Партнеры журнала:

На заметку

В Иркутской области создали лесные терминалы

В Иркутской области началась реализация проекта по созданию терминалов для погрузки леса. Первый шаг − открытие этим летом 6 «пилотных» терминалов на территории северных районов области: Усть-Илимского, Братского, Чунского, Нижнеилимского. Эксперимент проводится администрацией Иркутской области, Восточно-Сибирской железной дорогой, Иркутской и Братской таможнями.

Лесной терминал − это площадка, на которой проводится отгрузка заготовленного леса, его маркировка, оформление таможенных документов и т.д. В функции терминала входят складирование лесоматериалов, их сор-тировка, электронная маркировка и погрузка в вагоны, таможенное оформление грузов, контроль законности заготовки сырья.

Предполагается, что в течение июля−сентября 2006 года первые 6 лесных терминалов будут работать в режиме эксперимента, впоследствии терминалы будут созданы на территории всей Иркутской области (их предположительное количество − 15−18).

Организаторы объясняют необходимость создания терминалов тем, что в регионе активно ведется незаконная скупка леса китайскими гражданами. По оценке специалистов, в прошлом году в Иркутской области объемы нелегальной заготовки леса составили около 4 млн м (по официальным данным, общий объем заготовки леса составил 20 млн м). Создание лесных терминалов призвано уменьшить количество мест отгрузки лесоматериалов на экспорт и таким образом повысить эффективность таможенного контроля, одновременно обеспечив оперативность использования железнодорожного транспорта. Ожидается, что реализация проекта позволит не только усилить контроль над перевозками экспортного леса от места погрузки до пересечения границы, но и приведет к увеличению налоговых поступлений во все уровни бюджета.

По данным Сибирского таможенного управления (СТУ), в зоне его ответственности экспорт древесины в первом полугодии 2005 года составил 7,3 млн м на сумму $1 млрд. При этом 71% вывезенного объема, или 5,2 млн м, приходится на круглый лес. За этот же период были выявлены нарушения валютного законодательства на сумму $974 100, общий объем штрафов по данной категории дел составил 6 603 000 рублей. СТУ провело 457 таможенных ревизий в отношении 36 экспортеров древесины. Как отмечают специалисты, наибольшее количество нарушений связано с недостоверным декларированием товаров. Среди основных проблем при экспорте леса в СТУ называют удаленность и многочисленность мест отгрузки лесоматериалов, затрудняющие контроль во внутренних таможнях. Только в Сибирском федеральном округе таких площадок насчитывалось около 600, в связи с работой по объединению мелких мест отгрузки с более крупными общее число удалось сократить до 300.

Как сообщил начальник отдела лесозаготовительной и лесоперерабатывающей промышленности администрации губернатора Иркутской области Семен Тангаров, в 2004 году областная администрация совместно с Иркутской таможней, УМНС, ФСБ, ГУВД, прокуратурой, ВСЖД, общест-венными объединениями лесоэкспортеров и лесопромышленников приняла решение об организации и внедрении добровольной лесной сертификации круглых лесоматериалов на территории Иркутской области с целью пресечения незаконной заготовки и оборота древесины и создания таких условий, при которых стало бы невыгодно и невозможно заниматься незаконной заготовкой. Был разработан пакет документов и критериев, необходимых для получения статуса «место отгрузки» круглых лесоматериалов, вывозимых с территории России, в частности положение «О перечне мест отгрузки круглых лесоматериалов, вывозимых из Российской Федерации». Установлены требования к местам отгрузки лесоматериалов, которые могут получить статус лесных терминалов. В частности, предприятие должно иметь свою лесосырьевую базу, соответствующую промышленную площадку, необходимые мощности для отгрузки древесины; терминалы должны быть привязаны к местам переработки древесины.

По словам заместителя главы администрации Иркутской области по лесному хозяйству и лесоперерабатывающей промышленности Виктора Долгова, принято решение, что терминалы будут размещены, в частности, на базе компаний «Игирма-Тайрику», «ПИК-89». Предполагается, что по крайней мере по два специализированных места отгрузки будут созданы в Братском, Зиминском, Тулунском районах, по одному − в Чунском и других районах и т.д. Каждый из них будет предназначен для нескольких грузоотправителей. По мнению Виктора Долгова, особый интерес терминалы будут представлять для мелких компаний, которые не имеют собственных железнодорожных тупиков для погрузки леса; кроме того, на терминале можно будет оформить грузовые таможенные декларации. Виктор Долгов подчеркнул, что ново-введение позволит контролировать процесс отправки лесных грузов, сделать его более удобным. Целью создания терминалов также является намерение загрузить собственные производства, на экспорт может быть отправлена только «свободная» древесина.

Для создания терминала, оборудованного складом, железнодорожными путями и погрузо-разгрузочной техникой, необходимо 25−30 млн рублей.

Свою точку зрения на нововведение корреспонденту журнала «ЛесПромИнформ» разъяснил председатель правления Байкальской лесной товарной биржи Сергей Федоров (г. Иркутск): «Иркутские лесопромышленники, лесозаготовители разрознены, разобщены, в том числе и по технологическим причинам: разбросаны по огромной территории, т. к. лесозаготовки − это собирательный процесс на этой территории. Запасы леса 200 м на гектар считаются очень хорошими. Китайские покупатели моментально (за год-два), сначала даже не поверив в свою удачу, воспользовались сложившейся ситуацией и чисто по правилам английских колонизаторов „разделяй и властвуй!“ начали властвовать на иркутском рынке лесоматериалов, диктовать свою ценовую политику, договариваться о цене с отдельно взятым лесозаготовителем, а не с их сообществом. Это как ломать метлу или ее отдельные прутики, по существу это колонизация лесной отрасли. Китайские покупатели внедрили на нашем рынке свою систему учета лесоматериалов: поставили у каждого вагона своих учетчиков (по официальным документам китайских туристов с просроченными визами). Это основа „китайских правил торговли“. Оформление контрабанды начинается у вагона, когда китайский учетчик договаривается с контролером российского экспорта на 2−4 м сверх информации для хозяина-экспортера и оплачивает эти кубометры тут же, у вагона, по цене дров. Экспортер знает, что ему будет оплачено по данным „китайского учета“ поставки. На нашей территории применяется система учета круглых лесоматериалов, принятая якобы в Китае, − наш лесоэкспортер не досчитывается 1−2 м с вагона.

Начинает работать двойная бухгалтерия оплаты: экспортер в целях экономии затрат на таможенных платежах и сборах, налогах, оплаты услуг железной дороги отражает меньшие объемы вагонной партии экспорта, заявляется меньшая таможенная стоимость − рыночная цена. Так формируется контрабанда. Но и это не все. Цены, установленные китайскими пулами и картелями, таковы, что рентабельность производства практически нулевая, в лучшем случае она доходит до 5−10%, и если не нарушать законов дальше, то просто не проживешь. Начинаются незаконные рубки, оформление экспорта по поддельным ГТД, взятки, работа через фирмы-однодневки, продажа бизнеса компаниям, контролируемым китайскими покупателями (лесофонд, прирельсовые склады, технологическое оборудование). А это уже, наверное, вопросы национальной безопасности, когда иностранные лица неофициально, вне рамок законодательства России начинают контролировать российский рынок, производство сырья в интересах своих национальных экономик?!

Бороться за коммерческие интересы иркутских лесопромышленников и пополнение бюджетов руководители лесной отрасли решили созданием „мест отгрузки лесоматериалов необработанных, вывозимых с территории Российской Федерации“. Их внедряли 2 года, СМИ были полны заявлениями руководителей о будущих успехах в наведении порядка на лесном рынке и пополнении областной казны. Но „места отгрузки“ столкнулись осенью 2005 года с проблемой их ненадобности. Тут же следует инициатива по новой лесной политике через создание лесных терминалов. Смысл наведения нового порядка − в ограничении количества „мест отгрузки“ (теперь „терминалов“): всего 10−15 на всю территорию области. А это территория в 2 раза больше такой страны, как Япония, где нет такого собирательного процесса, как сплошные рубки леса.

Идея терминала заключается в использовании в рыночной экономике чисто административных ресурсов.

  1. Весь экспорт необработанных лесоматериалов должен осуществляться только с лесных терминалов и только через 10−15 экспортеров 4−5 китайским компаниям, которые добровольно будут отказываться от своих прибылей в сумме $20 на 1 м3 (!), качество не оговаривается, в пользу развития этих 10−15 иркутских терминалов. На высокую цену „клюнут“ все мелкие и средние лесозаготовители и повезут свой лес на терминалы, правда, это будет намного дольше и дороже, чем везти на свой тупик. Расстояние вывозки-перевозки в этом случае для лесозаготовителя увеличивается, по нашим расчетам, от 65 км, затраты на транспорт 1 м − от 185 рублей, от $6,6.
  2. Развивать в отрасли деревообработку через лесные терминалы. Сейчас имеющиеся мощности загружены на 40%, весь пиловочник скупают китайцы, доски берут плохо, а если берут, то дают низкую цену. Данную ситуацию даже нонсенсом не назовешь: сейчас для деревообработчиков пиловочник дорогой, и его скупают китайцы, а когда он будет на терминале на $20 дороже за 1 м, то в регионе начнет развиваться лесопиление и производство досок?!
  3. Бороться с незаконным оборотом необработанных лесоматериалов: приехал на терминал − покажи документы, подтверждающие законность его происхождения; при этом становится ненужной система электронного побревенного учета необработанных лесоматериалов, но если надо, то можно и бирку на бревно прибить… Какое раздолье для коррупции, дополнительного получения прибыли владельцем терминала (за ту же бирку по 5 рублей за штуку): тебе по существу присваивают статус „монополиста“ в своем регионе − на территории хорошего европейского государства в 53 000−79 000 км, да еще с доплатой из бюджетов на обустройство терминала в 25−30 млн рублей.

Для того чтобы „завлечь“ лесозаготовителей на терминалы, организаторы эксперимента предполагают применять таможенный, железнодорожный, налоговый, милицейский, административный, лесохозяйственный „ресурсы“. При этом, я считаю, произойдет нарушение Гражданского, Таможенного кодексов, антимонопольного, железнодорожного, лесного и другого законодательства.

После введения в Иркутской области лесных терминалов у большого количества мелких и средних лесозаготовителей возникнут трудности с экспортом продукции. Те из них, у кого окажется достаточно средств, найдут решение проблемы в поставке лесоматериалов на внутренний рынок и последующем оформлении их экспорта в других регионах. Другие бросят свой бизнес, тогда преступность на почве безработицы возрастет, и не только в лесных поселках, но и в городах. Даже отгрузка одного вагона с таежной станции кормит ее лесной поселок, решает социально-экономические проблемы „на местах“, безо всякой административной инициативы. Как разобраться в сложившейся ситуации, что же нужно сделать конкретного в интересах десятков тысяч жителей лесных поселков, где нет больше никакой работы, кроме работы в лесу, чтобы это не было очередным, из года в год повторяющимся „хотели как лучше, а получилось как всегда“? Как сделать лесную отрасль „бюджетообразующей“ по примеру нефтяной, газовой, о чем 1 июля 2006 года говорил президент России? Байкальская лесная биржа предлагает свои методы решения этих задач.

На бирже предусматривается такая система контроля законности происхождения лесоматериалов, как отправка их с биржевых складов по биржевым контрактам. На первом этапе − с биржевых складов третьей категории, на втором этапе с применением электронной системы поштучного учета лесоматериалов − со складов второй категории (приемка круглых лесоматериалов с учетом данных электронного учета, начатого на деляне) и с биржевых складов первой категории, отвечающих требованиям „лесного терминала“, − это и электронный учет, и наличие больших мощностей по отгрузке лесоматериалов.

Наше предложение − внедрять терминалы по схеме, предложенной администрацией губернатора Иркутской области, только на севере региона, в зоне действия Братской таможни (мы называем это „северный вариант“). В районе действия Иркутской таможни („южный вариант“) мы предлагаем „выращивать“ терминалы: сначала создавать биржевые склады третьей и второй категорий, затем на их основе создавать биржевые склады первой категории. Мы утверждаем, что „выращивание“ терминалов − это метод, не нарушающий законодательства, основанный на эволюции рыночной среды».

Своим мнением с корреспондентом журнала «ЛесПромИнформ» поделилась консультант по лесозаготовке и лесопереработке ОАО «Пермский центр развития предпринимательства» Светлана Алексенко (Пермский край): «Наша таможня тоже пытается в Пермском крае уменьшить количество мест погрузки лесных грузов (на 80% это сырая доска) с декларированием. Отношение к этому у меня двойственное. С одной стороны, подобные меры действительно могут быть необходимы для тех малых предприятий, которые производят некачественную доску, продают ее по умышленно заниженным ценам, получая потом наличными „откат“, плохо организуют учет отгруженной продукции.

Но под общую гребенку борьбы с такими дельцами попадают и малые предприятия (их сравнительно немного), которые делают качественную продукцию, грузят честно, работают с нормальными покупателями по нормальным ценам. А их тоже хотят заставить везти свою продукцию на зону таможенного контроля за сотни километров.

Так что, по моему мнению, терминал только для погрузки товара, куда заставляют везти товар насильно, а эта перевозка оборачивается убытком, − это „беспредел“. А вот если терминал − это место, где сырую доску скупают, сушат, торцуют, пакуют, а возможно, строгают и еще что-то делают для удорожания продукции, и за счет этого цена покупки повышается, − это очень хорошо. Если говорить честно, то мелкие экспортеры ходят „на грани“ между легальным бизнесом и криминальным. Это касается и круглого леса, и сырой доски. А вот чтобы у мелких лесозаготовителей, лишившихся привычных мест отгрузки, не скупали лес за полцены предприятия, на базе которых создаются отгрузочные терминалы, нужно объединяться в ассоциацию, устанавливать ценовую политику и торговаться. Конечно, звучит несколько наивно, но кормить Китай − это не дело».

Мария СОЛОВЬЕВА