Партнеры журнала:

Тема номера: Лесные дороги

Дмитрий Чуйко: «Царское ли дело – строительство дорог?»

Лесной кодекс не должен касаться непосредственно вопроса строительства дорог, однако новый закон включил возможность получения некоторых преференций, связанных с приоритетными инвестиционными проектами в области переработки древесины.
В рамках нормативных актов, связанных с масштабными инвестициями, предусматривается возможность активного привлечения средств Инвестиционного фонда РФ на развитие инфраструктуры, в том числе на строительство лесных дорог.

Образно говоря, Лесной кодекс открыл калитку приоритетным инвесторам для попадания в зону действия ряда других нормативных актов, в том числе Положения об Инвестиционном фонде РФ. В нем записано, что заявители инвестиционных проектов объемом более 5 млрд рублей имеют право претендовать на участие в финансировании создания инфраструктуры Инвестиционного фонда РФ при определенных условиях. Вот это очень важный момент, и сейчас, по моим данным, целый ряд крупных интегрированных структур готовится пойти по этому пути. Для этого сначала нужно составить заявку на реализацию приоритетного инвестиционного проекта и подать ее в органы власти субъекта Федерации, где будет реализовываться проект. На уровне субъекта Федерации эта заявка рассматривается, и в случае утверждения инвестор выходит на федеральный уровень, чтобы его проект был включен в реестр приоритетных инвестиционных проектов. Если инвестиционный проект вошел в реестр и сумма инвестиций больше
5 млрд рублей, то инвестор имеет право добиваться финансирования через Инвестиционный фонд РФ.

Сегодня идут разговоры о возможности создания нормативных ак­тов, определяющих порядок участия федерального и регионального бюджетов в строительстве лесных дорог, но с учетом того, что большая часть полномочий в области освоения лесов передана в регионы, прежде всего именно они должны определять нормативными актами возможность участия их бюджетов в строительстве лесных дорог.

Но надо иметь в виду: для того чтобы региональный уровень профинансировал из своего бюджета строительство лесных дорог, требуется определенная предварительная работа. Первое - это заявление компании о намерении строить дороги с обоснованием необходимости строительства дорог и указанием объема финансирования. Надо понимать, что областной бюджет нигде более половины требуемой суммы вносить не станет. Второе - должна быть готова проектная документация, потому что проект - это дело бизнеса. Если же магистральные дороги служат не только для перевозки леса, но и имеют признаки дорог общего пользования, то в проектировании также может участвовать бюджет. Итак, надо вовремя профинансировать проектные работы, получить проект и после этого добиваться включения заявки в проект бюджета на следующий год.

Еще один момент. В нормативной базе, к сожалению, есть большая неопределенность, связанная с тем, на чьем балансе находятся лесные дороги. Что касается усов лесовозных дорог, то тут нет вопросов: ясно, что они на том, кто ведет освоение леса. А вот что касается магистральных и всесезонных производственных дорог, то здесь юридическая база пока не отработана. В связи с этим возникает вопрос: «Кто должен брать на себя затраты на ремонт этих дорог, на их поддержание?» Сейчас на федеральном уровне разрабатываются рамочные нормативные акты по этому вопросу.

В настоящее время сложно дать однозначный ответ на вопрос: «Должно ли участвовать государство в строительстве дорог к удаленным лесным массивам?» Сегодня зона экономической целесообразности лесозаготовки вокруг перерабатывающего центра разная для каждого региона, но в основном она составляет для транспортировки леса автомобильным транспортом до 200-220 км, железнодорожным - до 400-600 км, вод­ным - до 1500 км. Свыше этих пределов экономический смысл заготовки леса для переработчика, как правило, пропадает. В результате мы имеем по России 24% освоения расчетной лесосеки.

Как повлиять на ситуацию? Первое условие: бизнес должен захотеть пойти дальше. Если расчеты перерабатывающей компании показывают, что в ближайшие 10-15 лет она будет обеспечена сырьем на прилегающих участках, то понятно, что она не пойдет за древесиной в удаленные леса. Об этом будут думать те компании, которые планируют создание новых перерабатывающих мощностей для расширения своего бизнеса или для обеспечения сырьем существующих мощностей. Будет ли вкладываться в строительство таких дорог государство? Да, если у него будет здесь какой-то свой интерес. Но никогда государство не будет финансировать строительство лесных дорог, если они нужны только бизнесу. Значит, надо искать этот совместный интерес.

Если, скажем, у государства есть программа развития лесной отрасли и она признана государственно значимой, тогда государство должно стимулировать создание перерабатывающих мощностей и в рамках программы выделять средства для достижения удаленных участков лесного фонда. Совместное финансирование лесных дорог имеет не только экономический, но и социальный, а также политический смысл. Если у нашего государства, например, есть задача закрепить Сибирский регион не за мигрантами, а за постоянно живущими там российскими гражданами, то оно будет заинтересовано в строительстве дорог, создании населенных пунктов и, естественно, в создании рабочих мест, что может при соответствующей поддержке осу­ществить бизнес.

Подчеркну, у государства должен быть экономический, социальный и политический интерес. На мой взгляд, дискуссия по поводу того, «царское ли дело - строительство дорог», завершена. Сейчас все уже понимают, что сам по себе этот вопрос не решится, и у бизнеса, и у государства есть желание двигаться в этом направлении. Сегодня создан и стал очень активно работать Совет по вопросам лесного комплекса при премьер‑министре РФ.

Иногда можно слышать мнения некоторых так называемых специалистов о том, что в удаленные леса идти не надо, поскольку это леса низкого качества. Однако это абсолютно неверная точка зрения. Скорее всего, это лжеаргумент в арсенале тех, кто говорит, что не надо тратить федеральные деньги на освоение удаленных территорий. Удаленные, не осваиваемые в прошлом леса действительно имеют значительную степень повреждений, но это никак не снижает их итоговой ценности. Леса Красноярского края, востока Республики Коми, юга Якутской области, Бурятии, Республики Тува и другие чрезвычайно высокого качества, но сегодня нет их рыночного востребования, нет перерабатывающих мощностей, каналов транспортировки.

Удаленные леса - это леса, где качество древесины, как правило, выше за счет породности и условий произрастания. Когда мы начали за­го­товку леса в Эвенкии для Усть-Илимского комбината, то убедились, что выход древесины с единицы площади примерно в 1,5-2 раза выше, чем на освоенных нами ранее сибирских же территориях. Я уже не говорю о том, что существенно выше выход ценных сортиментов из хлыста, заготовленного в этих регионах, - до 60%.

Дмитрий Чуйко,
директор по взаимодействию с органами государственной власти и местного
самоуправления ОАО «Группа "Илим"»