), и ст. 12 Закона «О фермерском хозяйстве» предоставляют фермеру право получить землю бесплатно. Новелла не работает в нашей стране оттого, что иные юристы­теоретики плохо учат знанию законов будущих чиновников, судей, прокуроров - многие из них не знают даже основ права. И «благодаря» таким недоучившимся представителям судебной и исполнительной власти землю дают российским гражданам под фермерство лишь за плату и в результате проведения аукционов. Владельцами земельных участков становятся не рачительные хозяева, радеющие о здоровье земли, а случайные люди, преследующие собственные интересы. В результате по всей России множество заброшенных земель, зарастающих «дрянником». Кроме того, в «фермерском» законе нет ни слова о воде и лесе!

Суть моей деятельности и одновременно цель исследований состоит в восстановлении деградированных почв, водных источников и биоразнообразия на заброшенных землях путем создания:

  • арборетума - для проверки правильности выбора ареала ценного и нужного хозяину частного леса экзота как источника семян для будущей интродукции вида;
  • пункта интродукции с устойчивыми популяциями древесных экзотов;
  • селекционно­семенного пункта для последующего расширения площадей своих насаждений, что позволит увеличить генетическое разнообразие и будет наилучшим образом способствовать сохранению редких и исчезающих видов и интродукции экзотов;
  • ценного леса из редких видов в ходе увеличения площадей насаждений из выращенных семян;
  • условий для восстановления водного режима, родников и оптимального режима влажности почв на участке.

 

Столкнувшись с необоснованно негативными мнениями деятелей от науки и «зеленых», которые почему­то видят опасность инвазии видов, выращиваемых мною, хочу подчеркнуть еще раз: в своей работе я использую виды из списков, составленных объединенной группой экспертов в поддержку сохранения древесных растений при IUCN/SSC (Global Tree Specialist Group), входящей в международную организацию «Комиссия по выживанию видов», борющуюся за сохранение растений, животных и среды их обитания.

При подборе видов для своего леса я учитывал приносимую ими пользу. Бобовые растения за счет создания ими азотофиксирующих бактерий, широколиственные и углерододепонирующие виды за счет опада способствуют восстановлению почвенного плодородия, которое обеспечит благоприятные условия для выращивания насаждений других ценных видов и экзотов, более требовательных к плодородию почвы, чем бобовые. Выращивая виды из списка ценных (запрещенных к рубке в России) и из Красных книг, я способствую их сохранению; из наилучших экземпляров отберу плюсовые, из которых сформирую семенники ценных хозяйственных видов, включая экзоты, и создам свой ценный лес. Растущие на моей земле деревья при одинаковом возрасте спелости с местными видами имеют в разы большую ценность за счет своих рекреационных, продовольственных (орехи, плоды, мед) и иных хозяйственных свойств.

Принимались в расчет и прогнозы ученых, которые считают, что из­за потепления климата в ближайшие 20-30 лет в междуречьях Вятки и Камы исчезнут сосняки и ельники. Лесные ведомство и наука, не предлагая замены этих видов новыми высокопродуктивными, способными адаптироваться к изменениям климата, демонстрируют свою ограниченность, неспособность учитывать обоснованные прогнозы и расходуют впустую средства налогоплательщиков - бюджетные средства «работают» не на воссоздание лесов России и, соответственно, не на защиту водных артерий.

Обрабатывая на своих землях почву и семена микоризой, я с успехом выращиваю ценные виды, отсутствующие в ботанических садах, находящихся вокруг моего региона: бархат амурский и сахалинский; бундук двудомный; гинкго билоба; каштан конский (обыкновенный, павия и забытый); лещина древовидная; акация белая; лжетсуга Мензиса; орехи (айлантолистный, грецкий, маньчжурский, серый, черный, ланкастерский, кария, лапина); сосна желтая, корейская и сибирская; кипарис болотный; тис ягодный; шелковица белая и черная; свободноягодник колючий; хурма виргинская и другие виды.

Ежегодно испытывая три­пять видов краснокнижников, реликтов и экзотов в количестве 800-1000 шт. на территории поместья увеличиваю площадь их насаждений на 2-3 га, я понемногу продвигаюсь вперед к цели войти в мировой проект «Киотские леса» - для этого надо создать посадки не менее чем на 150 га - и верю, что своей деятельностью приношу пользу своей родине и всему человечеству.

Подводя итог всему сказанному ранее, хочу еще раз привлечь внимание читателей журнала к необходимости вернуть водоохранные зоны в земли категории природоохранных с обременением для их владельцев начать их облесение там, где это уместно, широколиственными ценными видами - иначе уже ближайшие наши поколения будут жить и без леса, и без воды.

Гусман МИНЛЕБАЕВ,
фермер-интродуктор и лесозаводчик


Гусман Минлебаев, владелец поместья «Малая Волжская Булгария» в Татарстане, на землях, «угробленных» нерадивыми землепользователями, выращивает деревья исчезающих и краснокнижных пород. Своим опытом в области частного лесоводства он поделился с читателями в публикации «Собственный лес: и себе, и людям» («ЛПИ» № 8, 2010 год). Основой для новой статьи автора стали его выступления по актуальнейшей теме влияния лесов на полноводность российских рек.


Леса - ключевой элемент земной биосферы. Помимо того, что они имеют исключительное значение для существования живых организмов, обитающих в лесах, от их состояния может зависеть и жизнь всех живых существ в реках и морях. Результаты недавно проведенного международного исследования с участием экспертов из четырех стран (России, Японии, Китая и Монголии) дали конкретный ответ на вопрос «Почему Охотское море богаче рыбными ресурсами, чем другие моря?». Оказалось, что условием «рыбного» благополучия Амура и Охотского моря является поступление в него с водами Амура соединений железа, которые образуются в почве лесов, покрывающих бассейн великой реки. Для переноса железа в реки и моря необходимы соединения, которые называются фульвокислотами. Они образуются только в результате разложения лесного перегноя в водоохранных лесах. Если нет таких лесов - нет воды, нет и рыбы.


Город Нью-Йорк с населением 9 млн жителей потребляет в сутки 4 млн м3 (0,004 км3) воды (для сравнения: Москва - около 5 млн м3). Питьевой водой город обеспечивают три крупные системы водохранилищ с общим запасом воды 2,2 км3 (запас на 550 дней). К 1996 году застройка, интенсификация сельского хозяйства и развитие дорожной инфраструктуры в пределах водосборных бассейнов источников водоснабжения города привели к тому, что качество питьевой воды перестало отвечать санитарным нормам. Причинами его ухудшения стали увеличение стоков канализации, загрязнение воды удобрениями и пестицидами, смываемыми с полей, ливневые стоки с дорог. Власти города встали перед выбором: либо строить новые очистные сооружения стоимостью $2-6 млрд и ежегодно тратить на их поддержание до $300 млн, либо вложить средства в повышение защитных функций водоохранных зон рек и водохранилищ. Было решено выкупить часть земель (142 тыс. га) и обеспечить соблюдение природоохранных требований путем уточнения нормативов, просвещения местного населения и создания партнерств с местными сообществами. С 1997 года мэрия Нью-Йорка реализует 15-летнюю программу по обеспечению бесперебойного снабжения города питьевой водой приемлемого качества, стоимость которой - около $1,3 млрд. На выкуп земли вдоль рек и ручьев за пределами города было затрачено $255 млн. Средства пошли на строительство частных систем канализации и повышение качества очистных сооружений, а также на выплаты фермерам и лесовладельцам за применение экологических методов хозяйствования в водоохранных зонах. Главные цели - минимизировать затраты на обеспечение Нью-Йорка качественной водой и сохранение ключевых природных территорий - мэрией города достигнуты.