Русский Английский Немецкий Итальянский Финский Испанский Французский Польский Японский Китайский (упрощенный)

Партнеры журнала:

Тема номера: Энергия природы

Стимулирование альтернативной энергетики в России

Ветер перемен

Россия не только крупнейшая страна мира по площади, она также лидирует по потенциалу энергоресурсов на душу населения. До недавнего времени в энергетической политике РФ основное внимание уделялось традиционным источникам энергии. Тем не менее курс, взятый на эксплуатацию огромных запасов нефти и газа, сыграл со страной злую шутку, приведя к перекосам в отношении государства и бизнеса к добыче углеводородов, которая в течение последних нескольких лет считалась локомотивом экономики.

«Сырьевая» модель экономики, основанная на добыче и продаже нефти и газа, показала свою пагубную для госбюджета зависимость от рыночной конъюнктуры, и власти РФ заявили о грандиозных планах догнать Запад в альтернативной энергетике. Вместе с тем временное отставание может быть преимуществом, ведь страна начинает развитие новой отрасли, используя самые передовые технологии.

Россия имеет огромную территорию и площадь пахотных земель, что обеспечивает идеальные условия для производства как тепловой энергии, так и биомассы для биотоплива, которое, в свою очередь, может быть экспортировано в страны ЕС. Это прекрасно понимают в российском правительстве, и как итог чиновники говорят о благоприятной роли альтернативной энергетики гораздо чаще, чем в период высоких цен на углеводороды.

Тем не менее к перспективам развития альтернативной энергетики в России многие эксперты пока относятся скептически.

«В нашей стране наверняка можно найти место, где такие методы получения энергии были бы востребованы. Но у нас очень дешевый уголь и прорывные технологии в области водородной энергетики, поэтому вопрос о том, стоит ли использовать опыт Китая, инвестируя огромные средства в ветряную энергетику, остается открытым», — пояснил в интервью изданию «Время новостей» первый заместитель директора Института экономики РАН Дмитрий Сорокин.

Стоит напомнить, что история альтернативной энергетики России насчитывает несколько десятилетий. Ещё в СССР использованием возобновляемых источников энергии занимались многие институты. С 1929 по 1936 год в стране разрабатывались ветряные энергоустановки мощностью 1 и 10 МВт, а в 1957¬м была изготовлена ветряная турбина мощностью 200 кВт.

К сожалению, дешевые послевоенные нефть и газ «похоронили» перспективные начинания в этой сфере. Изменения в государственной политике наметились буквально в последние годы.

С точки зрения закона

Первые шаги российского правительства в направлении развития возобновляемых источников энергии были фактически сделаны с внесением 4 ноября 2007 года поправок в Федеральный закон № 35 «Об электроэнергетике».

В этих поправках было введено понятие «возобновляемые источники», названы виды энергии, которые государство относит к возобновляемым, обозначены основные направления, принципы и методы поддержки возобновляемых источников энергии, а именно:

  • выпуск сертификатов, подтверждающих определенный объем генерации на основе возобновляемых источников, с последующим погашением;
  • установление надбавки к равновесной цене оптового рынка для генераторов на основе возобновляемых источников энергии;
  • установление для покупателей на оптовом рынке обязательного объема потребления электроэнергии, произведенной на основе возобновляемых источников.

Функции регулирования, сертификации и контроля в области возобновляемой энергетики были переданы Совету рынка. Этот законодательный акт является базовым для всех последующих законодательных инициатив, однако не останавливается подробно на вопросах механизмов поддержки.

Для развития правовой базы по вопросам механизмов поддержки в 2008 году было принято два документа. Первый — Постановление Правительства РФ № 426 от 3 июня 2008 года «О квалификации генерирующего объекта на основе возобновляемых источников энергии», которое определяет генерирующий объект, имеющий право на государственную поддержку.

Этим правом обладает генератор при условии его соответствия следующим критериям:

  • функционирование на основе исключительно возобновляемых источников или в режиме комбинированного использования возобновляемых и иных источников энергии;
  • нахождение в эксплуатации;
  • присоединение к электрическим сетям сетевой организации и наличие необходимых средств измерения;
  • выполнение с помощью генератора целевых показателей.

Кроме того, в документе оговаривается механизм взаимодействия с Советом рынка и подтверждения статуса объекта как функционирующего на основе возобновляемых источников энергии.

Второй документ — Приказ Минэнерго от 17 ноября 2008 года № 187 «О порядке ведения реестра выдачи и погашения сертификатов, подтверждающих объем производства электрической энергии на квалифицированных генерирующих объектах, функционирующих на основе возобновляемых источников энергии» — устанавливает систему выпуска и возмещения сертификатов, подтверждающих генерацию на основе возобновляемых источников.

Приказ также устанавливает для различных источников энергии сертификаты разного вида в целях большей гибкости системы стимулирования. Срок действия сертификатов три года. Орган, ведущий реестр, — Совет рынка.

8 января 2009 года принят третий, один из наиболее важных на сегодняшний день документов — Распоряжение Правительства РФ № 1-р «Основные направления государственной политики в сфере повышения энергетической эффективности электроэнергетики на основе использования возобновляемых источников энергии на период до 2020 года», устанавливающее принципы государственной политики, комплекс мер по развитию этого направления в энергетике и целевые показатели.

Впрочем, показатели довольно скромные: к 2010 году объем производства и потребления электрической энергии с использованием возобновляемых источников должен составить 1,5% от общего объема, к 2015-му — 2,5%, а к 2020-му — 4,5%.

Стоит отметить, что некоторые регионы России строят более амбициозные планы. Так, правительство Мурманской области приняло решение: к 2020 году 20% энергии в области получать за счет возобновляемых источников, преимущественно ветра. Эти показатели уже сравнимы с принятыми Евросоюзом и США.

К не решенным в законодательном порядке относятся следующие вопросы:

  • о характере сертификатов (ценная бумага или просто документ, гарантирующий какого¬либо рода преференции);
  • о размере надбавок и источниках их финансирования;
  • о квотах для предприятий по потреблению электроэнергии, произведенной с использованием возобновляемых источников энергии;
  • об участии государства в сооружении объектов.

Кроме того, технологии газификации и сжижения биомассы не рассматриваются в рамках нового законодательства. Использование энергии биомассы встречает жесткое сопротивление со стороны производителей нефти и газа. Инвесторы стремятся к краткосрочным прибылям от экспорта нефти. Кроме того, российская политическая элита не обращает особого внимания на борьбу с выбросами парниковых газов, несмотря на то что экономика страны далека от мировых стандартов энергоэффективности и широко использует ископаемые углеводороды.

Таким образом, на сегодняшний день правовая система в области стимулирования развития возобновляемых источников энергии уже обретает определенные контуры, однако дальнейшие решения Минэнерго могут довольно существенно повлиять на окончательный вариант схемы поддержки генерации на основе возобновляемых источников энергии. Это связано в основном с декларативным характером принятых документов, что является первым и основным препятствием для развития альтернативной энергетики в России.

Первые инициативы

Несмотря на недостаточную проработанность законодательной составляющей в отношении альтернативных источников энергии, в России уже появились первые ростки новой отрасли.

В 2008 году в Иркутской области вышел на проектную мощность единственный в России завод по производству поликристаллического кремния, из которого изготавливаются элементы солнечных энергетических станций. Инновационное производство организовано на базе предприятий «Усольехимпром» и «Усольесибирский силикон» международной компанией Nitol Solar. Общий объем инвестиций в проект составляет $600 млн, из которых $300 млн уже освоено. Продукция усольского завода будет поставляться в страны Европы, Америки и Азии.

На XIII Международном экономическом форуме в Санкт-Петербурге госкорпорация «Российские нанотехнологии» представила комплекс проектов по развитию солнечной энергетики в России. В частности, был презентован её совместный проект с компанией «Нитол» по созданию первого в России крупномасштабного производства поликремния и моносилана. Объем инвестиций составляет примерно 20 млрд руб. К концу 2009 года предприятие будет запущено в промышленную эксплуатацию, его общая мощность составит 3800 т поликремния и 200 т моносилана в год.

Другим примером нового начинания является Комплексная программа по развитию альтернативной энергетики, основанной на водородных технологиях, топливных элементах и нанотехнологиях. Программа была принята пять лет назад по инициативе частного бизнеса, представленного ГМК «Норильский никель», и РАН и её академических институтов. Весной 2005 года была создана национальная инновационная компания «Новые энергетические проекты» как системный интегратор (в системе работают более 50 академических институтов, конструкторских бюро и промышленных предприятий) по реализации этой программы.

По словам генерального директора НИК «Новые энергетические проекты» члена-корреспондента РАН Бориса Кузыки, государственно-частное партнерство — самый эффективный механизм реализации проектов альтернативной энергетики. В сферу ответственности государства должно входить, во-первых, принятие руководством страны политического решения о развитии альтернативной энергетики. Во-вторых, разработка совместно с научным сообществом стратегии развития альтернативной энергетики, которая должна стать составной частью Энергетической стратегии России на период до 2030 года. В-третьих, государство должно взять на себя большую часть финансовых рисков на первоначальном этапе работ, определиться с интеллектуальной собственностью и создать систему кредитных, тарифных, налоговых и других льгот и преференций для развития альтернативной энергетики, сформировать государственный заказ на продукцию. В-четвертых, создание законодательной базы и технических регламентов использования ВИЭ. Наконец, в-пятых, подготовка инженерно-технических и управленческих кадров для альтернативной энергетики.

Последняя проблема является в настоящий момент критической. Бизнес, по мнению Бориса Кузыки, должен участвовать в экспертной оценке проектов по альтернативной энергетике с точки зрения возможностей их коммерциализации. Для бизнеса важно понять востребованность продукта на внутреннем и внешнем рынках, его конкурентоспособность; сформировать инвестиционную политику по созданию серийного производства и инфраструктуры; стимулировать подготовку управленческих и инженерно-технических кадров; установить и развивать международное партнерство с зарубежными компаниями; оценить потенциал развития бизнеса и интеграционных тенденций в нем — покупки акций других компаний, слияния, поглощения, создания совместного производства, консорциумов и т.д. Партнерство государства и бизнеса должно создать синергетический эффект и служить тем механизмом, который позволит России стать одним из мировых лидеров в этих проектах.

В ожидании «зеленых» тарифов

Пока же лидерство остается лишь мечтой энтузиастов. Кроме зачаточного состояния законодательной базы, серьезным препятствием для развития альтернативной энергетики в России является слабость тех рыночных механизмов, которые могли бы оказать поддержку внедрению возобновляемых технологий.

Либерализация электроэнергетического сектора не создает эффективных рыночных механизмов использования возобновляемых источников энергии. Тарифы регулируются открытой процедурой торгов. В 2000 году цена электроэнергии для промышленных потребителей составляла около 15 евро/МВт*ч. В последующие годы в результате реструктуризации сектора электроэнергетики средняя оптовая цена для промышленности была увеличена примерно до 26−27 евро/МВт*ч, а в 2007 году — приблизительно до 33 евро. Это по-прежнему ниже себестоимости выработки электроэнергии из возобновляемых источников от 60 евро/МВт.

Постановление правительства от 31 августа 2006 года о функционировании оптового рынка регламентирует рамки для определения несубсидируемых цен на электроэнергию для крупных потребителей. Закон о конкуренции от 26 июля 2006 года также подчеркивает недискриминационный доступ к распределительной сети и торговой системе. Тарифы и существующие правовые рамки не способствуют доступу «альтернативных» производителей энергии к оптовым рынкам, в то время как либерализация рынка электроэнергии ещё более затрудняет развитие возобновляемых источников энергии. По мнению многих экспертов, в контексте реформ рынка энергии Россия может заимствовать передовые практики по поощрению использования возобновляемых источников энергии. Во многих западных странах рыночные механизмы способствуют экономической конкурентоспособности электрической и тепловой энергии, вырабатываемой из возобновляемых источников.

С недавних пор то же можно с некоторой оговоркой сказать об Украине, парламент которой принял закон о «зеленом тарифе». Россия, однако, пока не готова ввести «зеленый тариф», который может стать тяжелым бременем для операторов энергосистемы и может привести к сокращению инвестирования в мощности по передаче энергии. Тем не менее Россия располагает надлежащими условиями для использования «зеленых» и «белых» сертификатов.

«Зеленые» сертификаты относятся, соответственно, к «зеленым» производителям электроэнергии, а «белые» — к проектам совместного осуществления в рамках Киотского протокола. В обоих случаях имеется потенциал для коммерциализации соответствующих технологий на базе возобновляемых источников энергии.

Административный и психологический барьеры

Институционные рамки устройства России как государства по-прежнему мало способствуют поощрению использования возобновляемых источников энергии. Сложности российского федерализма создают трудности при выдаче лицензий и прав землепользования в сфере разработки возобновляемых источников энергии. Регулирование в области энергетики не обеспечивает прозрачные и предсказуемые административные правила для создания и эксплуатации возобновляемых источников энергии. Поскольку «зеленые» производители энергии — новички на рынке, им требуется время и ресурсы, для того чтобы добиться поддержки административного аппарата на центральном и региональном уровнях. Безразличие общественности также представляет собой препятствие. Российская политика не предусматривает программу распространения информации о преимуществах альтернативных технологий, подобно тому как это делается на Западе. Несмотря на растущий интерес к технологии получения энергии из биомассы и других альтернативных источников, российские государственные органы все ещё не стремятся говорить о потенциале и возможностях использования возобновляемых источников энергии и проектах совместного осуществления в рамках Киотского протокола.

Что дальше?

Из-за указанных барьеров использование возобновляемых источников энергии в России растет очень медленно. Альтернативная энергия (кроме «большой» гидроэнергетики) до сих пор составляет в общей сложности менее 1% от национального энергетического баланса. Эта цифра намного ниже среднего показателя для большинства развитых стран. Для повышения уровня использования биомассы и других возобновляемых источников энергии необходимо продвижение идеи альтернативной энергетики на уровне правительства и Государственной Думы.

К сожалению, пока в России «зеленое» лобби крайне слабое по сравнению с лобби нефтяной и газовой промышленности, которое не проявляет большого интереса к возобновляемым источникам энергии. Эта ситуация, скорее всего, сохранится до тех пор, пока стратегия развития нефтяной и газовой отрасли будет ориентирована в первую очередь на получение краткосрочной прибыли, а не на долгосрочное устойчивое развитие.

Владимир МИХАЙЛОВ,
по материалам журнала «Альтернативное топливо» (Украина),
fuelalternative.com.ua