Партнеры журнала:

На заметку

Лесная революция или... контрреволюция?

В лесном и деревообрабатывающем комплексе Беларуси в последнее время происходят удивительные метаморфозы. К чему они в итоге приведут − не берется предсказать никто. Ясно одно: в бедной природными ресурсами стране власть наконец-то осознала, что единственное ее неоспоримое богатство − это лес, и теперь всячески демонстрирует серьезность намерений выжать из него как можно больше «зеленого сока»…

По следам «древесной мафии»

Процесс пошел... Самогонный аппарат в белорусском лесу
Процесс пошел... Самогонный аппарат в белорусском лесу

Недавно стало известно, что Комитет государственной безопасности Беларуси подготовил аналитическую докладную на имя президента с подробным описанием ситуации с незаконным экспортом леса в стране. Аналогичный документ планируется направить и в Совет Министров. Это уже второй доклад на данную тему, целью которого является выработка совместной стратегии по дальнейшему урегулированию лесной ситуации.

В апреле 2006 года КГБ возбудил сразу несколько десятков уголовных дел по фактам незаконного экспорта леса. Как сообщалось в СМИ, чекисты «разоблачили преступный синдикат», который, по предварительным оценкам, незаконно переправлял за границу пятую часть всех экспортных поставок древесины. По первоначальной информации, злоумышленники заработали на своем бизнесе около $20 млн. Как выяснилось в результате 4-месячного расследования, первые данные о деятельности преступного синдиката ни в какое сравнение не идут с реальным положением дел.

КГБ (а с началом расследования к делу подключилось и Главное управление по борьбе с организованной преступностью и коррупцией МВД) «поднял» экспорт леса только за последние 3 года − с 2003-го по 2005-й. Но незаконный бизнес, по данным правоохранительных органов, существовал не менее 10 лет. Поэтому все нижеприведенные цифры можно смело умножать на 3, чтобы представить себе истинные потери государства.

Как выяснили следователи, хищения леса начинались с самой вырубки. Лесничества выделяли участок под вырубку индивидуальным предпринимателям и указывали в документах неверные данные о кубатуре. В результате около половины вырубленного леса шло на распилку без всяких документов. Этот лес в виде палетной доски складировался на предприятиях, а затем скупался определенными лицами за наличный расчет. Далее через частные фирмы, которые имели разрешение на экспорт, вывозился за границу. При этом, чтобы легализовать поставку, фирмами-поставщиками заключался фиктивный договор на покупку леса у предприятия, официально занимавшегося заготовкой и имевшего сертификат Белорусской торговой палаты на продукцию собственного производства. Естественно, поставщик, оформляя эти поддельные документы, указывал в них, что уплатил за производителя НДС, затем требовал от государства его возврата.

С учетом того, что в среднем в одной машине транспортировалось около 30м леса, возврат НДС составлял приблизительно около $500 за каждую. За 3 года, по подсчетам следователей, государство возвратило НДС более чем за 40 000 машин, то есть на сумму более $20 млн.

Сам экспорт леса приносил не меньшие деньги. КГБ обращает особое внимание на заработок экспортеров, который составляла разница между установленными правительством минимальными ценами для экспорта древесины (индикативом) и реально существовавшими за границей. Как выяснилось в результате расследования, правительством изначально были установлены заниженные цены на экспорт. Почему? В этом КГБ видит одну из двух причин. Первая: высокопоставленные чиновники действовали в интересах преступного синдиката. Вторая: они были введены в заблуждение относительно реальных цен за рубежом. Так, например, когда в Беларуси действовал индикатив в $70, за границей лес реально продавался за $105. Когда индикатив поднялся до $90, экспортеры реализовывали лес за $115−130. Как видно, цена в среднем постоянно была занижена на 30−50%. Если произвести несложный подсчет, то становится понятно, что на разнице в цене лесной синдикат за 3 года заработал еще около $36 млн. Если же вспомнить, что этот лес был вырублен нелегально, то доходы незаконных экспортеров вообще трудно поддаются исчислению.

В настоящее время КГБ пытается найти счета, на которых осели все эти средства, и установить, кто из госчиновников курировал данный подпольный бизнес. Но поскольку решение об утверждении индикатива принималось в правительстве, следствие столкнулось с вполне серьезными трудностями. Как дальше будет развиваться лесная тема, во многом будет зависеть от того, какие указания поступят от правительства и президента.

Слышь, лесник, отдавай лесопилку!

Эти бревна еще недавно были частью Беловежской пущи
Эти бревна еще недавно были частью Беловежской
пущи

Впрочем, кое-какие директивы, существенно влияющие на ситуацию в недалеком будущем, уже поступили. Так, в следующем году Министерство лесного хозяйства Беларуси потеряет свою главную золотоносную жилу − деревообработку. Основной задачей лесников теперь станет выращивание леса, а строгать его будут другие. Согласно утвержденному недавно президентом перечню задач, стоящих перед лесопромышленной отраслью страны, в течение 2007 года должно произойти отчуждение деревообрабатывающих цехов лесхозов, ныне подчиненных Минлесхозу, в ведение местных исполнительных органов.

Возможны также продажа цехов заинтересованным коммерческим структурам и передача концерну «Беллесбумпром». Руководителям лесхозов было поручено в двухнедельный срок передать конкретные предложения по отчуждению каждого цеха деревообработки. А для этого еще нужно сделать оценку имеющегося оборудования и при необходимости провести аудиторские проверки. Вместе с тем, видимо, чтобы процедура отчуждения не затягивалась, с 1 января следующего года юридическим лицам, занимающимся лесохозяйственной деятельностью, запрещается переработка деловой древесины на своих производствах. Возможно, это станет исключительно прерогативой «Беллесбумпрома».

На сегодняшний день в стране насчитывается более 100 деревообрабатывающих цехов в структуре лесхозов, многие из которых очень прибыльны. Благодаря им некоторые лесхозы дают районным бюджетам до 60% всех отчислений. Поэтому отчуждение деревообрабатывающих цехов предписывается произвести с сохранением трудовых коллективов. Это не только позволит избежать безработицы, но и даст возможность получить новому собственнику цех во вполне работоспособном состоянии.

Не успели вывезти
Не успели вывезти

Руби побольше, вези подальше...
Руби побольше, вези подальше...

Иная процедура предусматривается для частных деревообрабатывающих организаций, которые работают неэффективно. Информация о них должна быть передана президенту с целью последующей передачи в госсобственность. Предполагается, что они попадут в ведение концерна «Беллесбумпром». Самому же концерну предлагается разработать программу «Развитие деревообрабатывающей промышленности на 2007−2015 годы». В ней, в частности, должны быть предусмотрены планы строительства новых и модернизации действующих предприятий. Как это все построить и модернизировать, «Беллесбумпром» должен предложить президенту до 1 января 2007 года.

Где корни этих лесохозяйственных новаторств, догадаться нетрудно. Стоит вспомнить прошедшее в минувшем июле совещание по вопросам деревообработки с участием президента. Тогда А. Лукашенко отметил, что проведенные по его поручению проверки состояния дел в этой отрасли выявили вопиющие факты расточительства и экономических злоупотреблений. Он также указал на проблему потеридревесины при некачественной переработке. Наибольший «вклад» в эти потери вносят мелкие лесопилки системы Минлесхоза. По словам главы государства, работа там организуется на самом примитивном уровне: на устаревшем оборудовании с отсутствием элементарных сушилок, что приводит к выпуску низкосортной продукции. При этом более 40% сырья становятся отходами. В то же время президент указал на неполную загруженность крупных производственных мощностей с более глубокой и качественной переработкой древесины на специализированных предприятиях концерна «Беллесбумпром». При этом А. Лукашенко заявил, что в нынешнем году будут выделены средства, чтобы вывести лесное хозяйство Беларуси на европейский уровень. Поспособствует ли отсутствие лесопилок в структуре Минлесхоза тому, чтобы подняться, а затем удержаться на «европейском уровне», неизвестно. Но то, что само министерство теперь вряд ли сможет обойтись без дотаций, мало кто сомневается. Его работники, разумеется, смогут продавать сухостой, развивать охотхозяйства, собирать грибы, ягоды и заботиться об экотуризме, однако доходы от этих видов деятельности с деревообработкой несравнимы.

Вместе с тем не так давно на уровне руководителей Минлесхоза и «Беллесбумпрома» было озвучено, что в стране будут открыты 6 новых деревообрабатывающих заводов. В настоящее время определяются мощности заводов, источники финансирования их строительства. Но Минлесхоз скоро к деревообработке отношения иметь не будет, а в концерне «Беллесмбумпром» считают, что речь надо вести скорее о создании новых предприятий на базе старых деревообрабатывающих комбинатов. Однако кроме благих стремлений нужны еще деньги. Потому-то некоторые руководящие чиновники концерна предпочитают высказываться по этому поводу весьма осторожно: «Когда, мол, будут средства и конкретные бизнес-планы, тогда можно будет о чем-то говорить. Может быть, в конце года».

Дороги, которые мы прорубаем

Эх, по такой бы автостраде – да на лесосеку!
Эх, по такой бы автостраде – да на лесосеку!

Лесхозова доля
Лесхозова доля

А вот на что, надо полагать, деньги уже нашлись, так это на реализацию Программы транспортного освоения лесного фонда и строительства лесохозяйственных дорог в лесах Рес­публики Беларусь.

В результате выполнения этой программы к 2010 году планируется освоить около 1,5 млн га запущенных лесов. К этому же сроку, как предполагает Министерство лесного хозяйства, завершится и строительство дорог в белорусские чащи, которое начнется в 2007-м.

По словам начальника Управления лесозаготовок и реализации продукции Минлесхоза Республики Беларусь Александра Корбута, лесные дороги решено построить в целях полного освоения лесного хозяйства страны: «Эти дороги будут не только идти в лесной массив, но и связывать между собой некоторые населенные пункты, им разделенные. У нас на сегодняшний день есть труднодоступные участки. В принципе, надо признать, что лет 15 строительством лесохозяйственных дорог вообще не занимались. Это связано с тем, что ранее это делалось за счет средств союзного бюджета. Общее транспортное освоение по стране у нас неплохое, но вот этот наш лесной кусок был как-то в стороне. В результате есть места, где стоит перестоянный лес, который давно следовало бы вырубить, а на его место посадить новый, более значимый. Например, вместо осины должен быть посажен дуб, способный дать более существенную прибыль».

По данным А. Корбута, сегодня в Беларуси по причине труднодоступности не осваивается около 1,5 млн га леса: «Кроме того, что есть чисто технические проблемы, те же болота, нужно сделать хоть какой-то узел, чтобы туда можно было вытянуть эту древесину».

Как считает А. Корбут, строительство лесных дорог позволит повысить эффективность использования леса приблизительно на 20%. «Это не только экспорт леса, а даже в первую очередь использование его для нашего народного хозяйства. У нас есть программа использования местных видов топлива, согласно которой на 25% мы должны обеспечивать себя сами. Это тоже немаловажно в ситуации, когда идет рост цен на энергоресурсы».

Впрочем, прокладывать в лесу асфальтированные шоссе никто не собирается, так как сельхозтехника их все равно испортит. Проложены будут обычные грунтовки. Каждый год, начиная с 2007-го, необходимо будет прокладывать не менее 100 км лесных дорог.

Всего в стране на 2006 год расчетная лесосека ликвидной древесины составляла 7,235 млн га, из них доступными считались 6,086 млн га леса, труднодоступными − 1,148 млн га.

По материалам белорусских СМИ подготовил Владимир ПАВЛУНОВИЧ, наш соб. корр.