Русский Английский Немецкий Итальянский Финский Испанский Французский Польский Японский Китайский (упрощенный)

Партнеры журнала:

В центре внимания

Станет ли Иркутская область центром ЛПК России?

Как заявил новый губернатор Иркутской области Игорь Есиповский, регион должен стать к 2020 году центром лесопереработки России. Для этого, как считает он, есть все предпосылки: огромные запасы сырья, почти треть запасов Сибирского федерального округа, и его исходное высокое качество. Как известно, по всем показателям и свойствам древесины у ангарской сосны нет конкурентов в мире.

Тем не менее сегодня лесную отрасль Приангарья не назовешь прибыльной. И хотя в настоящий момент она перерабатывает 74–75% объема всего сырья, заготавливаемого на территории региона (по итогам 2008 года), объемы заготовки, судя по размерам расчетной лесосеки, могли бы возрасти более чем вдвое.

Будущее. Планы правительства

В целях повышения рентабельности отрасли в Иркутской области утвержден 10-летний Лесной план, предусматривающий мероприятия по повышению объемов заготовки древесины и эффективности использования лесных ресурсов до сведения к нулю вывоза круглого леса. А также по декриминализации отрасли и созданию благоприятных условий для реализации инвестиционных проектов, увеличивающих поступления в бюджет. В рамках Лесного плана намечено реализовать ряд инвестиционных проектов глубокой переработки древесины, производства лесозаготовительной техники и строительства лесовозных дорог. В настоящий момент в разработке у правительства Иркутской области находится более 50 таких проектов.

Настоящее. Оценка экспертов

А пока обновленное правительство Иркутской области разрабатывает новые инвестиционные проекты для лесной отрасли, действующие лесоперерабатывающие предприятия Приангарья накрыл шквал банкротств. Мировой экономический кризис, по мнению экспертов газеты «Конкурент», конечно, сыграл свою роль, спровоцировав такую ситуацию, но первопричиной его можно считать только в отдельных случаях. По признанию подавляющего числа лесопереработчиков, он стал лишь катализатором тех процессов, которые зрели в недрах предприятий последнее время либо из-за неэффективного менеджмента, либо вследствие откровенного мошенничества.

На кризисное время пришлись и изменения в Лесном кодексе РФ, в результате которых мелкие и средние предприятия практически потеряли возможность закупать лес на аукционах. «Компании, оказавшиеся сейчас в процедуре банкротства, скорей всего, не имели арендованной на длительный срок лесной базы, а может, занимались нелегальной рубкой леса», − выразил свое мнение по этому поводу глава Союза лесопромышленников и лесоэкспортеров Иркутской области Юрий Логачев.

Сыграли свою роль обещания и последовательные действия государства в последние полтора года по введению заградительных пошлин на экспорт кругляка и включение зеленого света ввозу дорогой лесоперерабатывающей техники. Партнеры российских лесоэкспортеров к началу этого года переориентировались на другие рынки, сотрудничество с которыми стало более выгодным. Российские лесные компании, в свою очередь, набрали кредитов, строя цехи и заводы для лесопереработки. В итоге в последний момент пошлины были отменены на год, однако контракты в большинстве случаев уже потеряны. А займы, по которым резко взлетели проценты, взяты.

Конкретное. Глас безработного

С конца ноября в городе Братске Иркутской области остановилось предприятие «Сибэкология», оснащенное самым современным деревообрабатывающим оборудованием, способным выпускать высококачественную продукцию широкого ассортимента, конкурентоспособную и на Востоке, и на Западе. Почему остановилось, работникам не объяснили, отправив их в отпуска, а через два месяца и вовсе перестали платить какую-либо зарплату. Посидевшие некоторое время на голодном пайке и отчаявшиеся найти поддержку на месте люди написали письмо Президенту РФ Дмитрию Медведеву, отправив копию своего послания и губернатору Иркутской области Игорю Есиповскому. И представьте себе, подействовало: «наверху» произошло какое-то движение, пролившиеся на просителей небольшими денежными осадками. И вновь на предприятии наступила тишина. Только перед чем она, эта тишина? Чем закончится эта история с отдельно взятым и довольно благополучным в материальном отношении предприятием, которое досталось сыну от отца − бывшего генерального директора БрАЗа, когда-то одного из богатейших людей России? И на что уповать коллективам других лесоперерабатывающих предприятий Братска? К концу прошлого года их было более 80 и работали на них свыше 10 тысяч человек…

Галина МИРОНОВА (по материалам прессы)