Русский Английский Немецкий Итальянский Финский Испанский Французский Польский Японский Китайский (упрощенный)

Партнеры журнала:

Лесозаготовка

Таможенный терроризм

Еще в позапрошлом году в ответ на постоянные жалобы предпринимателей В. В. Путин высказался, что с «налоговым терроризмом» пора закругляться, а оценивать работу налоговиков надо не по «доначисленным» налогам, а по законности их действий. Справедливые слова, которые вряд ли кто решится оспаривать. Это меткое замечание Президента РФ я в полной мере отношу и к деятельности российской таможни. А как иначе, если не «терроризмом», скажите мне, можно охарактеризовать отношение таможенников к отечественным лесоэкспортерам?

Человеку, претендующему на звание профессионала, должно быть очевидно, что это низкосортная древесина, а не фанерный кряж
Человеку, претендующему на звание профессионала, должно быть очевидно, что это низкосортная древесина, а не фанерный кряж
О произволе таможенников лесная пресса рассказывала не раз, и журнал «ЛесПромИнформ» не исключение. Вновь взяться за перо заставили недавние случаи из практики работы известной петербургской внешнеторговой фирмы «Ленлес». Об этих происшествиях рассказывает коммерческий директор фирмы Н. А. Мартемьянова:

- Сначала возникла конфликтная ситуация с Вологодской таможней. Теплоход «Ладога-108» был загружен березовым балансом без таможенного досмотра, несмотря на то что мы приглашали таможенников. И только после погрузки таможня выставила требование предъявить груз к досмотру и выгрузить теплоход. Таможенники пригласили своих экспертов для проведения «качественной» экспертизы. Так называемые эксперты, которые в этом деле, похоже, оказались новичками, нашли в балансе, который используется (и это всем известно!) для производства бумаги и целлюлозы, фанерный кряж (!), применяемый для производства мебели. Древесина была заготовлена в августе 2006 года, но по причине плохих погодных условий не была вывезена своевременно на склад и, больше полугода пролежав в лесу, испортилась. Объем фанерного кряжа составил, по расчетам «экспертов», более 30 %. Таможня вынудила нас задекларировать товар, загруженный на теплоход, в соответствии с данными экспертизы и возбудила не только административное, но и уголовное дело (по статье «Контрабанда»).

Через неделю мы запланировали отправку еще одного теплохода с березовым балансом. Помня о предыдущей отправке, мы пригласили независимых специалистов, обладающих большим практическим опытом, чтобы они присутствовали при проведении таможенной экспертизы. Перед началом проверки таможенники поставили нашим экспертам условие, чтобы они просто наблюдали за проведением экспертизы, не задавали вопросов таможенному эксперту и не комментировали его действия. Вывод, сделанный таможенниками, был такой же, как и в случае с первым теплоходом. Пояснений со стороны этих «экспертов» не поступило: по каким признакам они нашли там фанерный кряж - непонятно. Таможня завела дело об административном правонарушении.

Мы сделали фотографии товара, который отгружался нашими работниками на обоих теплоходах. Даже несведущему в качестве древесины человеку видно по этим снимкам, что это низкокачественная древесина. Результаты приемки в Финляндии также подтвердили факт отсутствия фанерного кряжа, который «нашла» здесь российская таможня.

Оба случая произошли в конце мая - начале июня, то есть до введения новых ставок таможенных пошлин на березу. До сих пор ведется следствие. Оба дела по административному правонарушению сейчас направляются в суд: таможенное начальство не берет на себя ответственность принятия решения на основании тех данных, которые имеются у них. Решение будет принимать суд.

А вот еще случай... Теплоход «Кереть» был остановлен на границе для досмотра Выборгской таможней (Голос Н. А. Мартемьяновой звенит от справедливого возмущения. - Прим. автора.). Таможенники потребовали от капитана судна предъявить груз. Однако сами таможенники не смогли договориться с пограничной службой, чтобы провести досмотр. А досмотровых площадок у Выборгской таможни для водного транспорта не имеется. Теплоход простоял неделю, пока таможня не договорилась с пограничной службой о проведении досмотра. Досмотр провели за 2 часа, нарушений не выявлено. А со стороны перевозчика нам, как владельцам груза, предъявлен иск за простой теплохода в сумме 7400 евро. Опять придется искать справедливость в суде...

Одним из показателей эффективности работы таможенного органа - и это ни для кого не секрет - является количество выявленных нарушений. Чем больше будет заведено дел об административных правонарушениях, тем лучше якобы работает таможенный орган. А нарушения могут быть совершенно незначительными (и опечатки, и технические ошибки), но таможенные волокитчики заведут дела об административных правонарушениях. Ведь таможню интересует статистика и выполнение плана по делам об административных правонарушениях. Поэтому тревогу Н. А. Мартемьяновой можно понять. Разве это не есть тот самый «таможенный терроризм»?! И в самом деле, давно настала пора деятельность таможенных органов оценивать (перефразирую слова президента) не по количеству и сумме собранных пошлин и составленным протоколам об административных правонарушениях, а по обоснованности их претензий к законопослушным лесоэкспортерам.

Лесопромышленники и лесоэкспортеры Ленинградской области обратились в правление своего союза с просьбой организовать встречу с представителями Северо-Западного таможенного управления (СЗТУ) для получения информации о новых правилах сортировки балансов, оформления грузов и учета лесопродукции.

По практически единодушному мнению лесоэкспортеров, большинство нормативных актов, издаваемых СЗТУ, наносят трудновосполнимый вред лесному комплексу, существенно снижают поступление налогов в бюджеты всех уровней, отрицательно сказываются на привлечении инвестиций в лесопромышленный комплекс как от зарубежных партнеров, так и от отечественных бизнесменов.

- Настало время донести наши позиции до таможенных служб, - отметил председатель Союза лесопромышленников Ленинградской области А. Б. Государев, - поскольку никто не может лучше специалистов-практиков четко и ясно сформулировать обоснованную самой жизнью точку зрения. Во главе отношений лесоэкспортеров с таможенными службами должны быть не амбиции сторон или отдельных чиновников, а чисто экономические расчеты, обосновывающие те или иные решения.

На совещание лесопромышленников и лесоэкспортеров, состоявшееся в июле в Петербурге, приехали не только представители самых крупных лесопромышленных предприятий Ленинградской области, но и их коллеги из Вологодской, Новгородской, Псковской областей и Республики Карелия. Присутствовала на этой встрече и главный инспектор СЗТУ В. Г. Кольцова.

- Наша встреча призвана внести хоть какую-то ясность в ситуацию, сложившуюся после принятия Правительством РФ постановления № 75, предписывающего с 1 июля облагать пошлиной в размере 20 %, но не менее 10 евро за кубометр березовые балансы, превышающие 15 сантиметров в диаметре, - подчеркнул, открывая встречу, генеральный директор ООО «Стора Энсо Форест Вест» В. М. Мешанин. - Поскольку процедура сортировки баланса очень трудоемка, затратна и к тому же совершенно бессмысленна, так как не нужна конечному потребителю, мы пришли к следующему предложению: лесоэкспортер отправляет весь березовый баланс в смеси, не сортируя, указывая в таможенной декларации код на всю древесину, как превышающую показатель по толщине в 15 сантиметров, так и не превышающую его...

- Разделение вывозимой древесины по толщине продиктовано стремлением к тому, чтобы учитывались все технические характеристики вывозимого товара, которые отражаются на его цене, - возразила В. Г. Кольцова. - В тех случаях, когда идет миксовая сортировка, то есть баланс не разделяется по толщине, стоимость такого баланса падает, идет занижение объемов, так как занижается коэффициент полнодревесности. Кроме того, необходимо учитывать, что все наши нововведения продиктованы предстоящим вступлением во Всемирную торговую организацию и призваны максимально усилить контроль над древесиной на стадии оформления. Контролирующие органы должны знать, что из страны вывозится не просто «какой-то лес», а все параметры вывозимой древесины: толщину, цену... Такова политика государства. Предварительные расчеты по предлагаемому вами варианту заключаются в следующем: мы получили данные, что несортированный товар идет по меньшему коэффициенту полнодревесности, уменьшается объем и, следовательно, цена. И такое положение дел таможенные органы устраивать не может, так как государство при вывозке несортированной древесины теряет деньги. Таким образом, сортировка древесины нужна...

Вот так, ни больше ни меньше, выступая «от имени государства», В. Г. Кольцова подчеркнула великую значимость таможни и ее полное пренебрежение интересами лесопромышленников, предполагаемую прибыль которых таможня уже успела просчитать.

Председатель правления Союза лесопромышленников Ленинградской области А. Б. Государев познакомил собравшихся с письмом, подписанным заместителем руководителя СЗТУ М. Ю. Прокофьевым, в котором сказано буквально следующее: «В таможенном законодательстве РФ нет прямой обязанности участникам ВЭД осуществлять сортировку лесоматериалов. В то же время для целей таможенного контроля таможенные органы вправе осуществлять проверку товаров, а также требовать предъявление товаров при декларировании и убытии с таможенной территории РФ с разбивкой по отдельным видам и наименованиям товара. Таможенным органам предоставлено право продлевать срок проверки товаров, если предъявляемые для проверки товары не разделены по отдельным видам и наименованиям товаров...»

У участников совещания, разумеется, возник законный вопрос: могут ли лесоэкспортеры, руководствуясь письмом одного из руководителей СЗТУ, вывозить весь баланс, показывая его как имеющий толщину более 15 сантиметров, не подвергаясь при этом санкциям со стороны таможенных органов?

- Да, поступать так вы все-таки можете, но помните, что работники таможни имеют право на проверку грузов, - разочаровала лесоэкспортеров своим уклончивым ответом В. Г. Кольцова. - Это большой риск, а вы знаете, как работает теория управления рисками. Этот фактор обязательно сработает, и вас будут обязательно проверять...

«И наказывать», - добавлю от себя. Потому что таможня обязательно найдет повод для придирки и отыщет причину для составления протокола об административном правонарушении или, того хуже, заведет дело о контрабанде.

- Теперь таможенный контроль должен начинаться с контракта, - продолжала устрашать В. Г. Кольцова. - Но если по контракту береза зарубежных покупателей интересует только как баланс, то при нашей проверке иногда обнаруживается фанерный кряж. Исправить ситуацию должно устройство терминалов, где будут размещаться специализированные таможенные посты для оформления и контроля лесоматериалов. Давайте думать вместе, никто вас не отбрасывает в этом вопросе. Но решение уже принято.

Такая вот игра в демократию получается: «давайте думать вместе», а чего тут думать, если «решение уже принято» без учета мнений лесопромышленников. Поэтому выступление заместителя генерального директора ОАО «Полес» Ф. И. Полякова его коллегами было воспринято с полным пониманием.

- Если сейчас плечо вывозки до станции составляет 20-30 километров, то при создании терминалов расстояние увеличится по крайней мере до 50-100 километров. В этом случае наше предприятие может сразу прекращать лесозаготовку, потому что работать себе в убыток оно не может, - сказал Ф. И. Поляков. - И если отказ от лесозаготовительной деятельности примет стихийный характер, то государство не то чтобы что-то недополучит от лесозаготовителей, оно вообще ничего не получит. Что касается фанкряжа, имеющегося, по словам В. Г. Кузнецовой, в балансах, то ответственно заявляю, что весь груз мы отправляем на целлюлозно-бумажные комбинаты, а чтобы отгружать туда фанкряж, нужно быть умственно неполноценным! Конечно, в вагоне могут попадаться отдельные бревна, соответствующие по толщине фанкряжу, но это случайность. Грузить фанкряж по цене балансов себе в убыток - это абсурд!

Но представитель таможни доводов Ф. И. Полякова не услышала (или не хотела их слышать), продолжая упорствовать:
- Вот поэтому мы и должны построить таможенные терминалы, на которых будет осуществляться полный контроль поставок.

- Создание таможенных терминалов загонит участников внешнеэкономической деятельности в резервации! - не сдается опытный лесопромышленник. - Мы никогда не повезем лес на расстояние более 30-40 километров. В противном случае себестоимость лесоматериалов возрастет минимум на 10 евро за кубометр. Придется сворачивать лесозаготовки. Балансовая древесина в России практически не нужна, и только поэтому мы реализуем ее на экспорт.

- Государство от действий таможни теряет больше, чем выигрывает! - поддерживает своего коллегу генеральный директор ОАО «Череповецлес» из Вологодской области В. Н. Писарев. - В лице таможни мы видим могильщика лесопромышленного комплекса. Ведомственные нормативные акты СЗТУ разрабатывает без учета мнения производственников, что абсолютно недопустимо.

Словом, все без исключения участники совещания не поддержали идею создания терминалов и довольно веско мотивировали свою позицию. «Поскольку терминалы будут находиться в ведении частных компаний на значительном расстоянии от пунктов отгрузки лесопродукции, это приведет к весьма значительным дополнительным затратам по вывозке древесины, ее сортировке; дополнительным дорогостоящим операциям при погрузо-разгрузочных работах и неизбежным конфликтам с владельцами терминалов по количеству и качеству отгружаемой продукции», - записали участники совещания в своей резолюции.

Обоснованные претензии в адрес таможни звучали и по поводу учета лесопродукции с корой. Выступившие А. Е. Карпов из псковского ООО «САВОНА», М. Н. Желябин из новгородского ООО «Лес и экспорт», И. Г. Кручинин из ООО «Русский лес» (Ленобласть) пытались в очередной раз убедить таможенников в том, что все нормы расходов сырья в перерабатывающих отраслях лесной промышленности установлены на чистую древесину, без коры. Об этом в очередной раз заявлял 14 июня на совещании в Минпромэнерго по проблеме учета круглых лесоматериалов и глава рабочей группы при Консультативном совете депутат Госдумы В. Я. Крупчак. Ведь и несмышленому первокласснику известно, что товаром является древесина, содержащаяся в бревнах, а кора - естественная упаковка, предохраняющая бревно от порчи и повреждений. И все эти ничем не оправданные измерения древесины с корой приводят к увеличению трудоемкости и дополнительным затратам. Учет леса на корню до готовых сортиментов построен на учете лесоматериалов без коры, и цены на кубометр древесины также устанавливаются без учета коры. Поэтому требования таможенных служб по учету объемов лесоматериалов с корой уже многие годы не просто абсурдны, но наносят вред экономике предприятий, а следовательно, экономике России в целом.

Итак, новые таможенные пошлины вступили в силу с 1 июля. Мнения от этого нововведения приходилось слышать за минувший месяц самые разные - от яростного неприятия до более сдержанных в оценках. Приведу здесь слова начальника отдела материальных балансов и ресурсов экономического комитета Новгородской области В. О. Назаренко, который поделился со мной своими мыслями буквально на другой день после встречи лесопромышленников с представителем таможни в Санкт-Петербурге:

- Повышение таможенных пошлин на необработанные лесоматериалы приведет в перспективе к снижению вывоза кругляка и увеличению в экспорте доли обработанных лесоматериалов. Безусловно, это позитивное явление для экономики, так как оно повлечет создание производств современного технологического уровня с высокой степенью переработки сырья и соответственно высокой валовой добавленной стоимостью. Именно этот курс должен являться одним из основных направлений экономической и промышленно-инвестиционной политики лесных регионов. В свою очередь, это потребует массированных инвестиций в лесопромышленный комплекс региона.

Но вместе с тем экспорт круглого леса в течение еще длительного периода будет оставаться важным источником финансовых ресурсов для развития мощностей по глубокой переработке древесины. Для стимулирования вложений в развитие таких мощностей следовало бы ввести льготные пошлины на вывоз круглого леса для предприятий, осуществляющиx крупные инвестиционные проекты по переработке древесины на период окупаемости проекта. Это позволит решить проблему финансирования технического перевооружения отрасли, стимулирует формирование вертикально интегрированных структур, при том что переработчик физически не сможет переработать всю заготовленную древесину, так как заготавливать ее необходимо в полном составе и ассортименте, перерабатывает же он только то, что технологически подходит для его определенного вида переработки.

И даже к этим сдержанным предложениям экономиста-аналитика таможенники вряд ли прислушаются. Но ругать таможенников за такой, с позволения сказать, волюнтаризм, которого боялся товарищ Саахов из «Кавказской пленницы» и просил «не выражаться», бессмысленно: это все равно что ругать Волгу за то, что она впадает в Каспийское море. И, надо полагать, «таможенный терроризм» на этом не закончится. Знать бы наперед, в чем он себя проявит в очередной раз!

У меня сложилось впечатление, что представитель таможенной службы слушала, да не слышала справедливых упреков опытных производственников. И еще один вывод по поводу вышеизложенного: пожалуй, никто так не понимает и не поддерживает этих производственников, как региональные союзы лесопромышленников, разумеется, в тех субъектах Федерации, где они созданы. А сегодняшним таможенникам, в отличие от их легендарного коллеги Верещагина, лишь бы отгородиться частоколом инструкций от лесопромышленников - им за державу не обидно.
Владимир ПЕТУХОВ,
наш собкор