Русский Английский Немецкий Итальянский Финский Испанский Французский Польский Японский Китайский (упрощенный)

Партнеры журнала:

Тема страницы

Точное маневрирование

Организация постоянных поставок продукции в Китай, сокращение присутствия на спотовых европейских рынках и пересмотр продуктового портфеля позволили группе «Илим» завершить прошлый год с лучшими показателями, чем в отрасли в целом.

Сергей Пигулевский

Прошлый год для группы «Илим» завершился неплохо. Как сообщается в пресс-релизе компании, предприятия группы произвели 2,337 млн т целлюлозно-бумажной продукции, что примерно соответствует докризисному уровню производства. В том числе выпуск товарной целлюлозы составил 1,440 млн т, уменьшившись на 3% по сравнению с уровнем 2008 года в связи с закрытием нерентабельного производства вискозной целлюлозы. В то же время производство ключевых для компании видов целлюлозы − беленой хвойной и лиственной − увеличилось на 4% и составило 1,374 млн т. Производство картона выросло на 9% и составило
666 тыс. т. Выпуск бумаги снизился на 15% − до 204 тыс. т − за счет сокращения производства непрофильных видов продукции (мешочной и обойной бумаги). Производство офсетной бумаги увеличилось на 1% и составило 107 тыс. т.

Компания не предоставила отдельно показателей деятельности бизнес-единицы «Илим Запад», включающей Котласский ЦБК, завод гофроупаковки в Ленинградской области и лесозаготовительные предприятия в Архангельской области и Республике Коми. Но, по словам директора по продажам «Илим Запад» Сергея Пигулевского, динамика производства и продаж западного подразделения немногим отличается от результатов компании в целом. Стагнация продаж по отдельным видам продукции в конце 2008 года − начале 2009-го сменилась подъемом спроса и цен во второй половине прошлого года, хотя ни спрос, ни цены в итоге так и не достигли докризисного уровня. Прогнозы на текущий год довольно оптимистичные.

Сергей Пигулевский − наш сегодняшний собеседник.

− Как складывается ситуация на одном из основных для «Илим Запада» рынков − рынке товарной целлюлозы?

− Спасибо Юго-Восточной Азии, особенно Китаю. Как известно, правительство этой страны предприняло конкретные шаги, направленные на увеличение запасов практически всех видов сырья за счет долларовых резервов.

В числе прочих ресурсов Китай начал активно скупать целлюлозу, превысив объем закупок в 2009 году по отношению к 2008-му почти на 400 тыс. т. Большие складские запасы в Европе, где цена на целлюлозу в прошлом году значительно упала, начали перемещаться в Китай. Следом за Европой к концу лета 2009 года от товарных запасов освободились российские склады, и цены на целлюлозу пошли вверх. Мы все ждем, когда это закончится, каждый месяц говорим: «Ну, это уже точно последняя поставка в Китай в таких объемах!» Однако тенденция пока сохраняется.

Землетрясение, случившееся в конце феврале в Чили, тоже сказалось на мировом рынке целлюлозы. Восемь заводов компаний Arauco и CNPC, производящие 8% мирового объема целлюлозы, остановились минимум на месяц. То, что случилось, ужасно. Но форс-мажорная остановка двух крупных производителей хвойной и лиственной целлюлозы предопределила повышение цен на этот продукт.

− Как «Илим Запад» воспользовался «помощью» Китая?

− В прошлом году мы наладили постоянные поставки целлюлозы из филиала в Коряжме в Китай. Это не совсем незнакомый для нас рынок, мы и раньше осуществляли сюда спотовые поставки. Но с 2009 года поток продукции стал постоянным и объемы доходили до 2−3 тыс. т в месяц. Дело в том, что фрахт судов, возвращающихся в Поднебесную после отгрузки китайских товаров в Европе, весьма приемлем по цене. Транспортные расходы на поставках целлюлозы в Китай в прошлом году были ниже, чем при транспортировке котласской продукции в Южную Европу. Доставка тонны целлюлозы в Китай обходилась примерно в $75, а в Турцию − около $130. Это что касается доставки по морю, ведь везти продукцию по железной дороге через всю Россию в Китай неоправданно дорого.

Но основным рынком для Котласского комбината все же остается европейский. После того как он начал восстанавливаться к концу прошлого года, мы приняли решение сохранить постоянные поставки в Китай, но поддерживать их на уровне 500−1000 т в месяц. В этой стране хорошая ценовая конъюнктура, и таковой она останется, видимо, на годы, поэтому было решено включить китайский рынок в число приоритетных для «Илим Запада».

− Вы не вступаете в прямую конкуренцию с продукцией «Илим Востока»? Все же Китай − это традиционный рынок сибирского подразделения группы…

− Никакой конкуренции нет, Китай большой. Сибирскую целлюлозу с точки зрения логистики целесообразнее доставлять по железной дороге в северную часть Поднебесной, а целлюлоза с филиала в Коряжме идет в южную часть страны, как я уже говорил, морем. Так что покупатели у нас разные. Ценовой конкуренции тем более быть не может. Обе бизнес-единицы группы «Илим» продвигают товары под единым брендом, поэтому и отпускная цена должна быть одинаковой.

− Изменилось ли поведение «Илим Запада» на традиционном для вас рынке − европейском?

− За время кризиса мы не ушли ни с одного европейского рынка, только приостанавливали поставки в некоторые страны на короткое время. К счастью, ни один из наших европейских покупателей − производителей белых бумаг − не ушел с рынка. Но в начале 2009 года из-за резкого сокращения потребления целлюлозно-бумажной продукции европейский рынок целлюлозы был очень плох, и это приходилось учитывать. В разгар кризиса мы больше ориентировались на спотовые поставки. Поставляли целлюлозу туда, где в тот момент были спрос и готовность рассчитаться за отгруженный полуфабрикат. Такими спотовыми рынками для нас стали Турция, Греция, ближняя Азия. Год назад мы направляли туда довольно большие объемы. Когда рынок Центральной Европы стал выправляться, то на первое место для нас вышли традиционные потребители котласской целлюлозы − Германия, Австрия, Венгрия, Польша. Хотя объемы их потребления еще не восстановилось настолько, насколько нам хотелось бы.

− Насколько важен для вас внутренний рынок товарной целлюлозы и какие события происходили на нем в минувшем году?

− Внутренний рынок для нас имеет большое, но не определяющее значение. Целлюлоза из филиала в Коряжме идет в основном на экспорт. Комбинат изначально строился как экспортно ориентированное предприятие, и ограниченная емкость российского рынка при неблагоприятной мировой ценовой конъюнктуре не позволяет переориентироваться на внутренние поставки.

Что касается особенностей поведения внутреннего рынка целлюлозы в минувшем году, то он был, скажем так, менее волатильный. Мы незначительно снижали цену в начале кризиса, а потом долго не повышали ее. Фактически начали повышать цену после того, как получили новые тарифы на электроэнергию, газ и другое на 2010 год и поняли, что в прежнюю себестоимость уже не укладываемся.

Объемы потребления внутри страны тоже менялись мало. Основные потребители нашей целлюлозы в России − это «Монди − Сыктывкарский ЛПК», Санкт-Петербургский КПК и Троицкая бумажная фабрика. Плюс ряд небольших производителей бумажной продукции. Их спрос в 2009 году остался практически на том же уровне, что и в 2008-м. К сожалению, в этом году Сыктывкарский ЛПК в связи с завершением проекта модернизации мощностей «Степ» сократит закупки нашей целлюлозы. Видимо, придется немного нарастить экспортные объемы, потому что в России новые потребители пока не появились.

− Отразились ли все эти события на итогах продаж целлюлозы «Илим Запада» в прошлом году?

− Итоги неплохие. В прошлом году «Илим Запад» произвел около 250 тыс. т товарной целлюлозы, немного недотянув до уровня 2007-го, но превысив объем 2008-го (240 тыс. т). В текущем году планируем выйти на докризисный уровень.

− Как обстояли дела с производством и продажей бумаг, которые выпускает филиал в Коряжме?

− Конец 2008 года − начало 2009-го были для производства печатных бумаг тяжелыми, мы были вынуждены приостанавливать машины. Произвели и, соответственно, продали меньше, чем в 2008-м. Но в этом году планируем вернуться на прежний уровень.

− Что дает повод для оптимизма?

− Восстановление спроса на внутреннем рынке. «Илим Запад» поставляет около 75% своих бумаг российским потребителям, и с каждым годом доля продаж внутри страны растет. Сегодня мощностей филиала в Коряжме уже не хватает для удовлетворения потребностей всех желающих купить нашу бумагу. Я не говорю об ажиотажном спросе, но на 2010 год все партии продукции распределены заранее.

Дело в том, что на внутреннем рынке печатных бумаг в прошлом году проявились две тенденции. Объем его сократился, и значительно − примерно на 15%. Но при этом в течение кризисных лет довольно серьезно изменилась структура спроса − спрос сместился в сторону более дешевой продукции. В результате значительно упал импорт офсетных бумаг европейских производителей, их традиционные потребители стали печатать свою продукцию на сыктывкарской и светогорской бумаге. Но для некоторых покупателей сыктывкарская продукция оказалась дороговатой, и они перешли на нашу бумагу.

Это не значит, что мы выиграли в «ценовой войне» с Сыктывкарским ЛПК, мы вообще против таких «войн». Котласская и сыктывкарская продукция находятся в принципиально разных нишах, котлассцы и сыктывкарцы выпускают бумагу более дорогого сегмента. Но пока российские типографии оснащены такими машинами, которым не нужна бумага более высокого качества, чем предлагает Котлас, мы себя будем чувствовать хорошо.

Среди новых потребителей котласской продукции в прошлом году появилась еще одна категория. Как ни удивительно, в период кризиса некоторые потребители перешли с газетной бумаги на офсет, но не на самый дорогой. Опять-таки на котласский. При такой конъюнктуре нам оставалось не уронить качество продукции и обеспечить стабильность поставок. Потому снижения потребления бумаг на внутреннем рынке мы не заметили.

− А на внешнем − заметили?

− Да, и довольно существенное. Мы значительно сократили поставки в дальнее зарубежье. Если раньше в Европу отправляли свыше 5 тыс. т бумаги в месяц, то сегодня этот объем меньше 3 тыс. т. Мы ушли с тех спотовых рынков, куда обычно поставляли продукцию в период межсезонья на внутреннем рынке. Имею в виду Египет, Иран. В начале этого года (период межсезонья) спотовых поставок в эти страны уже не было.

Хотя сейчас в дальнем зарубежье неплохая цена на бумагу, но, приведенная к заводу, она уступает цене поставок в страны СНГ и тем более на российские предприятия. Поэтому наша задача − наращивать продажи на внутреннем рынке.

− Какие изменения произошли на рынке тарного картона, где ваша компания также присутствует?

− Производство картона на «Илим Западе» в прошлом году выросло на 10%. Котласский картон, как и бумага, на три четверти поставляется на внутренний рынок, поэтому колебания спроса в Европе мы пережили почти безболезненно. Значительно активизировали экспорт в Китай. В течение 2009 года в отдельные месяцы объем поставок достигал 3 тыс. т, сейчас мы остановились на гарантированном объеме поставок 500−1000 т в месяц. В этом году и далее мы намерены уменьшать долю экспорта, но не за счет переключения товарных потоков, а за счет увеличения объема продаж картона в России.

− У вас появятся новые мощности?

− На этот год намечен плановый ремонт на Котласском комбинате. На одной из четырех БДМ специалисты «поколдуют» над приводом, машина станет быстрее. Объемы производства вырастут на 10%, примерно до 15,5 тыс. т в месяц, что по итогам года приведет к увеличению производства флютинга на 40 тыс. т. Кроме того, плановый ремонт позволит еще активнее задействовать мощности на новом заводе по выпуску нейтрально-сульфитной полуцеллюлозы.

− Российский рынок упаковки в прошлом году упал, и неизвестно, когда восстановится, а вы собираетесь наращивать производство…

− Рынок упаковки действительно сократился, по разным данным − на 7−9%. Но надо смотреть, кто из производителей пострадал. В первую очередь это переработчики макулатурного сырья. В России и до кризиса не было хорошо отлаженной системы сбора макулатуры, а в прошлом году возник острый дефицит сырья. Кроме того, многие производители макулатурного картона работают на устаревшем оборудовании и, выпуская продукцию невысокого качества, вынуждены держать ценовой люфт по отношению к более качественной продукции (например, Котласского и Архангельского ЦБК). В период высокого спроса на картон такую экономику выдержать можно. Но с прошлого года они, на мой взгляд, работают не просто на грани рентабельности, а уже за этой гранью.

Мы, напротив, работали без сбоев. В начале 2009 года, во время наибольшего падения спроса на внутреннем рынке, выровняли ситуацию, увеличив экспортные продажи.

Когда российский рынок пошел вверх, вновь переключились на него. Мы наметили для себя стратегию расширения своей доли на внутреннем рынке. И она предусматривает отнюдь не «ценовую войну» с прямым конкурентом − Архангельским ЦБК. Это тупиковый путь.

Более целесообразным представляется вытеснение с рынка мелких, неинтегрированных игроков, производящих продукцию худшего качества, чем наша.

− В прошлом году «Илим Запад» закрыл производство вискозной целлюлозы на Котласском комбинате и практически одновременно, несмотря на экономический спад, вывел на рынок несколько новых продуктов. Какие решения были связаны с долговременными планами развития компании, а какие − продиктованы кризисом?

− Как вы понимаете, запуск нового завода по производству нейтрально-сульфитной полуцеллюлозы в Коряжме был плановым мероприятием. От начала проекта до первой варки прошло больше четырех лет. А вот закрытие производства вискозной целлюлозы напрямую связано с кризисом, и от принятия решения в конце 2009 года до его реализации прошло меньше двух месяцев.

Вискозная целлюлоза − особый товар, спрос на него обычно колеблется по синусоиде: два-три года − рост, два-три года − падение. Спрос отражает изменение приоритетов в моде-либо народ ходит в натуральных тканях, либо переключается на искусственные. Еще летом 2008 года вискозная целлюлоза продавалась по хорошей цене и была прибыльным направлением. Но буквально в течение трех месяцев цена на этот продукт на мировом рынке упала в три раза. Хотя было очевидно, что через несколько месяцев вектор сменится на противоположный, нашим руководством было принято решение закрыть производство. Причин несколько. Во-первых, это было самое старое, а значит, и самое высокозатратное производство на комбинате. Во-вторых, оно было проблемным и с экологической точки зрения, его сохранение предполагало довольно высокие ежегодные платежи за загрязнение окружающей среды. Закрыть направление оказалось дешевле, хотя это и принесло нам минус 110 тыс. т товарной продукции в год.

− Каким образом намерены компенсировать потери? Вы ведь говорите о планах выхода на докризисные объемы…

− Частично уже компенсировали − переориентировали один из высвободившихся пресс-патов на выпуск новой продукции, небеленой хвойной целлюлозы. С сырьем проблем не возникло: когда летом прошлого года мы запустили новый завод по выпуску нейтральной сульфитной полуцеллюлозы, появились излишки хвойной целлюлозы по варке. Из них и будем производить небеленую целлюлозу в объеме 40−50 тыс. т в год и поставлять на внешние рынки.

− Будете «подвигать» на рынке Соломбальский ЦБК и целлюлозный завод «Питкяранта»?

− Не придется, так как мы со своим новым продуктом вышли в очень удачный момент. В прошлом году закрылись мощности по производству небеленой целлюлозы в Южной Африке, а это 200 тыс. т в год. Из-за землетрясения в Чили приостановлен еще один завод, выпускавший 360 тыс. т в год. Наша продукция продается хорошо. Поставляем ее в основном в страны Юго-Восточной Азии, и примерно четверть объема идет в Европу. Увеличивать объемы производства небеленой целлюлозы не собираемся. Это не самый высокорентабельный продукт, так что будем выпускать его до тех пор, пока он приносит прибыль.

− Какие еще новинки есть в вашем портфеле?

− В марте 2009 года мы начали выпускать малограммажный картон и флютинг. Если раньше производили флютинг с минимальной плотностью 105 г/м, а картон − 115 г/м, то теперь мы выпускаем флютинг плотностью 80 г/м, а картон − 90 г/м. Между прочим, раньше в России малограммажный картон могли делать только «макулатурщики». Котласский комбинат − первый производитель целлюлозного картона, внедривший у себя производство этого вида продукции. И дело не в том, что ЦБК не имели такой технологической возможности. Просто до кризиса рынок тары так быстро рос, что не было необходимости работать над расширением продуктовой линейки. А теперь мы приняли решение расширить сферу применения нашей продукции и, соответственно, предложение потребителям.

− Расчет оправдался?

− Да, вполне. Мы не в состоянии удовлетворить весь образовавшийся спрос на этот вид продукции, так как технологические возможности ограничены. Производим малограммажный картон и флютинг на той же БДМ, на которой и мешочную бумагу. Мешочная бумага − непрофильный для компании бизнес, в стратегии развития группы «Илим» предусмотрен постепенный отказ от ее выпуска. Но пока это высокорентабельный продукт, и мы временно сохраняем его производство. Откажемся от мешочной бумаги − будет больше легкого картона и флютинга.

− Каковы ваши прогнозы на текущий год?

− И вновь начну с фразы про Китай. Если в Китае все будет хорошо, то и у нас все будет хорошо. Думаю, через несколько месяцев рост спроса на китайском рынке остановится, но, надеюсь, цены после этого не снизятся. Европейский рынок по ценам будет следовать за Китаем. На внутреннем рынке, по нашим ожиданиям, спрос и цены будут все же несколько выше, чем в 2009 году.

− Будет ли дальше меняться география продаж «Илим Запада»?

− Будет − в соответствии с долговременной стратегией развития компании. Группа «Илим» несколько лет назад объявила приоритетным внутренний рынок и рынок Китая, и целенаправленно проводит эту сбытовую политику.

В 2009 году продажи на внутреннем рынке составили 47% от общего объема производства «Илим Запада». Мы планируем, что в 2010 году доля внутреннего рынка в поставках «Илим Запада» превысит долю экспортных поставок и составит 52%.

− Почему вы выбираете российский рынок, хотя лучшую динамику спроса показывают страны ЮВА?

− Продажа многих видов продукции на внутреннем рынке более рентабельна, чем на внешнем. Я бы сказал, практически всех видов продукции, хотя ситуативно, в зависимости от ценовой конъюнктуры и курса рубля к евро и доллару, в какие-то месяцы экспорт становится более выгодным. Мы на это реагируем соответствующим образом, но о приоритетах помним. Потому что думаем о будущем.

Беседовала Елена ДЕНИСЕНКО