Партнеры журнала:

Эколайф

«В год экологии восстановлены леса на площади 800 тыс. га»...

Что это значит?

О том, что в 2017 году искусственное восстановление лесов выполнено, как и планировалось, в объеме 800 тыс. га, говорится в сообщении на официальном сайте Минприроды России. Соответствует ли это заявление реальному положению дел? Вряд ли. Почему - давайте разберемся.

Согласно данным Единой межведомственной информационно-статистической системы (ЕМИСС), площади «лесовосстановления» (почему это слово взято в кавычки, смотреть ниже) в России в последнее десятилетие составляют 800-900 тыс. га в год (например, 863,7 тыс. га в 2014 году, 802,9 тыс. га в 2015 году, 842,7 тыс. га в 2016 году). Данные о доле лесных культур в ЕМИСС есть только за 2013 год: 21,2%. В 2013 году общая площадь лесовосстановления, по сведениям ЕМИСС, была 870,33 тыс. га, то есть площадь искусственного лесовосстановления должна была составить около 185 тыс. га. Существенно вырасти площадь искусственного лесовосстановления за прошедшие четыре года не могла, поскольку для этого потребовалось бы существенное увеличение занятых в лесном хозяйстве людей, техники и посадочного материала, но ничего подобного в российском лесном хозяйстве в 2013-2017 годы не наблюдалось.

Таким образом, исходя из возможностей российского лесного хозяйства в последние годы, можно сказать, что площадь искусственного лесовосстановления в России в 2017 году в лучшем случае могла составить около 200 тыс. га, что в четыре раза меньше цифры, приведенной в сообщении на сайте Минприроды (неизвестно, насколько оно соответствует информации, которая приводилась на заседании в Кремле, не является ли ошибкой пресс-службы). Остальной объем из 800 тыс. га «проведенного лесовосстановления» с высокой долей вероятности приходится на так называемое естественное и отчасти, возможно, на «комбинированное» (последнее, впрочем, погоды не делает).

«Естественное лесовосстановление» в нашей суровой лесной реальности чаще всего поисходит так: вырубленный участок леса бросают на произвол судьбы. В абсолютном большинстве случаев такой участок (вырубка) довольно быстро зарастает лесом, правда, совсем не таким, в каком в ближайшие десятки лет можно будет вести экономически эффективное лесное хозяйство. Обычно результатом естественного лесовосстановления является так называемая смена пород - образование березняков и осинников на месте хозяйственно ценных хвойных или твердолиственных лесов. Большинство подобных насаждений, спонтанно образующихся на вырубках, особенно в таежной зоне, на многие десятки лет выпадают из какого-либо хозяйственного использования, а растущий по этой причине дефицит хозяйственно ценной древесины лесозаготовители компенсируют вовлечением в рубку все новых и новых диких лесов, в том числе имеющих уникальную природную и социальную ценность, вплоть до официально планируемых или даже существующих особо охраняемых природных территорий.

Но и искусственное лесовосстановление - создание лесных культур в России, как правило, приводит к такому же результату: через 20-30 лет на участках, где было проведено искусственное лесовосстановление, вырастает такой же лес, какой вырос бы при оставлении вырубок без внимания. На вырубках таежной зоны через 20-30 лет от высаженных лесных культур или ничего не остается, или жалкие крохи, которые можно обнаружить только в результате тщательных поисков. Характерный пример результатов подобного искусственного лесовосстановления примерно 25-летней давности представлен на фото (фотографии сделаны совсем недавно на арендной базе АО «Запкареллес» в Карелии).

На снимке - один участок леса, снятый с воздуха и с земли. Господствующий полог древостоя представляет собой почти чистый березняк с небольшой примесью осины и единичными деревьями ели, выросшими из подроста, сохранившегося при рубке. Лесные культуры ели на части площади погибли совсем, на части - представлены рядами сильно угнетенных деревьев. Продуктивное и хозяйственно ценное еловое насаждение на этом участке создать не удалось, силы и средства потрачены на посадку лесных культур впустую.

Причина очевидна: отсутствие качественного ухода за высаженным молодым лесом. То, что в российском лесном хозяйстве называется искусственным лесовосстановлением (и вообще лесовосстановлением), на самом деле представляет собой лишь первый и далеко не самый главный этап воспроизводства молодого ценного леса на месте вырубленного или сгоревшего. Результат этого воспроизводства в значительной степени зависит от других, более поздних этапов - специальных рубок ухода (осветлений и прочисток), цель которых - получение молодого сомкнутого леса с целевым составом и целевой густотой. Отсутствие качественных осветлений и прочисток почти всегда обнуляет результаты посадки лесных культур, какой бы успешной и профессиональной она ни была.

Иногда, впрочем, лесные культуры гибнут и до периода осветлений и прочисток - опять же из-за низкого качества работ, нарушения технологии посадки или выбора неправильной технологии. Вот свежий пример с той же арендной базы АО «Запкареллес»: посадка сеянцев сосны в дно борозд на переувлажненном участке привела к тому, что в период дождей сеянцы оказались целиком залиты водой. Сосна обыкновенная - не самая подходящая порода для подобных условий, и большинство затопленных сеянцев неизбежно погибнет. Кстати, АО «Запкареллес» не какой-то никому не известный лесопользователь, а очень крупная и сертифицированная по системе FSC компания, осуществляющая «экологически ответственное, социально выгодное и экономически жизнеспособное» управление лесами. В результате преимущественно низкого качества посадки и почти полного отсутствия качественного последующего ухода абсолютное большинство создаваемых в нашей стране лесных культур или гибнет, или сохраняется в виде жалкой примеси к лесам естественного происхождения. Исключения есть, но их мало, и в большинстве случаев они приходятся на густонаселенные регионы малолесной зоны; немногие добросовестные арендаторы занимаются настоящим лесовосстановлением. Увы, эта ситуация сохраняется много десятилетий - по сути, с самого начала интенсивного промышленного освоения таежных лесов, а это ведет не только к колоссальным экономическим потерям, но и к социальным бедствиям (из-за исчерпания хозяйственно ценных лесных ресурсов и отсутствия рабочих мест, которые могло бы обеспечивать полноценное лесное хозяйство, в стране нищают, деградируют и забрасываются тысячи лесных деревень и поселков), ежегодно растет список потерь уникальных природных территорий. Так что заявление Минприроды, о котором шла речь в начале публикации, свидетельствует лишь о сохранении в российском лесном секторе классической стратегии «самодовольства без развития».


В Год экологии восстановлены леса на площади 800 тыс. га. Об этом сообщил министр природных ресурсов и экологии РФ Сергей Донской на заседании организационного комитета Года экологии, которое прошло в Кремле под председательством Специального представителя Президента РФ по вопросам природоохранной деятельности, экологии и транспорта Сергея Иванова.

В 2017 году искусственное восстановление лесов выполнено, как и планировалось, в объеме 800 тыс. га лесов, что соответствует объему выбытия леса в результате сплошных рубок. Этот показатель значительно выше аналогичного в 2016 году. Окончательные данные будут получены в ноябре 2017 года, после приемки работ у арендаторов лесных участков. Помимо арендаторов, в лесовосстановлении также участвуют граждане и общественные организации. Только в акции «Всероссийский день посадки леса» приняли участие более 4 млн человек, высажено около 50 млн деревьев на площади больше 15 тыс. гектаров.

Министр рассказал о разработанном Минприроды России проекте поправок в Лесной кодекс РФ, касающихся «компенсационных лесов». Документ обязывает при разработке месторождений полезных ископаемых, строительстве трубопроводов, автомобильных дорог, линий электропередачи, а также при переводе земель лесного фонда в другие категории обеспечивать восстановление леса. Помимо этого, проект поправок предусматривает порядок высадки «компенсационных лесов» на землях, площадь которых соответствует площади лесов, вырубаемых под инфраструктуру. Документ внесен на рассмотрение правительства РФ.

 

Алексей ЯРОШЕНКО, руководитель лесного отдела Гринпис России