Русский Английский Немецкий Итальянский Финский Испанский Французский Польский Японский Китайский (упрощенный)

Партнеры журнала:

Тема номера: C Европой по соседству

Россия и технологические платформы Евросоюза

ЕС: международная организация или сверхдержава?

Значение для Европы такой политэкономической организации, как Евросоюз, огромно. Евросоюз − уникальное международное образование, сочетающее признаки международной организации и государства, но формально не являющееся ни тем, ни другим. Союз не относится к субъектам международного публичного права, однако имеет полномочия участвовать в международных отношениях и играет в них немалую роль.

С целью углубления экономической интеграции в 1957 году ФРГ, Бельгия, Нидерланды, Люксембург, Франция и Италия учредили Европейское экономическое сообщество (ЕЭС, Общий рынок; EEC − European Economic Community) и Евратом − Европейское сообщество по атомной энергии (European Atomic Energy Community − Euratom). Изначально ЕЭС был создан как таможенный союз шести государств, призванный обеспечить свободу перемещения товаров, услуг, капиталов и людей. Евратом должен был способствовать объединению мирных ядерных ресурсов этих государств. Самое важное из этих трех европейских сообществ − Европейское экономическое сообщество − позднее, в 1990-е годы, стало именоваться просто Европейским сообществом (European Community − EC). В 1959 году членами ЕЭС был создан Европейский парламент − представительный консультативный, а позднее и законодательный орган.

Развитие и превращение этих европейских сообществ в современный Европейский союз происходили путем структурной эволюции и институциональной трансформации в более сплоченный блок государств с передачей все большего числа функций управления на наднациональный уровень (так называемый процесс евроинтеграции, или углубления союза государств). В 1992-м все государства, входящие в Европейское сообщество, подписали Маастрихтский договор − договор о создании Европейского союза. Маастрихтский договор учредил три опоры (pillars) ЕС: экономический и валютный союз (ЭВС); общую внешнюю политику и политику безопасности (ОВПБ); общую политику в области внутренних дел и юстиции.

Конкретными целями создания ЕЭС были:

  1. устранение ограничений в торговле между странами-участницами;
  2. установление общего таможенного тарифа в торговле с третьими странами;
  3. ликвидация ограничений для свободного передвижения «людей, капиталов, услуг»;
  4. разработка и проведение общей политики в области транспорта и сельского хозяйства;
  5. создание валютного союза;
  6. приведение налоговой системы к единым стандартам;
  7. сближение законодательств;
  8. разработка принципов согласования экономической политики.

Эти цели достигались организацией таможенного и валютного союзов; созданием единого Европейского банка с правом эмиссии единой валюты − евро; образованием единого западноевропейского пространства без внутренних границ.

В этой статье понятие «Европа» включает в себя только страны Евросоюза и никакие другие. В то же время Россия являлась и является в настоящее время для стран ЕС территорией для «сброса» лишней рабочей силы, рынком потребления промышленных и сельскохозяйственных товаров, в том числе и тех, которые выгоднее продать нашей стране, чем утилизировать у себя, а также источником научных знаний и научных кадров.

Научно-техническая политика ЕС в её сегодняшнем виде сформировалась в середине 1980-х годов, когда сообщество стало на регулярной основе принимать четырехлетние программы научно-технического развития (Framework Programmes for Research and Technological Development). До этого времени научно-техническое сотрудничество развивалось главным образом в рамках ЕОУС и Евратома.

В 1960-е годы развернулась дискуссия о технологическом отставании Европы. Страны, заложившие основы ЕС, опасались, что американские ТНК, опережавшие западноевропейские по технологическому уровню и методам управления, могли фактически установить контроль над их экономикой. В 1973 году, после вступления в ЕС Великобритании (обладающей самым мощным в Европе научным потенциалом), Ирландии и Дании, впервые была выдвинута задача создать внутри сообщества единое «европейское научное пространство». Именно с этого времени сообщество начинает стимулировать мобильность научных кадров и поощрять трансграничные научно-технические проекты. Поворотным моментом в истории научно-технической политики ЕС стало введение в действие программы ЭСПРИТ (European Strategic Programme for Research and Development in Information Technology − ESPRIT). Чтобы дать толчок собственно европейским информационным технологиям, у стран ЕС имелось единственное способ − объединить усилия разработчиков и производителей в масштабах сообщества.

В 1982 году началась пробная (рассчитанная на один год) реализация программы. Тематику 16 проектов определил Совет, на эти цели из бюджета сообщества было выделено 11,5 млн экю. Программа содержала несколько важных новшеств, которые впоследствии превратились в основополагающие принципы научно-технической политики ЕС.

Во-первых, стороны договорились, что проводимые под эгидой ЭСПРИТ исследования не будут нацелены на разработку готовых продуктов. Их цель заключалась в том, чтобы решить научно-технические проблемы общего характера, что позволит в дальнейшем каждому из производителей создавать собственные технологии и товары. Иначе говоря, эти исследования должны были освоить целину между фундаментальной и чисто прикладной наукой. В ЕС им дали название «доконкурентных».

Во-вторых, к финансированию коммунитарных НИОКР впервые был привлечен частный бизнес. Финансирование шло на паритетных началах: половина средств поступала из бюджета ЕС, другую вносили предприятия − участники проектов. Это не только облегчало финансовое бремя сообщества, но и резко увеличивало заинтересованность исполнителей в результатах работ.

В-третьих, программа со всей очевидностью была направлена на преодоление индивидуализма и замкнутости национальных НИОКР. Заявку на реализацию того или иного проекта (заказчиком работ выступала комиссия Евросоюза) могла подать только такая группа, которая включала исполнителей по крайней мере из двух стран ЕС. Комиссия настойчиво рекомендовала, чтобы в число исполнителей входили как компании, так и научные центры. Отбор заявок происходил на конкурсной основе, а итоги проекта утверждались независимой комиссией. Полученные в ходе исследований результаты становились достоянием всех стран ЕС, независимо от того, участвовали или нет их представители в проекте.

Первая рамочная программа была одобрена 25 июля 1983 года. Она действовала в течение 1984−1987 годов, на её реализацию из бюджета ЕС было выделено 4,269 млрд экю. С тех пор рамочные программы стали главным инструментом научно-технической политики ЕС. В них намечены цели научно-технического сотрудничества государств-членов на заданный период, определяются тематические приоритеты, размер и формы финансового участия ЕС в научно-технических проектах (ст. 1301 Договора о ЕС).

В связи с постоянным удорожанием исследований встал вопрос об организации крупных научно-исследовательских центров, оснащенных передовым оборудованием и материалами. Создание таких крупных объектов шло в западноевропейских странах труднее, чем в США, − уже только в силу различий в масштабах «хозяйств». По мнению экспертов ЕС, инструментами решения многих проблем должны стать повышение мобильности западноевропейских ученых, активизация международного сотрудничества как внутри ЕС, так и на уровне внешних связей с третьими странами, а также внедрение практики совместного пользования крупными научными объектами и лабораториями.

Поиск и практическое использование этих и подобных им инструментов как раз и являются основными целями научно-технической политики ЕС. Другими словами, она направлена на то, чтобы обеспечить более эффективное распределение ресурсов внутри ЕС и максимально повысить результативность осуществляемых отдельными странами научно-технических программ и проектов. (Европейский союз на пороге ХХI века. Выбор стратегии развития / Под ред. Ю. А. Борко (ответственный редактор) и О. В. Буториной. УРСС, Москва, 2001).

С 1994 по 1998 годы все научно-технические инициативы ЕС проходили под эгидой IV рамочной программы (IV РП) с общим объемом финансирования 11,879 млрд экю. Её реализация осуществлялась через 18 целевых программ, сгруппированных в четыре блока:

  • научно-исследовательские программы (15 целевых программ по различным направлениям науки и техники);
  • научно-техническое сотрудничество со странами, не входящими в ЕС;
  • распространение и внедрение результатов европейских исследований;
  • стимулирование обучения и мобильности научных кадров.

Россия и ЕС сотрудничают в научно-технической сфере с 1994 года, с момента, когда российским научно-исследовательским организациям впервые был открыт доступ к отдельным программам ЕС в области науки и техники. На начальном этапе это сотрудничество ограничивалось возможностью участия российских организаций в отдельных разделах рамочных программ ЕС.

В конце 1998 года была принята V Рамочная программа (V РП) научно-технического развития ЕС на период с 1998 по 2002 год. Принципиальным её отличием от предшествующих является новый подход, который состоит в том, что результаты научных исследований и разработок, выполненных в рамках научно-технических программ ЕС, должны иметь практическую ценность для обычных граждан, воздействовать на их повседневную жизнь в таких социальных сферах, как здравоохранение, экология, образование и, прежде всего, занятость населения.

В соответствии со стратегическими социально-экономическими целями ЕС, V РП состоит из семи подпрограмм − четырех тематических и трех горизонтальных. Для наиболее эффективного использования средств усилия ученых было решено сфокусировать на четырех основных тематических направлениях: «Уровень жизни и менеджмент ресурсов живой природы (16% общего бюджета V РП), „Создание удобного для пользователей информационного общества“ (24%), „Содействие неуклонному экономическому росту и повышению конкурентоспособности европейской экономики“ (18%), „Энергетика, окружающая среда и устойчивое развитие“ (14 и 7% соответственно).

Программа была открыта для участия ученых из стран, не входивших в состав ЕС: они могли участвовать в ней при условии наличия нескольких участников из ЕС и стран, ассоциированных в V РП (в различных конкурсах состав научного консорциума варьируется). Бюджет V рамочной программы составлял около 15 млрд экю.

VI Рамочная программа (VI РП) ЕС (2002−2006 годы) являлась основным механизмом и первым практическим этапом создания единого европейского научного пространства (ЕНП), цели которого:

  • создание максимально благоприятных условий для проведения научных исследований и опытно-конструкторских работ в единой Европе;
  • повышение результативности научных исследований;
  • усиление инновационных процессов в единой Европе.

России был предоставлен доступ ко всем семи тематическим направлениям VI РП. Всем российским организациям была дана возможность открытого участия в ней. По мнению руководителей Европейской комиссии, без широкого и содержательного участия российских ученых и специалистов реализация многих европейских проектов VI РП могла не достичь целей, сформулированных в концепции ЕНП и заложенных в новые инструменты реализации рамочной программы научных исследований и технологического развития ЕС.

Бюджет программы на 2003−2006 годы составлял 17,5 млрд евро, что на 17% превышает бюджет предыдущей рамочной программы.

В целях совершенствования структуры информационной поддержки сотрудничества с Европейским союзом в рамках VI Рамочной программы Евросоюза по научно-технологическому развитию и оказания содействия российским научным организациям и коллективам для вхождения в проекты указанной программы Министерство промышленности, науки и технологий РФ издало Приказ № 84 от 4 апреля 2003 года. В соответствии с ним была создана сеть национальных контактных точек (НКЦ) по тематическим и горизонтальным направлениям VI РП. Они являлись главными элементами базовой инфраструктуры поддержки сотрудничества РФ и ЕС и были призваны содействовать полноценному участию российских научных организаций и коллективов в приоритетных направлениях VI РП. Основные задачи НКЦ: оказание информационной и консультационной поддержки; методическое сопровождение совместной исследовательской деятельности с участием российских научных коллективов в составе международных консорциумов VI РП по основным тематическим направлениям, а также совершенствование структуры взаимодействия с ЕС. Круг ведения каждой НКЦ охватывал закрепленный за ней конкретный тематический раздел VI РП или специализированные задачи развития инфраструктуры сотрудничества.

Все российские НКЦ заявлены в Европейской комиссии официальными письмами Министерства образования и науки (ранее Министерства промышленности, науки и технологий) РФ. Учреждение, формирование стратегии и общая координация деятельности российских национальных контактных центров осуществляется Департаментом международного сотрудничества Министерства образования и науки РФ, выполняющего функции национального координатора.

Европейский совет 18 декабря 2006 года утвердил VII Рамочную программу научных исследований и технологического развития ЕС на 2007−2013 годы и правила участия в ней. Программа стартовала 1 января 2007 года. Нацеленная на поддержку и развитие науки и исследований в едином пространстве стран − членов Евросоюза, программа с общим объемом финансирования 54,582 млрд евро объединяет все исследовательские инициативы Евросоюза и ставит задачу повышения конкурентоспособности европейских исследований, образовательных и инновационных сфер. Кроме того, она является основным инструментом финансирования научных исследований и технологических разработок на период с 2007 по 2013 годы, а также одним из важнейших элементов реализации Лиссабонского договора по развитию и конкурентоспособности. Эта программа направлена на построение европейской зоны исследований на базе достижений предыдущих рамочных программ, а также на продолжение исследований в интересах развития экономики и общества в Европе.

Все конкурсы программы в первую очередь нацелены на европейские организации и европейских исследователей. Тем не менее существует возможность участия в них исследовательских организаций и компаний других стран (в программных документах обозначенных как third countries), в том числе и России, как дополнительных участников европейских консорциумов (соисполнителей). При этом основным заявителем (координатором) проектов всегда является организация − представитель страны Евросоюза.

Основной особенностью VII РП является создание технологических платформ на основе определенных тематических приоритетов.

Впервые вопросы промышленной политики ЕС нашли свое отражение в Маастрихтском договоре (ст. 157 Договора о ЕС): „Сообщество и страны-члены должны обеспечивать необходимые условия конкуренции в промышленности“. К статье 157 имеется также важное дополнение: „Это положение не может использоваться… Сообществом для искажения условий конкуренции…“. Следующим шагом, давшим новый импульс развитию европейской промышленной политики, стала Лиссабонская стратегия. Согласно этому документу, повышение конкурентоспособности, способное привести к повышению уровня жизни и снижению безработицы, рассматривается как основная цель развития ЕС после 2000 года. Её достижение возможно только при условии повышения эффективности промышленного производства, так как, несмотря на опережающий рост сферы услуг, именно состояние промышленности является определяющим фактором для достижения вышеупомянутых целей.

Сегодня Европейский союз поставил перед собой новую стратегическую цель на ближайшие 10 лет: создать „экономику знаний“, рассчитанную на длительный период, основанную на улучшении и расширении занятости и нацеленную на повышение социальной сплоченности». На совете в Гетеборге в июне 2001 года европейские руководители включили в число приоритетов достижение стабильности развития.

Но главное − конкурентоспособность. Эта направленность программе Лиссабонской стратегии фактически была придана предпринимателями. В Лиссабонской стратегии наряду с инновационной политикой (Innovation Policy) указан ещё целый ряд мер, которые могут обеспечить повышение конкурентоспособности стран Евросоюза. Это политика в отношении предприятий (Еnterprise Роlicy); промышленная политика (Industrial Policy); политика в отношении мелких и средних предприятий (Рromoting еntrepreneurship and SMEs, Crafts, Social Economy); политика устойчивого развития и охраны окружающей среды (Еnvironment and Sustainable Development); повышения уровня системы образования и подготовки кадров (Вetter education and skills).

Задача «превратить Евросоюз в самый конкурентоспособный и самый динамично развивающийся регион к 2010 году» поставлена на лиссабонском совещании глав государств и правительств ЕС в марте 2000 года. Это второй случай за последние полвека, когда политические лидеры ставят цель догнать и перегнать США по важнейшим экономическим показателям. Первый имел место в 60-х годах прошлого века… Темпы экономического роста Евросоюза последние два с лишним десятилетия были на 1−1,3% ниже, чем в США. За минувшие семь лет (1995−2002 годы) прирост душевого дохода в Германии, Франции и Италии был на 0,52% меньше, чем в США.

В марте 2000 года, когда ЕС принял Лиссабонскую стратегию, он инициировал и поддержал различные инициативы для её реализации. Одной из них является формирование так называемых европейских технологических платформ (ETPs), которые представляют собой частно-государственные партнерства, имеющие целью развитие деятельности в конкретных отраслях наиболее эффективным способом. Предполагается, что инвестиции, направленные на выполнение исследовательских задач, в интересах отраслей дадут результаты, имеющие более высокую стоимость.

Инициатива формирования той или иной технологической платформы, как правило, исходит от крупных европейских предприятий и отраслевых объединений. Разработку технологической платформы осуществляет совещательный комитет, в который входят представители стран ЕС, научного сообщества, малого и среднего бизнеса, неправительственных организаций. При создании платформы формируются национальные группы поддержки из представителей заинтересованных стран и регионов. Научный «компонент» составляют ведущие эксперты по данной проблеме, представляющие академическую и прикладную науку. Они входят в так называемый научный совет.

В 2004 году Европейская конфедерация лесоперерабатывающей промышленности, Конфедерация европейских лесовладельцев, а также Конфедерация европейских целлюлозно-бумажных предприятий выступили с инициативой создания технологической платформы для лесного сектора. Она была сформирована для обеспечения наиболее эффективного внедрения и использования инноваций в лесном секторе на основе координации научного, производственного и кадрового потенциала.

В лесной технологической платформе ЕС выделено пять областей, в которых должны проводиться научно-исследовательские работы: лесохозяйственный комплекс, целлюлозно-бумажная промышленность, механическая обработка древесины, биоэнергетика, новые направления производства высокотехнологичной продукции из древесины.

Следует обратить внимание на термин «лесная отрасль». В России было принято оперировать терминами «лесохозяйственная отрасль», «лесное хозяйство», «лесохозяйственный блок», «лесной комплекс» и «лесопромышленная отрасль», «лесопромышленный блок», которые обычно не объединяли под общим термином «лесная отрасль». Таким образом, лесная технологическая платформа ЕС, по российской терминологии, основана на лесохозяйственном и лесопромышленном комплексах.

Во многих странах уже разработаны основные направления исследований, а в Финляндии, Швеции, Словении, Польше уже созданы национальные лесные технологические платформы. Исследования и разработки ведутся при финансовой поддержке как национальных источников, так и ЕС (в рамках VII РП).

В России образована национальная контактная точка − Институт биохимии им. А. Н. Баха РАН, которая по терминологии ЕС, называется «национальная группа поддержки» (National Support Group), то есть группа поддержки реализации задач технологических платформ ЕС. Руководителем является А. Исаев; лицом, ответственным за связь с заинтересованными лицами, − Н. Лукина.

За последние годы Россия существенно упрочила свои позиции на мировой арене. Взаимоотношения со странами Евросоюза перешли в другую фазу. Россия стала полноправным и влиятельным членом «большой восьмерки», и рассматривается в качестве авторитетного и уважаемого партнера. Лесные исследования традиционно проводились российскими и европейскими учеными, и в настоящее время ЕС также придает огромное значение сотрудничеству с Россией в рамках РП.

Очевидно, по примеру ЕС, в Российской Федерации в 2006 году после Международного симпозиума «ЕС − Россия: перспективы сотрудничества в области биотехнологии в VII Рамочной программе» началось формирование лесной технологической платформы. В структуре российской платформы уже имеются все основные элементы:

  • лесное хозяйство;
  • деревообработка;
  • целлюлозно-бумажная промышленность;
  • биоэнергетика;
  • новые технологии производства высокотехнологичной продукции из древесины.

Активное участие в работе над российской лесной технологической платформой принимает Московский государственный университет леса. При участии вуза прошел ряд совещаний в Москве, Санкт-Петербурге (июнь и октябрь 2006 года), Международная конференция «Стимулирование развития инновационного процесса в ходе работы лесной технологической платформы» в Лахти (Финляндия) в ноябре 2006 года.

На конференции в Лахти была отмечена необходимость формирования образовательного и обучающего компонента платформы, регулярного повышения квалификации работников всех отраслей лесного комплекса и подготовки на постоянной основе высококлассных специалистов для работы на предприятиях лесного комплекса.

В формировании российской лесной технологической платформы и разработке основных направлений исследований в области ЛПК наиболее активное участие принимают:

  • институт биохимии им. А. Н. Баха РАН;
  • Санкт Петербургская государственная лесотехническая академия;
  • Санкт-Петербургский государственный технологический университет растительных полимеров;
  • МГУ им. М. В. Ломоносова (химический факультет);
  • Московский государственный университет леса (МГУЛ);
  • Центр по проблемам экологии и продуктивности лесов РАН.

Отрадно отметить такой факт: МГУЛ подготовил заявки по всем направлениям исследований и фактически возглавил направление биоэнергетики. В настоящее время эффективность участия МГУЛ в программах ЕС зависит от активной позиции наших ученых при формировании и реализации VII РП

Обращает на себя внимание то, что перечень лесных технологических платформ ЕС и «все основные элементы и направления» российской лесной технологической платформы совпадают. Насколько это возможно? В лесной технологической программе ЕС лесопромышленный комплекс разделен на несколько секторов, а лесохозяйственный − нет. Вероятно, также решен вопрос с посадочным материалом и лесопитомниками. Решен и вопрос с лесовозными дорогами, а потому нет нужды в исследованиях в области создания транспортных средств для вывоза древесины.

Если нам не надо копировать направления научных исследований, которые считает для себя актуальными ЕС, чтобы получить конкурентные преимущества не только перед США и Китаем, но и перед Россией, то следовало бы сформировать блок научных исследований в целях решения проблем, стоящих перед лесохозяйственной и лесопромышленной отраслями России.

И в этом смысле у нас, по сравнению с другими странами, непочатый край работы. Например, в Швеции для поддержания биоразнообразия лесные пожары организуются специально, поскольку служба слежения не дает возможности им возникать стихийно, а уровень культуры населения таков, что причиной лесного пожара вряд ли станет брошенный окурок или непогашенный костер. В России с пожарами также умеют бороться, но затем в местах, где бушевал огонь, и к которым не проложено дорог, остаются неразобранные горельники. Таким образом, пожары и отсутствие дорог имеют синергический эффект, только отрицательный.

В Канаде для использования древесины, пораженной короедом, строятся заводы по производству древесных топливных гранул. В Российской Федерации также имеются большие объемы древесины, пораженной типографом или непарным шелкопрядом, но нет программ переработки такой древесины в полезный продукт. У нас только на Северо-Западе перестойной и больной древесины более 40 млн м, но она не рассматривается как источник энергии. В России нет законодательства, регулирующего применение новых и возобновляемых источников энергии, в частности биотоплива. Потому нет и государственных программ использования новых и возобновляемых источников энергии, и соответствующих государственных проектов и объектов, строящихся по инициативе и с финансовой помощью государства.

Для более полного понимания того, какое место может занимать лесопромышленный комплекс в экономике страны, предлагаем рассмотреть лесопромышленный комплекс Финляндии, а также отрасли, связанные с ним, что в целом определяется термином «кластер». Обслуживающие лесопромышленную отрасль другие отрасли также связаны друг с другом. При изучении кластера выясняется, что в России пока нет ряда отраслей, которые входят в финский кластер: подотрасль биоэнергетики, станкостроительной отрасли для механической обработки древесины, отрасли для производства автономных источников тепловой и электрической энергии на биотопливе или новых и возобновляемых видах энергии. Можно также понять, какой широкий ассортимент продукции приходится покупать предприятиям российского ЛПК за рубежом - бензопилы, лесозаготовительную технику и трелевщики, лесовозы, тракторы механической посадки саженцев, рубительные машины, молотковые дробилки для древесины, прессы для производства древесных гранул и брикетов и т. д.

 

Владимир СЕНДЕЦКИЙ