Русский Английский Немецкий Итальянский Финский Испанский Французский Польский Японский Китайский (упрощенный)

Партнеры журнала:

Финансы

Желанные проценты

Несмотря на то что ставка рефинансирования за последние полгода снижалась четыре раза, проценты по кредитам для лесопромышленных предприятий все ещё остаются на неприемлемом уровне.

Во всем мире повышение или понижение ставки рефинансирования − один из основных способов регулирования экономики. В России этим механизмом стали активно пользоваться только в период кризиса. Проблема в том, что для эффективности этого метода банки должны получать кредиты от Центрального банка РФ по этой ставке либо по иной, но также привязанной к ставке рефинансирования.

Нулевой результат

Для ставки рефинансирования 11% − докризисный уровень. Тем не менее все меры правительства по оживлению рынка кредитования пока не дали результатов. За последние три месяца сегмент кредитования реального сектора экономики показал нулевой рост.

«Основная причина отсутствия роста кредитования в том, что высоки риски невозврата средств и нет платежеспособных заемщиков, − объясняет главный экономист „Альфа-Банка“ Наталия Орлова. − Банки сейчас занимаются реструктуризацией кредитного портфеля. Пока экономика не станет подавать признаки восстановления, трудно рассчитывать на то, что банки начнут увеличивать кредитный портфель».

Лесопромышленники и рады бы взять кредит, но высокие проценты и жесткие требования к залогу делают эту идею труднореализуемой. Cтавки по кредитам остаются неподъемными даже для крупных предприятий. Снижение ставки рефинансирования на 1–2% не решит проблемы. Да и подобные меры ЦБ многие считают лишь формальным отчетом о том, что ситуация в стране нормализируется.

Даже сами банкиры полагают, что падение ставки рефинансирования повлияет на проценты по кредитам далеко не во всех банках.

«Эта мера отразится на ставках по кредитам только в тех банках, которым предоставят субординированные кредиты Внешэкономбанка. Конечно, надо учитывать и косвенное влияние. Из-за конкуренции и остальным банкам придется снизить проценты», − считает Сергей Пиляк, заместитель управляющего петербургским филиалом «НОМОС-Банка».

Правда, на деле банки, получающие кредиты от государства предпочитают не выдавать их предприятиям, а вкладывать в валютные операции, что в конечном счете сказывается и на курсе валют.

Возможно, проблема ещё и в том, что банки должны «поверить» в действия ЦБ РФ. То есть быть уверенными, что кредиты ЦБ им будут обходиться дешевле и впредь. А на это может уйти много времени − отреагируют банкиры только через полгода.

Инфляция решает все

На экранах телевизоров, напротив, все выглядит довольно радужно. Глава Центробанка России Сергей Игнатьев обещает дальнейшие понижения ставки рефинансирования. Впрочем, в эти обещания верят не все.

«В ближайшие месяцы мы можем наблюдать дополнительное снижение ставки рефинансирования на 1–1,5 пункта, но ближе к четвертому кварталу года ЦБ может начать новый раунд её повышения, если инфляция станет расти, − считает Наталия Орлова. − Учитывая недостаток внутреннего фондирования российских банков, ожидать снижения процентных ставок достаточно сложно: оно может произойти, только если инфляция радикально замедлится».

Соответственно, и прогнозы по ставкам кредитования коммерческими банками предприятий тоже не очень оптимистичны. Если кредиты и подешевеют, то только краткосрочные − от трех до шести месяцев. В «Альфа-Банке» считают, что кредиты на один-два года фактически недоступны и процентные ставки по таким продуктам останутся высокими. Правда, в «НОМОС-Банке» уверены, что в долгосрочной перспективе проценты по кредитам будут приближаться к уровню общемировых, то есть снижаться.

Большинство компаний, сочтя кредит недоступным, перестают вкладывать средства в развитие бизнеса. Их стратегией на ближайшее время становится исключительно выживание, и желательно без использования кредитных средств.

«Когда начался кризис, мы приняли решение срочно закрыть все задолженности по кредитам, снизить объем инвестиций в развитие и накапливать наличные, − говорит генеральный директор компании „Гуд Вуд“ Александр Дубовенко. − И если наш пример считать типичным, то проблема, возможно, даже не в том, что деньги не доходят до реального сектора экономики, а в том, что компании перестали инвестировать в развитие. Лучше работать на сниженных оборотах и без развития, чем взять кредит и разориться».

Итог ясен: на реальном секторе экономики изменения ставки рефинансирования несильно сказываются. Лесопромышленников больше интересуют ставки коммерческих банков. При ставке более 20% рентабельность производства можно ставить под вопрос.

В итоге и банкиры, и компании, работающие в ЛПК, ждут заветной цифры − 8%. Именно такую ставку как представители банков, так и промышленники считают оптимальной для получения средств в кредит.

Оксана КУРОЧКИНА