Партнеры журнала:

Регион номера

В Иркутской области одновременно действуют несколько документов лесного планирования, но нет самого главного

План, программа и снова план

В настоящее время в Иркутской области перспективное планирование развития лесной отрасли регламентируют сразу три документа: региональный Лесной план, разработанный на 2019–2028 годы, государственная программа Иркутской области «Развитие лесного хозяйства» на 2019–2024 годы и пятилетний план развития лесной отрасли, разработка которого велась по поручению губернатора региона Сергея Левченко.

Два первых нормативных акта определяют стратегические и тактические задачи развития соответственно. Если Лесной план оперирует параметрами, то госпрограмма составлена с расчетом на достижение определенных результатов. Для чего нужен третий документ?

Повторение – мать учения

«Ожидаемые конечные результаты реализации государственной программы – сохранить к 2024 году лесистость Иркутской области на уровне 82,7% и долю ценных лесных насаждений в площади покрытых лесной растительностью землях лесного фонда на уровне 72,9%», – записано в документе. Кроме того, к 2024 году планируется повысить объем платежей в бюджетную систему РФ от использования лесов, расположенных на землях лесного фонда, до 76,3 руб. в расчете на один гектар.

Как рассказали в министерстве лесного комплекса региона, этот показатель должен вырасти примерно в полтора раза. Согласно данным госпрограммы, плата за использование одного гектара леса в регионе в 2017 году составляла 40,9 руб., а в 2018 году прогнозировалась возрасти (так как программа уже разрабатывалась) до 50,3 руб. При этом показатель, которого Иркутская область должна достичь через пять лет, выше, чем в целом по стране. Программа «Развитие лесного хозяйства» на 2013–2020 годы, действие которой сейчас продлено до 2024 года, предполагает к этому времени повышение объема платежей в бюджетную систему Российской Федерации от использования лесов, расположенных на землях лесного фонда, из расчета 55,8 руб./га.

Финансирование госпрограммы Иркутской области на ближайшие шесть лет заложено в размере 19,3 млрд руб. При этом в начале разработки программы сумма была существенно меньше: общий объем затрат на реализацию госпрограммы составлял 10,6 млрд руб. Причем региональная доля устанавливалась 2,5 млрд (сейчас 2,6 млрд), финансирование из федерального бюджета – чуть больше 8 млрд руб., «иные источники финансирования» покрывали оставшееся.

«Документ состоит из двух подпрограмм. Одна включает мероприятия по авиамониторингу, патрулированию лесов, содержанию пожарно-химических станций, тушению лесных пожаров наземными формированиями и силами парашютно-десантной службы. А также борьбу с вредителями лесных насаждений, санитарно-оздоровительные работы, уход за лесами, лесовосстановление, семеноводство, – уточнили в министерстве. – Вторая подпрограмма посвящена повышению эффективного государственного управления в сфере лесного хозяйства».

Основные цели и задачи госпрограммы стандартны: повышение эффективности управления лесами и налоговой отдачи от использования древесных и недревесных ресурсов. Однако в лесном хозяйстве Иркутской области есть свои «болевые точки», в частности, лесовосстановление. Проблемам планируется уделить особое внимание.

«В среднем по Иркутской области естественное возобновление на вырубках недостаточное или отсутствует на 8% общей площади, на гарях – на 46%, неудовлетворительное возобновление отмечается в антропогенных рединах, погибших насаждениях от шелкопряда, на пустырях и прогалинах, – указано в программе. – Остро стоит проблема снижения доли хвойных древостоев по площади и запасам древесины. Значительная часть не покрытых лесной растительностью земель недоступна для хозяйственного освоения без применения специальных технологий и выделения огромных финансовых и материально-технических ресурсов».

От хозяйства – к комплексу

Если госпрограмма направлена в первую очередь на сохранение лесных богатств Иркутской области, то пятилетний план развития лесного комплекса региона – на пополнение кошелька региона.

«План развития отрасли включает привлечение инвестиционных проектов, направленных на повышение технического уровня предприятий, а также создание новых производств с ориентированием их на глубокую переработку древесины: производство целлюлозы, картона, мебельных щитов, клееного бруса, ДСП, деревянных балок, погонажных изделий, пеллет, брикетов и древесного угля», – сообщает министр лесного комплекса Сергей Шеверда.

Однако фактически два документа перекрываются. Так, для обеспечения «рационального использования лесных ресурсов и отходов переработки, повышения конкурентоспособности местной продукции и использования мелкотоварной, низкокачественной и мягколиственной древесины» потребуется детализация данных лесоустройства, а также увеличение объемов лесовосстановительных работ и противопожарных мероприятий – все это предусмотрено в госпрограмме.

Как сообщили в областном правительстве, пятилетний план включен в Стратегию развития лесного комплекса Иркутской области до 2030 года, такие планы в разных отраслях экономики уже получили название «иркутская пятилетка».

«Реализация этого плана, по прогнозам, позволит к 2023 году увеличить вклад лесной отрасли в валовой региональный продукт на 28 млрд руб., а бюджетные поступления – на 4,4 млрд руб., – обещают в отраслевом министерстве. – Число рабочих мест увеличится на 5% – более чем на 1,5 тысячи».

Верифицировать эти показатели пока невозможно. Ни стратегия, ни даже проект будущего нормативного акта на официальном сайте министерства лесного комплекса не опубликованы, хотя в нынешнем году документ уже должен действовать. Однако из новостей профильного ведомства можно узнать, что с опорой на стратегию власти региона собирались строить долгосрочные планы.

«Принятие стратегии поможет нам определить необходимые направления развития, – говорил Сергей Шеверда на этапе подготовки документа. – Например, в следующие семь лет в Европе ожидается рост рынка пеллет на 41%, в Азии – на 61%. От этих данных могут отталкиваться производители при выборе вида продукции, который следует выпускать. Также мы будем определять соответствие этой стратегии приоритетных инвестиционных проектов».

Аналитики, на которых ссылается профильное ведомство, одной из основных проблем ЛПК Иркутской области видят преобладание первичной переработки сырья.

«В частности, по их мнению, в Приангарье рентабельно строительство завода по производству санитарно-гигиенических изделий из целлюлозы, выпуск тарного картона в связи с повышением спроса на него в Китае, пеллет и других видов продукции», – сообщают в министерстве. Среди приоритетных инвестпроектов в области освоения лесов, реализуемых сейчас в регионе, подобные направления развития есть.

Есть ли у вас план?

Утвержденный Лесной план Иркутской области к середине апреля 2019 года еще не был опубликован ни на официальном сайте правительства региона, ни на сайте профильного министерства. И поэтому анализировать можно только проект этого документа, выложенный в середине прошлого года. Между тем в техническом задании, входившем в конкурсную документацию, сказано, что «окончательным отчетом об оказанных услугах является утвержденный губернатором Иркутской области Лесной план Иркутской области, опубликованный на официальном интернет-портале правовой информации».

Государственный контракт № 7/2018 на разработку Лесного плана Иркутской области был заключен в мае 2018 года Министерством лесного комплекса Иркутской области с ООО «Гринландия» из Уфы. На официальном сайте этой компании есть информация о предоставляемых услугах, в их числе, например, составление кадастрового паспорта на лесной участок или лесной декларации. Но в качестве контактного лица указано только имя-отчество (без фамилии), а в адресе есть уточнение: «напротив Министерства лесного хозяйства Республики Башкортостан».

Оценки экспертов в документе базируются на показателях 2017 года, и это понятно, поскольку на момент составления заключения показатели 2018 года были прогнозными. Однако некоторые их акценты в документе сразу вызывают вопросы. Так, в разделе 3.4 «Информация об оценке потенциала и фактическом использовании лесов с целью заготовки и сбора недревесных лесных ресурсов, заготовки пищевых лесных ресурсов, живицы, сбора лекарственных растений» утверждается, что «Иркутская область – местность, не подвергавшаяся крайне вредным воздействиям, например радиационному загрязнению, именно поэтому потенциал использования лесов с целью заготовки и сбора... достаточно высок», а в разделе 3.5 «Информация о рекреационном потенциале лесов и объемах фактического использования лесов в целях рекреационной деятельности» говорится, что «огромный интерес для вложений представлял и представляет Байкал». Как представляется корреспонденту журнала «Леспроминформ», в стратегическом планировании освоения лесов такие оценки вряд ли помогут. Однако судить можно будет только после обнародования документа.

Кстати

В Иркутской области принят еще один документ лесного планирования – региональный проект «Сохранение лесов», рассчитанный на тот же период: 2019–2024 годы. В нем поставлены следующие задачи:

  • внедрение модели интенсивного использования и воспроизводства лесов, направленной на увеличение объемов искусственного лесовосстановления. Увеличение количества используемого посадочного материала с ЗКС в 1,3 раза;
  • увеличение площади лесовосстановления и лесоразведения в 2021 году до 151,9 тыс. га, в 2024 году – до 175,7 тыс. га, повышение качества работ по лесовосстановлению и лесоразведению на арендованных лесных участках;
  • увеличение запаса семян лесных растений к 2021 году до 5,5 т, к 2024 году – до 7,1 т;
  • увеличение площадей лесовосстановления и лесоразведения в 2021 году до 5,2 тыс. га, в 2024 году – до 6,1 тыс. га, повышение качества и эффективности работ по лесовосстановлению и лесоразведению на лесных участках, не переданных в аренду.

Мария Алексеева

Другие статьи рубрики Регион номера: Иркутская область