Партнеры журнала:

Тема страницы

Отношение к арендатору леса меняется

Агентству лесного хозяйства по Московской области − всего лишь полгода. Разумеется, возникло оно не на пустом месте, а на месте бывшей Государственной лесной службы в составе Главного управления природных ресурсов по Московской области, поэтому нельзя сказать, что управление и хозяйствование лесами пришлось организовывать с нуля. Тем не менее, после проведения административной реформы схема работы несколько изменилась. Об этом наша беседа с руководителем Агентства лесного хозяйства по Московской области Сергеем Анатольевичем СОПИНЫМ.

− Административная реформа не завершена, она продолжается. Сейчас в первую очередь нам необходимо изменить структуру наших 29 лесхозов, отделив хозяйственные функции от управленческих. Скорее всего, мы предложим такую модель: будет сформировано несколько межрайонных лесхозов с функцией управления. На остальные лесхозы возложим только лесохозяйственные работы. Управленческий аппарат придется сокращать.

С 1 января этого года на наше ведомство возложено администрирование поступлений от аренды лесов. Раньше этим занималась, как известно, налоговая служба. Сейчас в Агентстве создан отдел, который и будет следить за тем, сколько и в какие сроки от арендаторов должны поступать деньги. Меняется и отношение к самим арендаторам: отныне они будут не просто пилить ликвидную древесину, но и разрабатывать горельники, проводить лесовосстановление, ухаживать за молодняком, то есть выполнять весь комплекс лесохозяйственных работ.

− Сергей Анатольевич, приближается пожароопасный сезон. Как проходит подготовка к нему?

− Сегодня мы много сил и денег тратим на профилактические мероприятия по пожарам, активно взаимодействуем с муниципальными образованиями и администрацией Московской области. От того, насколько мы хорошо подготовимся к пожароопасному сезону, зависит многое. И хотя 199‑м законом ответственность за тушение пожаров возложена на субъекты Федерации, наше Агентство как тушило, так и будет тушить пожары. Невозможно себе представить ситуацию, когда лес горит, а лесник стоит и на это смотрит…

Недавно в Агентстве состоялась коллегия, как раз посвященная противопожарным мероприятиям. Предупреждены все, в том числе и садовые кооперативы, о том, что необходимо отнестись к этой работе максимально ответственно. Если мы при проверках обнаруживаем стихийные свалки или отсутствие минполос, противопожарных барьеров, то выносим предписания тотчас. С началом пожароопасного сезона, естественно, ограничим въезд отдыхающих в леса, и вместе с сотрудниками УВД наши работники будут патрулировать лесные участки.

− Будем надеяться, что ситуация, которая сложилась в подмосковных лесах в 2002 году, когда леса полыхали, а население Москвы и области задыхалось от дыма, больше не повторится… Сколько тогда образовалось горельников! Хотя, если верить официальной статистике, их площади за последние два года заметно уменьшились…

− Во многом, кстати, благодаря тому, что большое количество поврежденной древесины продано нами на аукционах. Причем это не только горельники, но и короедники. Леса, поврежденные короедом, − это фактически больные, усыхающие насаждения. Если с ними ничего не делать, они как раз гореть и будут. Большое количество поврежденной на корню древесины продано в Звенигородском, Орехово-Зуевском лесхозах. Причем даже на такие участки леса было по 3−4 претендента, поэтому стартовую аукционную цену мы сделали довольно высокой. Нужна даже низкотоварная древесина: ее берут на техсырье, дрова, щепу. На первом аукционе продали 40 тыс. м, на втором − 50 тыс. м. Неплохой результат!

С другой стороны, предлагать только некачественную древесину перерабатывающим предприятиям мы не можем, таким образом можно подорвать их экономическое положение. В тех районах, где развита переработка, где ближе пути к сырью, древесина и стоит дороже. Но несмотря на то, что люди купили себе лесосеки, вседозволенности там никто не разрешит. Как я уже говорил, мы проследим за тем, чтобы арендатор сажал лесные культуры, содействовал естественному возобновлению леса, улучшал породный состав…

− Как Вы считаете, каковы вообще перспективы подмосковного леса? Будут ли сюда приходить крупные лесоперерабатывающие предприятия?

− Вы знаете, что у нас уже работают крупные предприятия − «Кроношпан» и «Шатура» в Егорьевском районе, «Подрезково» в Химкинском районе. Конечно же замечательно, когда такие производства размещаются на территории области, тем более что они потребляют низкокачественную древесину, которую нам порой некуда девать. Но и они не перерабатывают столько, сколько необходимо. С тем же «Кроношпаном» договориться пока не смогли: они предложили Егорьевскому лесхозу продавать им сырье по бросовым ценам, на что мы не можем пойти − не выгодно экономически. А «Кроношпану», видимо, проще везти древесину, добытую «по дешевке», из соседних областей, чем покупать ее у нас. Зато мы очень довольны тем, как работает холдинг «Сходня‑мебель». Они являются арендаторами 60 тыс. га леса в Клинском лесхозе, там же и выполняют полный комплекс лесохозяйственных работ. Сейчас идут переговоры о том, чтобы они арендовали в Подмосковье еще несколько лесных участков.

А вообще, спрос на наш лес довольно низкий. Выход деловой древесины − 20%. Остальное − только на переработку отправлять, а перерабатывающих мощностей, как известно, не хватает.

Виктория ПЕСКОВА

Другие статьи рубрики Регион номера: Московская область

Московская область: на перекрестке торговых путей
По пути приоритетов
Рекреационные леса не должны быть объектом приватизации
По стандартам нового времени
Список предприятий ЛПК Москвы и Московской области

А в Подмосковье водятся грибы
Что неладно в лесном королевстве?
Кадровый вопрос: проблемы и пути решения
Центральный федеральный климат
3 миллиарда «деревянных» денег
Список предприятий ЛПК Москвы и Московской области

За 90 лет площадь лесов Подмосковья увеличилась в полтора раза

Обзоры ЛПК регионов России