Русский Английский Немецкий Итальянский Финский Испанский Французский Польский Японский Китайский (упрощенный)

Партнеры журнала:

На заметку

«Привезите нам дождь...»

Мы въехали в полосу густого белого дыма. «Знаешь, такое ощущение, что кто-то испек целое поле картошки», − обмениваемся впечатлениями. «И как будто вся картошка подгорела, − добавляет, вмешиваясь в наш разговор, водитель и сбрасывает скорость до 15 км/ч. − Слушайте, я боюсь ехать дальше: мы же не видим капота своей машины!» Ярко-красный капот «Нивы» растворялся в тумане. А глаза слезились от едкого дыма. Так нас встретил Приморский район Ленинградской области.

В тот день питерские синоптики с раннего утра пугали с экрана телевизора, что к полудню возможен сильный дождь, и даже объявили штормовое предупреждение. А лесники и работники МЧС этим «угрозам» были несказанно рады: разгул лесных пожаров на территории области всем изрядно надоел.

«Основными причинами возгораний, как и в прежние годы, остаются неосторожное обращение с огнем и сухая, жаркая погода, − уверенно сказал нам Роман Римша, зам. начальника Отдела охраны и защиты лесного фонда Агентства лесного хозяйства по Санкт-Петербургу и Ленинградской области. − На сегодняшний день наиболее острой остается ситуация в Выборгском районе. Горит большое количество лесных массивов. Мы не можем затушить их из-за сухой погоды: огонь перебирается с участка на участок. Остается ждать дождей: только так можно полностью ликвидировать участки возгорания».

По данным сотрудников Северо-Западного регионального Центра МЧС (на момент написания этих строк), на территории области зафиксировано 9 очагов пожаров общей площадью около 12 га. Помимо Выборгского наиболее сложная обстановка сохраняется в Приморском и Курортном районах, где горят леса Юнтоловского заповедника, а также восточнее Сестрорецкого разлива. В первой декаде августа удалось потушить лес и торф, горевший в 300 м от музея «Шалаш Ленина в Разливе». Изначальная площадь горения составила около 20 га. Чтобы спасти знаменитое пристанище вождя революции, пришлось задействовать авиацию: самолет МЧС совершил 11 сбросов воды, и вертолет Ми-26 вылетал на место горения 26 раз с запасом воды общим объемом 338 т. По словам музейщиков, от соломенной конструкции до полосы огня оставалось всего 300 м.

Масштабные пожары случались и в прошлые годы, но к человеческому жилью их не подпускали. Нынешним летом с огнем бороться стало очень сложно. Согласно с изменениями в Лесном кодексе, с 1 января 2005 года полномочия по тушению пожаров были переданы субъектам Федерации, при этом финансирование связанных с этим расходов должно осуществляться за счет субвенций из федерального бюджета. Однако еще до наступления пожароопасного периода начальник Управления охраны и защиты лесов Федерального агентства лесного хозяйства Альберт Каспаров заявил, что агентство «…не намерено компенсировать средства на тушение пожаров, которые пришли с сельхозземель и которые возникли по причине поджогов населением и от владельцев автомобильных, железных дорог, линий электропередачи»…

Словом, один из руководителей Рослесхоза пояснил, что в непосредственном ведении агентства остались лишь профилактические работы по предотвращению пожароопасных ситуаций и что в лесах, подведомственных его агентству, защиту от огня должны обеспечивать арендаторы лесных делянок. Короче говоря, крутитесь, лесники, как хотите − такой вывод напрашивается из слов руководителя управления Рослесхоза.

Но главную проблему руководитель Комитета по природным ресурсам и охране окружающей среды Ленинградской области Михаил Дедов видит в другом: ежедневная статистика показывает, что большая часть пожаров возникает не в лесосеках, а в местах отдыха людей, в местах охоты и рыбалки, сбора грибов и ягод. И охранять эти участки от пожаров должна Федеральная лесная охрана − Росприроднадзор. Но, по словам Вероники Тарбаевой, заместителя руководителя Росприроднадзора по Ленинградской области, эти функции переданы лесной охране лишь на бумаге. «Согласно приказу мы имеем 1200 единиц штата. А на деле Ленинградскую область обслуживают всего… 2 инспектора, которые практически не выходят из леса. Нам остается рассчитывать на помощь лесников и сознательность арендаторов леса», − признается В. Тарбаева.

Но опыт показывает, что не все лесозаготовительные предприятия готовы тратить силы на защиту лесного фонда от огненной стихии. Как показала прошлогодняя практика, только половина из арендаторов леса имеет специализированную технику, а многие лесозаготовители не имеют даже планов противопожарных мероприятий. А в ЗАО «НИЦ Экодревпром» и вовсе уверены, что арендатор не несет обязанностей по охране лесов от пожара. На него накладываются обременения лишь в пределах арендуемого участка или территории. А это превентивные меры − не захламлять территорию порубочными остатками, вовремя их вывозить, ликвидировать сухостой. В общем, как считают в НИЦ «Экодревпром», охрана леса от пожаров − забота исключительно природоохранных организаций.

Оппозиционная ленинградскому правительству пресса, как печатная, так и электронная, распоясалась не на шутку, огульно обвиняя в «ничегонеделаньи» местные природоохранные организации в частности и областное правительство в целом, нагнетая страх у обывателя сообщениями типа «…в Финляндии и Эстонии люди вынуждены ходить в противогазах и респираторах, поскольку дым от ленинградских пожаров уже добрался до них, скоро и огонь туда перекинется… А Ленинградское областное правительство практически бездействует» и т.д., и т.п.

Крупнейшая финская газета пишет, что дым от российских пожаров покрыл весь юг Финляндии, в том числе сделал серым и малопрозрачным небо над столицей. Жители Хельсинки чувствуют сильный запах дыма, который ветер приносит с востока, а деньги, выделенные на тушение, по данным финской газеты, уже закончились, и эти данные почти не расходятся с официальными российскими сведениями. На тушение в нынешнем году действительно предполагалось выделить гораздо меньшие суммы, чем те, которые центр и область вынуждены вкладывать сегодня.

Упреки в адрес администрации Ленинградской области надуманы и лишены всякой почвы под собой. 12 августа вступило в силу распоряжение губернатора области Валерия Сердюкова, запрещающее посещение лесов гражданами и въезд в лесные массивы любых транспортных средств и техники за исключением машин, участвующих в тушении пожаров. Перенесено и на определенный срок начало охотничьего сезона. В частности, отменена уже было открытая с 8 августа охота на кабана, пернатую дичь и лося.

На специальном заседании у губернатора руководство МЧС по Ленобласти доложило о сложной обстановке в Кингисеппском и Выборгском районах, назвав причиной тамошних пожаров учения и стрельбы подразделений ЛенВО возле поселка Каменка и тренировочные бомбометания 6-й Армии ВВС под Кингисеппом. Особое беспокойство, по словам сотрудников МЧС, вызывает ситуация в военных лесничествах, особенно в Чапаевском и Приморском, где в связи с пассивностью армейских лесхозов огонь перекидывается на участки гослесфонда.

По инициативе губернатора Ленинградской области войскам ЛенВО запрещено проводить учения в пожароопасный период, в боевой подготовке приказано не использовать трассирующие боеприпасы.

На том же экстренном совещании у В. Сердюкова прокуратуре области было рекомендовано усилить контроль за действиями муниципальных образований, в частности их действиями по недопущению пожаров и борьбе с ними. И уже 32 главы муниципальных образований привлечены к ответственности. Губернатор Ленобласти обратил особое внимание на возникновение пожаров в пограничной зоне Финского залива, на островах Гогланд и Мощный. «Будут приняты все меры для освобождения от должностей руководителей, которые разрешили бесконтрольное посещение этих островов, в результате чего возникли возгорания, − строго заявил В. Сердюков. − Будут наказаны и капитаны экипажей входящих в бухту этих островов яхт».

По распоряжению губернатора Ленинградской области выделено 1,5 млн рублей из резервного фонда на снятие пожарной напряженности в Кингисеппском и Выборгском районах, а также для обеспечения контроля за другими территориями. И сделано это, несмотря на то что деньги на эти цели должны были поступать из федерального бюджета.

До особого распоряжения прекращена и заготовка древесины в областных лесах. По словам председателя правления Союза лесопромышленников Андрея Государева, это решение принесет значительный ущерб лесозаготовителям. «Наши финансовые убытки пока подсчитать невозможно, − сказал он нам, − но можно, например, разделить расчетную лесосеку на 275 дней − получится количество леса, недопоставляемое потребителям каждые сутки, пока длится приостановка лесозаготовок. Сами пожары приносят еще больший убыток, поскольку на месте гари несколько лет либо вообще ничего не растет, либо растет низкосортный лес».

Заместитель начальника Отдела лесопользования Агентства лесного хозяйства по Санкт-Петербургу и Ленинградской области Игорь Куприянов пояснил нам, что расчетная лесосека в области составляет 9 млн м, однако вырубается она не более чем на 50% (в прошлом году, в частности, было вырублено около 4,5 млн м). Поэтому сокращать расчетную лесосеку из-за пожаров не придется.

«Знаете, какая у нашей области беда? − говорили нам лесники и сотрудники МЧС, задействованные на тушении пожаров. − Мы страдаем от хороших дорог, по которым можно подъехать к любому лесочку. А там, где собирают грибы и ягоды, люди оставляют непотушенными костры, бросают окурки. А еще губит наши леса железная дорога. Везут куда-то электрички пассажиров, а те кидают в окна спички и окурки. И неведомо им, что попадают эти тлеющие спички в ленинградские леса. А там вспыхивают сухой мох, а за ним и сосны». «СМИ напишут об этом, − утешали мы лесников, − и, возможно, Москва даст вам денег на тушение пожаров. А, может, еще и премию за каторжный горячий труд получите!» «Деньги − это хорошо, − устало говорили люди, − но лучше привезите нам дождь!»

Но обещанный синоптиками дождь в тот день так и не пролился здесь живительной для леса влагой…

По данным на 21 августа, в Ленобласти с начала пожароопасного сезона произошло 3039 пожаров, в результате которых пострадало 13001 га леса. Практически все эти пожары связаны с пресловутым «человеческим фактором».

В тушении лесных пожаров в Волгоградской области принимали участие вертолеты МЧС из других регионов страны. Только в Калачаевском районе к середине августа выгорело около 900 га смешанного леса и степной травы. На северо-западе области был объявлен режим чрезвычайной ситуации. Огонь распространялся как по земле, так и по верхушкам деревьев. На пути огня возводились земляные валы, но остановить его было не так-то просто.

«Быстрому распространению „красного петуха“ способствуют сильные порывы ветра, сухая и жаркая погода, установившаяся в регионе», − пояснил начальник главного управления МЧС по Волгоградской области Владимир Соснов.

В тушении пожаров приняли участие более 400 сотрудников МЧС, работников лесхоза, военнослужащих Волгоградского гарнизона и казачьи дружины. В поселке Рюмино-Красноярский и днем и ночью под командованием Владимира Соснова работал оперативный штаб пожаротушения.

Общими усилиями огнеборцам удалось остановить пламя на подступах к хутору Камыши, где проживают более 500 человек. Эвакуировать хуторян не пришлось. Однако огонь смог подобраться к дачным поселкам. В результате в одном из домов взорвался газовый баллон. Три человека получили сильные ожоги и были доставлены в больницу. На помощь волгоградским брандмейстерам из Ростова-на-Дону прибыли специализированные спасательные вертолеты, оборудованные устройствами для сброса воды. Губернатор области Николай Максюта дал распоряжение провести расследование по всем случаям возникновения лесных пожаров в регионе, установить виновных и привлечь их к уголовной ответственности. Как отметил Н. Максюта, обычно пожары возникают по вине людей, игнорирующих предупреждения природоохранных органов. Нарушители разводят костры в неположенных местах, после уборки урожая жгут на полях солому.

Лето сменилось осенью, а леса продолжают гореть. Прервет ли осень путешествие «красного петуха» по лесным просторам России? Дождей бы побольше. Только они зависят от природы. А вот соблюдение правил пожарной безопасности − от каждого туриста и путешественника, которые устремляются отдыхать в лес. В том числе и осенью. Как говорится, поживем − увидим, чем обернется наступившая осень для российского леса.

Использованы материалы агентства «Интерфакс», «Российской газеты».

Оксана ЛАГОДА, Владимир ПЕТУХОВ, Владимир БЕЛОЯРСКИЙ