Русский Английский Немецкий Итальянский Финский Испанский Французский Польский Японский Китайский (упрощенный)

Партнеры журнала:

Тема страницы

Юбилей Вологодского станкозавода

Несколько лет назад руководство Вологодского станкозавода решило выяснить, насколько надежно в процессе эксплуатации выпускаемое предприятием оборудование. Многочисленным покупателям в разные концы страны были отправлены письма с деловым предложением: «Вы приобрели у нас станок. При необходимости мы готовы поставить Вам запасные части...»

Ответы оказались неожиданными: «Приобретенный нами станок исправно работает семнадцатый год без капремонта. Запасных частей пока не требуется».

Плановую систему социалистического хозяйствования нельзя упрекнуть в непродуманности. Напротив, наверху просчитывалось все, вплоть до технологической цепочки. И предприятиям только оставалось выпускать свою узкоспециализированную продукцию. Например, завод в Данилове делал одноэтажные рамы для лесозаготовителей, вологодское предприятие «Северный коммунар» - двухэтажные рамы, а Вологодский станкозавод - обрезные и многопильные станки. Выстроенные в один поток, они обеспечивали полный цикл переработки древесины. Леспромхозы всей страны обеспечивались этим оборудованием, которое больше никто не выпускал.

Рыночные механизмы катком прошлись по узкой специализации. Но предприятия выстояли: реформы реформами, а лес во все времена пилили, и потребность в станках не исчезла.

На Вологодском станкозаводе прислушались к мировым тенденциям. Оказалось, что во всем мире наблюдается переход от рамных потоков на фрезернопильные или круглопильные станки. Конструкторам предприятия, которое долгие годы выпускало только оборудование второго ряда для распиловки полуфабриката бревна, пришлось создавать станок первого ряда - для распиловки самого бревна, чтобы поставлять оборудование заказчику в комплекте.

- Вообще за последние годы мы создали около 30 наименований новой техники, которая ориентирована на более глубокую переработку древесины и на более мелкого производителя, - говорит генеральный директор ООО «Вологодский станкостроительный завод» Ю. Б. Панин. - Сейчас проходит испытания новая модель многопильного станка, который будет стоить процентов на 20 - 30 дешевле, чем его предшественники. Если в советские времена мы выпускали огромные станки-линии для крупных комбинатов типа Братского, Усть-Илимского, Архангельского промкомплексов, то последние восемь-десять лет двигаемся в сторону мелких производителей.

Юрий Борисович Панин руководит Вологодским станкостроительным заводом уже 10 лет.

- Какие изменения произошли за это время?

- Это были две пятилетки непредсказуемых неожиданностей.

Так, в результате дефолта в несколько раз возрос спрос на все отечественное. Миллениум принес станкозаводу небывалый рост выпуска оборудования. В 1999 - 2000 годы предприятие ежегодно удваивало свои показатели.

Сейчас Президент ставит задачу за 10 лет удвоить ВВП, а мы удваивали его каждый год.

- Изменился ли круг потребителей продукции завода?

- Если говорить о последних двух годах - то он расширяется, хотя по сравнению с 90-м годом он, конечно, упал. Сегодня потенциал нашего предприятия в Вологодской области полностью не используется. Мы выпускаем оборудование, на котором за месяц можно распилить годовой объем древесины, заготавливаемой в области.

И другой пример: расчетная лесосека у нас составляет 21 млн. кубов - столько леса в области прирастает и его нужно рубить, иначе он сгниет. Что происходит на практике? В прошлом году было заготовлено 8 млн., а в пиломатериалы превратили только 900 тыс. кубометров.

На наш взгляд, выход из создавшейся ситуации и для станкозавода, и для районов - в развитии переработки леса. У нас есть ряд заброшенных хозяйств - в Харовском, Тотемском районах, в районе Вохтоги, как раз там, где людям негде работать. Мы готовы предложить комплект оборудования, которое можно установить прямо в лесу - без здания, без фундамента - и начинать пилить. Но сейчас мы все чаще поставляем его за пределы Вологодской области.

- Сколько стоит такой комплект?

- Стоимость этого оборудования около 450 тыс. рублей. Но оно сразу же начинает окупаться, собирая только за год налогов в два раза больше этой суммы. То есть на сегодняшний день, с точки зрения бюджета, выгоднее взять кредит, купить такое оборудование и обеспечить людей работой, а не платить бесконечные дотации. К сожалению, ситуация меняется очень медленно. Выход мы видим в создании крупной лизинговой компании, которая позволяла бы осуществлять эти проекты. По лизингу наше оборудование приобретается и сейчас, но в очень незначительном объеме. Хотя перспективы наметились: 7 июня 2004 г. областная администрация провела семинар с представителями районов, руководителями банков и организации «Промлеслизинг». Достигнута договоренность о работе на территории области именно с этой лизинговой компанией.

Вообще, мы считаем, что создание малых производств на базе оборудования, которое выпускается вологодскими заводами, в том числе и станкозаводом, - это один из путей вывода экономики из кризиса. Государство должно создать условия для получения денежных средств, создавать лизинговые компании, развивая таким образом производство, которое начнет пополнять бюджет, а не брать из него.

- Можно ли привести практические примеры такого сотрудничества?

- Да, есть положительный опыт в Кадуйском районе. В одном из поселков там дислоцировалась воинская часть, ее расформировали, и людям стало негде работать. Так вот, администрация района несколько лет назад купила на свои деньги два станка, чтобы занять жителей этого поселка. К сожалению, таких примеров не очень много.

- Вологодский станкозавод в свое время был крупнейшим предприятием, которое обеспечивало работой целый микрорайон. Какова сейчас численность работающих и каково, на ваш взгляд, настроение коллектива?

- Лет двадцать назад на станкозаводе работали 1200 человек, сейчас - около 450. Это связано в основном со снижением объемов производства, но происходят и естественные процессы изменения численности, ее оптимизация. Изменился и возрастной состав коллектива: к сожалению, большинству работающих уже за пятьдесят лет. Коллектив у нас довольно сплоченный и в будущее смотрит с надеждой. Оптимизм внушает и то, что, несмотря на все проблемы, за последний год сократилась текучесть кадров, начала приходить молодежь. Пока, правда, в небольшом количестве. Престижность работы на промышленных предприятиях, у станка, сейчас упала, и молодых она не очень привлекает.

- Хорошая зарплата могла бы удержать молодые кадры на предприятии, тем более что в микрорайоне есть училище, которое готовит их специально для станкозавода.

- Зарплата у нас сдельная, определяется объемами работ и результатами труда. В среднем в цехе она составляет 4,5 тысячи. Но есть специалисты, которые получают от 8 до 12 тысяч. Проблема в другом: чтобы попасть в эту категорию, нужно обладать соответствующей квалификацией или иметь навыки. А это сразу не дается. Раньше существовала естественная система. Микрорайон наш оторван от города, большинство жителей работали здесь.
Работал дед, отец - и сын тоже приходил на завод. Молодые рабочие получали достойную зарплату. Сейчас на стартовых условиях их зарплата мала. Значит, ее надо дотировать. А за счет кого? Молодежь, которая сегодня приходит на предприятие, хотела бы получать зарплату в 5 тысяч. И здесь нужно поднимать тему государственного подхода к образованию. Если у нас рынок - я должен покупать молодых рабочих у училища. И платить только за тех, кто что-то может. Тогда и зарплата у молодых рабочих будет соответствующая.

Мы сами пытаемся решать кадровую проблему. С техническим университетом заключили договор на подготовку механиков деревообрабатывающего оборудования. Учили на свои деньги, зная, за что платим. Заключили договоры с этими людьми, с их родителями о том, что на период, когда их дети учатся, они являются гарантами... К сожалению, даже на таких условиях половина группы отсеялась.

- Тем не менее, станкозавод продолжает вкладывать деньги в социальную сферу.

- Да, мы тащим большой социальный блок. Сохранили столовую, и до последнего времени стоимость обеда там составляла 20 - 25 рублей. У нас есть неплохо оснащенный здравпункт с физиокабинетом, свой зубной врач, свой терапевт, который ведет прием на территории завода и вне очереди принимает людей в поликлинике. Это позволяет создать некую социальную стабильность и, в конечном счете, окупается, потому что если люди болеют, они все равно будут бегать в поликлинику. Пусть уж лучше врач сам два раза в неделю сюда приезжает.

- В Вологде ежегодно устраивается выставка «Российский лес». Одна из задач ее - помощь предприятиям, производящим лесоперерабатывающее оборудование, в налаживании новых контактов. Ощущаете ли вы эту помощь? Удалось ли с помощью этой выставки найти новых партнеров?

- Да, мы участвуем в этой выставке. Каждый год нас отмечают дипломами. Хотя в последнее время найти новых заказчиков с помощью выставки не удается. Если четыре года назад во время ее работы мы всю неделю двумя автобусами возили на наш завод гостей, то три года назад за все время выставки привезли только два автобуса. В позапрошлом году у нас практически никого не было. А ведь такое, личное, знакомство с предприятием дает наибольший результат. И у нас действительно есть, что показать. Ведь мы выпускаем оборудование не хуже импортного. Это обрезные и многопильные станки. Несколько уступают по производительности импортным аналогам наши круглопильные установки, но в остальном они ничуть не хуже. И, самое главное, значительно дешевле. А уж про средства механизации и вообще говорить не приходится.

Ни для кого не секрет, что, покупая импортное оборудование, мы развиваем экономику других стран. Выигрывая в мелочах, мы проигрываем по-крупному. Вот у нас несколько лет назад постоянно говорили про задержки зарплаты учителям и врачам. А надо бы говорить и о проблемах производства. Ведь если начнут решаться проблемы производителя, то появятся деньги и на социальные программы.