Русский Английский Немецкий Итальянский Финский Испанский Французский Польский Японский Китайский (упрощенный)

Партнеры журнала:

В центре внимания

Новый таможенный кодекс - работает

Рубрика В центре внимания

Уже больше года участники внешнеэкономической деятельности работают по новому Таможенному кодексу (ТК). Когда кодекс только вступал в действие, у таможенников и лесоэкспортёров было много вопросов и опасений: не парализует ли во многом революционный документ работу лесных предприятий? Справится ли таможня с возросшим объёмом работы? Не сократятся ли поступления от таможенных пошлин и сборов в бюджет? Как показали результаты работы в 2004 году, кризисных ситуаций удалось избежать. Подробнее об этом − в интервью с исполняющим обязанности начальника Архангельской таможни Борисом Михайловым.

− Борис Григорьевич, какие опасения были у Вас год назад, когда новый кодекс только вступал в действие?

− Сначала мы больше всего опасались того, сумеем ли подготовить нормативную базу для нормального функционирования нового кодекса, чтобы не допустить сбоев по наполнению бюджета. Ведь сегодня Федеральная таможенная служба (ФТС) формирует федеральный бюджет на 43,4%. И от её стабильной работы зависит жизнь в стране. Во многом большой вклад таможни в формирование бюджета обусловлен ростом цен на нефть. И результаты работы за 2004 год позволяют говорить, что качество нашей работы не ухудшились, всё было сделано правильно. Кодекс работает.

Кроме этого было необходимо, по сути, изменить психологию инспектора. В новом ТК появились требования, которых не было раньше. Так, сроки оформления грузовых таможенных деклараций (ГТД) сократились до 3 дней (раньше − 10 дней). А сейчас нам и вовсе ставится задача оформлять ГТД в течение одного рабочего дня. И в первом квартале 2005 года 92% всех деклараций Архангельской таможней оформлялось в течение дня.

Все изменения в работе происходят на фоне продолжающейся реорганизации структуры таможенных органов, сокращается численность руководящего аппарата. Реорганизация в центральном аппарате завершена, а в таможнях на местах она будет завершена в течение нынешнего года. К сожалению, пока эта реорганизация не приводит к росту заработной платы инспекторов, и сегодня они получают лишь 5−7 тысяч рублей. И это при том, что каждый наш сотрудник в 2004 году обеспечил поступление в бюджет более 14 млн рублей.

Подводя итог сказанному, можно отметить, что в целом Архангельская таможня в условиях нового ТК работает довольно успешно и серьёзных нареканий не встречает. Ни от таможенного управления, ни от участников ВЭД.

− У Вас были разногласия с лесопромышленниками, когда кодекс только вступал в действие?

− Практически не было. Во многом это обусловлено тем, что кодекс стал документом прямого действия, и количество сопутствующих нормативных документов (приказов, постановлений, решений) сократилось. Сейчас отмечается стремление правительства прописать все аспекты детально, чтобы исключить возможность субъективного отношения инспектора к участникам ВЭД. Это поможет упростить работу инспекторов.

− В 68-й статье кодекса предусмотрена упрощённая процедура оформления грузов. Работает ли эта статья? Какие предприятия получают право на упрощённое оформление грузов?

− Приказ Федеральной таможенной службы (ФТС) «Об установлении специальных упрощённых процедур таможенного оформления» поступил к нам лишь 28 марта этого года, и по нему ещё никто не работал. Поэтому сказать, как упрощённая процедура будет применяться на практике, пока не можем.

Этот приказ даёт две основные возможности. Во-первых, на период таможенного оформления предприятие вправе хранить товары на своём складе, что способствует снижению затрат, ведь пользование складами временного хранения обходится «в копеечку». Впрочем, и сейчас разрешено хранить товары на складе участника ВЭД, но лишь в том случае, если поблизости нет склада временного хранения, либо груз − негабаритный.

Во-вторых, предусмотрен выпуск товаров до подачи грузовых таможенных деклараций.

− Некоторыми предпринимателями с завидной регулярностью поднимаются вопросы занижения таможенных цен на продукцию архангельского ЛПК. Имеют ли место такие явления в зоне деятельности Архангельской таможни?

− Безусловно, мы отслеживаем стоимость перемещаемых грузов. Как экспортных, так и импортных. С занижением таможенной стоимости на лесные грузы мы практически не сталкиваемся.

Мы ориентируемся на индикативные цены, утверждённые Союзом лесопромышленников и лесоэкспортёров России (СЛЛР). Эти цены даются нам для подсказки: по какой цене можно продать тот или иной товар из определённого порта в конкретной стране. На основании этого мы делаем заключение о достоверности заявленной стоимости. Если возникают сомнения, мы просим участника ВЭД подтвердить заявленную им цену. Если подтверждений не представлено, мы производим корректировку таможенной стоимости (КТС). Для того, чтобы таких случаев было как можно меньше, мы регулярно проводим с участниками ВЭД семинары, на которых разъясняем нашу позицию.

− Бывают ли случаи умышленного занижения стоимости товаров?

− А зачем? Ведь это не поможет уйти от уплаты пошлин. По большинству лесных грузов установлены комбинированные пошлины. Если стоимость товара очень мала, то мы рассчитываем пошлину с веса. Например, экспортная пошлина на плиты ДСП составляет 10%, но не менее 5 евро за 1 м3. Кроме того, если цена значительно отличается от утверждённой СЛЛР, мы проводим дополнительную, более тщательную проверку, а это приводит к потерям времени. Это невыгодно лесоэкспортёрам.

Основной круг участников ВЭД по лесному комплексу сформировался давно. Предприятия работают на экспорт десятилетиями − кто 40 лет, а кто и все 70, поэтому они не идут на занижение таможенной стоимости.

− Борис Григорьевич, как Вы относитесь к тому, что большая часть продукции ЛПК глубокого передела облагается экспортными пошлинами, достигающими по некоторым товарам 10%?

− Здесь можно привести в пример экспорт евровагонки, экспортная пошлина по которой − 10%. Сложилась абсурдная ситуация: если предприятие экспортирует пиломатериалы, то платит пошлину в размере 3% от стоимости; если предприятие экспортирует продукцию более глубокого передела −

вагонку (для её производства требуется современное оборудование, дополнительные затраты энергии, рабочей силы), то платит пошлину 10%. Получается, экспортировать вагонку не выгодно. Для внутреннего рынка − да, выручка будет больше, но если продавать на экспорт, то пошлина отберёт у производителя часть выручки.

Такую ситуацию можно объяснить лишь тем, что у нас мало предприятий, производящих вагонку, и они не могут массово защищать свои интересы. А чтобы ставки таможенных пошлин были снижены, надо дойти до правительства, доказать необходимость снижения пошлин. В ближайшее время ожидается, что и администрация области выступит с инициативой, предлагающей либо значительно снизить ставку вывозной таможенной пошлины на эту категорию товаров, либо отменить.

Сегодня в правительстве выражают недовольство тем, что из страны вывозится круглый лес, а продукции глубокого передела − не так много. Но это происходит потому, что никаких условий для развития глубокой переработки не создано. Существуют экспортные пошлины на вывоз продукции глубокой переработки. Кроме этого, существуют и импортные пошлины на современное оборудование, аналогов которому в России не производится. То есть предприятие, закупающее современнейшее оборудование за рубежом, вынуждено заплатить 18%-ый НДС и 5%-ую импортную пошлину. Таким образом, стоимость станков автоматически возрастает почти на четверть. Понятно, что предприятия не заинтересованы в производстве продукции глубокого передела.

− Можно ли добиться отмены пошлин на товары глубокой переработки?

− Да, можно. Для этого нужно обратиться в соответствующие инстанции, в частности в департамент Государственного регулирования внешнеторговой и таможенной деятельности при Министерстве экономического развития и торговли, который возглавляет один из бывших заместителей руководителя Государственного таможенного комитета. Есть механизм, с помощью которого можно добиться не только снижения, но и отмены пошлин. Но в случае заявления на снижение таможенной пошлины необходимо включить в расчёт компенсацию выпадающих доходов бюджета от снижения ставок. Голословных утверждений и заявлений «надо отменять» − мало, нужно обоснование. Например, какой дополнительный доход получит бюджет за счёт внутренних налогов.

Если будет доказано, что в результате отмены пошлин в будущем увеличится поступление налогов в бюджет, то пошлину снизят. У нас в области есть пример такой инициативности предприятий. ООО «Даммерс» и ООО «Кардинал» обратились в правительство с просьбой отменить пошлины на экспорт мебельных щитов и добились своего.

Подробно о том, как добиться отмены пошлин, рассказано в газете «Экономика и жизнь» № 40 за 2004 год.

− С 1 января 2005 года изменился порядок взимания сборов за таможенное оформление товаров. Это привело к тому, что для некоторых экспортёров сборы выросли в 5−6 раз. Так ли это?

− В соответствии с постановлением Правительства РФ № 863 «О ставках таможенных сборов» система их взимания действительно изменилась. Изменился, в первую очередь, сам подход к сборам за таможенное оформление. Раньше было всё просто: сборы уплачивались в размере 0,1% от стоимости товара в рублях плюс 0,05% − в валюте, то есть примерно 0,15% стоимости партии предприятие перечисляло за работу таможни.

В упомянутом постановлении прописан новый подход к уплате сборов − они уплачиваются в зависимости от стоимости товаров: чем дороже товар, тем выше ставка таможенных сборов. Фактически ставки таможенных сборов выросли на 40−100%.

Разговоры о более значительном увеличении ставок таможенных сборов происходят из-за того, что некоторые лесоэкспортёры декларируют товар дважды. То есть сначала подают предварительную декларацию на максимально возможный объём грузов, а потом окончательную − по фактически погруженному объёму товара. Это позволяет сократить простои судов, особенно когда погрузка завершается накануне выходных − в пятницу вечером. Раньше экспортёры уплачивали сборы один раз − когда подавали окончательную декларацию. Постановлением № 863 предписано, что теперь уплата сборов при подаче предварительной ГТД должна производиться дважды. Отсюда и значительное увеличение таможенных сборов. А поскольку очень часто на экспорт отправляются крупные партии грузов, то и таможенные сборы велики. Это дополнительные расходы для предприятий.

Насколько я знаю, сейчас некоторые лесоэкспортёры планируют подачу иска в арбитражный суд, с тем чтобы оспорить постановление № 863, поскольку в нём некоторые фразы допускают двойное толкование. И после этого, наверное, можно будет окончательно говорить, кто прав, а кто не прав.

Александр ГРЕВЦОВ

Справка

Экспортная пошлина, перечисленная в федеральный бюджет Архангельской таможней.

Всего − больше 4 млрд рублей,

из них:

  • за экспорт продукции ЛПК − 1 млрд рублей,
  • за экспорт нефтепродуктов − 3 млрд рублей.

В 2004 году в область поставлено машин и оборудования на 75 млн $.

Основные страны-поставщики оборудования:

  • Финляндия − 75%
  • Австрия − 8%
  • Германия − 4,6%
  • Швеция − 3,5%
  • Италия − 2,7%

За год в область через Архангельскую таможню поступало:

  • технологическое оборудование для Архангельского и Котласского ЦБК;
  • лесные машины «Тимберджек» для компании «Двиносплав» и Котласского ЦБК;
  • лесопильное оборудование для модернизации производства на Лесозаводе 25.

Ставки вывозных таможенных пош-

лин на лесопродукцию (усреднённые).

  • Круглый лес:
  • хвойные породы − 6,5%, но не менее 2,5 евро за 1 м3,
  • берёза, осина − беспошлинно.
  • Пиломатериалы, плиты ДСП − 10%, но не менее 5 евро за 1 м3.
  • Целлюлоза − 5%-10%
  • Бумага − 10%
  • Картон − 10%
  • Фанера − беспошлинно.

Сведения о внешнеторговом обороте, учитываемом в таможенной статистике, в зоне деятельности Архангельской таможни по основным видам товаром (оперативные данные по товарам с датой выпуска с 1 января по 31 марта 2005 года)