Партнеры журнала:

Тема номера: кризис и ЛПК

Кризис – убийца или санитар рынка?

Как процессы, происходящие сегодня в российской экономике, влияют на предприятия ЛПК России

Все чаще слышны высказывания авторитетных чиновников, банкиров и участников различных секторов отечественного рынка о том, что кризис в России еще не наступил. В то же время не менее уважаемые представители пессимистов (или реалистов?) говорят о неприглядном будущем, которое вскоре ожидает нашу страну. По их мнению, кризис окажется долгим, и российской экономике предстоят несколько волн сокращений производства.

Рынок волнуется раз...

Первая волна, активно идущая сейчас, вызвана сжатием спекулятивных операций, удорожанием кредитов и отказом от планов наращивания производства. Замораживается строительство даже почти готовых объектов, увольняется персонал, нанятый под новые проекты. И это факт.

Вторая волна будет связана с сокращением доходов от экспорта и, как следствие, отказом экспортеров от новых инвестиций. На третьей стадии весьма ощутимым станет сокращение бюджетных доходов - эта тенденция заметна уже сегодня.

Есть менее пессимистичные прогнозы, но все же эксперты почти единодушны в том, что нас ждет серьезный экономический спад. Подливают масла в кризисный огонь сырьевая направленность российской экономики, низкий уровень ее институциональной продвинутости и неэффективность мер, предпринимаемых правительством в сложившейся ситуации.

Также эксперты предрекают, что мировой финансовый кризис станет трамплином для развития инноваций в России. Что-то, видимо, раньше мешало развитию инноваций (наверное, быстрорастущая экономика), а теперь - путь открыт. Разочаровавшись в краткосрочных высокоприбыльных вложениях, инвесторы, по мнению этой немногочисленной группы прорицателей, обратятся к финансированию научных разработок, изобретений и технологий.

О, сколько нам открытий чудных готовят кризисные дни!

История действительно предоставляет множество примеров «кризисных инноваций». Так, первая электрическая пишущая машинка и первый пылесос появились в 1902 году, в разгар экономического кризиса в Европе (1899-1904 годы). В 1903 году заработал первый кондиционер, а братья Райт испытали аэроплан «Флайер-1». В том же году Форд наладил выпуск массового автомобиля, а в 1904‑м в Париже появилось такси марки Renault.

Во время Великой депрессии (1929–1940 годы) в продаже появились радиоприемники для автомобилей (1932 год), «Боинг» выпустил первый пассажирский самолет (1933 год), стали бурно развиваться генетика и кибернетика.

Нефтяной кризис 1968 - 1974 годов обернулся новыми достижениями науки и техники. В 1968 году в ЮАР состоялась первая операция по пересадке сердца. В 1969 году по заказу Министерства обороны США была создана сеть ARPANET, предшественница Интернета, произошла первая стыковка космических кораблей и высадка астронавтов на Луну. В том же году впервые поднялся в небо сверхзвуковой самолет «Конкорд».

И, наконец, во время энергетического кризиса 1979-1982 годов была основана компания Microsoft (1979 год), в США продан персональный компьютер IBM PC Model 5150, 6 июня 1979 года состоялся запуск первого беспилотного космического корабля «Союз-34», а 12 апреля 1981‑го в США состоялся первый полет шаттла Columbia.

Если обратиться к истории кризисов и инноваций в России, то мы увидим, что более 40 % компаний, без потерь переживших 1998 год, активно использовали инновационные технологии.

А какие инновации в российском ЛПК? Основные инновации приходятся на приобретение новых механизмов и машин (за рубежом, понятное дело), на обучение персонала для работы на этих новоприобретенных механизмах и внедрение новой продукции. Собственных и заказных НИОКР в нашей отрасли было проведено крайне мало.

Мифы и реалии

В общем, не известно, кого слушать, кому верить... Предприниматели тем временем впадают в панику. А некоторые, прикрываясь уже «вроде бы наступившим» кризисом, проводят всяческие предохранительные мероприятия - вроде кадровых сокращений и сокращений расходов (почему-то часто сокращенными оказываются расходы на рекламу, хотя именно в такое неспокойное время стоило бы, напротив, усилить эту статью).

Есть и реальные факты влияния финансового кризиса на ЛПК России. Например, в Карелии в августе-сентябре текущего года темпы роста в целлюлозно-бумажной промышленности замедлились из-за снижения производства бумажных мешков и картона. Многие деревообрабатывающие предприятия переориентировали сбыт продукции на внутренний рынок, тем самым сохранив рабочие места (ООО «Сетлес», ООО «Сведвуд Карелия», Соломенский лесозавод и Ильинский лесозавод). Но крупные карельские предприятия целлюлозно-бумажной промышленности - ОАО «Кондопога» и ОАО «ЦЗ Питкяранта» - продолжают работать стабильно несмотря ни на что.

Иная ситуация сложилась на предприятиях, входящих в холдинг ЗАО «Инвестлеспром». В настоящее время руководством Сегежского ЦБК и холдинга «Инвестлеспром» вырабатывается комплекс мер по преодолению кризиса. На Сегежском ЦБК до конца года планируется сократить 20 % работников (такая вот антикризисная мера).

Затронул кризис и лесопромышленный комплекс Архангельской области, хотя, если честно, там и до кризиса хватало проблем. Большинство предприятий сократило объемы производства, не имеет средств на модернизацию, а некоторые лесозаготовительные предприятия могут вскоре прекратить свою деятельность.

По мнению специалистов Гринписа, бедственное положение большинства предприятий лесного сектора Архангельской области и России в целом является следствием одновременного действия нескольких разных причин. Прежде всего это истощение экономически доступных лесных ресурсов в районах традиционного лесопользования, вблизи транспортной инфраструктуры и в районах расположения крупных лесных предприятий. Среди других причин называют также принятие некачественного лесного законодательства; непродуманные административные решения в области управления лесами; отсутствие ясной государственной лесной политики и непредсказуемость административных реформ и кадровых изменений; ухудшение экономических условий работы лесной отрасли (одновременный рост практически всех платежей и тарифов и сокращение рынка лесной продукции в связи с кризисом).

...А слабых сбрасывали со скалы

Популярно мнение о том, что кризис (неясно, наступил он уже или только приближается) явится очистительной, буквально санитарной мерой, подняв наверх действительно достойные, конкурентоспособные компании. Остальные же тихо пойдут на дно. Слабые звенья в каждом секторе экономики выпадут или будут реструктурированы, в целом это процесс здоровый, просто очень болезненный.

Так что у нашей страны есть возможность выйти на новый уровень, ведь мы - одна из немногих стран, где не существует перепроизводства - напротив, во многих отраслях наблюдается дефицит. Россия как страна для инвестиций может быть чуть менее привлекательна, чем Китай. Но на второе место мы смело можем претендовать.

Пока же дело обстоит так: с середины лета 2008 года финансовые инвесторы стройными рядами покинули российский рынок акций, что вызвало временный обвал котировок и, как следствие, панику. Следующей жертвой должен был стать реальный сектор экономики, прочно связанный с финансовой системой. Получается, если предприятие не пользуется кредитными инструментами, оно крепко и уверенно стоит на ногах. Много ли таких предприятий в отечественном ЛПК?

Кризис недоверия

Большинство отраслей реальной экономики работает в кредит, и если мировая банковская система не возобновит кредитование реального сектора экономики, то неизбежно замедление экономического роста, а затем и экономический спад.

В России первыми жертвами «кризиса недоверия» - так экономисты окрестили нежелание банков давать ссуды - стали розничная торговля и строительный сектор, в котором все солидные строительные программы осуществлялись за счет кредитных средств. Поскольку лесопромышленный сектор связан не только со строительством деревянных домов, но и с остальными видами строительства, эта проблема не может его не затронуть.

Серьезные инвестиции в ЛПК стали приходить только в последние годы. Но настоящий инвестор строит целые стратегии по созданию нового бизнеса и реализации инвестиционного проекта. Он все оценивает, все просчитывает.

При этом ключевым понятием для него является горизонт планирования - срок, в течение которого будет вестись запланированная им деятельность.

Как правило, это долгосрочные планы, простирающиеся за пределы пяти лет. И чем дальше горизонт планирования, тем больше шансов на успех, тем перспективнее создаваемый рынок и продукт. И чем меньше запросы инвестора в отношении нормы прибыли, тем шире спектр возможных направлений вложений средств.

Если же владелец денег старается вернуть их в максимально сжатые сроки, с повышенной прибыльностью, да еще при этом с минимальными рисками, то это уже не инвестор, а спекулянт. Для спекулянта имеет смысл кредитовать короткие торговые операции, строительство и перепродажу объектов недвижимости, прокладку трубопровода для нефти или газа. Все остальное невыгодно. В этой сфере, кстати, роль кризиса-санитара может быть довольно эффективной, оставив право на жизнь только действительно перспективным проектам.

Кто поддержит, что спасет?

Правительственный план действий, направленный на оздоровление ситуации в финансовом секторе, не включает лесную отрасль в число тех отраслей экономики, которые должны в приоритетном порядке получить помощь от государства через коммерческие банки, в том числе с государственным участием.

В соответствии с этим планом в ноябре 2008 года должны быть разработаны рекомендации коммерческим банкам, использующим различные формы государственной поддержки, в приоритетном порядке направлять средства на поддержку следующих секторов экономики: автомобилестроение, сельхозмашиностроение, авиационные перевозки, жилищное строительство. Первым пунктом значится строительный комплекс, на котором наиболее сильно скажется мировой финансовый кризис. Отдельной строкой в списке отраслей для обязательной господдержки стоит сельское хозяйство. Специальные меры коснутся оборонно-промышленного комплекса. Более чем втрое вырастет объем финансирования госпрограмм кредитования малого бизнеса. Он увеличится с 9 до 30 млрд рублей. Предприятия сырьевого комплекса получат поддержку для рефинансирования кредитов и погашения внешних долгов. Ведущие торговые сети будут обеспечены кредитами.

Каких-либо пунктов, прямо или косвенно предусматривающих меры по поддержке лесной отрасли, этот план не содержит. Скорее всего, это означает, что лесная отрасль России не может рассчитывать на какую-либо целевую поддержку со стороны государства как минимум в ближайшие несколько месяцев.

Вместе с тем было подчеркнуто, что все меры, принимаемые правительством, будут работать, только если будет остановлен спекулятивный отток капитала из России. Поэтому контроль со стороны Центробанка за работой банков, допущенных к получению средств господдержки, будет в ближайшее время усилен.

Однако объем государственной помощи банковской системе уже превысил 2 трлн рублей. Эти деньги ушли практически только в банки. Компании же реального сектора получили помимо рассрочки НДС лишь обещания снизить экспортные пошлины на нефть.

Прогнозов нет - и не будет

Сказать, что нас все-таки ждет впереди, - невозможно. Только за последние дни мы услышали (умышленно не называю имен, не в них дело) заявление руководства, что кризиса в России нет вообще; авторитетное мнение, что девальвация неизбежна; прогноз, что «мы еще не достигли дна», а достигнем его к апрелю‑маю; прочитали предвидение о том, что пик кризиса придется на июль-август следующего года. А также, что кризис продлится год, два года, до следующего лета или вообще нас не затронет. Продукты исчезнут, рестораны закроют, турфирмы обанкротятся, банки лопнут. При таком настрое естественным является не работать, не производить, не продавать и не покупать вовсе.

Вообще-то этот кризис не первый в мировой истории, и законы развития кризисов для разных форм государственности детально прописаны учеными-экономистами. Вопрос вот в чем: к какому виду государственности можно отнести Россию? В нашей стране, как обычно, построили какое-то новое, оригинальное сообщество.

И выбрать из имеющейся классической классификации название для того, что мы построили, - сложно. А значит, и верность прогнозов находится под серьезным вопросом.

Регина БУДАРИНА

Комментарии

Мы продолжаем брать интервью о том, как кризис влияет на лесной бизнес, у крупных поставщиков деревообрабатывающего оборудования в Россию. В прошлом номере нашего журнала свое мнение об этом высказал Президент группы компаний «Глобал Эдж» Михаил Лившиц. В этом выпуске на наши вопросы отвечают представители компаний «Интервесп» и «Эдис-Групп».

Андрей ЕЛИСЕЕВ, руководитель службы инжиниринга компании «Интервесп»:

Андрей ЕЛИСЕЕВ

- Не будем скрывать, кризис затронул и нашу компанию: для клиентов стало сложнее получать кредиты, поэтому некоторые наши крупные проекты заморожены.

Нашей компании пришлось приспосабливаться к новым условиям следующим образом: мы провели реорганизацию компании, сократили количество сотрудников примерно на 20 % и выделили в отдельное направление поставки оборудования для деревообработки и производства мебели, что позволило оптимизировать финансовые потоки и повысить эффективность работы менеджеров. Также для снижения стоимости предлагаемого оборудования мы существенно сократили расходы на рекламу.

При этом мы увеличили штат сервисной службы и отдела инжиниринга, так как считаем, что во время кризиса необходимо делать ставку на качество обслуживания как старых, так и новых клиентов.

Также нам приходится пересматривать свою складскую программу и делать существенные скидки на оборудование 2006 - 2007 гг. (для высвобождения оборотных средств с целью расширения более востребованного ассортимента). К счастью, от внешних источников финансирования мы не зависим.

Сейчас мы активно ведем подготовку к международной сертификации ISO-9001, поскольку понимаем, что будущее - за качественным сервисом, качественным ассортиментом, качественным менеджментом.

В связи с кризисом нам пришлось отказаться от некоторых наших амбициозных планов, но в то же время мы понимаем, что, пережив его, мы докажем рынку свою состоятельность и надежность.

Одним из отрицательных моментов кризиса мы считаем отсрочку повышения заградительных пошлин на вывоз кругляка из России. Надеемся, что в послекризисной России правительство будет больше внимания уделять ЛПК, найдет средства на строительство лесовозных дорог, подготовку кадров, будут созданы приемлемые условия для привлечения как иностранных инвестиций, так и средств граждан России.

По нашим прогнозам, кризис продлится около года, за это время вряд ли будут реализованы значительные инвестиционные проекты: все слишком непредсказуемо. Сейчас очень существенно снизился спрос как на продукцию деревообработки, так и мебель. Возможно, в меньшей степени пострадает деревянное домостроение.

Андрей ЩИПИЛОВ, руководитель пресс-службы компании «Эдис-Групп»:

Андрей ЩИПИЛОВ

- Да, косвенно кризис затронул и нас, поскольку отразился на наших клиентах и заказчиках. Реализацию крупных проектов пришлось отложить, поскольку клиенты испытывают сложности с кредитованием. Да и лизинговые компании не финансируют покупку оборудования. Сначала они отложили решение по новым договорам до 1 ноября, а теперь - до марта. Есть, конечно, и исключения. Например, лизинговая компания «Дельта-Лизинг» продолжает работать с заказчиками. Собственные же средства деревообрабатывающие компании в нынешней нестабильной обстановке трогать пока не хотят.

Сегодня заказчики больше обращают внимание на рынок вторичного оборудования. И это понятно: в связи со снижением объемов производства участились распродажи станков. Могу назвать характерной особенностью последнего времени участившиеся к нам звонки от региональных лизинговых компаний с просьбой об оценке оборудования «Вайниг», бывшего в употреблении. Нередки случаи приостановки переговоров, покупатели пережидают ситуацию.

Что касается корректировки нашей стратегии, то мы несколько опередили время, предложив нашим российским партнерам программу по покупке 4-сторонних станков со скидкой до 30 %. Мы эту программу продолжаем реализовывать, и она пришлась как нельзя кстати. Дисконтирование коснулось и рынка вторичного оборудования. Поскольку мы не пользуемся заемными средствами, то не зависим от изменений в банковских структурах.

Делать прогнозы не хотелось бы, однако некоторые последствия вполне предсказуемы. Например, удешевление конечного продукта деревообработки и повышение его качества за счет увеличения конкуренции. Для потребителя это, несомненно, позитивный результат. К негативным последствиям я бы отнес потери в результате задержки по реализации крупных проектов, которые могут затянуться на срок от полутора до 3 лет.