Партнеры журнала:

Слово редакции

Танцуем плохо. Мешает многое

Андрей Забелин

Странно. Не понимаем мы наших монстров лесозаготовки и деревообработки. Вроде бы им нужен экспорт, вроде как у нас «самая лесная» держава. Но при этом в прошлом году на крупнейшей мировой выставке ЛПК в Ганновере – LIGNA – не было ни одного (!) стенда российских поставщиков древесины. А их ждали и искали, мы устали отвечать на вопросы «Где поставщики древесины из России, где её можно купить?».

Казалось бы, рынок есть: Европа привыкла к нашей древесине, готова сотрудничать с нашими предприятиями, готова платить. Но то ли российские законы так мешают работать, то ли мы все, как в известном анекдоте, плохие танцоры. В итоге европейские компании переходят на бразильскую и африканскую древесину, экономнее (хотя куда уж более экономно) расходуют (а заодно холят и лелеют) свои леса...

А вот взять еще одну выставку – EXPOBOIS. Во Франции она главная по деревообработке. Все тут есть – и лесопильное, и деревообрабатывающее оборудование, и автоматизированные линии для производства поддонов и окон... Погрузчики, краски, клеи, увлажнители воздуха в цехах, оборудование для производства биотоплива и термодревесины, сушилки, бассейны для обработки пиломатериалов, шлифовальные насадки из страусиных перьев (оказывается, они прекрасно снимают поверхностное статическое напряжение древесины!), деревянные галстуки, наконец. Нет только главного – из чего, собственно, производить. Никто не предлагает древесину. Такие продавцы в Европе нарасхват. Но они в основном свои, местные и мелкие. Возникает сюрреалистическое ощущение, что могучая лесная держава Россия не заинтересована в расширении рынка. Или Европа очень далеко от наших пределов, или у нас по определению не может готовиться качественное древесное сырье. А может, слишком уж высоки запросы у европейцев?

Понятно, что большинство наших крупных экспортёров имеют долгосрочные экспортные контракты, а некоторые изначально созданы для удовлетворения конкретных потребностей крупных заказчиков и еле успевают поставлять оговорённые объёмы. Но все равно непонятно отсутствие на ведущих отраслевых ярмарках остальных. Тех самых, кто эмоционально вещает с высоких трибун на каждом лесопромышленном форуме внутри страны о том, что «сбыта нет». Вопросы: «А есть ли у них вообще желание экспортировать? Мебель только для внутреннего рынка рассчитана?» Если нет, тогда почему бы им не проявиться? Отчего пассивны? Рынок то есть, он жаждет и ждёт.

Европе нужна древесина, они её любят. Именно любят, причём подтверждая свои пристрастия деньгами. Европейцы предпочитают деревянную мебель и полы, обожают деревянные строительные конструкции, активно переходят на отопление древесными пеллетами. ЦБП Европы перестраивается под древесину южного полушария, а в России не производят качественную журнальную бумагу. На российские «танцы» с пошлинами на вывоз кругляка Европа уже даже не чертыхается – она просто не принимает нас в расчёт. Россия для многих европейцев уже несерьёзный партнёр. С нами попрощались: конечно, качественная у вас древесина, ребята, но, извините, – в бизнесе танцам не место. А плохим танцорам тем более.

Андрей ЗАБЕЛИН